Выбор размера душевой кабины 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Человек при этом не может полагаться на свои сужде-
ния. Только власти духовные и светские могут решать, являет-
ся ли следующий шаг правильным и безопасным, или же он дает
отклонение от истины и является греховным.
Наказание, наложенное на землю, должно свершиться
полностью, долгий путь будет пройден от начала до конца, и,
наконец, если соблазны на этом пути будут преодоленеы, мы
возвратимся к господней милости - вновь наступит Золотой
Век. Подобные Наказания накладывались и раньше: изгнание из
рая, потом разрушение городов, пленение. Но последнее нака-
зание, которое началось с Посещения, было самым суровым, оно
об_единяло в себе бедствия всех предыдуших Наказаний. Почему
оно было наложено - неизвестно, однако если судить по
прошлым Наказаниям, то ясно, что им предшествовало время
распущенности и забвения религии.
Смысл большинства наставлений, доводов и примеров
сводился к следующему: обязанность и назначение человека в
этом мире - бороться против зла, вызванного Наказанием.
Прежде всего, человек должен следить, чтобы не нарушались
формы тела, и если он сохранит свой облик неизмененным, то
наступит однажды день, когда по милости бога он займет свое
высокое место рядом с господом. Но об этой части этики я
разговаривал с Софи мало. Поскольку, думал я, в моем пред-
ставлении она все еще была отклонением и не полностью повто-
ряла нормальную внешность, было бы бестактно говорить ей об
этом. И без того было множество интересных вещей, о которых
мы могли говорить.



ГЛАВА 5.

Никто в Вакнуке, казалось, не вспоминал обо мне, если
меня не было видно. Только когда я попадался на глаза, для
меня сразу же отыскивалась работа.
Год был хорошим, солнечным, но и дождей хватало. Все
были заняты работой на полях, прерванной вторжением. Весен-
ние всходы и приплод скота принесли исключительно мало
проступков. Было уничтожено только несколько овец. А пред-
стоящии урожай был такой нормальнный, что инспектор пригово-
рил к сожжению только один участок, принадлежащий Энгусу
Мортену. Казалось, этот год побьет рекорды чистоты, и
проклятья были настолько редкими, что даже мой отец заявил
в одной из своих проповедей, что в этом году Вакнук дает
хороший отпор силам зла, и все это благодаря тому, что ги-
гантские лошади были приобретены лишь одним человеком, а не
всей общиной.
Все были очень заняты, и поэтому я мог целыми днями
гулять с Софи. Мы заходили далеко, но делали это очень
осторожно и использовали лишь редко посещаемые тропинки,
чтобы избежать неожиданных встреч. Воспитание, полученное
Софи, заставляло ее с робостью относиться ко всему незнако-
мому, и это стало ее инстинктом. Так, она бесшумно исчезала,
если вблизи появлялся незнакомый человек. Единственным
взрослым, с которым она подружилась, был Хорки, работавший
на паровой машине. Все остальные были для нее опасными.
Мы обнаружили место, вверх по течению ручья, где берега
были покрыты галькой. Мне понравилось снимать тут башмаки,
закатывать брюки и шлепать по воде, осматривая лужи и щели.
Софи обычно сидела на берегу, на большом плоском камне,
выступавшем из воды, и задумчво следила за мной. Позже мы
стали приходить сюда вооруженные двумя маленькими сачками,
изготовленными мистером Вендером, и с банками для добычи. Я
бродил по воде в поисках маленьких животных, похожих на
креветок, а Софи старалась зачерпнуть их с берега. Это у нее
получалось не очень здорово. Тогда она бросала это занятие и
садилась на камень, завистливо глядя на меня. Однажды,
осмелев, она сняла ботинки и задумчиво посмотрела на свои
разутые ноги. После минутного колебания она закатала брюки
до колен и ступила в воду. Я позвал ее.
- Иди сюда. Здесь их очень много.
Она побрела ко мне, возбужденно смеясь.
Наловив достаточно креветок, мы уселись на камне,
оставив ноги в воде.
- Они ведь на самом деле ужасные, - сказала она, изучая
свои пальцы.
- Конечно нет. Они вообще не ужасные... Похожи на
шашечки, - честно ответил я. Она была довольна.
Через несколько дней мы снова пришли туда. Поставив
банку на камень рядом с нашими башмаками, мы принялись
искать добычу, заглядывая во все щели и забыв про все на
свете.
И вдруг раздался голос:
- Привет, Дэви!
Я взглянул, испугавшись за Софи, которая неподвижно
стояла рядом со мной.
На берегу, рядом с камнем, на котором лежали наши вещи,
стоял мальчик. Я знал его. Это был Аллан, сын Джона Эрвиля,
кузнеца. Он был года на два старше меня. Я поднял руку.
- Привет, Аллан, - неуверенно ответил я.
Я подошел к скале и протянул Софи ее ботинки.
- Держи.
Один она взяла, второй же упал в воду, но она выловила
его.
- Что вы здесь делаете? - Спросил Аллан.
Я сказал, что мы ловим креветок. При этом я выбрался из
воды на берег. Я никогда не старался познакомиться с
Алланом раньше, а теперь он тем более был нежелательным
гостем.
- Они нехорошие. Лучше бы попробовали ловить рыбу, -
презрительно сказал он.
Потом он взглянул на Софи, которая с башмаками в руках
шла к берегу немного в стороне от нас.
- А она кто? - Спросил он.
Я не торопился отвечать, надевая свои ботинки. Софи
скрылась уже в кустах.
- Кто она? - Повторил он. - Она не из...
Он внезапно замолчал. Я взглянул и увидел, что он прис-
тально смотрит на что-то рядом со мной. Я повернулся. На
плоском камне был отчетливо виден след. Софи здесь ступала,
когда высыпала свою добычу в банку. След был мокрый и
отчетливый, и было ясно видно, как отпечатались все шесть
пальцев. Я ударил ногой банку. Каскад брызг обрушился на
камень, смыв след, но я знал, что произошло непоправимое.
- Эй, - сказал Аллан со странным блеском в глазах,
который мне очень не понравился.
- Кто она? - Вновь требовательно спросил он.
- Она мой друг, - ответил я.
- А как ее зовут?
Я не ответил.
- Что ж, я узнаю сам, - упрямо сказал он.
- Это не твое дело, - сказал я ему.
Он не обратил на это внимания и, повернувшись, глядел
туда, где среди кустов исчезла Софи.
Я побежал по камням и прыгнул на него. Он был старше
меня, но я напал внезапно. Мы упали на землю. Все, что я
знал о борьбе, было почерпнуто из нескольких жестоких драк.
Я просто бил его со всей яростью. Моей целью было выиграть
несколько минут, пока Софи наденет башмаки и спрячется. Если
дать ей хоть немного опередить его, она так спрячется, что
он никогда ее не отыщет - это я знал по собственному опыту.
Он пришел в себя от изумления и несколько раз сильно ударил
меня в лицо. Это заставило меня забыть о Софи и пустить в
ход зубы и ноги для защиты.
Мы катались взад и вперед на клочке берега. Я продолжал
бороться изо всех сил, но начал сказываться его больший вес.
Он стал чувствовать себя более уверенно, а я слабел. Но все-
таки я добился своего, помешав ему немедленно отправиться на
поиски Софи. Постепенно он одолевал, и вот он уже сидел на
мне, тузил меня, а я лишь извивался. Я попытался вырваться,
но не мог, и мне ничего не оставалось делать, как только
закрыть голову руками. Вдруг раздался крик боли, и удары по
мне прекратились. Он свалился с меня. Я сел и увидел Софи,
держащую в руках большой камень.
- Я ударила его, - гордо сказал она и добавила с неко-
торым беспокойством: - ты думаешь, он умер?
Она действительно ударила его. Он лежал неподвижно с
бледным лицом, а по его щеке стекала струйка крови. Но дышал
он нормально и был жив.
- О, - вдруг сказала Софи и выронила камень.
Мы посмотрели на Аллана, а потом друг на друга. Мы оба
хотели помочь ему, но испугались.
"Никто не должен знать. Никто!" - Говорила миссис
Вендер. А теперь он знал. И это испугало нас.
Я встал, взял Софи за руку и повел ее прочь.
- Пошли - нам здесь нечего делать.

..........

Джон Вендер внимательно выслушал все, что мы ему рас-
сказали.
- Вы уверены, что он видел? - Спросил он в конце.
- Нет, - ответил я. - Он видел след, поэтому он хотел
поймать ее.
Он медленно кивнул.
- Понятно, - сказал он, и я был удивлен его спокой-
ствием.
Он пристально посмотрел на наши лица. У Софи в широко
раскрытых глазах было смешанное выражение страха и возбужде-
ния. Под моими глазами были синяки, а на щеках грязные
пятна. Он отвернулся и встретился с взглядом жены.
- Боюсь, дорогая, что это пришло, - сказал он в конце
концов.
- О, Джонни, - лицо миссис Вендер при этих словах было
бледным и взволнованным.
- Мне жаль, Мери, но это оно и есть, ты сама знаешь. Мы
знали это раньше, мы знали, что рано или поздно оно произой-
дет. Слава богу, что это случилось при мне. Сколько тебе
нужно времени, чтобы приготовиться?
- Немного, Джонни. У меня всегда все приготовлено.
- Хорошо. Тогда примемся за дело.
Он встал, подошел к ней, положил руку на плечо, накло-
нился и поцеловал ее. Слезы стояли в его глазах.
- О, Джонни, дорогой. Ты так добр со мной, а ведь это я
принесла тебе... - Он остановил ее вторым поцелуем.
Некоторое время они глядели друг на друга, потом, ни
слова не говоря, они взглянули на Софи.
Миссис Вендер принялась за свои обычные дела. Она рас-
крыла кухонный шкаф, достала еду и положила на тарелки.
- Сначала умойтесь, грязнули, - сказала она нам. - По-
том с_ешьте это. Чтобы ни кусочка не осталось.
Умывшись, я задал вопрос, над которым задумывался
давно:
- Миссис Вендер, если все дело в лишних пальцах Софи,
почему вы не отрезали их, когда она была еще совсем малень-
кой? Я думаю, ей тогда было бы не очень больно, и никто не
узнал бы.
- Остались бы следы, Дэви. Люди все равно узнали бы. А
теперь быстрее за еду.
Она быстро вышла из комнаты.
- Мы уходим, - вдруг с полным ртом сказала Софи.
- Уходите? - Тихо спросил я.
Она кивнула.
- Мама говорила, что мы уйдем, если кто-нибудь узнает.
Мы чуть не ушли, когда ты увидел мои пальцы.
- Но... Вы уйдете насовсем? Никогда уже не вернетесь? -
С отчаянием спросил я.
- Да, наверное.
Я был голоден, но тут сразу потерял аппетит. Сверху
доносились звуки торопливых сборов, а глухие удары в доме
приобрели зловещий смысл. Я посмотрел через стол на Софи. В
горле у меня застрял комок, который я никак не мог
проглотить.
- Куда? - Спросил я, чувствуя себя несчастным.
- Не знаю. Далеко, - ответила она.
Мы продолжали есть. Софи лепетала с набитым ртом еще о
чем-то, а мне комок в горле мешал глотать. Все вокруг, до
самого горизонта, внезапно потемнело. Больше уже ничего не
повториться. Предчувствие наступающего одиночества поглотило
меня. Я с трудом удерживал слезы.
Миссис Вендер внесла в комнату несколько сумок и
пакетов. Я хмуро следил за тем, как она подтащила их к двери
и вновь вышла. Со двора зашел мистер Вендер и забрал сумки.
Возвратилаь миссис Вендер и увела Софи в соседнюю комнату.
Вторично зашел за сумками мистер Вендер, и я пошел за ним.
Две лошади, Спэт и Санди, терпеливо стояли у дверей с
навьюченными узлами. Я удивился отсутствию повозки и спросил
об этом.
Джон Вендер покачал головой.
- Повозка оставляет следы, а с вьючными лошадьми нас
никто не найдет, - сказал он мне.
Я следил за тем, как он увязывает новые узлы, и наби-
рался смелости.
- Мистер Вендер, - сказал я, - пожалуйста, возьмите
меня с собой.
Он прекратил свою работу и повернулся ко мне. Некоторое
время мы глядели друг другу в глаза, затем он медленно и с
сожалением покачал головой. Наверное, он заметил, что слезы
у меня подступили к глазам, потому что положил руку мне на
плечо.
- Пойдем со мной, Дэвид, - сказал он, направляясь в
дом.
Миссис Вендер стояла в гостинной с видом человека, за-
бывшего что-то и старающегося вспомнить.
- Он хочет уйти с нами, Мери, - сказал мистер Вендер.
Она села на табурет и протянула мне руки. Я молча подо-
шел к ней. Глядя на меня, она сказала:
- О, Джонни! Этот ужасный отец! Я боюсь его!
Стоя рядом с ней, я мог прочесть ее мысли. Они быстро
сменяли друг друга, но понять их было легко. Я знал, что она
искренне хочет взять меня с собой и в то же время знает, что
это невозможно. Так что я знал ответ раньше, чем Джон Вендер
изложил его словами.
- Я знаю, Мери. Я боюсь из-за Софи - и ты тоже. Если
нас поймают, то обвинят не только в укрывательстве, но и в
похищении.
- Если отберут Софи, то ничего хуже сделать мне уже не
смогут, Джонни.
- Но дело не в этом, дорогая. Они могут удовлетвориться
тем, что мы ушли из района, а кто другой понесет за нас
ответственность, их не будет особенно беспокоить. Но если
Стром потеряет сына, он поднимет крик на сто миль вокруг, и
я сомневаюсь, будут ли у нас тогда шансы скрыться. Они пере-
роют все в поисках Дэвида. Мы не можем увеличивать опаность
для Софи.
Миссис Вендер некоторое время молчала...
Я понимал, что она ищет выхода. Вдруг она обхватила
меня руками.
- Ты все понимаешь, Дэвид? Твой отец рассердился бы,
если бы мы взяли тебя с собой. И тогда у нас было бы гораздо
меньше шансов увезти Софи в безопасность. Я очень хочу взять
тебя с нами, но из-за Софи мы не должны делать этого. Будь
мужественным, Дэвид. Ты ее единственный друг, и ты поможешь
ей, если будешь мужественным.
Эти слова были лишь неловким повторением. Ее мысли были
для меня намного ясней, и я уже понял неизбежное решение. Я
все еще не мог говорить из-за комка в горле. Я кивнул без
слов, и позволил ей обнять меня так, как никогда не делала
моя мать.

..........


Сборы закончились перед наступлением сумерек. Когда все
было готово, мистер Вендер отвел меня в сторону.
- Дэвид, - сказал он, - я знаю, ты любишь Софи. Ты вел
себя с ней как герой, и теперь ты можешь еще раз помочь ей.
Ты хочешь ей помочь?
- Да, - ответил я. - Что я должен делать?
- Вот что. Когда мы уедем, ты не возвращайся домой.
Оставайся в нашем доме до рассвета. Ты дашь нам больше
времени для бегства. Ты сделаешь это?
- Да, - ответил я уверенно.
Мы пожали друг другу руки. Это сделало меня сильнее и
ответственнее, подобно тому, как я повзрослел в тот день,
когда Софи подвернула лодыжку.
Софи держала что-то в руке. Она подошла ко мне.
- Это тебе, Дэвид, - сказала она, протягивая мне руку.
Я взглянул. Вьющийся коричневый локон, перевязанный
кусочком желтой ленты. Я все еще глядел на него, когда она
схватила мою шею руками и поцеловала меня, скорее решитель-
но, чем рассудительно. Отец посадил ее на связку узлов на
спине лошади.
Миссис Вендер наклонилась и тоже поцеловала меня.
- Прощай, Дэвид, дорогой. Мы никогда не забудем тебя.
Они двинулись. Джон Вендер вел лошадь, ружье висело у
него на спине. Дойдя до поворота дороги, они остановились и
помахали мне. Я ответил. Они пошли дальше. И последнее, что
я увидел, была рука Софи, машущая мне, а потом сумерки скры-
ли их.

..........

Солнце было уже высоко, и все работали на полях, когда
я пробрался до дома. Во дворе никого не было, но у коновязи
стоял пони инспектора, и я предположил, что мой отец дома.
Я надеялся остаться незамеченным. У меня была тяжелая
ночь. Сначала я решительно не хотел трусить, но когда надви-
нулась темнота, решимость моя ослабела. До этого я ни разу
не ночевал вне дома, вне своей комнаты. Там все было знако-
мо, а пустой дом Вендеров вдруг наполнился странными зву-
ками. Я разыскал несколько свечей и зажег их. Все это сдела-
ло дом менее пустым, но не намного. Странные звуки продолжа-
лись и в доме, и вне его стен.
Я долго сидел прижавшись к стене, так что никто не мог
бы подобраться ко мне незамеченным. Много раз храбрость
покидала меня. Я готов был бежать. Думаю, что только мое
обещание и мысли о безопасности Софи заставили меня остаться
на месте. Но я до сих пор помню, как черно было все вокруг
меня, и как в этой черноте мне мерещились необ_яснимые звуки
и движения.
Ночь проходила в воображаемых ужасах, но на самом деле
ничего не случилось. Звуки шагов на ступеньках не привели к
появлению незнакомцев, стук и шелест также не предшествовал
чему-то страшному. В конце-концов, я почувствовал, что
несмотря на все мои страхи, глаза у меня слипаются, и я могу
свалиться с табурета. Я собрал всю свою храбрость и осмелил-
ся очень осторожно перебраться на кровать. Я взобрался на
нее и с благоговением снова прижался к стене. Некоторое
время я следил за огоньками свечей, размышляя, что же я буду
делать, когда они погаснут... Когда что-нибудь вдруг... А
они ушли... И тут меня разбудили лучи восходящего солнца.
Я нашел немного хлеба на завтрак, но к тому времени,
когда я добрался из дома Вендеров до своего дома, я был
снова голоден. Однако с этим можно было подождать. Первым
делом нужно было незаметно пробраться в свою комнату, так
как у меня была слабая надежда, что мое ночное отсутствие не
замечено, и я смогу сказать, что проспал. Но когда я шел
через двор, в окно кухни меня увидела Мери. Она тут же
позвала меня.
- Наконец-то ты пришел. Тебя искали всюду. Где ты был?
- И, не ожидая ответа от меня, добавила: - отец в ярости.
Лучше иди к нему сам.
Отец и инспектор были в редко используемой комнате для
гостей. Я, должно быть, пришел в критический момент. Инспек-
тор выглядел как обычно, но вид отца предвешал грозу.
- Подойди, - крикнул он, как только я появился в
дверях.
Я неохотно подошел ближе.
- Где ты был? Тебя не было всю ночь.
Я не ответил.
Он выпалил подряд полдюжины вопросов, с каждой секундой
все больше распаляясь, так как я не отвечал.
- Начинай говорить. Молчание тебе не поможет. Кто этот
ребенок, это богохульство, с которым ты был вчера? - Кричал
он.
Я все еще не отвечал. Он посмотрел на меня. Я никогда
не видел его таким сердитым и очень испугался.
Вмешался инспектор. Обычным спокойным голосом он сказал:
- Ты знаешь, Дэвид, что богохульство - очень, очень
серьезное преступление. За это сажают в тюрьму. Обязанность
каждого человека сообщать мне о любом таком проступке, даже
если он не очень уверен в этом, чтобы я мог решить, так ли
это. Особенно важно, когда это касается богохульства. А в
данном случае, если только молодой Эрви не ошибся, в этом
нет никакого сомнения. Он сказал, что у девочки было шесть
пальцев на ноге. Это правда?
- Нет, - сказал я.
- Он лжет, - сказал мой отец.
- Вижу, - спокойно сказал инспектор. - И если это
неправда, тогда почему бы тебе не назвать имени ее? - Рассу-
дительно спросил он.
Я не ответил на это. Мне казалось, что это был наиболее
безопасный путь. Мы смотрели друг на друга.
- Ты, конечно, сам видел. Если это неправда... - Убеди-
тельно продолжал он, но мой отец оборвал его.
- Я сам займусь этим. Мальчик лжет. - И добавил, обра-
щаясь ко мне: - иди в свою комнату.
Я колебался. Я хорошо знал, что это означает, но я знал
также, что в таком состоянии отец все равно не будет слушать
меня. Я поставил банку и повернулся. Отец пошел за мной,
схватив со стола хлыст.
- Это мой хлыст, - отрывисто сказал инспектор.
Отец, казалось, его не слышал. Инспектор встал.
- Я сказал, что это мой хлыст, - повторил он с жесткой,
зловещей нотой в голосе.
Отец остановился. Яростным жестом он швырнул хлыст
обратно на стол. Поглядев на инспектора, он опять двинулся к
двери за мной.

..........

Я не знаю, где была моя мать. Возможно, она тоже боя-
лась отца. Пришла Мери и произнесла несколько утешительных
слов, немного поплакала, помогла мне лечь в постель, а потом
покормила с ложки супом. При ней я держался храбро, но
когда она ушла, слезы потекли на мою подушку. Но не телесная
боль вызвала их, а горечь унижения и презрения к самому
себе. В слезах я сжимал желтую ленту и клок волос.
- Я не могу выдержать этого, Софи, - рыдал я, - не могу
выдержать.



ГЛАВА 6.

Вечером, успокоившись, я обнаружил, что Розалинде хо-
чется поговорить со мной. Еще некоторые беспокойно спрашива-
ли меня, что случилось. Я рассказал им о Софи. Больше это не
было секретом. Я чувствовал, что они шокированы. Я попытался
об_яснить им, что человек с отклонением - небольшим отклоне-
нием во всяком случае - не чудовище, о котором нам рассказы-
вали. Отклонение не приводит к другим различиям, так, по
крайней мере было у Софи.
Они восприняли это с большим сомнением. То, чему нас
учили, противоречило моим утверждениям, хотя они хорошо
знали, что я верю в истинность того, о чем говорю. Невозмож-
но лгать, когда обмениваешься мыслями без слов. Они не могли
свыкнуться с мыслью о том, что отклонения не обязательно
должны быть злыми. В сложившихся обстоятельствах они ничем
не могли помочь и утешить меня, но я жалел, когда они один
за другим замолчали. Правда, я знал, что они уснули.
Я очень устал, но долго не мог уснуть. Я лежал, пред-
ставляя себе, как Софи и ее родители бредут на юг через
окраины. Я отчаянно надеялся, что они теперь далеко, и мое
предательство не повредит им.
Сон мой был полон различных картин. Лица и люди двига-
лись безостановочно, картины менялись. Часто повторялась
одна и та же картина: мы стояли во дворе, и отец заносил над
Софи нож. Я просыпался от собственного крика и боялся уснуть
вновь. Но все-таки уснул и увидел новый сон. Я увидел боль-
шой город на берегу моря, его дома и улицы, летающие в небе
предметы. Я целый год не видел этого во сне, но город выгля-
дел также как и год назад, и его вид успокоил меня.
Утром заглянула мать, но смотрела она на меня враждебно
и неодобрительно. Заботилась обо мне Мери. Она велела, чтобы
я не вставал сегодня с постели. Нужно было лежать ничком и
не поворачиваться, чтобы моя спина зажила поскорее. Я сми-
ренно принял это указание: действительно было целесообразнее
сделать так, как она велела. Так я лежал и размышлял над
приготовлением к побегу, как только немного оправлюсь. Будет
гораздо лучше, думал я, приобрести лошадь. И я провел боль-
шую часть утра, разрабатывая план похищения лошади и бегства
в окраины.
В полдень заглянул инспектор. Он принес с собой коробку
конфет. Я надеялся разузнать у него, конечно осторожно, что-
нибудь о реальном характере окраин. В конце концов, он, как
специалист по отклонениям, должен был знать об этом больше
других. Но потом я решил, что это будет не слишком умно.
Он мне нравился и был добр, но он выполнял свои обязан-
ности. Вопросы свои он задавал дружески. Жуя конфету, он
спросил меня:
- Долго ли ты был знаком с ребенокм Вендеров, кстати,
как ее зовут?
Я ответил ему, потому что сейчас это уже не было смысла
скрывать.
- Давно ли ты знал, что у Софи отклонение?
Я подумал, что правда не ухудшит положения.
- Довольно давно.
- И сколько же времени?
- Думаю, месяцев шесть, - сказал я.
Он поднял брови и серьезно посмотрел на меня.
- Плохо, - сказал он. - Это то, что мы называем укрыва-
тельством. Ты ведь знаешь, что это запрещено?
Я отвел глаза. Ерзая в постели, я пытался избежать его
пристального взгляда, но вынужден был привыкнуть - болела
спина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я