Сантехника, ценник необыкновенный 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Однако никто не решался войти в дом.
Двери его, с из_еденными ржавчиной петлями, держались,
казалось, только на опутавшей их паутине, оконные рамы
набухли от сырости, в трещинах, избороздивших цементный
пол дворика, росли трава и полевые цветы, сновали ящерицы и
разные гады - все как-будто подтверждало, что здесь давно
никто не живет.
Тогда Кандид толкнул плечом парадную дверь, ее трухля-
вое дерево рухнуло к его ногам бесшумным обвалом из пыли и
земли. Он задержался у порога, ожидая, пока рассеется обла-
ко пыли, и, когда это произошло, он увидел большую комнату,
в которой был лишь мусор, грязь да кучи всякой дряни,
накопившейся после долгих лет запустения. На полках вдоль
стен стояли книги, которые давно уже никто не читал, и их
переплеты раскисли и были покрыты мертвенно-бледной расти-
тельностью. Из большой комнаты можно было пройти дальше
через несколько дверей. Все двери были открыты, кроме од-
ной, запертой на замок. Замок проржавел настолько, что ка-
залось, его части приросли друг к другу. Люди разбрелись
по дому через открытые двери, а Кандиду захотелось посмот-
реть, что находится за этой запертой. Когда он проник в
помещение за ней, то увидел, что там нигде не было видно ни
малейших следов пыли или паутины, все выглядело прибранным
и чистым. На столе стояли чернильницы, полные чернил, не
тронутые ржавчиной металические поверхности блестели, в
горне горел огонь. На полках стояли книги, переплетенные в
покоробившуюся от времени ткань, желтовато-коричневую, как
загорелая человеческая кожа. Несмотря на то, что, по всей
видимости, комната была закрыта уже много лет, воздух здесь
казался даже более свежим, чем на улице. А в стенном шкафу
он нашел исписанные пергаменты, целые и невредимые, в ок-
ружении доисторической растительности, затянутые дымкой ис-
парения каких-то луж, и светящихся насекомых, которые, ви-
димо, уничтожили в этой комнате всякий след пребывания
людей.
Кандид задался целью расшифровать манускрипты. Это
сначала показалось делом невозможным. Буквы напоминали
белье, повешенное на проволоку сушиться, и больше походили
на ноты, чем на обыкновенное письмо. Однако Кандид упорно
искал ключ к пониманию записанных текстов.
Тем временем люди, пришедшие с ним, обосновались вок-
руг старого дома, быстро построили себе хижины, так как,
кроме Кандида, жить в старом доме никто не решился.
Кандид же полностью погрузился в работу. Он выучил
наизусть фантастические легенды из растрепанных книг, сжа-
тое изложение учения Германа Паралитика, "Века" нострадаму-
са, учение бене гессери, отрицающее, что оно является рели-
гиозным течением, но стоящее за кулисами почти всепроникаю-
щего ритуального мистицизма, чья символика, организация и
методы действия были почти религиозными, так называемые
древние учения, включающие в себя то, что сохранили страни-
цы зензуки из первого ислама. Ваддисламические течения это-
го типа, книгу сочетаний Махайама Ланкивили, всепроникаю-
щий ових-ритуал и, наконец, бутлерианский джихад, обучающий
"увеличению и умножению, наполнению вселенной и покорению
ее", дающий "правление над всеми видами странных тварей и
живых существ в бесконечных мирах и под ними", утверждающий
"человека заменить невозможно!"
Это были книги чародеев, чья власть была реальностью.
Их роль видно и в том факте, что они никогда не хвастали
своими делами. Они жили во времена, насыщенные насилием,
когда люди смотрели на своих богов и талисманы и видели,
что они наполнены самыми ужасными уравнителями: страхом и
амбицией. У всех чародеев же было общее требование: "не
обезобразь дух своим "Я".
Наименее ясным было учение Бено Гессери, сосредотачи-
вающее все усилия вокруг чародейства, производимого сложны-
ми наркотиками, и развития исскуства праны-винду. Но оно
содержало молитву против страха и голубую книгу, это биб-
лиографическое чудо, сохранившее великие секреты самых
древних верований. Это учение действовало столетиями под
покровом мистики, проводя в то же время свою программу
скрещивания людей, имея реалью выведение личности, которое
оно называло "квизати хедерахом". Проще говоря, оно искало
человека, наделенного психической силой, которая позволила
бы ему понимать и использовать указания учения в самом их
высшем об_еме. Так должен был быть создан супер-ментата,
человек-машина, наделенный способностью предвиденья и пере-
дачи мысленных картинок.
Согласно учению Бена Гессери, религия есть ничто иное,
как самый древний и благородный путь, следуя которому, люди
старались увидеть смысл в божьей вселенной. Ученые ищут
законы, которым подчиняются события. Задача религии - пос-
вятить людей в эти законы. Там же отмечено, что многое из
того, что называет себя религией, несет на себе бессозна-
тельный отпечаток враждебности к жизни. Истинная религия
должна учить тому, что жизнь наполнена разумом, что знания
без действия - лишь пустота. Все люди должны понимать, что
сведение религии лишь к правилам и обрядам - это, в основ-
ном, обман. Истинное учение распознать очень легко, ибо оно
пробуждает чувства, которые говорят тебе, что эту истину ты
всегда знал. "Высказана ли мысль или она не высказана, она
реальна и имеет власть над реальностью".
Однако невозможно рассказать обо всем, что освоил кан-
дид в то время. По этому вопросу на Цей-лоне имеется полное
исследование. Поэтому, заканчивая эту часть предания о кан-
диде, я добавлю только, что изучая все приведенные выше
учения, Кандид лишь изредка выходил из старого дома, бесе-
довал с людьми, но случалось, что он ночевал у соседей,
пресытившись своим затворничеством. Постепенно такой образ
жизни полностью изменил характер и мировоззрения Кандида,
но это перерождение соответствовало настоящей его сути, оно
было равнозначно его пробуждению. Но об этом чуть позже.
Однажды ночью Кандид, ночевавший в очередной раз у
соседей вместе с их сыном, случайно проснулся и услышал
странный прерывистый звук, исходивший из угла. Потревожен-
ный, он вскочил с постели, опасаясь, не забралось ли в ком-
нату какое-нибудь животное, и увидел, что мальчик сидит в
качалке и держит палец во рту, а глаза у него светятся в
темноте, как у кошки. Оцепенев от ужаса, Кандид прочел в
этих глазах признаки той самой болезни, которой были под-
вержены жители лиловой деревни, встреченные им во время
путешествия с навой. Самое страшное в болезни было то, что
неминуемо наступала забывчивость. В памяти начинают сти-
раться сначала воспоминания детства, потом название и наз-
начение предметов, затем больной перестает узнавать людей и
даже утрачивает сознание своей собственной личности и, ли-
шенный всякой связи с прошлым, погружается в некое подобие
идиотизма. Об этом Кандид знал уже давно, так как расспро-
сил про эту болезнь многих еще тогда, после своего возвра-
щения.
И в самом деле - пришедшие с ним люди заболели. Снача-
ла никто, по обыкновению, не обеспокоился. Все собирались
вместе и болтали без умолку, стараясь восстановить забытое.
Но когда Кандид понял, что зараза охватила всех, кроме него
самого, то он собрал людей, чтобы поделиться с людьми свои-
ми знаниями об этой болезни и придумать, как бороться с бе-
дой, но ничего путного из этого не получилось.
Вскоре люди стали постепенно исчезать из деревни. Они
уходили и забывали дорогу назад. Дома, с такой стремитель-
ностью построенные вокруг старого дома, были покинуты.
Наконец в деревне осталось только два человека: Кандид
и мальчик, называвший себя внуком Бол-Кунаша. Кандида это
не очень удивляло, так как этот мальчик поразил его еще в
старой деревне, когда ему было три года. Тогда этот трех-
летний малыш вошел в его дом, и нава поставила на стол гор-
шок с едой. Ребенок, в нерешительности помявшись у порога,
сказал: "Сейчас упадет". Горшок твердо стоял на самой сере-
дине стола, но как только мальчик произнес эти слова, на-
чал неудержимо сдвигаться к краю, будто подталкиваемый
внутренней силой, а затем упал на пол и разбился вдребезги.
Теперь мальчик подрос, но ничем особенным не выделял-
ся, кроме исключительной осведомленности о всех событиях в
лесу, хотя вытянуть эту информацию из него было трудно.
Кандид поселил мальчика с собой в старом доме и снова наб-
росился на манускрипты. Сделал он это вовремя, так как ско-
ро хлынул проливной дождь, и когда Кандид, обратив внима-
ние, что дождь идет подряд несколько дней без перерыва,
вышел на улицу, то обнаружил, что деревня лежит в развали-
нах. На месте улиц тянулись болота, там и сям из грязи и
тины торчали обломки мебели, скелеты животных, поросшие
разноцветными цветами. Тогда, освободившись наконец от
всяких страхов, он взялся за изучение пергаментов с прежним
рвением. И чем меньше он понимал их, тем с большим удоволь-
ствием продолжал изучать. Но он чувствовал, что учение Бена
Гессери содержит ключ к тайне манускриптов, поэтому посто-
янно перечитывал его, пытаясь понять его суть. Он привык к
шуму дождя, который через два месяца превратился в новую
форму тишины.
Так прошло около года. А затем Кандид почувствовал,
что близок к расшифровке манускриптов. С того времени он
стал замечать странные изменения вокруг. Розы пахли полы-
нью, семена фасоли, высыпавшиеся из тыквенной плошки, сло-
жились на полу в геометрически правильный рисунок морской
звезды, а как-то раз ночью по небу пролетела вереница све-
тящихся оранжевых дисков. Но Кандида это не пугало, благо-
даря знанию учения Бене Гессери.
Однажды утром пропал мальчик, который в последнее вре-
мя полностью обслуживал Кандида. Кандид искал его целый
день, пока случайно не вышел на задний дворик старого дома.
И тут он увидел ребенка - измятую сухую шкурку, которую
собравшиеся со всего света муравьи старательно волокли к
своим жилищам по выложенной камнями дорожке сада.
Кандид словно оцепенел. Но не от изумления и ужаса, а
потому, что в это мгновение ему открылись ключи шифров ма-
нускриптов, и он увидел эпиграф к пергаментам, приведенный
в полное соответствие со временем и пространством челове-
ческого мира, согласно учению Бене Гессери: "Последний из
прямого потомства воспитанников мокрецов будет с_еден мура-
вьями". Кандид не смог побороть нетерпение, бросился в дом,
и вместо того, чтобы вынести пергаменты на свет, к своему
рабочему месту, принялся тут же, около стенного шкафа, стоя
расшифровывать их вслух - без всякого труда, так, словно
они написаны на его родном языке, и он читает их при осле-
пительно ярком полуденном освещении.
То была история Земли на много веков вперед, изложен-
ная со всеми ее самыми будничными подробностями.
В этот миг начал дуть ветер, слабый, еще только подни-
мающийся ветер, наполненный голосами людей, давно пропавших
или погибших в зоне. Кандид его не заметил. Он был так пог-
лощен своим занятием, что не заметил и второго порыва ветра
- мощный как циклон, этот порыв сорвал с петель двери и ок-
на, снес крышу с восточной части галереи и разворотил фунда-
мент.
Кандид заметил его, когда, прочитав манускрипты почти
до середины, понял, что зоне, лесу и всему, связанному с
посещением, не суждено пережить этот ураган, ибо, согласно
пророчеству пергаментов, призрачный лес будет сметен с лица
земли ураганом, и сила посещения иссякнет в то самое мгно-
вение, когда Кандид кончит расшифровывать пергамент, и все
написанное исполнится, только если приведенное в них учение
будет реализовано людьми с проснувшимися способностями
разума, а первым признаком появления таких людей будет
способность к мысленному общению: "Подумай о том, чего не
может слышать глухой. Что же это за глухота, которой мы все
могли бы не обладать? Каких чувств мы лишены, если не можем
видеть и слышать окружающий нас другой мир?" Эта способ-
ность соответствует способности маленьких детей к невероят-
но быстрому освоению окружающей действительности, к разви-
тию речи, к освоению необходимых жизненных навыков и так
далее. Правда, дети, вырастая, утрачивают ее. Такое возмож-
но и со способностью мысленного общения, но на первом этапе
высшего развития людей такая способность неизбежна, именно
она позволяет быстро и полно обучаться, создает необходимые
отношения между людьми и служит основой возникновения иных
исключительных способностей. Посещение так повлияло на
людей, что через некоторый промежуток времени обязательно
должны появиться люди с проснувшимися способностями. И
задача состоит в том, чтобы их собрать, сберечь и обучить
знаниям, записанным в манускриптах. И тогда земля возро-
дится и очистится от скверны и сможет занять достойное мес-
то во вселенной разума. Если же таких людей уничтожить или
изолировать, то через некоторое время все вернется к преж-
нему примитивному состоянию, и эта возможность обновления
никогда не повторится, ибо те роды человеческие, которые
осуждены на муки посещения, дважды не появляются на земле.
Читая манускрипты дальше, Кандид узнал, что сила зоны
заключена в "часах жизни", и они в этом доме, в этой комна-
те. Время в своем движении тоже сталкивается с препятстви-
ями и терпит аварии, а потому кусок времени может отколоть-
ся и застрять в какой-нибудь комнате, как навеки неподвижн-
ная частица умчавшегося вперед потока. За счет временной
энергии такого застрявшего куска и существуют зона и лес.
Тут Кандид пропустил несколько страниц, желая узнать, что
будет дальше. И он узнал, что прочтение манускриптов осво-
бождало застрявший кусок времени и останавливало "часы
жизни".
Действительно, с того дня в комнату стали беспрепятст-
венно проникать пыль, жара, рыжие муравьи и моль, которым
надлежало превратить в труху книги и пергаменты вместе с
содержащейся в них премудростью. И ливень прекратился.
Тогда Кандид переписал все изложенное в манускриптах и
понес их людям."
- А что было потом? - Спросил я.
- После остановки "часов жизни" зона и лес хаотически
разрослись, - ответила подруга Петры. - Но там уже не было
прежнего могущества, цельности и непостижимости. Вместо
этого в лесу, разрушенном ураганом, возникли самые порази-
тельные виды обитателей. И эти обитатели стали покидать
пределы леса, чего никогда раньше не было, а это, в свою
очередь, породило множество страшных легенд и положило на-
чало ненависти к порождениям зоны и вообще мутантам. Но
наряду с этим, обитатели зоны и сама зона стали легко
уязвимы. Да и не прекращающийся смерч-ураган постепенно
уничтожал лес и зону, превращая эту территорию в ту самую
местность, где теперь стоит ваш вакнук. Это в конце концов
и предопределило судьбу зоны и ее обитателей. После ульти-
матума женщин леса, не знавших об истинной природе произо-
шедших изменений, а считавших разрастание леса признаком
внутренней силы, и великой войны, ведь тогда на земле никто
еще не верил в слабость зоны, следов от посещения не оста-
лось, а вот следы великой войны еще долго будут видны и
ощутимы.
- Об этом нам уже кое-что известно, - заметил я. - Но
что было дальше с Кандидом?
- Кандид вышел из зоны, - продолжила подруга Петры, -
и поведал всем о зоне, лесе и Странниках, рассказал все,
что почерпнул в манускриптах. Не многие его тогда поняли,
но среди тех, кто поверил Кандиду, были наши предки. Они
тогда жили значительно севернее по сравнению с нашим тепе-
решним местом жительства. А в том, что они так к Кандиду
отнеслись, немалую роль играло знание, полученное от еще
более древнего пророка времен посещения - Кирилла Панова.
Но он жил задолго до Кандида, и мы о нем почти ничего не
знаем. Ну, после всех этих событий Кандид вернулся в лес,
нашел свою Наву. Потом у них родились дети. В это время
началась великая война. Учение Кандида по манускриптам по-
могло людям избежать полного уничтожения нашего мира. И все
же война была так ужасна, что даже возникли мысли, что нас-
тупил конец Земли, что солнце превращается в сверхновую
звезду, и другие. Все это было из-за радиации и последствий
применения "игрушек" зоны. Но Земля выжила, зона была
истреблена, большинство населяющих ее существ были уничто-
жены полностью или почти полностью. Теперь их можно найти
разве что в самых недоступных местах, где есть привычный
для них уровень радиации и другие специфические условия. Но
они неизбежно вымрут, так написано в манускриптах. Из
людей, населявших зону, спаслись только потомки Кандида и
навы. Их вывел внук Кандида - Грин, но с тех пор они все
разбрелись, а ведь именно они - обладатели самых уникальных
способностей. Немногие дошедшие до нас воспоминания свиде-
тельствуют о том, с какой скоростью они постигали насущные
проблемы земли. Основа этой скорости - воспитание их Канди-
дом по системе Бене Гессери. Потому что первое, чему учит
эта система, это как постигать. На самом первом уроке в
учеников вкладывается, что они могут постигать. Кандид пе-
редал людям, и нам в том числе, эту систему обучения, как и
все учение Бене Гессери, но ведь еще надо иметь учеников,
способных к ее восприятию. Вам будет крайне удивительно
узнать, до чего люди не верят в то, что они могут постичь,
и до чего же немногие люди верят в то, что процесс познания
будет очень труден. А каждый урок Бене Гессери влечет за
собой приобретение опыта.
Так вот, следуя этому учению, Кандид смог направленно
передать своим потомкам свои исключительные генетические
особенности, которые невозможно создать искусственно, но
которые извечно существуют в некоторых людях в спящем сос-
тоянии, и которые пробуждаются при взаимодействии с зоной.
К тому же, раз пробудившись, эти способности уже не возвра-
щаются в исходное состояние. От них можно избавиться лишь
прямым уничтожением их носителя, или, согласно генетичес-
ким законам, они передаются не всем потомкам первичного
носителся, путем уничтожения его потомков, надеясь, что
уцелевшим эти гены не переданы. Только Кандид, полностью
овладевший учением Бене Гессери, смог всем своим потомкам
передать собственные способности, обеспечив тем самым их
сохранность при любых испытаниях, вплоть до гибели большин-
ства своих детей. Но мы до сих пор не нашли людей, которые
могли бы иметь хотя бы отдаленное родство с Кандидом. И вот
теперь, узнав про ваши поселения в районе бывшей зоны, мы
полны новых надежд. Ведь очень вероятно найти потомков Кан-
дида среди вашего населения, среди вас. С другой стороны,
страшно подумать, что очень многих носителей способностей
Кандида у вас успели уничтожить. Однако хватит об этом.
Слишком много надежд мы связываем с вами, поэтому боюсь
сглазить.
Что же касается того, где и как окончили свои дни Кан-
дид и Нава, то нам это неизвестно.
Тут в разговор вмешался Майкл, которого интересовали
другие проблемы, более насущные. Но я успел узнать вполне
достаточно, чтобы связать воедино все, что мне поведал
раньше дядя Аксель. К тому же обозначилась связь наших с
Петрой и Розалиндой способностей через мать и ее родствен-
ников к Кандиду и Наве. Такая связь наполняла меня не толь-
ко гордостью, но и повышенной ответственностью за честь
далеких предков. Именно поэтому я не заявил тут же во всеу-
слышание о своей родословной. Но тут мои мысли прервал
настойчивый вопрос Майкла:
- Дэвид, как насчет Рэчел?
Я вспомнил про его беспокойство в прошлую ночь.
- Петра, дорогая, - сказал я, - мы слишком далеко, и
не можем слышать Рэчел. Можешь ли ты спросить ее о чем-
нибудь?
Петра кивнула.
- Мы хотим знать, есть ли какие-нибудь известия о
Марке? Петра послала вопрос, затем, выслушав ответ, отри-
цательно покачала головой.
- Нет, - сказала она, - она ничего не узнала и не
услышала. Я думаю, что она очень несчастна. Она хочет
знать, все ли в порядке у Майкла.
- Скажи ей, что у нас все в порядке. Скажи ей, что мы
все любим ее, сожалеем, что она одна, и что она должна быть
храброй и осторожной. Никто не должен заметить ее беспокой-
ство.
- Она понимает. Она говорит, что постарается.
Петра замолчала. Некоторое время она над чем-то раз-
мышляла, потом сказала словами:
- Рэчел боится. Она плачет в душе. Она любит Майкла.
- Она сказала тебе это? - Спросил я.
- Нет, это не заключено в ее мысли, но я вижу это.
- Лучше не говорить об этом никому, - решил я. - Это
не наше дело. То, чего нет в мыслях, не предназначено для
других людей, и мы не должны этого замечать.
- Хорошо, - с готовностью ответила Петра.

..........

Я надеялся, что все будет в порядке, об этих способ-
ностях Петры еще никто не знал. Я подумал, что и уменя есть
то, чего я еще не говорил никому.
Через несколько минут проснулась Софи. Она казалась
спокойной, как-будто ночной взрыв не оставил никакого
следа. Она отослала нас вглубь пещеры и отдернула занавес-
ку, чтобы впустить дневной свет. Потом разожгла огонь в
очаге. Большая часть дыма уходила через входное отверстие,
но часть оставалсь в пещере. Правда, благодаря этому снару-
жи нельзя было рассмотреть то, что делалось внутри. Софи
смешала содержимое двух или трех корзинок в котле, добави-
ла воды и поставила котел на огонь.
- Следи за ним, - сказала она Розалинде, а сама исчез-
ла в отверстии.
Возвратилась она минут через двадцать. Она бросила че-
рез порог несколько твердых круглых лепешек, а затем взоб-
ралась сама. Подойдя к котлу, она помешала и попробовала.
- Есть беспокойство в лагере? - Спросил я.
- Есть, но не из-за того, о чем ты думаешь, - ответила
она. - Его нашли. Думают, что это сделал ты. Вас искали все
утро. Но теперь их беспокоит уже другое. Люди, ушедшие вое-
вать, возвращаются по двое, по трое. Что случилось? Ты не
знаешь?
Я рассказал ей о засаде и последующем прекращении сра-
жения.
- Как далеко они теперь?
Я передал этот вопрос Майклу.
- Мы только что миновали лес и вступили в скалистую
местность, - ответил он.
Я повторил это Софи, и она кивнула.
- Часа три или немного меньше, и они дойдут до берега,
- сказала она.
Софи разложила порции кушания по чашкам. Вкус еды ока-
зался лучше, чем вид. Зато хлеб был гораздо менее вкусным.
Софи разбила лепешку камнем и размочила в воде, только тог-
да мы смогли ее есть. Петра ворчала, что дома пища лучше.
Это напомнило ей кое о чем. Без предупреждения она задала
вопрос:
- Майкл, с вами мой отец?
Вопрос захватил его врасплох. Я уловил его "да" рань-
ше, чем он сформулировал его в мысли.
Я посмотрел на Петру, надеясь, что она не поймет все-
го. Это было бы милосердно для нее. Розалинда поставлиа
чашку и тоже посмотрела на нее.
Мое подозрение, которое я так тщательно скрывал, прев-
ратилось в знание. Я вспомнил голос отца, безжалостный и
диктаторский. Я вспомнил выражение его лица, когда он гово-
рил: "Ребенок, который вырастет... И будет иметь детей...
И они тоже... И скоро все будет наполнено мутанатами и вся-
кой мерзостью. Вот что случится там, где воля и жесткость
ослабеют, но здесь этого никогда не случится".
А потом говорила тетя Гэррист: "Я буду молиться, чтобы
бог послал милосердие в этот мир".
Бедная тетя Гэррист с ее надеждами и напрасными молит-
вами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я