https://wodolei.ru/catalog/akrilovye_vanny/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мир, в котором человек может принять участие в охоте
за своими детьми, что это за человек, и что это за мир?
Розалинда взяла меня за руку. Софи смотрела на нас.
Когда она увидела мое лицо, выражение ее лица изменилось.
- Что случилось? - Спросила она.
Розалинда рассказала ей. Глаза Софи наполнились ужа-
сом. Она перевела взгляд на Петру, затем вновь, уже сму-
щенно, на меня. Она открыла рот, собираясь что-то сказать
нам, но, опустив глаза, оставила мысль невысказанной. Я
тоже посмотрел на Петру, затем на Софи, на ее лохмотья, на
пещеру.
- Чистота, - сказал я, - воля господа. Честь твоего
отца... Можно ли простить его, или я должен постараться
убить его?!
Ответ поразил меня. Я не сознавал, что посылаю мысль
так далеко.
- Оставь его, - донеслась до меня простая и ясная
мысль женщины с Цей-лон. - Ваша задача выжить. Ни его вид,
ни его способ выжить, ни умение мыслить - не проживут дол-
го. Пусть он венец создания, а они - высшая цель господа,
которая уже достигнута, но им некуда двигаться дальше. Лю-
бая дорога, по которой идешь до конца, приведет в никуда.
Карабкайтесь в гору чуть-чуть, только для того, чтобы про-
верить, гора ли это. С вершины горы нельзя увидеть гору. Но
жизнь изменяется, этим она и отличается от гор, изменение
- ее сущность. Кто может считать себя настолько совершен-
ным, что не стремится измениться?
Формы жизни на свой страх и риск бросают вызов эволю-
ции. Если они не приспособляются, то они гибнут. Мысль о
совершенно закончившем свое развитие человеке - высшее
тщеславие. Закончивший развитие облик - кощунственный миф.
Древние люди принесли в мир Наказание, и были разорва-
ны им на части. Твой отец - одна из этих частей. Такие люди
хотят... Повторить историю. Они и приобретут нужную им
стабильность - среди ископаемых.
Ее мысль стала более мягкой, тень доброты смягчила ее,
но она продолжала все в том же стиле резкого оракула.
- У материнской груди спокойно, но наступает время от-
лучить ребенка от нее. Обретение независимости, обрыв свя-
зей - даже в лучшем случае - процесс болезненный для обеих
сторон, но он необходим, хотя человек может выражать недо-
вольство, сопротивляться. Связь все равно разорвана с одной
стороны, и будут только лишние мучения, если не разорвать
ее с другой.
Была ли суровая нетерпимость и жесткая нравственность
броней страха и разочарования, или же маской садиста - в
любом случае она скрывает врага жизни. Разница между видами
может быть уничтожена только самопожертвованием, их самопо-
жертвованием, так как нам нечем жертвовать. Мы должны пос-
троить новый мир, они же теряют старый.
Она замолчала, оставив меня в смущении. Розалинда выг-
лядела так, будто свыклась с необычными мыслями, а Петра,
казалось, мало что поняла. Софи с любопытством смотрела на
нас. Затем она сказала:
- Смотреть на вас постороннему не очень-то приятно.
Могу я что-нибудь узнать?
- Ну... - Начал я, не зная, как продолжать.
- Она говорит, что мы не должны беспокоиться о своем
отце, - сказала Петра. - Он просто не понимает...
- Она? - Спросила Софи.
Я вспомнил, что она ничего не знает о людях с Цей-
лона.
- Подруга Петры, - неопределенно сказал я.
Софи сидела у входа в пещеру, а мы в глубине, чтобы не
быть замеченными снаружи. Вдруг Софи выглянула и посмотрела
вниз.
- Возвратилось много людей, - сказала она. - Я думаю,
что большинство. Часть из них собралась у навеса Гордона,
остальные вошли туда. Он, должно быть, тоже возвратился.
Она продолжала смотреть вниз, поедая содержимое своей
чашки. Потом поставила ее на пол.
- Я посмотрю, что можно сделать, - сказала она и ис-
чезла.
Ее не было больше часа. Раз или два я рискнул выгля-
нуть и видел человека-паука перед навесом. Мне показаллось,
что он делил своих людей на отряды и инструктировал их,
чертя схемы на рыхлой земле.
- Что происходит? - Спросил я у вернувшейся Софи.
Она колебалась, глядя на меня с сомнением.
- Клянусь небом, - сказал я. - Мы хотим, чтобы выигра-
ли ваши люди. Но мы не хотим, чтобы пострадал Майкл, если
это можно устроить.
- Они устроят засаду на этом берегу реки, - сказала
она.
- Позволят им перейти реку?
- На той стороне негде устроить засаду, - об_яснила
она.
Я сообщил Майклу, чтобы он оставался на том берегу,
или, если это невозможно, падал до того, как начнутся выст-
релы.
Через несколько минут кто-то позвал Софи снизу. Она
прошептала нам:
- Стойте в глубине. Это он, - и быстро спустилась по
лестнице.
После этого больше часа ничего не происходило. Потом
мы услышали женщину из Цей-лон.
- Отвечайте мне, пожалуйста. Нам нужно точное направ-
ление. Достаточно считать в уме.
Петра энергично ответила.
- Достаточно, - сказала женщина из Цей-лон. - Минутку
подождите.
Вскоре она добавила:
- Лучше, чем мы надеялись. Через час повторим про-
верку.
Прошло еще полчаса. Я бросил быстрый взгляд наружу.
Лагерь выглядел покинутым. Среди хижин никого не было,
кроме нескольких старух.
- Мы вышли к реке, - сообщил Майкл.
- Они выдали себя, глупцы. Мы заметили их продвижение
по верху скального берега. Впрочем, особой разницы нет.
Щель и так похожа на западню. Сейчас идет военный совет.
Совет был, очевидно, коротким. Менее, чем через десять
минут мы вновь услышали Майкла.
- План таков. Мы скрылись за скалами. Тут остается с
полдюжины людей, они будут все время передвигаться, созда-
вая видимость большого отряда, и жечь костры, как-будто мы
отдыхаем. Остальные делятся на два отряда и идут вверх и
вниз по течению, обходят скалы на противоположном берегу и
захлопывают клещи за расщелиной. Сообщи мне, что происходит
в лагере.
Лагерь был не очень далеко от скального берега. Похо-
же, что мы должны были оказаться внутри клещей. Как я мог
видеть, в лагере были одни женщины. Я подумал, что может
нам удастся выбраться отсюда и скрыться в лесу? Но нас
может перехватить один из отрядов. Но тут я увидел, высу-
нувшись, что женщины, держа в руках луки, втыкают в землю
стрелы, чтобы они были наготове.
Приходилось оставить мысль о бегстве.
Майкл просил сообщить ему об обстановке. Но как? Даже
если бы я рискнул оставить Розалинду и Петру, чтобы выйти
на разведку, то вряд ли мне удалось бы вернуться. Несомнен-
но, что человек-паук отдал приказ стрелять в меня. Более
того, я не сомневался, что в подобных обстоятельствах они
стали бы стрелять и без приказа. Я очень хотел, чтобы
вернулась Софи, но прошел почти целый час, а ее все не
было.
- Мы идем вниз по течению, - сказал Майкл, так и не
дождавшись моего совета. - Сопротивления нет.
Мы продолжали ждать.
Вдруг где-то в лесу раздался выстрел. Потом еще три
или четыре. Потом еще два.
Через несколько минут толпа оборванных мужчин и женщин
выбежала из леса, оставив свою засаду и спасаясь от выс-
трелов. Они были мрачными и удрученными. У некоторых были
видны признаки отклонений, другие выглядели нормальными
людьми. У них было не более трех или четырех ружей, осталь-
ные держали луки и короткие копья. Среди них возвышался
человек-паук. Рядом с ним я увидел Софи с луком в руке.
Всякие следы дисциплины и организации исчезли.
- Что случилось? - Спросил я Майкла. - Это вы стре-
ляли?
- Нет, другой отряд. Мы сейчас нападем на людей с
окраин с тыла.
С того же направления, что и раньше, донеслись новые
звуки выстрелов. Шум и крики нарастали. Несколько стрел вы-
летело слева, и еще несколько человек выбежали из-за де-
ревьев.
Вдруг прозвучал четкий и ясный вопрос:
- Вы все еще в безопасности?
Мы втроем лежали на полу в передней части пещеры. Нам
было видно, что происходит, а снаружи нас вряд ли можно
было заметить. Развитие событий было ясно даже для Петры.
Мы послали успокаивающий ответ, но Петра добавила-таки к
нему всплеск возбуждения.
- Спокойно, дитя, спокойно. Мы идем, - успокоила ее
женщина из Цей-лона.
Еще больше стрел вылетело слева, и еще больше людей
показалось из-за деревьев, они бежали, укрываясь по возмож-
ности, и прятались среди хижин и навесов. Изредка они обо-
рачивались и посылали стрелы во что-то между деревьями.
Неожиданно облако стрел вылетело с другого конца расчищен-
ной поляны. Оборванные мужчины и женщины оказались между
двух огней и впали в панику. Большинство из них попыталось
найти укрытие в пещерах. Я приготовился поднять лестницу на
тот случай, если кто-нибудь попытается подняться по ней.
Полдюжины всадников выехало справа из-за деревьев. Я увидел
человека-паука, он стоял под своим навесом, держа лук нап-
равленным на всадников. Софи тащила его за рваную куртку,
пытаясь заставить бежать в пещеру. Он отодвинул ее своей
длинной рукой, не отводя глаз от приближающихся всадников.
Правая его рука потянулась за стрелой. Глаза искали кого-то
среди всадников.
И вдруг он нашел того, кого искал. Подобно молнии
взлетел лук. Он пустил стрелу. Она пробила грудь моего
отца. Он вскрикнул и опрокинулся на спину Чебы. Потом сос-
кользнул на землю. Правая нога его застряла в стремени.
Человек-паук отбросил свой лук и обернулся. Длинной рукой
он подхватил Софи и побежал. Его длинные тонкие ноги сдела-
ли не более трех гигантских шагов, как несколько стрел од-
новременно ударили его в спину. Он упал. Софи вскочила на
ноги и побежала. Стрела пробила ей левую руку, но она про-
должала бежать. Вторая стрела попала ей в шею. Она сделала
еще полшага, схватилась за шею, затем упала, и тело ее вы-
тянулось в пыли...
Петра не видела этого. Она с удивлением прислушива-
лась.
- Что это? - Спросила она. - Что за странный шум?
Женщина из Цей-лона спокойно ответила:
- Не бойся, мы приближаемся. Все в порядке. Оставайся
на месте.
Теперь я тоже услышал шум. Странный, барабанящий звук,
постепенно нарастающий. Казалось, он наполнил все, исходя
ниоткуда.
Еще множество людей показалось из леса, большинство
на лошадях. Многих из них я знал. Я знал их всю жизнь, а
теперь они собрались для охоты за нами.
Оставшиеся из людей окраин прятались в пещеры и изред-
ка стреляли оттуда. Всадники окружили человека, в котором я
узнал инспектора. Он расспрашивал о чем-то пойманного чело-
века с лысой головой. Я понял, что он осведомляется о нас.
Потом инспектор сделал знак рукой и указал на пещеры. Тут же
из леса выкатили давно знакомую мне катапульту. Она имела
много назначений, но сейчас ей собирались закидывать горшки
с ядовитой горящей смесью прямо в пещеры. Наше положение
сразу стало очень тяжелым.
Неожиданно один из всадников вскрикнул и указал наверх.
Я тоже посмотрел вверх. Небо больше не было ясным.
Какая-то дымка, похожая на туман, но разрываемая короткими
яркими вспышками, нависла над нами. Сквозь нее, как сквозь
вуаль, я увидел странную, похожую по форме на рыбу, машину,
точно такую, как в моих детских снах. Дымка сделала нераз-
личимыми детали, но то, что я видел, точно соответствовало
моим воспоминаниям. Белая, сверкающая машина, с каким-то
сверкающим и жужжащим кругом наверху. Снижаясь, она стано-
вилась больше, а звук громче.
Взглянув вниз, я увидел несколько сверкающих нитей,
похожих на паутину. Ветром их заносило в отверстия пещер.
Затем их стало появляться все больше, извиваясь в воздухе,
они вспыхивали, точно свет.
Стрельба прекратилась. На всей поляне люди опустили
ружья и луки и смотрели вверх. Они недоверчиво таращили
глаза, потом один из них вскрикнул и побежал. Какая-то ло-
шадь поднялась на дыбы и заржала. Через несколько секунд
внизу воцарился хаос. Бегущие люди сталкивались друг с
другом, испуганные лошади разносили хрупкие хижины, скиды-
вали своих всадников. От опрокинутого горшка со смесью
загорелась катапульта. В это время я увидел Майкла.
- Мы здесь, - крикнул я ему, - иди сюда!
Он встал после падения с лошади, посмотрел в сторону
пещер, отыскал глазами нашу и махнул рукой. Потом повернул-
ся и посмотрел на машину в небе. Она продолжала спускаться
и теперь находилась в нескольких футах над поверхностью
земли. Странный туман клубился над ней водоворотом.
- Иду, - сказал Майкл.
Он повернулся и пошел к нам. Потом остановился и пос-
мотрел на свою руку. Она не двигалась.
- Странно, - сказал он нам. - Как-будто паутинка, но
крепкая. Я не могу двигать рукой... - Его мысль внезапно
стала панической. - Она держит! Я не могу двигаться!
Женщина из Цей-лона спокойно посоветовала:
- Не сопротивляйся. Только устанешь. Ложись и сохраняй
спокойствие. Не двигайся. Только жди. Не шевелись, лежи на
земле, чтобы паутина тебя не связала.
Я увидел, что Майкл последовал инструкции. И тут я
понял, что на всей поляне люди приклеились к земле, друг к
другу. Они пытались сбросить нити, но, коснувшись их, ста-
новились неподвижными, только трепыхались, как мухи на лип-
кой бумаге.
Большинство смогло бороться всего несколько секунд.
Они попытались укрыться под деревьями, но, сделав не более
трех шагов, падали. Нити запутывали их все больше. Лошадям
приходилось еще хуже. Одна из них прилипла к кусту. Двинув-
шись вперед, она вытащила куст вметсе с корнями, но тот
приклеился к другой ее ноге. В результате лошадь упала, и
только некоторое время еще брыкалась.
Опустившаяся нить приклеилась и к моей руке. Я велел
Розалинде и Петре отступить назад. Затем взглянул на руку,
стараясь не задеть нить другой рукой. Медленно и осторожно
я поднял опутанную руку и попробовал отскрести нить о ска-
лу. Но я был неосторожен. Моя рука приклеилась к скале.
- Мы здесь! - Кричала Петра словами и мыслями одновре-
менно.
Я взглянул и увидел белую, сверкающую рыбообразную
машину, садившуюся в центре поляны. Нити клубились вокруг
нее. Перед нашей пещерой покачивалось несколько нитей,
затем движением воздуха их занесло внутрь.
Я невольно закрыл глаза. Легкая паутина коснулась
моего лица. Попытавшись открыть глаза, я понял, что не могу
этого сделать.



ГЛАВА 17.

Требовалось немало решительности и смелости, чтобы
лежать неподвижно и спокойно, чувствуя, как все новые и
новые нити легко опускаются на тебя и приклеиваются к лицу
и рукам. Еще больше мужества потребовалось, когда обнаружи-
лось, что нити, попавшие на тело, затвердевают и стягивают
меня все туже.
Я уловил мысль Майкла, который размышлял, не является
ли это все ловушкой, и не попробовать ли ему бежать. Прежде
чем я ответил, женщина из Цей-лона успокоила его, говоря,
что ему нельзя двигаться, а надо набраться терпения. Роза-
линда повторила это Петре.
- Вас тоже захватило? - Спросил я ее.
- Да, - ответила она, - ветер от машины занес их в пе-
щеру. Петра, дорогая, ты слышала, что тебе сказали? Поста-
райся не двигаться.
Шум и гудение, покрывавшие все вокруг, постепенно
утихали. Вот они совсем прекратились. Внезапная тишина оше-
ломляла. Послышалось несколько приглушенных криков, но и
они затихли. Я понял причину этого. Нити заклеили мой рот.
Я не смог бы никого позвать, даже если бы захотел этого.
Ожидание становилось невыносимым. Кожа моя чесалась от
прилипших нитей. Их натяжение начало причинять боль.
Женщина из Цей-лона сказала:
- Майкл, начни отсчет, чтобы мы могли тебя найти.
Майкл начал передавать мысленные образы цифр. Они были
устойчивыми, но вот единица и двойка в числе двенадцать
заколебались и превратились в чувство облегчения и благо-
дарности. В наступившей тишине я услышал, как он сказал
словами:
- Они вот в этой пещере.
Послышался скрип лестницы и слабый свистящий звук.
Мои лицо и руки стали влажными, а кожа начала расправлять-
ся. Я вновь попытался открыть глаза, с трудом, но мне это
удалось. Подинмая веки, я испытал слабую боль.
Прямо передо мной, на верхней ступеньке лестницы,
наклонившись вперед, стояла фигура, одетая в сверкающий
белый костюм. В воздухе по-прежнему плавало много нитей, но
попадая на блестящий костюм, они не приклеивались, а сос-
кальзывали вниз. Сам обладатель костюма не был виден, я
смог различить только глаза, смотрящие на меня сквозь ма-
ленькие окошки. В руках, прикрытых белыми перчатками, фигу-
ра держала бутылку, из которой со свистом вырывалась жид-
кость в виде брызг.
- Повернись, - мысленно приказала женщина.
Я повернулся, и она обрызгала меня и всю мою одежду
сзади. Затем она преодолела последнюю ступеньку, перешагну-
ла через меня и направилась вглубь пещеры к Розалинде и пет-
ре, продолжая брызгать жидкостью. Над уступом появились го-
лова и плечи Майкла. Он тоже был весь обрызган, и нити, кос-
нувшись его, соскальзывали вниз. Я сел и посмотрел на руку,
затем взглянул вниз.
Белая машина стояла посреди поляны. Ее верхнее устрой-
ство перестало работать, теперь его можно было рассмотреть.
Это было что-то вроде конической спирали, изготовленной из
множества секций. Каждая секция была сделана из прозрачного
металла. На боку рыбообразного тела машины было несколько
окон и раскрытая дверь.
Поляна выглядела так, как-будто над ней поработало
большое количество огромных пауков. Все было затянуто ни-
тями, которые теперь стали белыми и не сверкали. Потребова-
лось несколько секунд, чтобы я заметил что-то необычное.
Нити не двигались под порывами ветра. И не только они,
вообще все застыло. Множество людей и лошадей было разбро-
сано среди хижин. Они тоже не двигались, как и все осталь-
ное. Неожиданно справа донесся резкий треск. Я взглянул
туда и успел заметить, как одно из деревьев переломилось и
упало. Краем глаза я заметил движение и в другом направле-
нии, задвигался куст. Пока я смотрел на него, из земли по-
казались его корни, тут двинулся другой куст. Наклонилась
и рухнула хижина, за ней другая. Это было непонятно и тре-
вожно.
В глубине пещеры послышался облегченный вздох Розалин-
ды. Я встал и пошел к ней в сопровождении Майкла. Петра за-
явила осуждающим тоном:
- Это было ужасно странно.
Ее глаза с любопытством остановились на белой фигуре.
Женщина сделала несколько заключительных движений пульвери-
затором, а затем сняла перчатки и откинула капюшон. Она
смотрела на нас, мы на нее. У нее были большие глаза с ко-
ричневато-зелеными зрачками, обрамленные длинными ресница-
ми. Нос был прямой, а ноздри по совершенству могли поспо-
рить со скульптурой. Рот, возможно, был несколько широк,
подбородок круглый, но не мягкий, а волосы немного темнее,
чем у Розалинды, и, что для женщины удивительно, короткие.
Но больше всего нас поразил цвет ее лица. Оно не было
бледным, оно было просто чисто-белым, как сливки, а щеки -
словно натерты лепестками роз. Лицо было абсолютно гладким,
оно казалось новым и совершенным, как-будто ни ветер, ни
дождь никогда не касались его. С трудом можно было пове-
рить, что живое существо оказалось таким нетронутым и не-
поврежденным. Ведь это была не девочка в расцвете юности,
нет, это была женщина примерно тридцати лет, но точно ска-
зать это было трудно... Она настолько была уверена в себе,
что Розалинда, не отдавая себе отчета, тоже постаралась
выглядеть независимой. Женщина еще некоторое время смотрела
на нас, а потом сосредоточила свое внимание на Петре. Она
улыбнулась ей широкой улыбкой, показывая при этом линию
прекрасных белоснежных зубов.
Мысль ее представляла смесь удовольствия и удовлетво-
рения, сознания выполненного долга, облегчения, одобрения
и, к моему удивлению, еще чего-то, вроде благоговейного
трепета. Все это трудно было воспринять Петре, но по-види-
мому, частично она поняла, потому что необычайно серьезно
взглянула в глаза женщины, как-будто знала, что это один из
поворотных моментов в ее жизни. Однако скоро возбуждение ее
улеглось, она хихикнула и улыбнулась. Очевидно, что-то про-
изошло между ними, но на таком уровне, что я не смог этого
уловить. Я поймал взгляд Розалинды, но и она отрицательно
покачала головой, продолжая смотреть на них.
Женщина из Цей-лона наклонилась и взяла Петру на руки.
Они смотрели друг на друга. Петра подняла руку и осторожно
коснулась лица женщины, как бы желая убедиться, что она -
реальность. Женщина засмеялась и поцеловала Петру. Медлен-
но, как бы в недоумении, она покачала головой.
- Мы прилетели не напрасно, - сказала она, но с таким
удивительным произношением, что я даже вначале не понял.
Она начала передавать мысль, и мне стало гораздо легче
слушать ее.
- Не просто было получить разрешение на полет. Огром-
ное расстояние, в два раза большее, чем мы когда-либо про-
летали. Посылать корабль - дорого. Мне стоило большого тру-
да доказать, что результат стоит этого, - она вновь с удив-
лением взглянула на Петру. - В ее возрасте, без обучения,
она мысленно охватывает полземли. - Она вновь покачала
головой, как-будто не веря себе. Потом повернулась ко мне.
- Ей многому придется научиться, мы дадим ей лучших
учителей, но когда-нибудь она будет учить их.
Она села на покрытую шкурами постель Софи. С откинутым
белым капюшоном, ее голова казалась окруженной ореолом.
Она еще оглядела нас по очереди и, как мне показалось, ос-
талась удовлетворенной осмотром.
- Без посторонней помощи вам пришлось бы проделать
долгий путь, - сказала она. - Но мы многому научим вас. -
Она взяла Петру за руку. - Что ж, собирать вам тут нечего,
откладывать тоже, мы можем вылетать.
- В Вакнук? - Спросил Майкл. Это был не вопрос, это
было скорее утверждение. Вставая, женщина вопросительно
посмотрела на него.
- Там осталась Рэчел, - сказал он.
Женщина из Цей-лона задумалась.
- Я не уверена... Минутку, - сказала она.
Она связалась с кем-то на борту корабля и обменялась
мыслями с такой быстротой и на таком уровне, что я ничего
не понял. Потом она печально покачала головой.
- Я боялась этого, - сказала она. - Очень жалко, но мы
не сможем взять ее.
- Но это не займет много времени, совсем близко для
вашей летающей машины, - настаивал Майкл.
Она вновь отрицательно покачала головой.
- Мне жаль, - повторила она. - Конечно, если было бы
возможно, то мы бы взяли ее, но это невозможно технически.
Видите ли, полет был более долгим, чем мы ожидали. Встрети-
лись такие опасные участки, что мы не решились пролетать
над ними даже на большой высоте. Пришлось далеко облетать
их. Кроме того, из-за событий у вас мы летели быстрее, чем
намеревались, - она помолчала, как бы соображая, достаточно
ли понятно она об_ясняет таким примитивным существам.
- Машине нужно горючее, - сказала она. - Чем больше
груз, тем больше горючего нужно. Чем быстрее мы летим, тем
быстрее оно расходуется. Нам едва хватит его на обратный
путь, и то, если мы будем лететь медленно и осторожно. Но
если мы отправимся в Вакнук и приземлимся там, а потом сно-
ва взлетим, да еще возьмем вас четверых кроме Петры, то у
нас кончится горючее раньше, чем мы вернемся. Это значит,
что мы упадем в море. Вас троих мы можем взять, но четвер-
того, да еще с дополнительной посадкой - нет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я