Сантехника супер, советую 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Скоро будет совсем темно,
давай закончим с нашими делами.
Мы вновь вернулись к первоначальной теме.
- Все эти расспросы, не могут они быть связаны с
Алланом? Ведь прошло уже много времени, - сказал я.
- Да, не думаю чтобы Аллан успел поделиться с кем-ни-
будь информацией, он хотел сам преуспеть в этом, - согла-
сился дядя Аксель со мной. - Они вряд ли знают много, иначе
расследование велось бы по-другому. К тому же, инспектор не
захочет портить отношения с твоим отцом, так же как и с
Энгусом Мортеном. Но все это не приближает нас к решению
загадки, кто же это все начал.
Я подумал, что, может быть, это связано с гибелью пони
Петры. Дядя Аксель знал о его смерти, не более. У нас было
молчаливое соглашение, что чем меньше он знал о нас, тем
легче ему было бы выпутаться в случае чего. Но теперь,
поскольку он все равно знал о Петре, я описал ему происшес-
твие. Это все равно не вывело нас на путь, но на всякий
случай он записал имя того мужчины.
- Джером Скиннер, - повторил дядя без особой надежды.
- Что ж, посмотрю, что из этого можно сделать.

..........

Вечером я передал всем разговор с дядей Акселем и со-
держание прочтенной мной книжки. Она настолько органично
вошла в мое сознание, что я просто "перелил" ее из себя в
других. Мы впитали ее, как впитывает влагу пересохшая зем-
ля. Но обсуждение мы отложили из-за возникшей опасности. В
результате совещания к окончательному выводу прийти не
удалось. Майкл сказал:
- Что ж, если вы с Розалиндой уверены, что в нашем
районе ничего не могло вызвать подозрения, значит след ве-
дет к человеку в лесу. Если источник он, то он должен был
сообщить свои подозрения инспектору своего района, а тот
передал их в рапорте нашему инспектору. Тогда об этом узна-
ли бы несколько человек, и запросы затронули бы Салли и
Кэтрин. Для нас плохо то, что это подозрение совпадает со
слухами о неприятностях со стороны окраин. Я посмотрю, что
можно будет узнать завтра, и сообщу вам.
- Но что нам лучше всего сделать?
- Пока ничего, - посоветовал Майкл. - Если вы правы
относительно источника, то образуются две группы: Салли и
Кэтрин в одной, и вы с Розалиндой, Дэвидом и Петрой в дру-
гой. Мы трое - я, Рэчел и Марк в этом не замешаны. Не де-
лайте ничего необычного, чтобы не возбудить подозрений.
Если дело дойдет до расспросов, мы должны обмануть их, дей-
ствуя, как договорились. Но наше слабое место Петра, она
слишком мала, чтобы все понять. Если они начнут с нее, то
это кончится для нас стерилизацией и ссылкой в окраины.
Это делает ее ключом ко всему делу. Они не должны
заподозрить ее. Возможно, ее и не подозревают, но так как
она была с вами, то могут начать подозревать. Если к ней
будет проявлен какой-нибудь интерес, то нужно предпринять
что-то, иначе она выдаст нас всех.
Вероятно, это минует нас, но если дело будет ухуд-
шаться, Дэвид должен будет принять меры. Ваша обязанность,
Дэвид - следить, чтобы ее не допрашивали ни в коем случае.
Если для того, чтобы предотвратить это, нужно будет убить
кого-нибудь, вы должны это сделать. Подозревать вас во вто-
ром убийстве вряд ли будут. Не забудьте, если они начнут
добираться до истины, то истребят всех нас.
Если наступит худшее, и спасти Петру вы не сможете,
лучше убейте ее, чем допустить стерилизацию и высылку в
окраины, так будет милосердней для ребенка. Вы поняли? Сог-
ласны ли вы с этим?
Все согласились.
Когда я подумал о маленькой Петре, искалеченной, ли-
шенной всего и посланной в окраины умирать с голода, я тоже
согласился. Да и прочитанное давало силы для борьбы. Види-
мо, суровые предложения Майкла и согласие всех остальных
тоже черпало силы оттуда. Нам было ясно наше место в этом
мире.
- Хорошо, - продолжал Майкл, - лучше будет, если вы
четверо и Петра подготовитесь к побегу в случае необходи-
мости.
Он начал об_яснять все подробно. Трудно было выбрать
наиболее пригодный способ действия. Открытое действие со
стороны одного из нас могло навлечь подозрение на всех
остальных. Наше несчастье заключалось в том, что мы узнали
о расспросах именно тогда, а не на два дня раньше...



ГЛАВА 12.

Обсуждение и совет Майкла сделали угрозу раскрытия
более близкой, чем я считал, когда до этого говорил с
дядей Акселем. Приходилось осознавать, что рано или поздно
мы встанем перед необходимостью действовать. Тревога не
уляжется сама собой, а мы не сможем жить как прежде. Я
знал, что беспокойство Майкла возросло на протяжении года,
и сейчас я вполне разделял его чувства. Я даже решил сде-
лать некоторые приготовления к побегу: перед сном положил
поближе лук и колчан со стрелами, разыскал сумку и уложил
туда несколько буханок хлеба и сыр. А на другой день я
решил приготовить узел с одеждой, обувь и другие вещи, ко-
торые могут понадобиться, и спрятать их в каком-нибудь
удобном месте вне дома. Кроме того, понадобится одежда для
Петры, одеяла, что-нибудь для питьевой воды и надо не за-
быть трутницу...
Засыпая, я все еще обдумывал необходимые приготов-
ления...

..........

Прошло не более трех часов, и я был разбужен щелканьем
замка в двери. Луны не было, но света звезд было достаточ-
но, чтобы различить у двери маленькую белую фигурку.
- Дэви, - сказала она, - Розалинда...
Но говорить уже не было надобности. Сама Розалинда
возбужденно передавала:
- Дэви, мы должны уходить как можно скорее. Они взяли
Салли и Кэтрин...
Вмешался Майкл:
- Поторопитесь вы оба, пока еще можно уйти. Они взяли
Салли и Кэтрин одновременно, десять минут назад. Если бы
они знали больше о нас, то послали бы отряд и за вами. Быс-
трее уходите.
- Встретимся у мельницы. Быстрее... - Добавила роза-
линда.
Я сказал Петре словами:
- Оденься побыстрее. Надень комбинезон. И тихо...
Вероятно, она не восприняла смысл наших мыслей в пол-
ном об_еме, но уловила общую тревогу. Поэтому она кивнула и
исчезла в темноте коридора. Я оделся и свернул одеяло с
кровати в узел. Потом взял лук, стрелы и сумку с едой.
Петра уже была одета. Я собрал одеяло с ее постели и
связал их со своими.
- Не надевай туфли, - прошептал я. - Возьми их в руки
и пойдем тихонько на цыпочках как кошки.
Во дворе я положил сумку и узел, мы надели обувь.
Петра начала говорить, но я приложил палец к губам и послал
ей мысленный образ Чебы, черной кобылы. Она кивнула, и мы
осторожно пересекли двор. Открывая дверь конюшни, я услышал
отдаленный звук и замер, прислушиваясь.
- Лошади, - прошептала Петра.
Да, это были лошади. Стук копыт, и слабое позвякивание
упряжи.
Искать седло и упряжь для Чебы не было времени. Мы вы-
вели ее из стойла и взобрались на нее с колоды. Вещи я дер-
жал перед собой, а Петра сидела сзади, обхватив меня рука-
ми.
Мы тихо выехали со двора и двинулись по тропе вниз, к
ручью, а топот копыт за нами приближался к дому.
- Ты уехала? - Спросил я Розалинду и дал ей понять,
что случилось с нами.
- Десять минут назад. Я подготовила все заранее, - с
осуждением сказала она мне. - Мы полностью выложились,
чтобы связаться с тобой. К счастью проснулась Петра.
Петра послала свою возбужденную мысль. Она хотела
знать, что случилось. Это было как фонтан искр.
- Тише, дорогая. Немного потише, - запротестовала
Розалинда. - Скоро мы тебе все расскажем, - она немного
помолчала, чтобы прийти в себя от ослепительного действия
мысли Петры. - Салли? Кэтрин? - Спросила Розалинда.
Они ответили вместе.
- Нас отвезли к инспектору. Мы делаем вид, что ничего
не понимаем. Правильно?
Майкл и Розалинда согласились с этим.
- Мы думаем, - продолжала Салли, - что нам следует за-
крыть для вас свой мозг. Нам будет легче выдавать себя за
нормальных, если мы действительно не будем знать того, что
происходит. Поэтому не пытайтесь связаться с нами.
- Хорошо, но мы будем слушать вас, - согласилась роза-
линда. Она направила свои мысли ко мне. - Быстрее, Дэви. На
ферме зажглись огни.
- Мы едем, - ответил я. - Но потребуется немало време-
ни, чтобы определить в темноте, куда мы уехали.
- Они поймут по теплу в конюшне, что вы не могли
уехать далеко, - заметила она.
Я оглянулся. В окнах дома зажегся свет, по двору кто-
то шел с лампой. До нас слабо доносились звуки голосов. Мы
добрались до берега ручья. Здесь уже можно было пустить
Чебу рысью. Проехав полмили, мы добрались до брода, затем
еще четверть - и мы уже оказались возле мельницы. Благора-
зумнее с нашей стороны было миновать ее осторожно, чтобы
никто не проснулся. Во дворе мельницы на цепи была собака,
но она не залаяла. Я уловил облегченный вздох Розалинды,
идущий откуда-то спереди.
Мы поскакали туда, и через некоторое время я заметил
какое-то движение под деревьями у тропы. Я повернул туда
кобылу и обнаружил Розалинду вместе с двумя гигантскими
лошадями ее отца. Огромные животные возвышались над нами.
На спинах у них были две плетеные корзины. Розалинда стояла
в одной из корзин с луком в руке.
Я под_ехал, и она наклонилась, чтобы посмотреть, что я
привез.
- Дай мне узел, - сказала она. - А что в сумке?
Я ответил.
- Это все, что ты взял? - Неодобрительно спросила она.
- Мы слишком торопились, - ответил я.
Она укрепила узел между корзинами, я же поднял Петру,
и Розалинда, схватив ее за руки, усадила ее на сверток с
одеялами.
- Нам лучше держаться вместе, - сказала она. - Для те-
бя найдется место во второй корзине. Оттуда ты сможешь
стрелять налево, - и она выбросила из корзины маленькую
веревочную лестницу.
Я слез со спины Чебы, повернул ее головой к дому и
шлепнул по боку, затем взобрался во вторую корзину. Как
только ноги мои коснулись спины гигантского животного,
Розалинда дернула поводья, и мы двинулись. Вторая лошадь
пошла за нами.
Некоторое время мы двигались рысью, пока не достигли
берега ручья. Здесь от дороги ответвлялась тропа. Мы поеха-
ли по ней, а потом прямо по болотистой почве к другому
ручью. Примерно четверть мили мы шли по дну этого ручья,
затем прошли еще один участок неровной топкой земли. Вскоре
почва стала тверже, потом копыта лошадей зазвенели о камни.
Мы замедлили ход. Животные с трудом пробирались среди
камней. Я понял, что Розалинда пытается скрыться от прес-
ледователей так, чтобы они не нашли наши следы. Вероятно, я
непроизвольно послал ей эту мысль, ибо она откликнулась
довольно холодно:
- Жаль, что ты так мало думал, и так много спал.
- Я начал собираться, - возразил я, - но решил закон-
чить сборы завтра. Мне казалось, что у нас еще есть время.
- А когда я хотела поторопить тебя, то ты по-свински
спал. Моя мать и я целых два часа привязывали эти корзины и
готовили все необходимое, а ты все спал.
- Твоя мать? - Недоуменно спросил я. - И она все
знает?
- Она давно что-то подозревала. Не знаю, что именно,
она об этом со мной не говорила. Видимо, она считала, что
пока не выразит свои подозрения словами, все будет хорошо.
Когда вчера вечером я сказала ей, что вероятно должна буду
бежать, она заплакала, но не показалась слишком уж удив-
ленной. Она не пыталась отговорить меня. Вероятно, она
давно уже решила, что когда наступит необходимость, она по-
может мне бежать. Так она и поступила.
Я задумался о ее словах. Я не мог себе представить,
чтобы моя мать сделала что-нибудь подобное для Петры. И од-
нако она плакала, отсылая тетю Гэррист. А тетя Гэррист была
более чем готова нарушить законы чистоты. А мать Софи? Я
подумал, что множество матерей готовы закрыть глаза на
нарушителей правильного облика, и что многие делают это в
тайне от инспектора. Я думал также, будет ли в глубине души
моя мать радоваться, что я взял Петру с собой в побег.
Мы двигались, все время меняя направление, чтобы запу-
тать следы. Здесь было множество каменистых участков и
ручьев. Наконец, поднявшись по крутому склону, мы вступили
в лес.
Вскоре мы обнаружили тропу, ведущую на юго-запад. Мы
не рискнули оставить на ней следы гигантских лошадей и дви-
нулись параллельно тропе, пока было темно. Когда небо начало
сереть, мы свернули глубже в лес и нашли поляну, заросшую
травой, годной для лошадей. Здесь мы стреножили их и пусти-
ли пастись.
После еды - хлеба с сыром - Розалинда сказала:
- Ты спал больше меня, поэтому твоя очередь дежурить
первым.
Они с Петрой удобно завернулись в одеяла и скоро усну-
ли.
Я сидел рядом с луком на коленях. Около меня, на зем-
ле, лежало с полдюжины стрел. Ничего не было слышно, кроме
пения птиц. Изредка пробегало какое-нибудь маленькое живот-
ное. Доносились звуки жевания наших лошадей. Солнце встало и
сквозь ветви бросило на нас свои лучи. Стало гораздо теп-
лее. Время от времени я вставал и обходил по краю поляну с
луком и стрелами. Я ничего не надеялся обнаружить, но это
помогало бороться со сном. Потом я стал обдумывать послед-
ний мой разговор с дядей Акселем и прочтенное мной тогда.
Ведь до сего момента у меня не было времени всерьез разоб-
раться с этим. Только теперь я осознал, насколько своевре-
менно дал мне дядя Аксель такую мощную идейную основу и
поддержку. Как тщательно и долго он готовил меня к ее
восприятию. Благодаря этому, сейчас я действовал вполне
целеустремленно и, во вском случае, без паники, хотя даже
не знал, куда двигаться дальше.
Под воздействием таких размышлений я поклялся всегда
быть злейшим врагом всякого проявления тирании над челове-
ческим разумом.
Через несколько часов до меня донеслись мысли Майкла.
- Где вы теперь? - Спросил он.
Я об_яснил.
- Куда вы направляетесь?
- Пока на юго-запад, - ответил я. - Мы думаем двигать-
ся по ночам, а днем отдыхать.
Он одобрил это решение, а потом добавил:
- К несчастью, из-за опасения новых набегов из окраин
увеличилось число патрулей. Не думаю, что со стороны роза-
линды было разумно брать этих гигантских лошадей. Если их
увидят, то известие об этом разнесется, как лесной пожар,
даже одного следа будет достаточно.
- Обычные лошади не могут двигаться с такой скоростью,
- ответил я. - У них и выносливость гораздо меньше.
- А скорость вам понадобится, Дэви. Тут настоящий ад.
Они разузнали о нас гораздо больше, чем мы предполагали. Но
о Марке, Рэчел и обо мне они не подозревают. Но они очень
обеспокоены. За вами будут посланы поисковые группы. Я хочу
записаться в одну из них добровольцем. Скажу, что заметил,
как вы двигались на юго-восток. Если это не подействует, то
Марк постарается увести их на северо-запад.
Если вас кто-нибудь увидит, постарайтесь помешать ему
рассказать о вас любым способом. Но только не стреляйте из
ружья. Имеется приказ не использовать ружей без крайней
необходимости, только как сигнал. Все ружейные выстрелы бу-
дут расследоваться.
- У нас нет ружья, - сказал я.
- Тем лучше. У вас не будет соблазна пустить его в
ход. Но они думают, что оно у вас есть.
Я заранее решил не брать с собой ружья, частично из-за
шума от выстрела, частично потому, что его очень долго пе-
резаряжать и тяжело нести, к тому же оно становится беспо-
лезным, как только кончается порох. У стрел не такая даль-
ность, но зато они совершенно бесшумны. И вы можете выпус-
тить их дюжину, пока противник перезарядит ружье.
В разговор вмешался Марк:
- Я все слышал. Буду держать наготове слух про северо-
запад.
- Хорошо. Но не распускай его, пока я не скажу. Я ду-
маю, что Розалинда сейчас спит. Скажи ей, пусть свяжется со
мной, когда проснется.
Я пообещал, и они на время отключились. Я продолжал
нести свою вахту еще в продолжении нескольких часов, а по-
том разбудил Розалинду. Я лег на ее место, передал ей
просьбу Майкла и через минуту или две уснул.

..........

Возможно, я спал некрепко, а может, это было простым
совпадением, но я проснулся и тут же уловил полную боли
мысль Розалинды:
- Я убила его, Майкл... Он мертв...
Затем она начала посылать хаотические, панические об-
разы.
Твердо и уверенно прозвучали мысли Майкла и Марка:
- Не пугайся, Розалинда. У тебя не было другого выхо-
да. Это война. Война между нами и ними. Не мы начали ее, но
мы имеем столько же прав на существование, сколько и они.
Не бойся, Розалинда, ты должна была это сделать.
- Что случилось? - Спросил я, садясь.
Они не обратили внимания на мой вопрос, или были слиш-
ком заняты, чтобы заметить мое пробуждение.
Я осмотрел полянку. Петра спала рядом со мной, гигант-
ские лошади спокойно паслись и щипали траву. Вновь послыша-
лась мысль Майкла:
- Спрячь его, Розалинда. Постарайся найти яму и при-
сыпь его листьями.
Пауза. Потом Розалинда уже не такой отчаянной, но все
же окрашенной горечью мыслью, согласилась. Я встал, взял
лук и пошел в том направлении, где находилась Розалинда.
Дойдя до края поляны, я сообразил, что оставил Петру
беззащитной, и дальше не пошел.
Вдруг среди ветвей появилась Розалинда. Она медленно
шла, вытирая стрелу об охапку листьев.
- Что случилось? - Повторил я.
Но она, казалось, утратила контроль над своими мысля-
ми, они были смяты и разорваны чувством отчаяния. Подойдя
ближе, она сказала словами:
- Это был мужчина. Он нашел следы лошадей. Я видела,
как он шел по ним. Майкл сказал... О, я не хотела этого,
Дэвид, но что я могла сделать?
Глаза ее были полны слез. Я обнял ее, и она заплакала,
положив голову мне на плечо. Я ничем не мог ее успокоить.
Ничем, кроме того, что повторить слова, сказанные Майклом
о том, что сделанное ею было абсолютно необходимым.
Через некоторое время мы медленно пошли обратно. Она
села рядом со все еще спящей Петрой. Я спросил:
- Как насчет его лошади? Она убежала?
Она покачала головой.
- Не знаю. Наверное, у него была лошадь, но когда я
его увидела, он шел по нашим следам пешком.
Я подумал, что стоит вернуться по его следам и найти
привязанную лошадь. Пройдя с полмили, я не нашел лошади, а
также каких-либо следов, кроме тех, что оставили наши
гигантские лошади. Когда я вернулся, Петра уже проснулась и
разговаривала с Розалиндой. День продолжался. Не было слышно
ни Майкла, ни остальных. Несмотря на случившееся, казалось,
что лучше оставаться на месте, чем двигаться днем с риском
быть обнаруженными. Поэтому мы решили ждать.
Вдруг, вскоре после полудня, что-то донеслось до нас.
Это не было мысленным образом, это не имело формы, это
был взрыв отчаяния, подобно крику агонии. Петра вскрикнула
и с плачем кинулась в руки Розалинды. Удар был такой, что
причинил боль всем нам. Розалинда и я смотрели друг на дру-
га широко раскрытыми глазами. Руки мои дрожали. Но мысль
была так бесформенна, что мы не могли даже сказать, от кого
она принята.
Затем была боль и стыд, смесь, перекрываемая безнадеж-
ным отчаянием, характер которого свидетельствовал, что пос-
лала его Кэтрин. Розалинда взяла меня за руку и крепко сжа-
ла. Мы терпели, пока не ослабела острота мысли.
Внезапно вступила Салли, отрывисто и с чувством любви
и сострадания к Кэтрин, а потом с болью, к нам, остальным.
- Они ее сломали. Они сломали Кэтрин. Кэтрин, доро-
гая... Они пытали ее. Вы не смеете осуждать. Это могло слу-
читься с каждым из нас. Она не может сейчас нас слышать...
О, Кэтрин, дорогая... - Ее мысли растаяли в остром отча-
янии.
Майкл, сначала неуверенно, а потом все тверже и тверже
сказал:
- Это война. Когда-нибудь и я убью за то, что они сде-
лали с Кэтрин.
После этого около часа ничего не было слышно... Мы
неубедительно пытались успокоить Петру. Она мало поняла из
того, что произошло, но она уловила интенсивность нашей
тревоги и испугалась.
Потом вновь послышалась мысль Салли, очень тихая,
слабая, как если бы Салли заставляла себя посылать ее.
- Кэтрин созналась, я подтвердила, что она говорила.
Они заставили бы меня тоже, в конце концов. Я... - Она за-
колебалась. - Я не смогу этого выдержать. Только не раска-
ленное железо... Простите меня все... Простите нас обеих...
- Она оборвала свою мысль.
Майкл с беспокойством сказал:
- Салли, дорогая, конечно мы не осуждаем вас...Никто
из нас. Мы понимаем. Но мы должны знать, что вы сказали им.
Как много они знают?
- О мысленных образах... И о Дэвиде, и о Розалинде.
Они были почти уверены в этом, но им нужно было подтверж-
дение.
- О Петре тоже?
- Да... О! О!.. - Донеслась волна угрызения совести и
раскаяния. - Мы вынуждены были... Бедная маленькая Петра...
но они и без нас знали. Это была единственная причина, по
которой Дэвид и Розалинда могли взять ее с собой. Наша ложь
не спасла бы ее.
- О ком еще?
- Ни о ком. Мы сказали, что больше никого не было. Я
думаю, они верят в это. Они все еще задают вопросы. Хотят
узнать побольше. Они хотят знать, как мы создаем мысленные
образы, и как далеко они ощущаются. Я солгала им. Сказала,
что не дальше пяти миль. К тому же, сказала я, на таком
расстоянии они едва различимы... Кэтрин почти без сознания.
Она не может говорить с вами. Но они продолжают задавать
вопросы снова и снова и снова... Ее ноги, Майкл, ее бедные,
бедные ноги...
Мысль Салли окрасилась болью и исчезла.
Все молчали. Я подумал, что мы слишком поражены и изра-
нены. Слова можно было произнести, а затем истолковать, но
мысленные образы были внутри нас, и они причиняли боль...

..........

Солнце уже было низко, и мы начали собираться, когда в
контакт с нами вновь вступил Майкл.
- Слушайте, - сказал он, - они восприняли все это очень
серьезно. Они очень встревожены. Обычно отклонения в районе
легко обнаруживались. Никто не может появиться где-нибудь
без удостоверения, всех вновь рожденных осматривает инспек-
тор. Их особенно встревожило то, что у вас нет никаких внеш-
них признаков. Мы жили около них примерно двадцать лет, и
они ничего не подозревали. Мы ничем не отличаемся от нор-
мальных. Разослано описание вас троих, в нем вы официально
признаны мутантами... Это значит, что вы не люди и лишены
всех прав, какие дает человеку общество... Всякий, кто помо-
гает вам, совершает уголовное преступление. Всякое утаивание
сведений о вас также будет караться.
Следовательно, вы вне закона. Любой может выстрелить в
вас без предупреждения и не будет наказан. Назначена боль-
шая награда, если вас доставят мертвыми, но еще большая за
живых.
Последовала пауза. Мы обдумывали услышанное.
- Не понимаю, - сказала Розалинда. - Если бы нам поз-
волили уйти и не возвращаться...
- Они боятся нас. Они хотят захватить нас и узнать о
нас побольше, поэтому и назначена большая награда. Это уже
не вопрос о правильности облика, хотя говорят они об этом.
Они увидели в нас реальную опасность. Представьте себе, что
нас много, что мы способны улавливать мысли друг друга и
координировать свои действия без необходимых им слов и пос-
ланий, тогда они не смогут контролировать нас и охранять
свою власть.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я