Здесь магазин https://Wodolei.ru 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Трясется весь, - неприязненно покосился на Барука король. - Поседел... Часто с ним Повелитель беседует, не всякий выдержит. Скоро помрет.
- Скорей бы, - поддержал Стэффа воевода Ашкель, всюду следовавший за королем. - Ух, гадина!
- Ваше Величество!
Король обернулся и увидел перед собой коленопреклоненного Олафа. Он легко коснулся его головы рукой, позволяя встать.
- Скорей бы отросли твои волосы, - усмехнулся Стэфф. - А то ты на себя не похож.
- Они торопятся согласно Вашей воле... - сотник поднялся.
Прежде он отличался в любой толпе длинными черными волосами, которыми очень гордился. Но как-то раз в горном завале, устроенном повстанцами, Олафу защемило их между двумя волосами, пришлось отрезать.
- Ты уже все доложил Повелителю?
- Да, встретил его первым, - приврал Олаф, чувствуя обиду в голосе короля. - Но я готов все подробно повторить для Вас.
- Это лишнее, мы тут все немного устали. Надеюсь, Повелитель Чивья сделает милость и сам отдаст мне полученные знания. Все люди живы?
- Люсьен, хажец, прибыл со мной, но вот Стас попал в плен к джетам. Это такие люди, вроде повстанцев, они...
- Не трудись, я же сказал, - остановил его король и пошел прочь. - Отдыхай, Олаф-сотник.
Олаф проводил Малого Повелителя глазами с досадой сплюнул. Вот, еще не хватало испортить отношения с королем! Стэфф не захотел даже выслушать доклад, обиделся, что его обошли.
- Зря ты так, - к нему приблизился Люсьен, стоявший до того в сторонке. - Все же он король и...
- Ну, хватит меня учить. Я торопился к Повелителю - не терять же время на формальности! Тем более я думал, что он не заметит, - сотник опять сплюнул. - Зачем нам свой Малый Повелитель? Вполне хватило бы и одного, большого.
- Ты опять говоришь нехорошие вещи, - хажец испуганно оглянулся на стоящую рядом охрану Повелителя.
- Ладно, больше не буду. Тем более ты говоришь, что я тоже скоро стану королем. Ты можешь пока прикорнуть где-нибудь, мне-то придется ждать.
- Я лучше с тобой постою. Эти раненые смертоносцы, они так стонут, будто земля гудит, - Люсьен даже немного дрожал. - Ты ведь знаешь, я открыт для них, я все это постоянно слышу.
Догорали костры, на поле брани опускалась тень. Понемногу возвращались отправившиеся преследовать врага отряды. Олаф и Люсьен опустились на землю, прижались друг к другу спинами - так они часто сидели во время прошлых вылазок, когда нельзя или не из чего было развести костер. Хажец, чьи мысли всегда были открыты для пауков, боялся даже подумать о Повелителе, чтобы не потревожить его. Как на зло, другие мысли в голову не лезли.
- Я все думаю о Стасе, - решил он помочь делу разговором. - Как теперь с ним? Надо же вытаскивать парня из ямы, мы его там бросили.
- Повелитель скажет, что предпринять, - беспечно отозвался Олаф, а стражник сморщился. - Старик успеет подумать обо всем, и слугу своего не забудет. Правда, Стас не совсем его подданный... Но пошел туда вместе с чивийцами.
- Налет надо сделать вот как, - продолжил Люсьен. - Подловить на берегу какую-нибудь ладью и перебить всю команду. То есть не всю, а кроме нескольких. Ты с ними... Поработаешь, как с Важелем собирался, а потом поплывем к Джемме. Нет, атамана тоже надо в живых оставить, чтобы он руками махал, как у джетов заведено. А потом просто налетим и... Нет, сначала надо еще узнать, где находится эта яма, чтобы быстрее его найти. Потом опять а ладью.
- Ты мог бы сначала все продумать, а уж потом мне все рассказать, - зевнул сотник. - Можно так сделать. Одно плохо в твоем плане.
- Долго, да? Думаешь, не успеем?
- Может, и успеем, если к западному берегу пойдем и там окажется ладья. Но есть еще одна сторона, нехорошая.
- Какая же? - задумался стражник. - Сильда? Думаешь, он без нее не захочет уходить? Так я ему дам разок по голове, и на руках перенесу в лодку.
- Да нет, - вздохнул Олаф, - по голове и я могу дать. Дело в том, что пока перебьем команду ладьи, пока будем штурмовать Джемму - потеряем несколько десятков людей. Ради одного.
Люсьен встал, обошел сотника и сел к нему лицом.
- Но разве это неправильно - выручать своих? Повелитель ведь послал отряд за нами, и многие погибли. Зижду ведь никто не обвинит, верно?
- Никто. Для смертоносцев честь прежде всего, они своих не бросают. Любые потери оправданы. С джетами Повелитель только начал еще, он будет мстить и дальше. Это война... Но разумна ли месть? Мертвых не вернешь, а живых потеряешь. Со Стасом примерно такая же история... - сотник рассеянно сорвал покрытый инеем стебелек и понюхал его. - Вот, скажем, если бы на Джемме сидел я... Да ты вспомни, чего мы больше всего боялись! Что Зижда вернется раньше и поплывет к островам на плотах. А мы бы с берега смотрели, как их убивают.
- Стас про это не думал, - возразил Люсьен. - Он же мало что понимает, этот парень. Темный совсем. Жалко его.
- А тех, кто погибнет его выручая - не жалко?
Стражник помолчал. Олаф все внимательнее принюхивался к стебельку.
- Все равно нельзя его там оставлять, - изрек наконец Люсьен. - Если даже живым не застанем - хоть отомстим. А иначе ведь всю жизнь корить себя будешь, что друга не выручил! Олаф, скажи мне, что ты думаешь так же!
- Я думаю так же, - машинально проговорил сотник. - Еще думаю, что нашел новый вид наса. Он есть степной, а есть горький, горный. Этот, получается, будет лесным.
- Да я давно их заметил, эти кустики-недоростки, - пожал плечами Люсьен. - Зачем они нам? Ими только повстанцы обкуриваются, чтобы Фольша своего увидеть.
- Да я не буду обкуриваться, - пообещал сотник. - Я только перед сном немного подышу дымком, чтобы королева Тулпан приснилась, и все.
"Олаф-сотник!"
- Я здесь, мой Повелитель! - Олаф подскочил и бегом кинулся к Старику, который медленно поворачивал своего огромное тело.
Очень давно Смертоносец Повелитель Чивья не покидал Дворца. Туда приходили помощники, самки, люди, приносили пищу и очень редко - воду. Широкие залы были вдоль и поперек перетянуты тенетами, старыми, прочными. Часто в раздумьи старый паук ткал паутину, порой наоборот, съедал ее. И вот теперь он снова оказался на ветру, под снегом, в чужой земле.
- Я могу развести костер! - сказал сотник, прерывая молчание. - Только прикажи!
"Ты всегда был чутким, Олаф-сотник. Самым чутким из известных мне людей. Ты привел когда-то в Чивья этого человека по имени Барук. Кажется, я узнал от него все. Боюсь, скоро он умрет, человеческое сознание слишком слабо. Поручаю его тебе."
- Мне?.. - Олаф растерянно посмотрел на сидящего в траве Барука, бессмысленно пускающего слюни после очередного вторжения в свое сознание. - Но я думал... Он же пленный. Пленный враг!



"Барук - не повстанец. Стрекозы похитили его еще юношей. Он не нарушил Договор, он лишь предал своего Повелителя. Мы не станем казнить его. Если Барук сможет жить - пусть живет. Больше он не изменит."
- Но что с ним сделаю я?
"Другие просто убьют. Тебе он может пригодиться. Пока ничего с ним не делай. Я думал о тех новостях, что ты принес."
Старик замолчал. Олаф замер, глядя в холодные умные глаза. Он и не подозревал, что когда-то эти глаза рассматривали огромных людей из угла, из крохотной паутины.
"Завтра мы должны прийти в Тчалка, или Темьен, как называли его твои джеты. Нам нужно захватить город, хотя бы один из трех. Ты пойдешь с нами, у меня будет поручение к тебе. Но не смей ввязываться в бой, ты понадобишься своему Повелителю и потом."
- Твоя воля - закон! - Олаф припал на колено, полагая, что разговор завершен.
"Хажец хочет узнать о судьбе морского человека Стаса. Скажи ему, что Повелитель помнит о нем. Но у нас слишком мало сил, чтобы послать большой отряд на Джемму. Весь Иткан придет воевать с нами этой зимой. Скажи ему, что я надеюсь на Олафа-сотника. Пусть он придумает, как помочь морскому человеку и скажет мне. Так и передай хажцу."
- Твоя воля - закон... - пробормотал обескураженный сотник.
"Иди. Но не кури много наса, от этого у двуногих случаются болезни. Желаю увидеть хороший сон."
- Твоя воля - закон... - Олаф уходил спиной вперед и едва не споткнулся.
Повелитель Чивья отвернулся от него, но добавил:
"Передай мои наилучшие пожелания королеве Тулпан. И не забудь о Баруке."
Сотник будто во сне остановился, покачнулся, снова пошел вперед. Барук все так же сидел на траве. Олаф взял его под мышки, приподнял и оттащил к Люсьену, сам тяжело опустился рядом.
- Ну что? - спросил хажец. - И зачем ты его принес? Чтобы я ему шею свернул?
- Дай отдышаться, - попросил Олаф.
Повелитель шутил! Возможно ли такое? Весь опыт общения с пауками говорил сотнику: нет. Значит, всерьез просил передать королеве Тулпан свои пожелания? Во сне? Олаф не был уверен, что смертоносцы хорошо себе представляют, что такое человеческие сны. А еще он... Кажется, Старик издевался над Олафом!
- Так что сказал Смертоносец Повелитель? - не терпелось узнать Люсьену.
- Просил тебе... Приказал тебе передать, что он помнит о Стасе. Но отряд на Джемму послать не может, потому что у нас мало сил для той войны, которую мы ведем со смертоносцами.
- А что же делать?
- А это, как считает Старик, должен придумать Олаф-сотник. Что скажешь?
- Скажу: думай, раз приказали, - ехидно усмехнулся Люсьен.
Хажец мало общался со смертоносцами и в отличии от Олафа был склонен их очеловечивать. Он не знал, что часто пауки просто имитируют людские поступки, чтобы сделать двуногим приятное, а точнее - оказать уважение. Так восьмилапый Иржа, Око Повелителя Ужжутака в Горном Уделе Хаж часто гладил принцессу Тулпан по голове лапой, но думал в это время только о том, чтобы не оторвать ей ухо когтями. Просто умный паук заметил, что после этого девушка становится откровеннее в своих мыслях.
- Думаю, - вздохнул Олаф, - уже думаю. Подожди, разыщу у кого-нибудь трубочку, подсушу нас и буду думать. Идем искать мою сотню, а там - местечко у костра, до утра не тронемся.
- Скажи, - на ходу поинтересовался Люсьен, - а смертоносцы берут пленных? Я как-то ни разу об этом не думал.
- Ты считаешь, что они - люди на восьми ногах! - рассмеялся Олаф и проходивший мимо лучник испуганно шарахнулся в сторону от такого смелого высказывания. - Пленные им не нужны. Когда воля армии сломана, мысли и чувства врагов становятся открыты для смертоносцев. Поэтому они и побежали, хотя еще могли бы долго сражаться. Пауки воюют прежде всего сознаниями, а уж потом жвалами. Так что никого они в плен не берут и не пытают.
- А людей?
- Ну, людей иногда брали, - припомнил сотник. - Чтобы отвести к Повелителю. Тот проникает в любое сознание, ни мне, ни джетам не устоять. Потом обычно казнили, а вот почему Повелитель оставил в живых... Забыл!
Им пришлось вернуться и поднять на ноги неподвижного Барука. Тот повис на их плечах и вроде бы даже делал попытки идти.
- Зачем он отдал его мне?.. Может, ты и правда потихоньку свернешь ему шею, Люсьен?
- Вот ты предлагаешь мне такое, а ведь я открыт для любого смертоносца, - нахмурился стражник. - Узнают они через меня, что ты так исполняешь приказы Повелителя, будет тебе тогда весело.
- Я и забыл, - кивнул Олаф. - Ладно, попрошу кого-нибудь другого.
Утром армия опять построилась в колонну и выступила. Позади к ней пристроились самки с потомством, замыкал строй сильный отряд прикрытия, заодно везший человеческих женщин и скарб двуногих. Повелитель теперь знал, что Тчалка находится совсем недалеко- он прочел это в сознании множества сломленных врагов.
Сотня Олафа, насчитывающая на самом деле сорок семь человек, оказалась едва ли не в самом хвосте армии, обернувшись, сотник мог увидеть самок. Вот только делать этого он не собирался - паучихи по его мнению были одними из самых неприятных, и в тоже время непредсказуемых существ. Все эмоции, отпущенные смертоносцам, природа отдала их женской половине. Крупные и сильные самки совершенно не умели подчиняться, и даже Повелителю порой приходилось терпеть их выходки.
- Знаешь, однажды самки набросились на Повелителя во дворце, когда я там был, - сказал он Люсьену, ехавшему рядом. - Не смотри на них.
- Я не на самок, я на паучат, - улыбнулся стражник. - Они такие забавные. Что ты сказал?!
- Что слышал. На паучат тем более не смотри. Так вот, сразу две самки ворвались во дворец и напали на Повелителя. Я как раз выходил, и едва успел отпрыгнуть в сторону. А там оказалась свежая, клейкая паутина, я застрял, потом меня освобождали восьмилапые.
- Но как же... - Люсьен не мог прийти в себя. - Нет, правда? Напали на Повелителя?
- Такими вещами не шутят, да еще в присутствии Зижды, - сотник, выспавшийся и сытый, несильно стукнул кулаком по спине везущего его смертоносца. - Конечно, телохранители их не пустили. Но в ярости самки укусили троих.
- Насмерть?
- Ты слышал, чтобы восьмилапые кусали как-то иначе? Я - нет. И еще двоим оторвали лапы. Потом утихомирились и стали поедать мертвых.
- А Повелитель?
- Ушел поскорее в другой зал.
- Как странно, - вздохнул Люсьен.
"Люди странные," - не преминул заметить Зижда. - "Я был бы счастлив накормить собой самку. Слава потомству!"
- Слава Повелителю, - улыбнулся Олаф, подумав про себя, что Старик к такому счастью не стремится.
Колонна шла быстро, потому что ночью преследующие отряды уничтожили всех смертоносцев - бежать быстрее врага им не позволяла гордость. Рано или поздно честь побеждала, паук останавливался и с облегчением погибал. Теперь Тчалка не имела армии. Люди уже знали об этом.
- А с кем мы будем сражаться? - спросил Люсьен. - С рабами?
- Догадайся! - хмыкнул Олаф. - С самками будем сражаться. В городах остались самки, и за потомство они оторвут голову кому угодно. Вот только строем атаковать не умеют, а то пришлось бы нам туго.
"Чужие самки," - заметил Зижда. - "Чужое потомство. Мы будем сражаться и победим."
- Ну конечно, победим. Слава Повелителю!
- Маленькая оказалась в Темьене армия, - не унимался Люсьен. - Я-то думал: три города, три армии...
- По сути это один город, потому что один Повелитель, - терпеливо объяснил сотник. - Армия все равно оказалась маленькая... Но за это мы должны сказать спасибо джетам.
"Джеты враги!"
- Я пошутил, Зижда. Конечно, джеты - наши враги. Но смертоносцев в Темьене мало только из-за их набегов и войны, которую они с ними вели. Иначе город начинался бы прямо здесь, я уверен, ведь в Иткене смертоносцы не воюют друг с другом, много потомства.
Далеко впереди ехала королевская сотня. Ее вел не Стэфф, как обычно державшийся возле Повелителя Чивья, а Владис. Смертоносцы рассыпались в три цепи, прочесывая местность. Врагов нигде не было видно, даже в небе не появлялось их шаров.
- Скука, - пожаловался принц приятелю, тощему рослому Дагелю. - Смотри, впереди уже стены, а мы никого не встретили. Ульма, передай мой приказ остановиться.
"Передал, Око Повелителя," - почти тут же ответил смертоносец, сотня остановилась, ожидая колонну.
Ни к чему было провоцировать самок на атаку, появляясь под стенами в таком малом числе. Дагель, тоже заскучав, встал на спину своего паука, огляделся.
- Вижу даже второй город, он левее этого. Местность плоская, если бы не ручьи и кустарник, было бы похоже не степь. Эй, а это там что?!
"Человек..." - неуверенно заметил Ульма. - "Только что был и исчез. Он... Он старается прятаться от меня, но плохо умеет."
- Так едем же! - обрадовался развлечению Владис. - Сотня пусть стоит на месте, а мы догоним наглеца!
Вдвоем с Дагелем они побежали мимо стен города к незнакомцу, стараясь правда держаться от затянутой паутиной твердыни подальше.
"Не чувствую самок," - сообщил Ульма.
- Разберемся! - Владис привстал в седле, выглядывая беглеца.
Тот уже понял, что его заметили и припустил бегом, перестав прятаться в кустарнике. Смертоносцы тоже теперь почувствовали его сознание и прибавили ходу, одновременно атакуя его на расстоянии. Человек держался недолго, вскоре зашатался и упал на землю, извиваясь всем телом.
- Хватит, хватит! - забеспокоился Владис. - Хочу поговорить с ним.
Они с Дагелем спешились и забросили на Ульму расслабленное тело. Воин тут же обыскал незнакомца и обнаружил в сапоге длинный нож, который показал принцу.
- Оставь у себя! - отмахнулся Владис. - Пошли назад Ульма, да пошарь мыслями еще раз по городу. Кто-то же должен там быть!
Но паук опять никого не обнаружил. Принц попросил его подъехать поближе, но и собственными глазами не разглядел никакого движения. Человек, которого он придерживал рукой, слабо зашевелился.
- Очухался?! Отлично! Кто такой?
- Раб Михаш, - промямлил тот и покрутил головой. - А ты кто будешь?
- К высоким господам положено обращаться как к нескольким, на "вы", - заметил Владис. - Коли ты раб, то мне не ровня. В этом городе кто-нибудь есть?
- Никого, - вздохнул Михаш. - Пощадите, высокий господин!
- Пощажу, - легко согласился принц. - Поговори со мной откровенно, и пощажу. А потом уж как смертоносцы решат.
Михаш понурил голову - как с ним решат смертоносцы, он ни секунды не сомневался. Однако множество людей, сидевших на пауках, разбудили его любопытство.
- Высокий господин, а если вы не раб, то кто же?
- Принц, - признался Владис. Они уже подъезжали к цепи. - Гордись знакомством. Останешься живой - просись в королевскую сотню. Но сперва поговори откровенно. Почему город пустой?
- Думаете, не сожрут меня? - шепотом спросил раб, глазами показывая на Ульму.
Дагель раскатисто засмеялся, Владис улыбнулся.
- Потом узнаешь, Михаш. Так почему город пуст? Где самки?
- Самки со всего Темьена собрались в одном городе, Западном. Так им проще от вас потомство защитить. А хотите, высокий господин, я вам план города нарисую? - Михаш окончательно пришел в себя и страстно желал помочь. - Вы ведь штурмовать их будете? Покажу, где рабы. Ох, то есть были рабы... Только в город меня с собой не берите, прошу, и сами не ходите. Уж очень злые самки.
- В одном городе... Ульма, пошли гонца.
"Послал, Око Повелителя."
- А ты почему не с ними? Ты же раб?
- Я сбежал, - признался Михаш. - Когда самки из нашего города уходили, то всех смертоносцев, их мало оставалось, перекусали. Чем-то прогневали они их. А людей всех еще раньше, ночью пожрали. Нервничали, и во всех городах так. Всегда самки рабов не обижали, а этой ночью как взбесились. Ох, а ничего, что я так говорю? - опять перешел на шепот Михаш.
- Он все равно слышит, - опять улыбнулся Владис. Раб был симпатичен ему. - Но ты как уцелел?
- Я давно собирался к джетам убежать, вот и учился, как от пауков прятаться. Зимой мы хотели уйти... Только недоучился немного, вот вы меня и заметили.
- Неправда, я тебя глазами увидал, - гордо заметил Дагель.
- Да, высокий господин! - тут же повернулся к нему раб. - Ваша правда! Так вот, когда самки стали лютовать, я в капусту зарылся. Там и просидел, а утром решил уйти подальше от Темьена, к джетам, да не успел.
- Надо говорить не "паук", а "восьмилапый", - поправил Михаша принц. - Дагель, он мне нравится! Вот только к джетам я тебя не пущу, парень, джеты наши враги. Радуйся, что не добрался до них, а то недолго бы прожил. Значит, всех людей самки съели ночью? Сколько же их было?
- Сотен пять, не считая детей, - вздохнул раб. - Думаю, кроме меня никто не уцелел, так неожиданно все началось. Ладно, высокий господин, не пускаете к джетам - останусь с вами, во всем помогать буду. Только не отдавайте рас... восьмилапым.
"Он подумал "раскоряка"", - пожаловался Ульма. - "Говорил правду. Ничего не знает о Договоре и не хочет воевать с джетами."
- Ну, это о нем не так уж плохо говорит, что не хочет, - высказался Дагель. - Не верю тем, кто сразу готов сторону переменить.
Михаш испуганно посмотрел на воина. Ульма обращался только к своим и раб его не слышал.
- Высокий господин! - опять заканючил он, - Не отдавайте меня восьмилапым!
- Они милостивы, особенно наш Повелитель, - утешил его Владис. - Скоро подойдет наша армия и ты встретишься с ним. Не бойся, просто будь честен, тогда останешься жив. Солгать же ему еще никто не сумел, понимаешь?
- Понимаю... - поник раб. - Повелитель.
От колонны прибежал гонец. Повелитель Чивья приказал отправить пленного к себе навстречу, а королевской сотне проверить восточный и западный города. Вскоре, распрощавшись с бледным от испуга Михашем, воины подъехали к стенам.
"Никого," - сказал Ульма. - "Или в укрытиях, где я их не чую. Или особенные люди."
- Мы и сами особенные люди! Вперед! - принц направил смертоносца в проход, под полотнища паутины.
Дагель обогнал командира, въехал в тень первым, приготовив лук. Постепенно вся сотня втянулась в город, разъехалась по узким темным улицам. Часто попадались истерзанные останки людей и пауков - самки в самом деле лютовали. Город напоминал степные, вот только был гораздо меньше, как раз в три раза. Нашлись здесь и Запретные Сады, где жили самки с потомством. Ульма остановился было, почувствовав рассеянные в воздухе и на стенах ферменты, но потом пошел дальше. Спустя короткое время стало ясно, что город совершенно пуст.
- Эх, а капусту-то мы не проверили! - воскликнул смешливый Дагель, уже когда они выехали прочь. - В капусте мог еще один раб найтись, для меня!
- Верно говоришь, но Повелитель близко, а приказ еще не выполнен, - улыбнулся Владис. - Я хоть и принц, а на службе, Око Старика в этом деле.
Точно также был проверен и южный город. Он также оказался пуст, и также имел многочисленные следы безумства разозленных поражением армии самок. Зато здесь нашлось и еще кое-что: около трех десятков шаров с привязанными к ним корзинами. Средства для передвижения по воздуху лежали, чуть покачиваясь на ветру, посреди площади и никуда улетать не собирались.
- Ульма, пусть их примотают паутиной на всякий случай, - сказал принц, внимательно осмотрев удивительные шары. - Повелитель разберется, как с ними быть. И пошли гонца, сообщи, что города пусты.
"Послан, Око Повелителя!" - отрапортовал смертоносец, одновременно выпуская изо рта тонкую клейкую нить.
Владис решил дать ему немного времени, а заодно размять ноги. Он спрыгнул на землю и немного прошелся, шевеля сапогами объедки людей. С ним рядом оказался Дагель, выполнявший функции телохранителя.
- Недурно они здесь попировали, а, дружище?
- Лучше и не сказать, принц. Самки, что с них взять... Они ведь к Договору отношения не имеют.
- Здесь вообще никто не имеет отношения к Договору, - поправил его Владис. - Страшная земля. Как бы не перекусили однажды и нами.
- Живыми не возьмут, - опять рассмеялся Дагель. - Ну а мертвыми - приятного аппетита!
Они вышли из города как раз вовремя - армия Чивья втягивалась длинной змеей между южным и восточным городами. Западный, в котором закрылись самки Тчалки, отделял от других неширокий, но быстрый ручей, стремившийся к далекому озеру. О нем Повелителю тоже уже доложили, и теперь люди прыгали со спин пауков, бежали к городу, где с помощью восьмилапых разбирали деревянные постройки. Скоро мост будет готов.
- А ведь здесь уже был мост, - Дагель обратил внимание принца на обломки свай. - Ну конечно, был ведь смертоносцы ходили из города в город! Самки догадались его разрушить. Странно...
- Чужая земля, чужие обычаи, - пожал плечами Владис. - Может быть, здесь и восьмилапые немного другие. Я слышал от речников, что им встречалась порода смертоносцев с восемью глазами, а не с десятью, как у наших. Пойду покажусь отцу.
Принц пешком подошел к группе телохранителей, закрывавших своими телами Повелителя Чивья. Они расступились, чтобы тут же сомкнуть ряды за человеком. Король Стэфф сидел на спине крупного паука, разглядывая западный город.
- Да, мой Повелитель! - услышал Владис голос отца, когда подошел ближе. - Все будет исполнено, как ты прикажешь! Твоя воля - закон. Ашкель, передай, чтобы мост разобрали, когда мы перейдем ручей. Самки останутся здесь.
Принц усмехнулся. Повелителю было бы куда удобнее самому передавать приказы людям, чем пользоваться посредничеством короля. Но Старик не забывал об уважении к двуногим, видя в этом не букву, но дух Договора. Владиса это всегда забавляло, сам-то он знал цену Малым Повелителям, каким однажды станет и сам. Если доживет...
- Все в порядке, сын? - Стэфф свесился с паука. - Я уже знаю, что вы захватили пленного! Молодец.
- Да в этом не было особого подвига, честно говоря, - пожал плечами принц. - так, поймали уцелевшего раба. Там в городах всюду кровь, кости и кишки, самки убили и сожрали всех.
- Что ж, эти люди сами выбрали свою судьбу, - пожал плечами Стэфф. - Мы уже знаем, что рано или поздно тут съедали всех.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я