https://wodolei.ru/catalog/sistemy_sliva/sifon-dlya-rakoviny/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Поселки летучки не трогают...
И в самом деле, осенью стрекозы не попытались напасть на поселки Хажа. То ли им не нравились сильные ветры, мешавшие летать, то ли просто слишком малы оказались поселения.
- Но мы же подданные королевы! - напомнил Аль. - Хаж надо защищать... Или уходить.
- Или оставаться, - старик прилег. - Я вот останусь. А ты как хочешь.
- Поесть дашь?
- Поищи там, клубни с ужина остались. Холодные, ну да тебе все равно, чем брюхо набивать, весь в покойную мать.
Пока Аль громыхал мисками, старик успел задремать. В поселке кричали все громче и воин обрадовался, что ушел от Варны. Сейчас приковыляет на одной ноге староста, захочет все узнать в подробностях... Кому нужны подробности, если Хажа больше не будет?!
Уминая холодные, склизкие клубни, сдобрив их щепоткой соли, Аль постепенно отвлекся от дурных мыслей. За окном светало, он погасил плошку, еще раз напился. Поспать бы... дверь резко распахнулась.
- Ну что там? - Аль недовольно повернулся и тут же застыл, выпучив глаза.
Кончик длинного меча вошел его ноздрю и чуть потянул кверху. Маленький длинноусый человек в странной, обшитой хитином куртке, с усмешкой рассмотрел поселянина, приложил узловатый палец к губам. Аль скосил глаза и увидел, как над отцом склонился смутно знакомый, черноволосый и смуглолицый воин.
- Спит, - очень тихо сказал он. - Ну и пусть спит. Тебя как звать, парнишка?
- Аль, - немного в нос сказал поселянин, будто стараясь выдохнуть сталь.
- Отстегни меч, отдай мне и садись, - предложил сухощавый. - А то иссопливишь мне все оружие.
Поселянин выполнил требование и наконец смог дышать спокойно. В поселке по прежнему перекликались женщины, кто-то громко рыдал неподалеку. Дверь опять открылась, в комнату скользнул крепкий человек, быстро огляделся.
- А я его знаю! - улыбнулся он. - Это Аль. Так, верно?
- Верно, - за поселянина ответил смуглолицый. - Он уже признался, но ты помешал узнать самое интересное. Хаж пока устоял, Аль, или вы уже слуги стрекоз?
- Хаж... - до воина дошло наконец, что происходит. - Люсьен! Ты вернулся! А сейчас, наверное, как раз дворец штурмуют, стрекозам на помощь речники пришли. Так там можно жить, за перевалами?
- Об этом потом, - смуглолицый встал и от этого движения отец Аля проснулся. - Сейчас стрекозы и речники штурмуют дворец? Люсьен, это ведь довольно далеко, мы можем не успеть!
- Шар надо поднимать, - сказал маленький усатый человек, который уже успел доесть клубни и отыскать на полке кувшинчик с настойкой. - С ночи вам повторяю: поднимайте шары, долетим и все узнаем.
Олаф, имя которого аль наконец-то припомнил, распахнул дверь, больше не скрываясь.
- Зижда! Выходи!
Снаружи послышался топот, скрипнул, разваливаясь заборчик. Аль оставался на месте но по тому, как упала тень на фигуру чивийца догадался, что к нему подошел смертоносец.
- Зижда, сейчас стрекозы и речники штурмуют дворец Хажа, если не поможем сейчас - можем уходить обратно.
"Приказ Повелителя - помочь королеве Тулпан," - для всех сказал паук. - "Ты хочешь лететь на шарах?"
- Да!
Смертоносец задумался. Его уже заметили женщины, кто-то вскрикнул от страха, кто-то наоборот радостно заголосил. Остальные восьмилапые, неся на себе груз и людей, входили в поселок не скрываясь.
"Я Око Повелителя, и должен думать о Чивья," - изрек наконец смертоносец. - "Мешш говорит, что с обрыва видит множество стрекоз над дворцом. С ними лучники, на шарах мы будем беззащитны. Но у тебя есть три маленьких сильных лука, Олаф-сотник, я позволю тебе подняться на одном шаре и попытаться долететь до дворца. Мешш уже готовится к подъему."
- Полетим вместе, как я тебе и говорил! - Сайка сорвался с места. - Три арбалета, ты будешь заряжать, а я стрелять! Жуть как хочется попробовать!
- А ты, Зижда? - на минуту задержался Олаф в дверях.
"Мы попробуем приблизиться к дворцу скрытно, отряд на дороге будет уязвим для летучек."
Пожалуй, Олаф и сам не мог бы рассудить лучше. Оттолкнув Люсьена, который пытался доказать, что лететь должен он, сотник побежал вслед за Сайкой к Мешшу. Шар Фольша бился в кармане, указывая направление, поэтому чивиец сократил путь через огороды и первым оказался возле шара.
Существо уже получило команду и старательно раздувало проклеенную паутину. Мешш уже забрался в корзину. Рядом пристроился Олаф, принял от Вика два арбалета, колчаны стрел. Зижда от дома успевал распорядиться всем. Добрался запыхавшийся Сайка, взял третье оружие.
- Как это ты так быстро? - изумился атаман, устраиваясь по другую сторону от паука. Шар натянул тянущиеся к нему нити паутины, корзина будто стала легче. - Давай попробуем. Просто передавай арбалеты мне, а я тебе.
Олаф не стал спорить. Немного задевая в тесноте Мешша и паутину, они наконец приноровились, шар уже начал подниматься. Сотник как мог быстро зарядил арбалеты, осмотрелся. Пока они были еще слишком низко, скалы закрывали дворец.
- Ты сможешь подлететь туда, Мешш? Как ветер?
"Хороший ветер," - отозвался паук. - "Не очень сильный внизу, резкий повыше, сам несет на восток. Сейчас мы будем там, сотник. Но помни, как человеческие лучники сбивали шары в Темьене."
- Поднимайся пока выше, выше!
Олафу очень хотелось бы стрелять самому, но у Сайки гораздо больше опыта. Он давно полюбил арбалеты и упражнялся с ними, стоя на палубе, расстреливал разнообразные цели, в том числе и стрекоз. Если сейчас отогнать стрекоз от дворца не получится - все кончено, новое оружие не помогло.
- Осторожнее с колчанами! - крикнул атаман. - Не забывай, что стрелы отравлены! А то ткнешь себе в палец, или, еще смешнее, Мешшу в лапу!
Смертоносец шутки не понял. Шар быстро поднимался, и вот уже открылась перспектива на лежащее внизу предгорье. Вилась узкая нитка дороги, почти тропинки, связывающей поселок с дворцом, даже саму крепость можно было выделить среди нагромождения скал.
- Зачем они дымят? - атаман указал на группу стариков под ними, подкидывающих сырую траву в костер. - Сигнал, да?
- Хорошо! - улыбнулся сотник. - Пусть во дворце знают, что мы идем!
Стрекоз тоже можно было разглядеть, они часто отлетали от дворца к востоку, чтобы развернуться. Олаф заметил строй из девяти летучек, эскадру. Под брюхом у каждого насекомого висел в сетке лучник. Именно такая группа и устремилась к шару.
- Ого! - присвистнул Сайка. - А если они залпом по нашему шару? Все, закувыркаемся вниз!
- Не догадаются пока, - как мог утешил его сотник. - Они ведь никогда не видели таких штук, должны стрелять по нам. Ты готов, атаман? Не прозевай, ты должен выстрелить три раза!
- Вот какие ты задачи ставишь... - джет поднял арбалет, прикидывая быстро сокращающееся расстояние. - Ровно летят.
Щелкнул арбалет, тут же Сайка вырвал у Олафа следующий, выстрелил. Третий сотник протянул ему сам, и только тут увидел результат - одна стрекоза камнем падала вниз.
- Две! - крикнул атаман, не целясь, почти в упор всадив стрелу в пролетающую тварь. - Давай, давай!
Олаф уже вертел рычажок, натягивал тетиву. Потеряв двух стрекоз, эскадра сделала широкий полукруг и опять полетела к шару. Сотник видел, как машет руками первый боец, отдавая какие-то приказы.
- Убей его!
- Ее, - буркнул Сайка. Принимая оружие и тут же стреляя. - Прямо в лоб! Думал, отскочит... Не в людей надо стрелять, в стрекоз, люди внизу сами судьбу найдут. Да быстрее же!
В этот раз Олаф не успел зарядить три арбалета, атаман выстрелил лишь дважды. Тихо ругаясь, вытащил из-за спины лук, пристроил на коленях.
"Они стреляли," - сказал Мешш. - "Вы не заметили. У меня стрела в лапе."
- Потрепи, - попросил сотник. - Лети ко дворцу, прямо ко дворцу!
- Заряжай!!
Эскадра опять летела на них, теперь в ней осталось только пять стрекоз. Кто-то из лучников выстрелил раньше времени, стрела пролетела далеко в стороне. Щелкнул арбалет, еще одна летучка, чиркнув кончиком опущенного хвоста по отравленному острию, перестала махать крыльями.
Олаф уже не чувствовал пальцев, накручивая рычажок. Время о времени он не успевал подать оружие, тогда Сайка отчаянно ругался и выпускал стрелу из лука. Арбалеты оправдывали себя - выпущенный из них снаряд летел так быстро, что насекомые не успевали увернуться.
- Уходят, твари! - наконец сказал атаман и повернулся к Мешшу: - Ну что, вытащить тебе стрелу?
Сотник поднял глаза от оружия. Три стрекозы летели ко дворцу, который заметно приблизился. Олаф попытался сосчитать вьющихся над ним насекомых, получилось больше пяти десятков.
- Тридцать шесть! - Сайка занимался тем же самым. - Примерно... Или шестьдесят три. Олаф, если они все сразу нами займутся, то конец. Было бы у нас столько же шаров, сколько их - вот тогда была бы драка! А теперь истыкают нас. Смотри, под тобой стрела.
- Где?.. - Олаф опустил глаза и увидел торчащее из корзины оперение. - Атаман, стреляй издалека когда будем подлетать. А как окажемся в самой гуще - лучше за луки возьмемся, быстрее получится.
- Быстрее, но не так ловко... - нахмурился Сайка, а потом махнул рукой. - Ты прав, лучше вдвоем стрелять. Значит, не хочешь повернуть? Полетим смертушку искать?
- Над дворцом опустись, - приказал Олаф Мешшу, не слушая Сайку.
"Неразумно, Олаф-сотник. Сверху вам удобнее стрелять. Если я буду опускаться, то люди стрекоз могут попасть в шар даже случайно."
- Они все равно попадут. Нельзя же не попробовать, они не дураки, - вздохнул сотник. - Мы упадем, и будет лучше всего, если мы упадем на крышу дворца, с небольшой высоты.
Еще одна эскадра из девяти летучек отделилась от общей массы стрекоз, помчалась навстречу шару. На этот раз насекомые взлетели высоко, гораздо выше шара, и помчались оттуда прямо на корзину, набирая скорость. Сайка трижды выстрелил, потом взялся за лук. Только одна стрекоза выпала из строя, зато луки близи успели поработать лучше, двух врагов убил атаман, одного Олаф.
- Вот и я свое получил, - пожаловался Сайка. - Тоже в лапу, как Мешш. Жалко сапог!
"Во мне три стрелы," - сухо заметил смертоносец. - "Я вижу, как через пропасть строят мост. Много, очень много людей."
Эскадра попытала счастья еще раз, теперь потеряв трех стрекоз. Остальные улетели ко дворцу, советоваться со стаей. Один из подвешенных к ним людей, перед тем как с криком полететь к земле, успел бросить дротик, чиркнувший по боку Олафа и разрезавший три нити, прикреплявшие корзину к шару. Смертоносец ловко поймал обрывки, вцепился в них лапами.
- Вытащить стрелы? - обратился к смертоносцу Сайка. - Одна глубоко ушла...
"Потом. Зижда докричался до меня, они бегут ко дворцу по дороге. Око Повелителя считает, что мы оттянули на себя внимание стрекоз. Я получил приказ принять влево."
- Лети ко дворцу! - возмутился Олаф.
"Сделаем крюк. Приказ Ока Повелителя."
Спорить было бесполезно. До дворца было еще далеко. Сайка выпустил из арбалета несколько стрел наудачу, но ни в кого не попал. Мост через пропасть, который строился с помощью стрекоз, поддерживающих людей, был уже почти готов. Теперь Олаф и сам знал, как там много людей, хотя видел лишь небольшую часть колонны атакующих. Шар Фольша, оттягивающий карман, помогал знать больше буквально обо всем.
Олаф подумал, что напрасно в пылу боя не прислушивался к нему. Когда к ним снова полетели стрекозы, на этот раз не строем, а охватывая врагов редкой цепью, сотник постарался понять насекомых. Шар опять помог - появилась твердая уверенность в том, что летучки собрались зависнуть на расстоянии выстрела и вести бой неподвижными.
- Лук, Сайка, лук! Они хотят дать воинам прицелиться! - Олаф едва не выронил из корзины арбалет, перестав заниматься перезарядкой.
Стрекозы повисли впереди, с боков, сзади, он чувствовал их всех. Смертоносец бил наотмашь сознанием, но пока добился лишь легкой тошноты у лучников, это Олаф чувствовал тоже. Призвав на помощь весь свой опыт степных боев, чивиец выпускал стрелу за стрелой, извернулся, рискуя выпасть, атаковал задних.
Мешш одной из свободных лап бережно поддержал Олафа. К удивлению сотника, в спине восьмилапого уже торчало четыре стрелы. Сколько еще он продержится, такой большой, беззащитный?
- Все! - Сайка сбил последнего врага. На этот раз летучки упорствовали, не отступали. - Не знаю, почему, но мы еще живы! Дворец близко, Мешш, ты собираешься опускаться?
"Я с трудом удерживаю высоту. Шар поврежден, одна из стрел царапнул по оболочке. Когда существо устанет, мы быстро потеряем высоту, лучше пока держаться повыше."
Пользуясь передышкой, Олаф присмотрелся ко дворцу. Оттуда видели шар, из открытых дверей лучники стреляли в стрекоз, возможно, старались помочь. Постройка моста близилась к завершению, не меньше тысячи воинов стояли на площадке перед ним, еще больше, гораздо больше скрывали скалы. Откуда они взялись?..
Шар в кармане мгновенно помог найти ответ. Это речники! Вот они, самодовольные, обожавшие яркую одежду и красивое, изукрашенное оружие! Те, кто предал степь. Олаф завыл от бессильной ярости - если бы сейчас ударить по ним с сотней на смертоносцах...
"Зижда приближается к дворцу, они двигаются немного медленнее нас. Если бы не летучки, четыре смертоносца и лучники легко могли бы удержать мост, или даже разрушить его."
- Летучек не будет только в темноте, или если мы их перебьем!
"До темноты далеко," - загадочно отозвался Мешш.
Опять к ним полетели стрекозы, на этот раз все. Сайка в восторге захохотал, Мешш резко бросил шар вниз, будто надеялся, что враги пролетят над ними, не заметив.
- Вот и все, сейчас все решится! - крикнул Олаф джету. - Убей их как можно больше, этих гадин!
- Хоро... - Сайка не договорил, стрела на излете ткнулась ему в грудь, брызнули во все стороны кусочки разбитого хитина. - Ох, дыхание вышибло! Спасибо куртке!
Вокруг них закружился хоровод фасетчатых глаз. Одна летучка, без человека, явно намеревалась схватить Олафа лапами, но выпущенная навстречу стрела пробила хитин и отбросила ее, уже мертвую, в сторону и вниз. Сотник стрелял, вслепую шаря рукой в колчане, что-то кричал Мешшу, требуя немедленно посадить шар на дворец. Лопнула еще одна стропа, сзади тяжелые жвалы вцепились в смертоносца. Он закричал так, что Олаф выронил лук, повернулся, полез рубить летучку мечом уже ни на что не обращая внимания.
Корзина накренилась, атаман вскрикнул и Олаф, повернув голову, не увидел джета на привычном месте. Еще одна стрекоза вцепилась лапами прямо в шар, закачалась на нем, ударяя сотника трупом висящего под ней, пронзенного стрелой воина. Чивиец хотел ударить ее мечом, но насекомое вдруг вспорхнуло и тут же снизу корзина получила страшный удар.
Шар, почти полностью разорванный, накрыл человека и смертоносца, спас от гнева стрекоз. Мешш, истекая кровью, бил сознанием всех, находившихся рядом, доставалось даже сотнику. Кое-как выбравшись, Олаф поднялся на дрожащие ноги, замахнулся мечом и оказался лицом к лицу с восьмилапым.
"Бегите во дворец!" - Иржа рывком могучей лапы сорвал шар с Мешша, потащил его ко входу. - "Где ваш друг?"
Олаф, шатаясь, огляделся. Они упали возле самой крепости, откуда тут же выбежали десятки лучников, стрелами отогнав стрекоз. Да их и осталось не очень много, не больше двух десятков. Атман, выпавший из корзины раньше, без движения лежал в стороне, к нему уже бежали люди.
"Быстрее!" - подхлестнул Олафа смертоносец. - "Королева хочет видеть тебя!"
Сотник пробежал несколько шагов и вдруг почувствовал грозу, кто-то приближался к нему сверху, намереваясь вцепиться лапами в шею. Присев, Олаф не глядя обеими ударил мечом вверх. Хрустнул хитин, оружие рванулось из рук. Раненная стрекоза пролетела еще немного и врезалась во дворец, упала под мечи хажцев.
В дверях стоял, натужно сморщившись, знакомый старик по имени Чалвен, он обеими руками удерживал рвущуюся наружу девушку. Сотник перешел на шаг, приблизился и опустился на колено.
- Я счастлив приветствовать тебя, королева!
- Встань, - попросила Тулпан.
Сотник хотел ответить что-нибудь очень любезное, н Иржа, волочивший ко дворцу Мешша, бесцеремонно толкнул его лапой и чивиец влетел в двери. Тут же воевода Патер потребовал, чтобы все вернулись в крепость, в образовавшейся толкучке Олаф потерял Тулпан. Мимо пронесли Сайку, атаман был без сознания.
- Зижда! - Олаф ухватил за лапу смертоносца. - За нами шел Зижда с отрядом, теперь летучки увидят их!
"Я не могу послать отряд им на помощь..." - начал было смертоносец, но остановился. - "Обратись к королеве Тулпан, Олаф-сотник. Воля ее - закон."
- Я откроюсь тебе, - пробурчал сотник, потирая ушибленный зад, который наконец-то снова начал чувствовать. - Узнай все.
"Спасибо."
Иржа быстро окунулся в человеческое сознание, перед ним за короткий миг пролетела вся история чивийцев в Темьене. Отравленные стрелы, воздушные шары, сожженные вместе с самками город... Смертоносец чуть согнул лапы, поблагодарив, и отошел.
"Я беспокоюсь об Оке Повелителя," - пожаловался истерзанный, семилапый Мешш, которого врачевали люди.
- Сейчас, Мешш, сейчас я обо все позабочусь.

Глава пятая

Зижда видел, как падает шар, и даже уловил волну паники, исходившую от израненного Мешша. Смертоносец прежде еще никогда не оказывался в такой сложной ситуации: от имени Повелителя ему предстояло принять действительно сложное решение. Пытаться спасти Хаж и его королеву, исполняя приказ, или затаиться до темноты, чтобы потом отомстить? В этом случае королева Тулпан уже никогда не сможет ему приказывать, зато Хаж почти наверняка удастся отбить. Четыре смертоносца и лучники с отравленными стрелами - достаточно, чтобы справиться даже с многотысячной армией.
Пролетая над отрядом, Мешш уже видел речников, достраивающих мост, и доложил о них старшему. Днем они очень опасны, много людей, много стрел со всех сторон и даже сверху. Но в темноте не будет летучек, люди не увидят врагов, в отличии от пауков, а джеты своими стрелами найдут тех, кто попробует разжечь костры.
Око Повелителя склонился бы к тому, чтобы уничтожить врага ночью, но был вынужден, вопреки обыкновению, предвидеть дальнейшее развитие событий. Стрекозы вернутся, а нескольких сотен хажцев, сейчас защищающих дворец, уже не будет. Кто защитит Чивья с востока, кто заслонит перевалы? Зижда лишний раз убедился в мудрости обожаемого Повелителя: королева Тулпан и ее воины важнее временного выигрыша.
Поэтому смертоносец не остановился, а продолжил бег к дворцу, рискуя попасться на глаза летучкам. Те сейчас в ярости кружили над дворцом, их стало почти в два раза меньше. Внезапность нападения сыграла роль, или шар в самом деле страшное оружие, предстоит разобраться потом.
"Люсьен, если нас заметят стрекозы, вы должны спрыгнуть и попытаться укрыться в камнях. Приказ Повелителя: помочь королеве Тулпан."
- А что будешь делать ты? - не понял стражник. - Куда ты пойдешь?
"Мы попытаемся добежать до дворца, но под стрелами лучников скорее всего не сумеем этого сделать. Слава Повелителю!"
Зижда очень надеялся, что Тулпан, оповещенная об их приближении, сумеет каким-то образом помочь друзьям. Как именно - смертоносец не знал. Не знал этого и Олаф, когда отыскал наконец все еще удерживаемую Чалвеном королеву.
- К нам бежит отряд. Маленький, всего несколько человек и четыре смертоносца. У них есть воздушные шары, мы должны помочь им, - быстро заговорил сотник. - Дай мне своих воинов, хотя бы сотню лучников - мы попытаемся спасти Зижду.
- Бери! - только и сказала Тулпан. - Бери кого хочешь!
Шар Фольша подсказал Олафу, что беспокоился он совершенно зря. Девушка помнила его и ждала, теплая, лучистая эмоция грела, заставила улыбнуться.
- Мы скоро придем! - сотник заставил себя отвернуться. - Патер! Ты еще жив, старик? Кого мне взять - ты же все слышал! Быстрее!



- Да я... - Патер втянул было живот, но передумал. - Ваус! Выводи своих!
Сотник пошел к дверям, расталкивая хажцев рукоятью меча, на ходу пытаясь понять, что же все-таки задумал. Арбалеты остались лежать на месте падения шара, да и о существе в нем неплохо бы позаботиться, но все это потом. Сначала надо дать Зижде добежать до дворца, и постараться не потерять при этом всех, оказавшихся под открытым небом.
Мост! Эта мысль пронзила сотника словно болью. Он же видел сверху, что речники достраивают мост! Вот-вот в Хаж ворвутся тысячи воинов, которые сомнут и сотню лучников, и отряд Зижды безо всяких стрекоз.
Первые лучники Вауса уже выскочили наружу, вступили в перестрелку с людьми стрекоз. Пополнение к летучкам, на счастье, пока не поступило, победить их в перестрелке был слабый шанс. Ведь в бою воины уже давно, колчаны в сетках должны опустеть. Сотник присмотрелся и увидел, что вниз все чаще летят дротики, один из которых пронзил стоявшего рядом хажца.
"Будь осторожнее, Олаф-сотник," - Иржа стоял неподалеку от дверей, чтобы не мешать выбегающим стрелкам, явно готовился тоже принять участие в вылазке.
"Зачем? Ты ничем нам не поможешь!"
"Как ты понял, что собираюсь наружу?.." - смертоносец был поражен.
Олаф прикусил губу - он начинал свыкаться с шаром Фольша.
"Иржа, вот-вот мост будет готов. Что делать?"
"Я собираюсь туда и отправиться. Самое лучшее место, чтобы убить побольше врагов..." - Иржа начал протискиваться в двери. - "Слава Повелителю Ужжутака!"
"Этот город сгорел!" - Олаф сообразил, что почти безоружен, сорвал с одного из остающихся во дворце лук и колчан, поспешил за смертоносцем. - "Ужжутака больше нет! Есть Хаж и есть Чивья, они требуются в защите!"
"Я иду убивать ваших врагов," - спокойно ответил паук.
Его спокойствие потрясло Олафа - он-то думал, что смертоносец разразится яростной отповедью. Никто не видел гибели Ужжутака, лишь в городе стрекоз сотнику рассказала это с чужих слов незнакомая женщина. Впервые чивиец видел и чувствовал с помощью шара Фольша смирившегося с бессмысленностью своего существования паука.
"Пожалуйста, подожди!"
"Нечего ждать, я иду помогать вам!" - паук побежал к мосту.
- Стой, вонючая раскоряка!! - сорвался Олаф, шар Фольша заставил его прочувствовать все отчаяние одинокого восьмилапого. - Стой, я прошу тебя! Подожди еще немного, дождись Зижду!
Иржа остановился. Пролетающий над ним лучник выстрелил именно в этот момент и поэтому промахнулся.
"Олаф-сотник, ты говоришь неподобающим образом. Но я чувствую твою боль. Я жду."
Паук вернулся, втиснулся под своды дворца. Со стороны моста послышались крики, это подбадривали себя речники, готовые пойти в атаку по почти готовому сооружению. Летучек в воздухе почти не осталось, сотник осмотрел небо и увидел, что они летят к скалам. Возможно, менять убитых лучников или пополнить их колчаны. Чуть дальше Олаф увидел группу новых насекомых, около десятка, они мчались к месту издалека. Подмога... На вьющейся по горе дороге показался Зижда, смертоносцам оставалось совсем немного.
- Тулпан! - сотник ворвался в зал, сшибая хажцев. Теперь или бросить в бой все силы, или смотреть, как их уничтожают по частям. - Мне нужны все твои люди, все!
Прежде чем королева успела что-то ответить, воины повалили наружу, выталкивая своей массой и Олафа, и Иржу. Сотник не слышал своего голоса, но шар Фольша помогал доносить до окружающих свои эмоции, общаться с ними на языке смертоносцев.
- Просто стреляйте в стрекоз! Разбредитесь вокруг дворца, прячьтесь в парке и стреляйте вверх!
От пропасти донесся грозный гул, армия речников хлынула на мост, торопясь завершить дело. Вокруг щелкали тетивы, совсем рядом рухнула истыканная ими стрекоза, убив замешкавшегося воина. За каждую сбитую летучку приходилось платить дорого, очень дорого.
"Олаф, мы здесь! Я вижу людей на мосту!"
"Сбрасывай с себя все, Зижда, людей и сумки, бегите туда, скиньте их в пропасть! Вы сможете остановить речников в узком месте, а потом мы разрушим мост!"
"Стрекозы, покоряка," - Зижда успел одновременно передать приказ Люсьену, и тот уже сбрасывал со спины паука тюки, следом полетел медлительный Барук. - "Не дай перебить нас стрекозам, тогда мы остановим речников."
"Я иду!" - Иржа рванулся с места, чтобы успеть первым врезаться в толпу воинов.
- Ваус! Пусть твои люди защищают пауков, не себя! - Олаф побежал вслед за смертоносцем, в правой руке держа лук, а левой вытаскивая меч, потому что речники уже разбегались по широкой площадке у моста.
Сотня дворцовых стражников, наиболее дисциплинированных воинов, последовала за ним, чтобы не позволить людям стрекоз убить смертоносцев. На глазах Олафа Иржа налетел на речников. Воины хотели уклониться от встречи с ним, возникла толкучка, но их было слишком много. Кровавя тело о выставленные вперед мечи, смертоносец каждым ударом лапы уносил жизнь нескольких речников, могучие жвалы отрывали конечности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я