https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya_kuhni/s-gibkim-izlivom/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


От ярко пылавшего костра им уже кричал Сайка. Готовку взяла в свои опытные руки Сильда, прогнав Роуда, и теперь надо было поспешить. Тушки личинок шипели, капали жиром в огонь, все еще извиваясь, пьянящий запах беспокоил даже смертоносцев.
Люсьен побежал к товарищам, требуя сейчас же свою порцию, а Олаф остановился, рассматривая шар. Ему показалось, что странный металл немного светится, но самое главное - в голове раздавался неясный гул, и исходил он именно от странной находки. Сотник зажмурился, постарался разобраться в своих ощущениях.
Зижда приближался! Олаф знал это с закрытыми глазами. Он был еще далеко, но бежал к ним быстро, излучая радость. Видимо, смертоносец отыскал дорогу. Чивиец послушал еще и сумел различить Мешша, он торопился за старшим. Сотник открыл глаза. Ощущения ослабли, но не пропали. Лучше, яснее он видел и трех пауков, стоявших вокруг лагеря, будто к глазам добавился еще какой-то орган чувств.
- Олаф не успеет, будет голодным спать, - негромко сказал Сайка, Роуд и Вик захихикали.
Сотник не сразу осознал, что находится слишком далеко, чтобы слышать их. А еще он почему-то знал, что Роуд и в самом деле опасается ссоры - юноша поверил, что атаман собрался съесть порцию сотника, а вот Вик просто веселится. Люсьен думает, что личинки все-таки пахнут куда лучше, чем можно было ожидать от мяса с таким вкусом. Олаф не мог читать мыслей, но эмоции людей чувствовал.
- Ты идешь или нет?! - закричала Сильда, устав бить по рукам воинов. - Скормлю все другим, если опоздаешь!
Он пошел к костру, на ходу опустив шар в карман. Тяжелый, крупный, странный предмет мешался, но больше его спрятать пока было некуда. Сильда немного боялась сотника... Почему? Вроде бы поняла, что сгоряча обратилась к нему слишком просто, а может быть, по какой-то другой причине.
Сказать всем о находке? А какой в этом смысл? Можно было бы поделиться с Люсьеном, да он плохой советчик, по крайней мере, для этого еще будет время. Олаф присел к огню, чтобы выпирающий из кармана шар не бросался в глаза, и постарался вести себя как можно естественнее.
Это давалось ему с трудом. Никогда прежде сотник не думал, что Сайка действительно относится к нему очень тепло, а вот Стас... Не то чтобы недолюбливает, но не считает хорошим человеком. Люсьен на всех реагировал примерно одинаково, только к Баруку и Сильде испытывал эмоции неприязненные, хотя и не слишком сильные.
Еще интереснее было чувствовать смертоносцев. У людей эмоции существовали независимо от разума, у пауков же сознание было устроено каким-то совершенно другим образом. Олаф мог не только сказать, что чувствуют смертоносцы, но и найти их с закрытыми глазами. Восьмилапые будто постоянно испускали какие-то сигналы, прежде не замечаемые даже чутким сознанием потомственного чивийца.
Шар, который помогает чувствовать... Олаф склонил голову, задумался, и едва не выдал себя, никак не отреагировав на гордое сообщение Зижды.
"Мы нашли путь! Хорошая дорога, не очень далеко отсюда. Собирайтесь!"
- Зижда, милый друг! - раскинул руки Сайка, блеснул в лучах заходящего солнца жирным подбородком. - Ну что ты такое говоришь? Только что поели, спать хотим. Дорога-то непроверенная, не стоит по ней ночью ходить.
- Да, Око Повелителя, смилуйся над нами, - более опытный в общении с пауками Люсьен встал и подошел к Зижде, склонив голову. - Твое желание - закон, но мы очень просим тебя разрешить нам ночевать здесь.
"Олаф-сотник, покоряка, как ты думаешь, я могу уступить? Людям действительно это нужно?"
Прежде чем ответить, сотник немного погрелся в той теплой, лучистой энергии, которую излучал в его сторону смертоносец. Он и в самом деле привязался к Олафу, Старик был прав. Впрочем, разве он может хоть в чем-нибудь ошибаться?
"Я думаю, Зижда, Око Повелителя может позволить людям отдохнуть. Я бы сделал так."
"Ты выглядишь немного странным," - заметил перемены в приятеле паук. - "Что-то произошло?"
"Нет... Может быть, я немного объелся."
"Это была известная тебе пища? Хоть ты и рядовой боец отряда, но так же, как и я, имеешь важное поручение от Смертоносца Повелителя. Ты должен заботиться о себе, Олаф-сотник," - прочитал ему строгую нотацию восьмилапый.
"Да, Око Повелителя... Твое желание - закон," - отозвался Олаф, заинтересовавшись "скалистым" скорпионом, пробиравшимся через ущелье где-то к востоку от них.
Теперь сотник мог чувствовать и насекомых, совсем как восьмилапые! Или, быть может, совсем не так, но тоже на приличном расстоянии. Скорпион был сыт, он слышал крики веселых людей и предпочитал убраться подальше. Про пауков тварь ничего не знала... Прежде Олаф думал, что свирепый хищник не боится человека.
"Я позволяю вам сегодня остаться здесь," - изрек наконец Око Повелителя и с некоторой грациозностью удалился.
Люди встретили это сообщение радостными возгласами, пиршество продолжилось. Сильда все-таки забралась в свою сумку и подкармливала всегда готового пожевать Стаса, у него из рук начал выхватывать куски, Сайка, потом Люсьен, потом Вик. Джетка подхватила ветку и стала гонять вокруг костра воришек.
Все они были просто счастливы в этот момент, даже Сильда, сотник отчетливо это чувствовал. Люсьен удивительно легко переменил антипатию к женщине на полное благоволение, но особенно ярко, конечно же, горели друг к другу островитянин и джетка. Олаф даже позавидовал им, и тут же испугался.
А что, если от Тулпан в его сторону потекут совсем другие эмоции? Уж лучше бы этого не знать. Сотник хотел даже потихоньку вытащить шар из кармана и откатить в сторону, но передумал. Королева пока далеко, а следить за округой очень полезно.
- Что ты такой надутый? - возле него оказался атаман. - даже Барук улыбается!
- Он столько общался с Повелителем, что теперь все время улыбается, - уточнил сотник. - С ним Старик не был так нежен, как с нами.
- Да, - согласился Сайка. - Вы что-то нашли в пещере? Какие-то рисунки? Ты думаешь о них?
- О них, - кивнул Олаф. - Странные рисунки, будто люди Фольша рисовали. Но ведь по эту сторону гор о Фольше никто не знает?
- Нет, - уверенно ответил джет. - Уж я бы слышал. Ни одной сказки даже нет про такого парня. Кто это, расскажи на ночь глядя.
- Фольш... - Олаф подумал было уйти от разговора, но решил, что ничего опасного в нем нет. - Фольш - это придуманный колдунами бог. Если верить их сказкам, то он живет на какой-то звезде. Прежде, когда весь мир принадлежал людям - а колдуны думают так - он радовался. Но потом люди забыли своего бога, и в наказание он призвал насекомых, прежде всего смертоносцев. Люди почти погибли, но Фольш почему-то передумал их уничтожать, и теперь призывает их бороться с пауками.
- Я бы точно знал о такой сказке! - повторил атаман. - Уж мимо Джеммы не прошла бы такая глупая сказка! У нас любители есть по этой части.
- Так вот, колдуны курят нас - в степи он крепче, чем ваш, лесной - и видят в бреду этого своего Фольша. Он отдает им приказы: убивать смертоносцев, жечь города, убивать всех слуг смертоносцев. Но главное: жечь самок и потомство восьмилапых... - сотник осекся.
- Ну, ты-то другое дело, - сразу понял Сайка. - Ты действовал по приказу Повелителя.
- Да... Так вот, колдуны приходят в города, селятся среди людей и начинают искать дураков. Кто им поверит, ведут в степь, курят нас и обещают, что каждый, кто погибнет во имя Фольша, попадет к нему на звезду. Там бог даст им новое, красивое и здоровое тело, а еще могучее оружие. Фольш собирает там армию, которая однажды обрушится на землю, чтобы в Последней Битве уничтожить всех насекомых и вернуть землю людям.
- Занятно. И многие ему верят?
- Почему-то многие, - эта проблема давно мучала Олафа и только бегство от стрекоз заслонило ее. - Очень странно, но люди верят колдунам охотно. Они нарушают Договор, поднимают восстание. Как победить пауков? Только огнем. Город горит вместе с Запретными Садами - там живут самки - большинство смертоносцев погибает. Потом люди остаются в степи и происходит сражение. Если побеждают оставшиеся восьмилапые, то на том и делу конец. Но если повстанцы одолеют...
- Как же они могут одолеть? - вокруг костра наступила тишина. Все смотрели на сотника, только Сайка, сидевший рядом, ворошил палочкой горящий хворост. - Ведь отравленных стрел в степи нет?
- Нет, но есть колдуны. Вы, джеты, заговариваете себя, я не очень понимаю, как это происходит... Но и сам могу скрывать мысли от восьмилапых. Другое дело колдуны, они чувствуют врага на расстоянии и умеют прятать от смертоносцев своих воинов. Засада - вот как они обычно воюют. Паукам очень тяжело с ними справиться, и поэтому... - сотник опять замолчал.
- И поэтому карательные отряды по большей части состоят из людей, и даже Оком Повелителя там часто человек, - закончил за друга простодушный Люсьен. - Например, наш друг Олаф-сотник, первый каратель Чивья, доверенный человек Повелителя. Он убил больше повстанцев, чем любой другой, верно?
- Верно, - сотник не рассердился, потому что от хажца по прежнему исходило дружелюбие, которое Олаф физически ощущал. - Ведь дело не простое. Люди Фольша не боятся умирать, им страшно перед смертью предать своего бога. Ведь тогда нового тела у них не будет, а провалятся они во Тьму Копашащуюся, вместе с насекомыми. Поэтому до тех пор, пока не сломаешь пленного, он не выдаст, где отряд. Смертоносцы этого не умеют... Важна не просто боль, а безысходность. Но это вам сложно понять, - чивиец потянулся. - Не пора ли спать?
- А что говорят колдуны? - спросил Сайка. - Откуда они берутся-то такие?
- Живого колдуна еще никто ни разу не захватил, даже я, - объяснил Олаф. - Остальные уверены, что колдуны падают прямо со звезд. Завтра Зижда поднимет нас чуть свет, чтобы наверстать потерянное время, давайте спать.
Угли разбросали по широкому кругу, присыпали землей и улеглись, укутавшись в припасенные Сильдой одеяла. Сотник вынул шар из кармана и долго его ощупывал, надеясь найти хоть какую-то неровность, но металл был удивительно гладкий. Может быть, шар лежал в ручье и вода его обточила? Но таких гладких и идеально круглых голышей не бывает.
Олаф был уверен, что долго не уснет и приготовился не спеша размышлять, глядя на звезды. Но сон будто упал на него с неба, накрыл паутиной, слепил глаза. Сотник рвался изо всех сил и наконец вырвался, очнулся. Тогда перед ним предстал Фольш.
Описать его облик Олаф не взялся бы. Бог казался одновременно и ужасным, пугающим, и прекрасным. В то же время ничего определенного память не сохранила.
Бог говорил с ним, рассказывал о древнем мире, где гордые люди попирали пауков ногами. Сотник слушал и верил, потому что дело происходило во сне. Все возражения, указывающие на смехотворные стороны этой гипотезы, куда-то пропали, забылись. Потом Фольш поведал о своей могучей армии покойников на звезде и даже показал ее. Одна из светлых точек на небе увеличилась, будто подлетела к земле, стали различимы бесчисленные ряды воинов в сверкающих доспехах. Над ними, прямо по воздуху, летали повозки, тоже металлические.
- Теперь ты мой человек, - закончил свою речь бог. - Твое место - во главе одной из тысяч моих бойцов. Ты - избранный, возлюбленный. Набери же свою тысячу! Призови людей во славу мою, и смертью оживете! Пусть города горят, пусть погибнет потомство раскоряк.
После этого Фольш исчез, и странный сон сменился чем-то обычным, бесформенным. Но даже в новом сне Олаф помнил предыдущий. Вспомнил о нем и утром.
Утром Зижда действительно разбудил людей до рассвета, чтобы они успели позавтракать затемно. Олаф забыл о шаре и он выкатился на траву, когда сотник поднялся, но никто этого не заметил. Шар снова занял место в кармане, теперь чивиец склонен был считать его сокровищем.
Не нужно было долго соображать, откуда к нему пришел Фольш. Все сходилось - и новые способности, так похожие на умения колдунов Фольша, и загадка появления этих людей. Все просто: надо только найти шар, а дальше бог сам объяснит, что надо делать. Сон помнился настолько ярко, четко, что даже Олафу стало страшновато. Как же будут реагировать на видения обычные люди, такие как Люсьен или Сайка?
Соблазн выбросить шар был велик. Кто знает, каковы его возможности? Эта штука свела с ума не одного степняка, почему бы и первому карателю Чивья не пополнить их ряды. Но охотничий азарт оказался сильнее. Столько лет бесплодных погонь по степи, столько колдунов, умерших за миг до того, как к ним прикоснулись воины - и вот он, четкий след. Шары разбросаны по степи, их находят, и спустя некоторое время горят города.
Где-то в затылке билась одинокая, сама себя боящаяся мысль: а что, если Фольш и в самом деле существует? Но сотник надеялся, что сможет там ее удержать. Нельзя верить всему, что видишь или слышишь. Конечно, шар - удивительная вещица, сделать в городской кузнице его не могли. Но когда-то по этой земле ходили удивительные мастера, оружие которых исправно рубит головы по сей день.
Отряд снова двинулся в путь. Зижда провел их вдоль обрыва еще порядочное расстояние, зато дальше оказался вполне пологий подъем, след давнего обвала. Осколки скал занесло землей, на ней проросла трава, все это давало хорошую опору лапам пауков. Смертоносцы даже не попросили людей слезть, взобрались наверх и опять пошли на север.
Зижда торопился, не жалея себя. Кодекс чести гнал за Оком Повелителя и остальных смертоносцев, поэтому караван двигался очень быстро. Теперь пассажиров порядком трясло, и разговоры сами собой прекратились, не говоря уже о песнях.
К вечеру показались снега. Только тогда Зижда смилостивился над своими сородичами и остановился, приказав разбивать лагерь. Подниматься выше означало для восьмилапых просто замерзнуть ночью, уснуть, и долго оттаивать под утренним солнцем.
"Первыми поднимите меня, Вачи и Мешша," - распорядился Зижда, обращаясь сразу ко всем. - "Оставите нас по ту сторону, на границе снегов, и вернетесь за остальными. Мы обойдемся без присмотра."
- У нас есть Сильда, - напомнил Стас. - Она же не будет ходить с нами через перевал туда-обратно. Останется с вами.
- Ой, я боюсь, - громко прошептала джетка.
Женщину все еще пугали восьмилапые, ведь все лето она провела на Джемме, не показываясь в городе. Поездка в город, быстрая, удобная и безопасная, примирила ее с необходимостью видеть пауков каждый день, но оставаться с ними наедине она боялась.
- Ты им нужна, - помог джетке решиться Олаф, который видел ее искренний страх. - Восьмилапые будут лежать замерзшие, неподвижные. На границе снегов нет насекомых, но какие-нибудь мухи могут прилететь. Тебе было бы приятно, если бы ты не могла пошевелиться, а мухи пили твою кровь? Просто встанешь над смертоносцами с веткой и будешь их охранять.
- А вы быстро вернетесь, высокий господин сотник?
- Постараемся побыстрее, нас Стас будет за собой тащить.
На ужин пошли припасы джетки, их пора было съесть, чтобы хоть немного уменьшить груз. В снегах смертоносцы людям не помощники, а обуза. За один раз всех пятерых восьмилапых перетащить на веревках по снегу не получится, значит, придется возвращаться.
Ночью у Олафу опять пришел Фольш. Он поздоровался с ним по имени, и утром именно это больше всего портило настроение сотнику. Речь бога оказалась очень похожей на предыдущую, вот только в конце он напомнил чивийцу, что неплохо бы покурить наса.
- Это угодная мне трава! - важно произнес Фольш. - Не забудь, ты - избранный! Я говорю не со всеми.
Запомнить лицо, или хотя бы рост, сложение бога не удалось. Да и как это сделать во сне, когда не владеешь не то что телом, а даже мыслями? Может быть и обращение к сотнику по имени ему просто приснилось?
"На то время, пока я буду лежать неподвижно, но смогу разговаривать, я останусь Оком Повелителя," - напомнил Зижда, начиная утром подъем к перевалу. - "Если меня не будет с вами, или я не смогу говорить, меня заменит Олаф. Он - сотник. Прости, Малый Повелитель Сайка, но ты не уроженец Чивья, и согласно традиции не можешь командовать отрядом горожан."
Атаман спокойно кивнул, не спросив даже, сколько именно в отряде чивийцев. Если не считать смертоносцев, то к таким можно было отнести одного лишь Олафа. Солнце ярко сияло, отражаясь от снега. Пройдя половину расстояния, караван остановился.
"Перебирайтесь все на нас," - приказал Око, имя в виду себя, Мешша и Вачи. - "Когда прикажу прыгать, не сбрасывайте груз."
Втроем перевозить столько людей нелегко, но все же так получалось быстрее, чем если бы кто-нибудь из двуногих пошел наверх пешком. Оставив позади двух смертоносцев, отряд достиг наконец снегов. Еще некоторое время пауки продолжали идти, осторожно переставляя разъезжающиеся лапы, потом остановились.
"Прыгайте и идите по нашим следам," - сказал Зижда и добавил для сотника: - "Защити меня от зверей с красной кровью, покоряка!"
Здесь, в горах, насекомые не жили, это позволило уцелеть нескольким вымирающим видам древних существ. Среди них попадались и довольно крупные, но когда через перевалы шел весь народ Чивья, никаких бед странные хищники не причинили. Возможно, просто боялись такого количества людей и пауков.
- Пошли! - Олаф первым пошел по следам быстро удалявшихся смертоносцев.
- А зачем же мы слезали? - удивилась Сильда.
- Они замерзают. Будут бежать сколько смогут, чтобы облегчить нам работу, потом упадут. Мы нагоним, привяжем веревки и будем тянуть.
- Это примерно как грести, - со знанием дела сообщил Стас. - И-раз, и-два! А под горку когда пойдет, то они сами поедут!
- Шапку надень, - потребовала джетка.
Да, теплые вещи им очень пригодились. Впрочем, особого мороза пока не было, солнце быстро нагревало любой темный предмет. Смертоносцы быстро превратились в точки, а потом и вовсе растворились в белизне.
- Ух-ты! - вдруг воскликнул Сайка. - Паук какой маленький! В горах такие водятся?
- Это потомство, - поправил его Люсьен. - Паучат тащили примотанными паутиной к самкам, некоторые попадали. Маленькие, всех не соберешь. Может, он еще оживет? - стражник поднял на руки крохотного, с кулак малыша.
- Нет, за зиму промерз насквозь! Ударь его мечом, и он расколется, как льдинка! - предложил Вик.
- Зачем же? - стражник бережно бросил паучка в ямку и закидал снегом. - Ни к чему так баловаться.
- Быстрее! - прикрикнул на них сотник. - Если будете на все отвлекаться, то Зижда станет таким же!
Они видели еще много следов осеннего перехода, торчащих из-под снега. Мертвые смертоносцы, большие и маленькие, люди, по преимуществу старики, забытые вещи. В одном месте из-под снега торчала целая упряжка жуков. Все знали, что сил перетаскивать и эту, малополезную скотину, не останется, но гнали шестиногих чтобы они протащили часть груза как можно дальше. Жукам не повезло, они не дошли совсем немного.
Наконец впереди показалась точка. Сотник, махнув рукой Люсьену, побежал бегом и первым добрался до упавшего Мешша. К тому времени, как подошли остальные люди, оставалось закрепить только одну веревку.
- Сами затянете, - кинул сотник снасть джетам. - Главное, не цепляйте за клык, оторвете! Просто затяните на жвалах петлю.
"Спасибо," - неожиданно ответил Мешш и не ожидавшая такого Сильда взвизгнула.
Остальные пошли дальше. Вскоре они добрались и до Вачи, оставили с ним носильщиков. Олаф, Люсьен, Барук и Сильда взялись за продержавшегося дольше всех Зижду, с тем, чтобы потом вернуться и помочь товарищам.
"У меня все лапы еще на месте?" - спросил Око Повелителя. - "Ничего не чувствую."
"А зачем тебе лапы, раскоряка?" - сотник одно временно командовал друзьями. - "Мы же тебя тащим. Лежи и наслаждайся."
"Холодно," - признался Зижда. - "Первый раз было не так страшно, а теперь я знаю, что когда согреюсь, будет очень больно. Ты стал другим, Олаф-сотник, я слышу тебя гораздо лучше."
- Да ты всегда меня неплохо слышал... - смутился чивиец.
"Ты стал другим," - упрямо повторил смертоносец.
Тянуть могучего восьмилапого, да еще навьюченного воздушным шаром, было нелегко, от людей быстро повалил пар, они расстегнулись.
- И почему пауки замерзают? - удивился Люсьен. - Вон как жарко! Пусть бы тащили нас на себе, глядишь - и не упали бы.
"Только красная кровь выдерживает морозы," - обиженно сказал смертоносец. - "Следует говорить не паук, а восьмилапый."



- Прости меня, Зижда! - смутился стражник. - Трудно усвоить, что ты неподвижен, а все слышишь. То есть... - он смутился еще больше. - Прости меня, Зижда!
"Я счастлив твоему раскаянию. Слава Повелителю!"
- Слава Повелителю! - повторил Люсьен, и к нему почему-то присоединился вечно молчащий Барук.
Наконец местность пошла под уклон. Смертоносца сначала стало гораздо легче тащить, а потом даже пришлось придерживать, чтобы массивная туша не умчалась вниз. Спустя еще немного хитин паука заскрежетал по камням.
"Хватит," - решил Зижда. - "Идите за остальными. Есл

Глава третья

Стрекозы прилетали трижды в день и жители дворца привыкли сверять по ним время. С утра все отправлялись погулять по парку, спокойно ожидая предупреждающего крика стражников. Тогда хажцы укрывались во дворце, откуда спокойно наблюдали за тем, как летучки обрушивают на них каменный дождь. Пока крыша крепости выдерживала, а воевода Патер утверждал, что выдержит сколько потребуется.
Обедали попозже, чтобы за едой пересидеть второй налет. Третий совпадал с ужином, после него пора было ложиться спать. Жизнь в крошечном королевстве не отличалась разнообразием, и регулярные прилеты стрекоз только подчеркивали это.
Прежде дворец не отличался многолюдностью, но с тех пор, как через Хаж прошел народ Чивья во главе со своим Повелителем, смертоносец Иржа призвал на помощь всех людей из поселков, оставив там лишь стариков и детей. Стрекозы преследовали чивийцев и могли попытаться ворваться в маленькое королевство на их плечах.
Этого не случилось, но Иржа не спешил распускать армию. Мост через кривое ущелье был поднят и разобран, каждую ночь дежурили усиленные отряды стражников и смертоносцев. Стрекозы продолжали прилетать, но с исчезновением чивийцев больше не атаковали. Потом пропали лучники, подвешенные к летучкам в сетках, затем на короткое время небо оставалось чистым.
Но в самом конце осени, когда Иржа уже подумывал восстановить мост, произошел первый штурм Хажа. Двуногие слуги стрекоз появились на той стороне узкого ущелья с бревнами и веревками, начали строить мост. Стрекозы с лучниками прикрывали их с воздуха, не позволяя стражникам перестрелять атакующих. Только небольшая сторожка у моста могла бы остановить врага, но сброшенные с огромной высоты камни разнесли ее вдребезги, убив находившихся внутри защитников.
Хажцы, сидя целыми днями в огромном здании дворца, наполовину представлявшего из себя пещеру, готовились к последнему бою. Ночами трижды удавалось зажигать мост стрелами, но упорство и методичность стрекоз наконец победили. Перед рассветом, когда атаки никто не ожидал, люди стрекоз пошли через ущелье.
В суматошной ночной рубке смертоносцам не сразу удалось пробиться ко врагу сквозь толпу хажцев, но когда это произошло, враги стали гибнуть десятками. В темноте пауки чувствовали людей и многие слуги стрекоз остались лежать на дне Кривой пропасти. Иржа, старший смертоносец, заподозрил неладное, но не успел остановить своих сородичей. Пауки, сметая все на своем пути, промчались по мосту и продолжили бой за пределами Хажа.
Тогда мост рухнул. Его подпилили заранее, пауки попались в простую ловушку. Ради этого потребовалось погубить больше сотни людей, но стрекоз эта цена устроила. Утром, когда рассвело, все восьмилапые были легко уничтожены с воздуха. Иржа смотрел на это из дворца, слышал крики боли и гнева, но ничего не мог сделать.
Новый мост люди стрекоз строить не стали, они предпочли добраться до Хажа по воздуху. Стрекозы, собравшись армадой в сотню голов, стали переносить людей через пропасть. Иржа ждал этого с самого начала, и не стал спешить, дал врагу время собраться в дворцовом парке - на самом деле, просто маленьком лесу. Атаковать при свете дня значило понести большие потери от висящих в воздухе стрекоз.
Тогда враги пошли на штурм. Дворец строился еще до появления здесь пришельцев из северного Ужжутака, и тогда явно предназначался не для удобной жизни. Древняя крепость выдержала, стены остались незыблимы, а узкие бойницы смотрели именно туда, откуда могла исходить опасность. Даже широкие двустворчатые двери не поддались под ударами бревна. Потеряв много бойцов, люди стрекозы были вынуждены отступить.
Тогда впервые по крыше дворца ударили камни, летучки пытались найти лазейку в цитадели хотя бы сверху. Несколько воинов тоже были перенесены туда, но от них толку было еще меньше, чем от летящих из-под облаков камней. Иржа терпеливо ждал. Он надеялся, что стрекозы не унесут своих двуногих союзников, позволят ему отомстить за гибель друзей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я