научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya-vanny/na-bort/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Я заяц, океанский заяц! — гордо заявил мальчишка.Ребята хором потребовали объяснений.Маик, или Майкл Никсон, переводил Федя, пробрался в трюм «Мони» в Нью-Йоркском порту, решив удрать от своей тетки, на попечении которой остался после ареста отца.— Ханжа и скряга, — сообщил о ней Майк. — Я решил путешествовать.Для своего «кругосветного» путешествия Майк выбрал самое невзрачное судно, которое попалось ему в гавани. Он решил, что на нем будет легче договориться с командой. После того как начало качать, Майк еще долго не вылезал из трюма, наполненного старыми мокрыми бревнами. Боялся, что его пересадят на встречный корабль. Однако опасения «океанского зайца» были напрасны. Судно «Мони» за все время пути не повстречалось ни с одним кораблем. Более того, оно не зашло ни в один порт, где можно было бы высадить мальчика на берег.— Врет, — заявил Витя. — Так не бывает.Федя переспросил Майка.Американский мальчик закивал головой.— Он говорит, что судно «Мони» все время курсировало вдоль какого-то меридиана… он не знает какого…— А где их взяли на буксир?— Он говорит, что был очень удивлен, узнав, что корабль курсирует в русских водах.— А бревна они где вылавливали? — настаивал Витя.— Он говорит, что они не вылавливали никаких бревен.Витя победоносно оглядел всех.— Бревна они привезли из Нью-Йорка. Он это хорошо знает, потому что на его обязанности было поливать эти бревна водой из шланга, чтобы они всегда были мокрыми.Лицо рыжего мальчика стало напряженно серьезным. Он вслушивался в слова перевода, в непонятные ему реплики Вити.— Новый барон Мюнхгаузен, — плюнул от возмущения Витя. — Рыжий и прожорливый.«Барон Мюнхгаузен» оказался понятием международным. Мальчишка вскочил с койки и, сжав кулаки, стал надвигаться на Витю.— Но, но, но! Снимите очки, сэр! — закричал Витя, отодвигаясь в глубь койки. — Пусть лучше объяснит, зачем они поливали бревна, когда всем известно, что их надо сушить?— Он говорит, что не знает зачем. Ему так велели.— А зачем перелез на наш корабль?— Он говорит, что его отец всегда был за сближение с Россией и ему захотелось посмотреть русских.— А где его папа и мама? — спросила Женя.Майк матери не помнил, а отец умер в тюрьме.Ребята переглянулись.— Ничего не разумею, — признался Денис.— Чего ж тут разуметь, — фыркнул Витя. — Шпион. Отводит глаза. Подослали уверить наших, будто корабль браконьерством не занимался, а привез бревна из Нью-Йорка.Открылась дверь каюты. Вошел дядя Саша.— Ну как? Познакомились? Или… подружились? — улыбаясь в бороду, спросил он.— Со шпионами не дружим, — буркнул Витя.— Вот как!— Витя имеет в виду, что бревна… так говорит мальчик… бревна не вылавливали, а везли из Нью-Йорка, — тоненьким голоском заговорила Женя.Дядя Саша проницательно посмотрел на беспокойно вертящегося Майка.— Мне не хочется верить, что он нехороший, — продолжала Женя.— И я не верю, — подтвердил Федя. — Он же моряков «Мони» на чистую воду выводит.— Ну что ж, разберемся. Пойдем, коман, бой! И ты, Федя, пойдешь с нами к капитану.— Его зовут Майк, — напутствовала встревоженная Галя.— Я сейчас оденусь, — говорил Витя. — Я пойду к капитану и докажу все. Дедуктивный метод… Цель и причина…Галя и Алеша вышли, не слушая рассуждений «детектива». Общее чувство объединяло сейчас мальчика и девочку. Галя, мечтательная, склонная всюду видеть романтическое, всем существом своим хотела, чтобы Майк оказался хорошим. Она всегда предпочитала действовать. И сейчас она решила «спасти» Майка, доказать его невиновность. Из всех ребят, по мнению Гали, сделать это мог лишь один Алеша. Она считала его мальчиком пылким, благородным, справедливым. Она преклонялась перед его изобретательностью и была уверена, что он, умеющий изобретать, придумывать, может проникнуть и в любую тайну. Девочка позвала Алешу на палубу, чтобы попросить его «разгадать» тайну «Мони» и спасти Майка.Алеша любил решать сложные задачи. Он мог с непостижимым упорством сидеть над шахматным этюдом и не отступал, пока не добивался своего, не находил решения. Не было алгебраического примера, с которым бы он не справился. Открыть загадку «Мони», обелить славного рыжего паренька Алеша хотел не меньше Гали. Она просто угадала в нем это желание. Она часто угадывала его мысли.Мальчик и девочка держались за руки. Так было лучше. Они помогали друг другу устоять на ногах. Палуба накренялась, становилась крутой, как скат крыши. Ноги скользили, легко было упасть. В небе подпрыгивала луна. Галя смотрела на нее, вспоминала свою последнюю вахту.— Надо понять, зачем он пришел к нам, — сказал Алеша.— Судно подозрительное, — отозвалась Галя.— Почему оно в море избегало встреч? Почему не заходило в порты? — продолжал спрашивать, словно сам себя, Алеша.Гале казалось, что луна подскакивает всякий раз, как Алеша задавал себе вопрос.— О каком меридиане говорил Майк? Зачем выдавать себя за браконьеров?— Не понимаю, — призналась Галя.— Знаешь, о чем я подумал? Преступники часто ведь так делают. Сознаются в мелком, а настоящее преступление утаят, чтобы в крупном их уже не заподозрили. Бревна вылавливать — это еще не такое большое преступление. Почему бы и не признаться в этом? Как ты думаешь, Галя?Галя крепко сжала Алешину руку.— Значит, должно быть еще что-то большое… опасное?..Снова в небе взвилась луна и исчезла за облаками. Глава седьмая. ЗА НИМИ БУДУЩЕЕ! По Маймаксе, неширокой протоке Северной Двины, шли корабли. Один из них вел другой на буксире. Оба они отвесными бортами возвышались над береговыми домиками. И когда домики были рядом, под самым их бортом, корабли казались действительно огромными.На «Лейтенанте Седове» заканчивалась уборка. Веселые водяные струи разбивались о палубу, рассыпались брызгами. Дюжий матрос в резиновых сапогах орудовал шваброй, как косой на лугу. В широком размахе летала она от переборок до борта. Денис и Федя, помогая команде, надраивали поручни, Алеша гордо держал рвущийся из рук брандспойт, направляя шипящую струю.На грязном судне «Мони» все было безжизненно. Никто не принаряжал корабль, не заботился о его внешнем виде.Встречные пароходы и катера — они соблюдали «правила уличного движения», шли по правой стороне протоки — приветствовали «Лейтенанта Седова» гудками.Корабли вошли в Северную Двину. После узкой протоки здесь снова повеяло морским простором. Слева показались приземистые склады. На десятки километров тянется нескончаемый порт, вдоль него — город Архангельск.Корабли отдали якоря и встали на рейде напротив центральной части города. На «Лейтенанта Седова» вернулся старпом, командовавший судном «Мони».Вид у него был усталый. Почти двое суток он не смыкал глаз, не доверяя чужой команде, и теперь направился прямо в свою каюту, чтобы как следует выспаться. Витя увязался за своим другом. Захлебываясь от гордости, он рассказывал о том, как «они с Денисом помогли американскому мальчишке перебраться по канату с „Мони“ на ледокол».Старпом, засыпая на ходу, рассеянно слушал Витю и кивал головой.— Да, а ведь у нас пропала Гекса, — вспомнил вдруг Витя.Сонливость со старпома как рукой сняло.— Эх, вы, не уберегли, как же это? — с укором сказал он и открыл дверь каюты. На его койке сидел белый медвежонок и блестящими глазенками смотрел на вошедших.Витя даже попятился. Старпом рассмеялся, сел на койку и стал ласкать Гексу. Моряк и медвежонок уже давно подружились. Гекса привязалась к старпому даже больше, чем к ребятам, слишком ее тормошившим. Этой привязанностью и объяснялось ее появление в каюте моряка. Повернув задвижку, как научил ее Витя, Гекса во время шторма выбралась из клетки и пошла разыскивать своего друга, старпома. Он был на вахте, но Гекса нашла его каюту по запаху. Дверь каюты открылась при качке, а потом снова захлопнулась. До отъезда на «Мони» старпом так и не заглянул к себе и поэтому не обнаружил беглянку. Медвежонок остался в каюте, забравшись на койку, как это он часто делал при хозяине. А искать Гексу в запертой каюте старпома никому не пришло в голову.Витя помчался к ребятам.— Я нашел Гексу! Я нашел Гексу! — кричал он.Радость этого известия была несколько омрачена предстоящим расставанием с Майком, которого ребята успели полюбить за веселый, озорной нрав. Маленький американец был уже готов съехать на берег и уныло сидел на койке Дениса.Ребята побежали смотреть Гексу. Денис тоже хотел пойти, но Майк удержал его. Они остались вдвоем. Майк, видимо, хотел сказать своему спасителю что-то очень важное. Он быстро и выразительно говорил, жестикулировал, даже изображал гудящий самолет, но понять Денис ничего не мог.Майк все повторял слово «Мони», потом, растопырив руки, как крылья, накреняя их, словно при вираже, имитируя при этом рев пропеллеров, показывал, как самолет делает круг. Денис напряженно морщил лоб «Судно „Мони“? Какой-то самолет? Кружил он, что ли, над „Мони“?»Майк продолжал тараторить.— Ничего не разумею, — вздохнул Денис.В каюту к ребятам заглянул матрос и сказал, что Майка ждут. Денис с Майком вышли обнявшись. Майк подмигивал Денису, как заговорщик. Тот кивнул головой. Маленький американец успокоился, решив, что Денис наконец-то все понял, но это было совсем не так.Денис беспокойно озирался. Нужен был переводчик. Но ни Феди, ни других ребят не было. Они увлеклись медвежонком, не подозревая, что Майк уже уезжает. Денис хотел сбегать за ними, но Майк что-то зашептал ему на ухо и не отпустил от себя. Потом ловко, как обезьянка, спустился по штормтрапу на катер.Шумно загалдели детские голоса. Это прибежали опоздавшие ребята. Они кричали Майку прощальные слова, девочки посылали ему воздушные поцелуи. Он приветно махнул рукой, стоя на корме. Ветер трепал рыжие волосы. Лицо его широко улыбалось.За кормой катера бурлила вода, оставляя пенный след.Ребята видели, как сходили иностранные моряки на берег.Денис повел Алешу и Федю на ют, место всех их сборищ. Он сокрушенно рассказал о странном прощальном разговоре с Майком. Федя заволновался, когда речь зашла о самолете.Алеша испуганно заглянул ему в лицо. Федя овладел собой, нахмурился:— Может быть, он про тот самый самолет говорил…— Какой самолет? — живо спросил Алеша.Федя отвернулся, ответил хрипло:— Ну тот… тот, что на нашем острове разбился…Лицо Алеши озарилось. Увидев это, Денис укоризненно качнул головой: хорошо, Федя отвернулся.У Алеши что-то рвалось наружу. На сияющем взволнованном лице его можно было прочесть: «Сказать сейчас, сказать ли?»Подошли девочки и Витя. Федя был снова, как всегда, сдержан, спокоен.— Ребята, — сказал Алеша. Потом, обращаясь как будто к одной лишь Гале, добавил: — Кажется, тайна «Мони» открыта.— Кем? — одними губами спросила Галя.Алеша колебался лишь мгновение, потом решительно ответил:— Федей.Федя удивленно уставился на Алешу. Какую он открыл тайну?— Слушайте, слушайте, ребята! — быстро заговорил Алеша. — Помните, как много непонятного было в рассказе Майка о «Мони»? Везли зачем-то бревна из Нью-Йорка… плавали вдоль какого-то меридиана в советских водах… А теперь Майк рассказал Денису самое важное, самое главное…— Что же, что? — торопила Галя.— Про самолет… про самолет, который делал круг над «Мони».— Как же он мог рассказать Денису, когда тот по-английски ни бум-бум? — усмехнулся Витя.— А потому, что, кроме иностранных языков, есть еще… — Алеша запнулся,— ну, детский язык, что ли… международный… Майк показал Денису, как самолет кружил над «Мони». И теперь мне все понятно.— Мне по крайней мере ничего непонятно, — упирался Витя.Алеша тряхнул головой. Он любил спорить, умел спорить, голос его тогда звенел, логика доводов была несокрушимой. Обычно Витя был его постоянным противником. Схватились они и теперь.— Да, все понятно. «Мони» имело особое задание. Судно должно было курсировать в советских водах вдоль меридиана, который проходит через Северный полюс.Витя презрительно хмыкнул.— Чтобы отвлечь подозрение, на случай встречи с советскими судами, команда «Мони» решила прикинуться браконьерами, вылавливающими бревна. На самом деле они этим не занимались, а захватили бревна с собой. Помните, Майк должен был поливать их; словно они только что вытащены из воды?— Это еще не факт, — твердил Витя. — Майк мог все наврать. И напрасно Алеша Карцев превращается в пламенного барристера, адвоката морских пиратов, и пытается их выгородить.— Выгородить? — возмутился Алеша. — Их не выгораживать, а загораживать надо. Хочешь знать, что такое «Мони»?— Умираю от любопытства.— Это плавучий радиомаяк.— Ох, ты! Это зачем же?— Судно «Мони» проникло в Баренцево море и давало радиопеленг самолетам, которые перелетали прямо через Северный полюс. Понимаешь? Вот почему один из них… опознавательные знаки-то замазали!.. сделал над «Мони» круг и полетел обратно…— Не долетел, — мрачно вставил Федя.— До Северного полюса самолеты шли по радиомаякам знаменитого айсберга… нашли такой огромный айсберг, который крутится на одном месте… Только это не айсберг, а Земля Санникова, которая туда уплыла. Об этом Федя еще давно догадался. Оттуда самолет и поднялся. Ну вот, а после полюса им нужен был радиомаяк в наших водах. Понятно?— Нет доказательств, — упрямился Витя. — На судне не нашли никакой специальной радиоаппаратуры.— Станут они тебе ждать. Они ее утопили, как только «Лейтенант Седов» пустился в погоню, — так и резал ответами Алеша.— Мальчики, надо сейчас же рассказать об этом дяде Саше, — предложила Женя.— Алеша, ты… ты… — так и не смогла выговорить ни слова Галя.Женя порывисто отвернулась. Слезы брызнули у нее из глаз.— Ты чего? — искренне удивился Витя.Женя не смотрела на брата.— Мне стало жалко Фединых папу и маму… — сказала она. — Ну, не приставай… не надо…Через полчаса дядя Саша докладывал ребячью гипотезу капитану, который с кряхтеньем облачался в парадный китель, чтобы съехать на берег.— Любопытно придумано, занятно! — заявил капитан, с хитрецой поглядывая на гидролога. — Учесть, конечно, и такую догадку надобно. Вчера оно могло бы показаться именно так. Холодная война, провокация… ненависть… и все прочее, что людей разделяло… А по мне, лучше бы и не так оно все было!.. Скажем, бревна просто ловили. И, пожалуй, полезнее не назад, а вперед заглядывать… в Завтра. А коли так, то дружба ребят с маленьким американцем куда ценнее. Всем им жить в будущем: и нашим и американцам… И чтоб не плавали в морях ни браконьеры, ни тайные маяки!..— Да, им жить в будущем, — повторил гидролог.— Хоть бы глазком заглянуть в это Завтра, — подмигнул старый капитан и одернул свой китель с шевронами на рукаве. — Поезжайте, Александр Григорьевич, на вокзал… Передайте ребятам благодарность за образцовое путешествие и проводите их…— В будущее, — подсказал дядя Саша.Старик крепко пожал полярнику руку.Оба они вышли на палубу, чтобы опуститься на катер, который сначала доставит капитана на берег, а потом гидролога на ту сторону Двины, к вокзалу.…На перроне — оживление, сутолока, беготня. А вон и ребята! Стоят кучкой около вагона и галдят на всю платформу. Конечно, и Федя с ними, провожает своих товарищей, первых в жизни. Ребята увозят с собой меховые куртки, полученные от капитана. Жарко им в мехах, а снять не хотят. Еще бы! Они выглядят на перроне такими заправскими полярниками.— Дядя Саша! Дядя Саша! — Ребята увидели Александра Григорьевича, окружили его.Все, все тут!.. Рослый Денис совсем парнем стал за этот рейс. Толстый, румяный Витя, честное слово, еще больше потолстел!.. Вот Алеша, тот похудел и заметно вытянулся. Глаза у него прежние, яркие. Девочки, черненькая и беленькая. Обе мечтательницы, но для одной романтика в борьбе, победе, подвиге а для другой — в красоте и поэзии, в красках и звуках… Вот и Федя! Он один «помолодел», если о нем так можно сказать. Стал разговорчивее и что-то детское, еще недавно дремавшее, проснулось теперь в нем. Останется в Архангельске, будет учиться в мореходке.— Ребята! — скомандовал дядя Саша. — А ну-ка! Построиться!Ребята охотно выполняют команду. На правом фланге Денис. С ним рядом Алеша, потом Витя, Галя, Федя — все по росту. С краю самая маленькая — Женя.Пассажиры и провожающие, проводники и носильщики с любопытством смотрят на выстроившихся ребят в меховых куртках, на полярника, принимающего этот «парад юных туристов».Кто-то мчится по перрону, расталкивает людей. Слышатся недовольные возгласы, замечания. И вдруг рядом с маленькой Женей в строй становится еще один мальчик.Майк!Но никто из ребят не выкрикнул его имени, только скосили в его сторону глаза и улыбнулись.Дядя Саша тоже сделал вид, что так и должно быть.— Ребята! От имени командования ледокольного корабля «Лейтенант Седов»…Федя и Женя поменялись местами. Федя быстро переводит Майку слова дяди Саши:— …объявляю вам от имени командования корабля благодарность за образцово проведенное путешествие и хочу, чтобы в каждом из вас родилась Мечта! И знаю я, приведет вас эта Мечта снова в Арктику.Раздался свисток кондуктора.— Вольно! — скомандовал дядя Саша.Тотчас его окружили, потянулись к нему маленькие руки. Дядя Саша пожимал эти руки и чувствовал, что комок подкатывается у него к горлу и влага застилает глаза.Ребята один за другим вскакивали на подножку. Девочки уже прильнули к оконному стеклу. Денис, Алеша, Витя теснятся в тамбуре, проводник сердится на них. И Федя вскочил на подножку! Верно, задумал проводить ребят до первой станции. Надо бы остановить его, да не поднимается рука. А из соседнего вагона высовывается рыжая головенка.Движутся вагоны, идет с ними рядом дядя Саша, все ускоряя и ускоряя шаг. Перегоняют его ребята, мчатся в свой завтрашний день, в день своей Мечты. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЗАВТРА Твори, выдумывай, пробуй! Вл. Маяковский «Хорошо» Глава первая. ВСТРЕЧИ Никогда так не светит солнце, как после дождя! Капли искрами играют в листве лип, отражаются в витринах магазинов. Распахнется окно — и зайчики промчатся по другой стороне улицы. Мокрая мостовая синего асфальта словно река, в которую смотрится небо, кайма зеленых тротуаров — ее берега с веселыми зеркальцами луж, а парапеты, защищающие прохожих, похожи на гранитную стену маленькой набережной.Федя, старый наш знакомый, ныне капитан дальнего плавания Федор Иванович Терехов, невысокий, коренастый, с обветренным спокойным лицом, с преждевременными для его лет морщинами и чем-то милой ямкой на подбородке, переходил по ажурному подвесному мостику через перекресток.Синяя лучевая магистраль превращалась в широкий цепной мост, переброшенный через красную магистраль Садового кольца. Поток машин не останавливался на перекрестке, не застревал перед светофором, вся лавина мчащихся под ногами Федора машин взлетала на выгнутую спину моста, под которым неслись машины по Садовому кольцу.Федор приехал в Москву перед началом арктической навигации, чтобы посмотреть завод-автомат, оборудование которого он должен был доставить в Арктику. Там и предстоит работать заводу почти без присмотра, изготовлять из местного сырья запасные части для автомашин, которых теперь в Арктике, пожалуй, не меньше, чем в столице.Федор неплохо знал Москву и скоро добрался до нужного места.Завод-автомат показывала ему молодая наладчица. Высокая, стройная, с красивым холодным лицом, она сразу заинтересовала моряка признанием, что ей жаль расстаться с родными ей теперь станками.— Поехали бы в Арктику, — предложил Федор, раскуривая трубку.Девушка решительно отказалась. Она собиралась налаживать здесь многие заводы-автоматы, которым работать потом в разных уголках страны.— У нас непрерывное литье, — объясняла она. — Пока одна электрическая печь загружается, другая плавит, третья уже выпускает металл.Федору бы смотреть, как льется металл в передвигающиеся кокили, как раскрываются потом эти металлические формы и из них вываливаются на конвейер отливки, но… — не будем судить его! — наш моряк смотрел больше на свою спутницу, в голосе которой слышались ему страстность, горячность, увлечение.В соседнем цехе пахло маслом и разогретой эмульсией. Через проем в стене вползали алюминиевые отливки, попадая в смыкающиеся челюсти станков. В тело заготовки вонзались вращающиеся зубья сверл и фрез. Потом челюсти размыкались и полуобработанная деталь последовательно передвигалась от одной пары челюстей с резцами к другой, пока не выходила в конце цеха из последней машины готовая, обвернутая бумагой.— Все эти станки, — сказала девушка, — как музыканты симфонического оркестра. Каждый с точностью до долей секунды вступает в строй, исполняет свою «партию» по нотам.— Дирижер, помните партитуру наизусть, — подсказал моряк. — Знаете, какой станок когда вступит?..— С закрытыми глазами, — девушка зажмурилась, прислушалась, потом чуть пошевелила кистью правой руки. Пальцы левой в это время виртуозным пассажем пробежали по столу — и сдвинулись каленые лапы автомата, острые стальные когти коснулись детали. Что-то щелкало, звякало, жужжало, пело.Девушка открыла глаза и смело встретилась взглядом с гостем.— А вы только и знали, что «взводень до самого окаема разыгрался порато»… — неожиданно сказала она.— Порато? — удивился моряк.Подшутить над помором хотела или что-то сказать на редко кому понятном языке?А девушка как ни в чем не бывало говорила о том, каких рабочих требует завод-автомат.— С инженерным образованием, — уверяла она. — Надо ведь не только знать станки, которые сами проверяют себя, сами контролируют изделия, просвечивают их рентгеновскими лучами, но порой и своими руками исправлять повреждения.«Значит, инженер, — думал моряк, — и наверняка играет на рояле. Неужели?..»А наладчица «с музыкальным инженерным образованием» говорила, что при коммунизме не будет людей узкой специальности, каждого будут интересовать все стороны работы, все стороны жизни.— Ведь жизнь тогда и полна, когда интересуешься всем, — закончила она, пристально посмотрев на моряка.Завод был осмотрен, но моряк задержался в просторном вестибюле с мраморными колоннами.— Стиль Москвы, — сказал он о новых зданиях и станциях метро.— Жаль, что вы уже знаете Москву, — сказала девушка, прощаясь.— Если б вы показали ее… — нерешительно начал моряк.— Неужели вы в Москве впервые?Боясь, что новая знакомая откажется быть его спутницей, Федор согрешил против правды, кивнул головой.И молодая москвичка согласилась показать полярному капитану так хорошо известную ему Москву.Смена кончалась. Федору надо было подождать в заводском скверике.Моряк сидел на скамейке и думал. Он не мог ошибиться! Он узнал юную туристку, которая составляла когда-то из поморских слов тайный язык и играла в шторм Рахманинова. Но как она переменилась! Из тихони с белыми косичками превратилась в такую красавицу, умную, строгую. И не подступись!.. «Избалована, — убеждал он сам себя. — Любимая дочь академика… Воображает, конечно… Может, и не придет совсем…»Но девушка пришла. В сером костюме и строгой английской блузке, она показалась Федору еще более надменной, чем в цехе. К тому же в туфлях на высоких каблуках она была выше Федора.Протянув руку, словно они только встретились, она сказала:— Итак, я буду звать вас капитаном, а вы меня Леной.Как ни владел своим лицом наш моряк, но все же вскинул брови. Потом опустил голову и усмехнулся.— Достаньте трубку. Она мне нравится, — сказала девушка, прекрасно все заметившая.Федор с удовольствием раскурил трубку.Сначала они ехали в турбобиле, который девушка взяла в первом попавшемся гараже по абонементу. Управляя машиной, она объяснила, что в газовой турбине сгорает не бензин, а сжатый водород. Получающиеся при этом пары воды не загрязняют воздух.Потом они, сдав машину в гараж под мостом, бродили по улицам. Федор сказал, что высотные здания поднимаются над городом, как башни Кремля. Девушка назвала их «дворцами высоты».Федор признался, что Москва каждый раз кажется ему и неожиданно новой и по-старому древней, давно знакомой.Девушка поймала его на этом. Значит, он не впервые в Москве!— И все же я покажу вам то, чего вы не видели, — пообещала она, совсем не рассердившись. — А вы расскажете… о себе.И Федору пришлось говорить… И о том, как пришлось ему однажды в тяжелом рейсе заменить умершего старика капитана, и о том, как трепало шлюпку после кораблекрушения в Охотском море, и о сжатии льдов, и о чужих городах, шумных портах, знойных странах.Словом, девушка с чисто женским искусством выведала все о нем, ничего не рассказав о себе.— И вам хочется узнать, какая я? — лукаво спросила она. — Давно-давно я читала фантастический рассказ. Люди далекого будущего собираются в Хрустальном дворце, сильные мужчины и красивые женщины. Стена тает в воздухе, и зал удваивается. Видны люди, собравшиеся на другом конце земного шара. Все смеются, все счастливы. Один из них поднимает тост…— За людей минувшего, — подсказал Федор.— Которые в грохоте бурь боролись и строили будущее.— Все встали, а одна девушка заплакала…— Ей было жаль, что она не жила в то время когда приходилось сражаться, жертвовать собой… свершать великое.— К счастью, вы родились раньше.— Да! И хочу многого!Моряк покосился на спутницу и запыхтел трубкой.— А вот и наш почти Хрустальный дворец, — смеясь, сказала девушка. — Здесь мы встретим человека, который действительно хочет свершить великое.Молодые люди стояли перед грандиозным крытым стадионом, построенным на берегу Москвы-реки.Девушка повела моряка на трибуны.Через все поле к низкому солнцу, светившему через стеклянный свод, тянулась золотая дорожка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
 белое полусухое вино мускат белый 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я