научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/zerkala-s-polkoy/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Вытащил правую руку из рукава, снял телефон с пояса. Вновь сунул руку в рук
ав, поднял к уху. Корки Лапута пребывал в столь радужном настроении, что от
ветил на звонок словами: «Да пребудет свет там, где ты есть».
Звонил Рольф Райнерд. И наверняка подумал, что набрал неправильный номер
.
Ч Это я, Ч быстро добавил Корки, прежде чем Райнерд успел разорвать свя
зь.
К тому времени, когда Корки добрался до «БМВ», он уже жалел о том, что ответ
ил на звонок. Райнерд дал маху.

Глава 10

За окном ресторана дождь, чистый, как совесть младенца, встречался с горо
дскими тротуарами и мостовыми и, смешавшись с грязью, заполнял сливные к
апаны.
Рисковый смотрел на фотографию баночки с обрезками крайней плоти.
Ч Десять маленьких шапочек с десяти гордых головок. Ты думаешь, это троф
еи?
Ч От мужчин, которых он убил? Возможно, но маловероятно. Если на его счету
столько убийств, он не станет запугивать очередную жертву такими вот под
арками в черных коробках. Просто сделает свою работу.
Ч А если это трофеи, он бы так легко с ними не расстался.
Ч Да. Они стали бы главным украшением домашнего интерьера. Я думаю, он им
еет доступ к трупам. Через похоронное бюро или морг.
Ч Посмертное обрезание. Рисковый вновь принялся за еду. Ч Необычно, ко
нечно, но более чем вероятно. Потому что я не слышал о десяти нераскрытых у
бийствах, в которых подозревался бы какой-то безумный раввин.
Ч Думаю, он отрезал крайнюю плоть у трупов с единственной целью Ч посла
ть Ченнингу Манхейму.
Ч И что он хотел этим сказать… что Чен-Ман Ч хрен моржовый?
Ч Сомневаюсь, что все так просто.
Ч Похоже, быть знаменитым не так уж и сладко. Четвертая коробка была боль
ше остальных. Чтобы
запечатлеть ее содержимое, потребовались две фотографии.
На первой сфотографировали керамическую кошечку, пожалуй, даже котенка,
цвета меда. Кошечка стояла на задних лапах, в передних держала по пирожно
му. На грудке и животе красные буквы складывались в два слова: «Пирожная к
иска».
Ч Банка из-под пирожных, Ч прокомментировал Этан.
Ч Я такой хороший детектив, что догадался и сам.
Ч Ее заполняли фишки для «Скрэббл»
13. «Скрэббл» («Крестословица») Ч настольна
я игра в слова. Состоит в том, чтобы фишки с нанесенными на них буквами алф
авита расставлять в виде слов на разграфленной доске. Изобретена в 1930 г. Вт
орая по популярности настольная игра после «Монополии».
.
На втором фото высилась горка фишек. Шесть из них Этан выложил рядком, обр
азовав два слова: OWE
27. Owe Ч быть должным, задолжать (англ.)
и WOE 28. Woe
Ч горе, скорбь, беда, несчастье (англ.)
.
Ч В банке лежали по девяносто фишек с буквами О, W, Е. Каждое слово можно со
брать по девяносто раз, или оба по сорок пять. Я не знаю, что он собирался эт
им сказать.
Ч Наверное, намекал, что Манхейм поступил с ним нехорошо, а вот теперь пр
ишел час расплаты.
Ч Возможно. Но при чем тогда банка для пирожных?
Ч Из этих букв можно собрать также WOW
29. Wow Ч Здорово! Блеск! Bay! (англ.)
Ч заметил Рисковый.
Ч Да, но тогда не будет использована половина «О» и все «Е». Только два сл
ова, owe и woe, позволяют использовать все буквы.
Ч А как насчет комбинаций из двух слов?
Ч Первая Ч wee woo. Означает, насколько мне известно «маленькая любовь», но д
умаю, это из другой оперы. Вторая Ч E-W-E, все с тем же woo.
Ч Овечья любовь, да?
Ч Мне представляется, что это тупик. Думаю, его послание Ч owe woe, то ли перво
е, то ли второе, то ли оба сразу.
Рисковый отправил в рот кусок лаваша.
Ч Может, после этого мы сможем сыграть и в «Монополию». В пятой коробке п
рислали книгу в переплете под названием «Лапы для размышлений». Супероб
ложку украшало фото очаровательного щенка золотистого ретривера.
Ч Это мемуары, Ч пояснил Этан. Ч Доналд Гейнсуорт, который их написал, т
ридцать лет готовил собак-поводырей для слепых и колясочников.
Ч Между страницами ни насекомых, ни крайней плоти?
Ч Ничего. Я пролистал все в поисках подчеркнутых строк, но увы.
Ч Эта посылка выбивается из общего ряда. Невинная, даже сентиментальна
я книга, ничего больше.
Ч Шестую коробку бросили через ворота этим утром, чуть позже половины ч
етвертого.
Рисковый всмотрелся в две последних фотографии. На первой Ч сшитое ябло
ко. На второй Ч глаз внутри.
Ч Глаз настоящий?
Нет, позаимствованный у куклы.
Ч Тем не менее он тревожит меня больше всего.
Ч Меня тоже. А почему тебя?
С яблоком ему пришлось повозиться. Такая paбота требовала и времени, и осто
рожности, и точности, так что, возможно, именно яблоком он хотел что-то ска
зать.
Ч Пока я понятия не имею, что именно. К последней фотографии Этан прикреп
ил степлером ксерокс послания, которое лежало в нише под глазом.
Рисковый прочитал его дважды, прежде чем посмотреть на Этана.
Ч А в первых пяти ничего такого не было?
Ч Нет.
Ч Тогда, вероятно, эта коробка Ч последняя. Он сказал все, что хотел, снач
ала символами, теперь словами. Теперь он переходит от угроз к действиям.

Ч Думаю, ты прав. Но его слова для меня такая же загадка, как и символы-пре
дметы.
Серебристые лучи фар разгоняли послеполуденный Сумрак. Вода волнами ле
тела из-под колес автомобилей, проезжающих по бульвару Пико.
Ч Яблоко может означать опасность запретных знаний, Ч нарушил затяну
вшуюся паузу Рисковый. Ч Первородный грех, который он упоминает.
Этан вновь попытался приняться за семгу. С тем же успехом он мог есть рези
ну. Пришлось отложить вилку.
Ч Семена знания заменил глаз, Ч сказал Рисковый скорее себе, чем Этану.

Стайка пешеходов промелькнула мимо окна ресторана, шли они, наклонившис
ь вперед, борясь с декабрьским ветром, под ненадежной защитой черных зон
тов, напоминая скорбящих, которые спешили к могиле.
Ч Может, он говорит: «Я вижу твои секреты, источник, семена твоего зла».
Ч Такая мысль приходила мне в голову. Но нет ощущения, что она правильная
, да и не наталкивает она на какие-то полезные выводы.
Ч Что бы он ни хотел сказать, меня тревожит, что ты получил глаз в яблоке в
след за книгой человека, который готовил собак-поводырей для слепых.
Ч Если он грозится просто ослепить Манхейма, это плохо, Ч ответил Этан,
Ч но, думаю, он стремится к худшему.
Еще раз просмотрев все фотографии, Рисковый вернул их Этану и вновь с жар
ом набросился на еду.
Ч Полагаю, твой человек надежно защищен.
Ч Он снимается во Флориде. С ним пятеро телохранителей.
Ч А ты Ч нет?
Ч Обычно нет. Я контролирую все операции по обеспечению его безопаснос
ти из Бел-Эра. Каждый день разговариваю со старшим дорожным воином.
Ч Дорожным воином?
Ч Это шутка Манхейма. Так он называет телохранителей, которые сопровож
дают его в дороге.
Ч Он так шутит? Я пержу забавнее, чем он говорит.
Ч Я никогда не утверждал, что он Ч король комедии.
Ч Когда кто-то перебросил коробку через ворота прошлой ночью, кем он ока
зался? Камера наблюдения его зафиксировала? Есть видеозаписи?
Ч Сколько хочешь. Включая и номерной знак. Этан рассказал ему о Рольфе Ра
йнерде… впрочем, не упомянув о встречах с этим человеком, ни о реальной, ни
о той, которая ему вроде бы приснилась.
Ч И чего ты хочешь от меня? Ч спросил Рисковый.
Ч Может, ты сможешь его прощупать?
Ч Прощупать? До какой степени? Ты хочешь, чтобы я ухватил его за яйца?
Ч Надеюсь, до этого не дойдет.
Хочешь, чтобы я посмотрел, нет ли полипов в его прямой кишке?
Я уже знаю, что досье на него у нас нет…
То есть я Ч не первый, к кому ты обращаешься. Этан пожал плечами.
Ты меня знаешь, я Ч пользователь информации, а не сейф для ее хранения. По
лезно, между прочим, знать, есть ли у Райнерда официально зарегистрирова
нное оружие.
Ты говорил с Лаурой Мунвс из отделения информационного обеспечения.
Она мне очень помогла, Ч признал Этан.
Тебе следовало на ней жениться.
Сообщить многого о Райнерде она не сумела.
Даже такие тупицы, как мы, видели, что вы подходите друг другу, как хлеб и ма
сло.
Мы уже восемнадцать месяцев не встречается, отметил Этан.
А все потому, что ты не так умен, как мы. Ты просто идиот. Ладно, давай к делу. М
унвс могла бы узнать, есть у него зарегистрированное оружие или нет. Знач
ит, от меня ты хочешь чего-то еще.
Пока Рисковый опустошал одну тарелку за другой, Этан смотрел в сумрак не
погоды.
После двух зим, когда осадков выпало ниже средней нормы, эксперты предуп
реждали, что Калифорнию ждет долгий и грозящий многими неприятностями п
ериод засухи. И, как обычно, потоп душераздирающих историй в прессе, расск
азывающих об ужасах засухи, привел к потопу реальному.
Беременный живот неба, толстый и серый, висел у самой земли, и вода лилась,
дабы объявить о рождении Ниной воды.
От тебя я хочу следующее, Ч наконец выдавил из себя Этан, Ч чтобы ты взгл
янул на этого парня вблизи и сказал мне, что ты о нем думаешь. Как всегда, Ри
сковый все понял.
Ч Ты уже постучал в его дверь, не так ли?
Ч Да. Прикинулся, будто пришел к человеку, который жил в этой квартире до
него.
Ч И он тебя напугал. Ты понял, что с ним что-то не так.
Ч Или ты сам все увидишь, или нет, Ч уклончиво ответил Этан.
Ч Я занимаюсь расследованием убийств. В убийстве его не подозревают. Ка
к я это объясню?
Ч Я не прошу об официальном визите.
Ч Если я не покажу ему полицейский жетон, он меня на порог не пустит, учит
ывая мою внешность.
Ч Не получится, так не получится.
Подошла официантка, чтобы спросить, не хотят ли они заказать что-нибудь е
ще.
Ч Мне нравятся пирожные «Орешки». Принесите шесть дюжин.
Ч А мне нравятся мужчины с хорошим аппетитом, Ч кокетливо улыбнулась о
фициантка.
Ч Вас, молодая леди, я смог бы съесть в один присест, Ч ответил ей Рисковы
й, после чего официантка покраснела и нервно хихикнула.
Ч Шесть дюжин? Ч переспросил Этан после ухода официантки.
Ч Люблю пирожные. Так где живет этот Райнерд? Этан заранее написал адрес
на листке. Теперь передал Рисковому.
Ч Если поедешь, подготовься.
Ч Мне что, ехать на танке?
Ч Просто подготовься.
Ч К чему?
Ч Может, ни к чему, может, к любым неожиданностям. Он Ч парень крепкий. И у
него есть пистолет.
Взгляд Рискового заскользил по лицу Этана, вызнавая его секреты, словно
луч оптического сканнера по штрих-коду.
Ч Вроде бы ты просил проверить, числится ли за ним оружие.
Ч Я переговорил с соседом, Ч солгал Этан. Ч Он
сказал мне, что Райнерд Ч параноик, практически не расстается с пистоле
том.
Пока Этан засовывал фотографии-распечатки в конверт, Рисковый не отрыва
л от него взгляда.
Фотографии никак не хотели укладываться в конверт. Цеплялись за него все
ми углами.
Ч Очень уж тряский у тебя конверт, Ч заметил Рисковый.
Этим утром выпил слишком много кофе, Ч чтобы не встретиться глазами с Ри
сковым, Этан оглядел зал.
Человеческие голоса плыли по ресторану, отражались от стен, смешивались
в бессловесный гул, которыйможно принять как за восторженный рев фэнов,
встречающих своего кумира, так и за с трудом сдерживаемое недовольство т
олпы.
Этан понял, что он переводит взгляд с одного лица на другое, в поисках одно
го-единственного. Наверное, он бы не удивился, увидев за столиком утоплен
ного в туалете Данни Уистлера, мертвого, но поглощающего ленч.
Ч Ты практически не прикоснулся к семге, Ч в голосе Рискового слышалас
ь прямо-таки материнская забота.
Ч Она несвежая.
Ч Так чего не отослать ее на кухню.
Ч Мне все равно есть не хочется.
Рисковый подцепил вилкой кусок семги.
Ч Нормальная рыбка. Ч На мой вкус, несвежая.
Официантка вернулась с чеком и прозрачным пластиковым мешком с логотип
ом ресторана, в котором Лежали розовые коробочки с «Орешками».
Пока Этан доставал из бумажника кредитную карточку, женщина ждала, и ее м
ысли ясно читались на лице. Ей хотелось пофлиртовать с Рисковым, но ее пуг
ала устрашающая внешность последнего.
Когда Этан вернул чек вместе с карточкой «Америкен экспресс», официантк
а поблагодарила его и взглянула на Рискового, который так нарочито облиз
ал губы, что она убежала, как кролик, зачарованный лисой и лишь в самый пос
ледний момент прислушавшийся к голосу инстинкта самосохранения. Дейст
вительно, она разве что не предложила себя на обед.
Ч Спасибо за угощение, Ч Рисковый похлопал себя по животу. Ч Теперь см
огу сказать, что Чен-Ман угостил меня ленчем. Думаю, эти «Орешки» будут са
мыми дорогими пирожными, которые я когда-либо ел.
Ч Это всего лишь ленч. Ты мне ничего не должен. Как я и говорил, не получитс
я, так не получится. Райнерд Ч моя проблема, не твоя.
Ч Да, но ты меня заинтриговал. Ты флиртуешь лучше официантки.
Несмотря на мрачные мысли, Этан широко улыбнулся.
Ветер внезапно изменил направление, швырнул воду в окна.
За поливаемым, как из брандспойта, стеклом пешеходы и проезжающие автомо
били начали расплываться и таять, словно в беспламенном огне Армагеддон
а, в холокосте серной кислоты.
Ч Если у него в руке будет пакет картофельных или кукурузных чипсов, что
-то в этом роде, учти, в нем может оказаться и не еда.
Ч Это и есть его паранойя? Ты говорил, что он не расстается с оружием.
Ч Это то, что я слышал. Пистолет может быть в пакете из-под чипсов, в друго
м месте, где он может схватить его, а ты не догадаешься, что он делает.
Рисковый молча смотрел на Этана.
Ч Возможно, это «глок» калибра девять миллиметров, Ч добавил тот.
Ч У него есть и атомная бомба?
Ч Об этом не знаю.
Ч Наверное, держит ее в коробке из-под кукурузных хлопьев.
Ч Возьми с собой пригоршню «Орешков», и ты справишься с кем угодно.
Ч Да, конечно. Если бросить такой «Орешек», можно раскроить парню голову.

Ч А потом съесть орудие убийства. Официантка вернулась с кредитной кар
точкой и счетом. Пока Этан добавлял чаевые и расписывался, Рисковый даже
не посмотрел на женщину, как будто забыл о ее существовании.
Дождь барабанил по стеклу, пронизывающий ветер что-то рисовал на нем вод
ой.
Ч Похоже, там холодно, Ч заметил Рисковый.
Этан именно об этом и думал.

Глава 11

В дождевике и сапогах, в тех же джинсах и свитере, что и раньше, сидя за руле
м серебристого «БМВ», Корки Лапута едва мог пошевелиться, словно на нем б
ыла тяжелая и сковывающая движения шуба.
Хотя рубашку он застегнул не до самого верха, злость распирала горло, и ка
залось, что он запихнул свою шестнадцатидюймовую шею в пятнадцатидюймо
вый воротник.
Ему хотелось поехать в Западный Голливуд и убить Райнерда.
Такие импульсы, естественно, следовало подавлять. Пусть он и мечтал ввер
гнуть общество в беззаконный хаос, из которого поднялся бы новый мир, зак
оны, запрещающие убийство, пока еще действовали. Мало того, их нарушение к
аралось.
Корки был революционером, но не мучеником.
Он осознавал необходимость соблюдения баланса между радикальными дейс
твиями и терпением.
Признавал существование границ анархической ярости.
Чтобы успокоиться, съел шоколадный батончик.
Наперекор утверждениям медицины, как продажной, обуянной жадностью зап
адной, так и претендующей на духовность восточной, очищенный сахар не пр
ибавлял Корки энергии. Наоборот, успокаивал.
Очень старые люди, нервы которых основательно потрепало как самой жизнь
ю, так и разочарованиями, принесенными ею, давно знали об успокаивающем э
ффекте избытка сахара. Чем дальше уплывала возможность реализации наде
жд и грез, тем большую роль в их диете играло мороженое, поглощаемое кварт
ами, пирожные с кремом, которые покупались большими коробками, и шоколад
в самых различных видах, плитки, конфеты, фигурки.
В последние годы своей жизни его мать села на иглу мороженого. Ела его на з
автрак, обед и ужин. Ела большущими стаканами из вощеной бумаги, огромным
и пластиковыми контейнерами.
Съеденного ею мороженого с лихвой хватило бы для того, чтобы забить холе
стериновыми бляшками артериальную систему, протянувшуюся от Калифорни
и до Луны. Какое-то время Корки думал, что родительница придумала новый сп
особ покончить жизнь самоубийством.
Но вместо того, чтобы довести себя до обширного инфаркта, мать становила
сь здоровее и здоровее. У нее заметно улучшился цвет лица, ярко заблестел
и глаза, чего не было даже в молодости.
Галлоны и баррели «Шоколадно-мятного безумия», «Орехово-шоколадной фан
тазии», «Кленово-ореховой радости» и десятков других сортов мороженого
, похоже, заставили пойти в обратную сторону ее биологические часы.
И он начал подозревать, что мать нашла ключ к бессмертию для уникального
обмена веществ своего организма: молочный жир. Поэтому Корки ее убил.
Если бы она согласилась при жизни поделиться с ним своими деньгами, он бы
позволил ей жить. Он-то жадностью не отличался.
Она же не верила ни в щедрость, ни даже в родительскую ответственность. И п
левать хотела на его благополучие, на его потребности. Он даже склонялся
к мысли, что со временем она просто вычеркнет его из завещания и оставит н
а бобах, только потому, что такое деяние доставило бы ей удовольствие.
В свое время мать была университетским профессором экономики и специал
изировалась на экономических моделях Маркса и факультетских интригах.

Она свято верила в праведность зависти и силу ненависти. Когда время док
азало ее неправоту, она не отказалась от постулатов своей веры, но замени
ла их мороженым.
Корки не испытывал ненависти к матери. Он ни к кому не испытывал ненавист
и.
И никому не завидовал.
Убедившись, что эти боги подвели мать, он отверг их обоих. Не хотел коротат
ь старость без душевного покоя, зато с любимым сортом кокосового морожен
ого.
Четырьмя годами раньше он нанес ей тайный визит с намерением быстро и ми
лосердно удушить подушкой во сне, но вместо этого забил до смерти каминн
ой кочергой, словно начала историю Энн Тайлер в своем ироничном стиле, а з
аканчивал Норман Майлер с его неистовостью.
Пусть и не спланированное заранее, использование кочерги оказало на Кор
ки самое благотворное воздействие. И не то чтобы он получал удовольствие
от насилия. Отнюдь.
В решении убить мать было столько же эмоций, что и в решении купить акции т
ой или иной корпорации из числа голубых фишек, а само убийство он исполни
л с хладнокровной эффективностью, столь необходимой для игры на фондово
м рынке.
Будучи экономистом, мать, безусловно, его бы поняла.
Он обеспечил себе железное алиби. И получил полагающееся по завещанию. Ж
изнь продолжалась. Во всяком случае, для него.
И теперь, доев шоколадный батончик, он заметно успокоился, спасибо сахар
у и шоколаду.
Он по-прежнему хотел убить Райнерда, но неблагоразумное импульсивное же
лание сделать это незамедлительно ушло. Теперь он понимал, что убийство
необходимо тщательно спланировать.
И на этот раз, составив план, он намеревался скрупулезно ему следовать. Зн
ал, подушка не станет кочергой.
Заметив, что вода с желтого дождевика натекла на сиденье, он вздохнул, но о
ставил все, как есть. Убежденных анархистов вода на обивке сидений не вол
нует.
И потом, ему хватало забот с Райнердом. По возрасту и внешне давно став муж
чиной, в душе Рольф оставался подростком, вот и на этот раз не смог устоять
перед искушением лично привезти шестую коробку. Искал острых ощущений.

Этот болван думал, что камер наблюдения по периметру поместья не существ
ует, если он не может их заметить.
«А планет Солнечной системы не существует потому, что мы не видим и
х на небе?» Ч спросил его Корки.
И когда Этан Трумэн, глава службы безопасности Манхейма, позвонил в двер
ь, Райнерд обалдел от неожиданности. И по собственному признанию, повел с
ебя подозрительно.
Сминая обертку от шоколадного батончика и засовывая ее в мешок для мусор
а, Корки сожалел, что не может вот так же легко отделаться от Райнерда.
Внезапно дождь полил сильнее. Водяные потоки принялись сшибать желуди с
дуба, под которым припарковался Корки. Они забарабанили по крыше, наверн
яка оставляя следы на краске, отскакивали от лобовою стекла, не в силах ег
о разбить.
Он понял, что не может и дальше сидеть здесь, планируя избавление от Райне
рда, под обстрелом желудей. Более того, могла обломиться и ветвь весом в до
брую тысячу фунтов, освободив его от всех тревог. Он мог продолжать реали
зовывать намеченное на день и параллельно строить планы убийства.
Корки проехал несколько миль до популярного у местного населения торго
вого центра и припарковался в подземном гараже.
Вышел из «БМВ», снял дождевик и шляпу из клеенки, бросил на пол у заднего с
иденья. Надел твидовый пиджак спортивного покроя, который идеально соче
тался с джинсами и свитером.
Из подземелья лифт вознес его на самый верхний из этажей, занятых магази
нами, ресторанами, центрами развлечений. Туда, где находился зал игровых
автоматов.
По случаю каникул, вокруг них толпились школьники. В основном не старше ч
етырнадцати лет.
Машины пикали, звенели, пищали, свистели, трещали, гремели, визжали, кричал
и, ревели, как форсированные двигатели, из них доносилась варварская муз
ыка, вопли жертв, они мигали, вспыхивали, переливались всеми возможными ц
ветами, радостно заглатывая четвертаки и доллары.
Неспешно прогуливаясь между автоматами, Корки раздавал подросткам нар
котики.
В каждом из маленьких пластиковых пакетиков лежало по восемь таблеток «
экстази». Под наклейкой с надписями: «БЕСПЛАТНЫЕ X» и «ПРОСТО ПОМНИ, КТО ТВ
ОЙ ДРУГ».
Он прикидывался продавцом наркотиков, расширяющим свой бизнес. На самом
же деле никогда больше не собирался встречаться с этими паршивцами.
Некоторые подростки брали пакетики, думая, что это круто.
Другие не выказывали интереса. Из тех, кто отказывался, ни один не сделал п
опытки заложить его: никому не нравится быть доносчиком.
Несколько раз Корки просто совал пакетик в карман куртки подростка, без
его ведома. Пусть найдет подарок позже.
Некоторые закинулись бы таблеткой. Другие выкинули бы или отдали кому-т
о из приятелей. Но в результате он отравил бы еще несколько мозгов.
По правде говоря, превращение детей в наркоманов и его намерения не вход
ило. Иначе он раздавал бы героин или даже крэк.
Научные исследования «экстази» показали, что даже после приема единичн
ой дозы последствия ощущаются и через пять лет. А при регулярном приеме п
остоянные изменения в мозгу гарантированы.
Некоторые онкологи и невропатологи предполагали, что в грядущие десяти
летия из-за широкого распространения «экстази» значительно возрастет
процент злокачественных опухолей мозга, а у сотен тысяч, если не v миллион
ов граждан снизятся умственные способности.
Подарки из восьми таблеток не приводили к мгновенному крушению цивилиз
ации. Корки работал на перспективу, рассчитывая на долговременный эффек
т.
Он никогда не брал с собой более пятнадцати пакетиков, а начав их раздава
ть, проделывал все быстро. Слишком умный, чтобы попасться на такой мелоче
вке, он покинул зал игровых автоматов через три минуты после того, как туд
а вошел.
Поскольку ему не приходилось притормаживать, чтобы получить деньги за т
овар, сотрудники игрового зала не успевали обратить на него внимания. А в
ыйдя за порог, он превратился в обыкновенного посетителя торгового цент
ра: в карманах не было ничего инкриминирующего.
В кофейне «Старбакс» он заказал большую чашку кофе с молоком и мелкими г
лотками пил его, сидя за столиком и наблюдая парад человечества во всей е
го абсурдности.
Допив кофе, он пошел в универмаг. Ему требовались носки.

Глава 12

Восемь деревьев, растущие рощицей, с искривленными, сучковатыми стволам
и, переплетясь ветвями, покачивали серо-зелеными кронами под мокрым вет
ром, нисколько не боясь дождя, даже радуясь ему. Бесплодные в это время год
а, они сбрасывали на мощеную пешеходную дорожку не оливки, а только листь
я.
В листве виднелись рождественские гирлянды. Сейчас погашенные, они ждал
и наступления темноты, чтобы ярко вспыхнуть и светить всю ночь.
Пятиэтажный кондоминиум «Уэствуд» находился менее чем в квартале от Уи
лширского бульвара, не такой роскошный, как некоторые его соседи, и недос
таточно большой, чтобы нанимать швейцара.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я