https://wodolei.ru/catalog/rakoviny/nakladnye/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Должно быть, по этой причине такое количество копов в штатском и
киношников в одном месте можно было встретить разве что в зале суда, где с
лушалось дело очередной кинознаменитости, отправившей на тот свет свою
вторую половину.
Когда Этан вошел в зал, Рисковый Я ней уже ждал в кабинке у окна. Даже сидя, о
н поражал своими габаритами. Пожалуй, мог бы сгодиться на главную роль ри
мейка «Здоровяка», если б ее решили отдать негру.
Рисковому уже принесли двойную порцию копченой баранины с огурцами и по
мидорами.
Едва Этан сел напротив крупногабаритного детектива, тот оторвался от ед
ы.
Ч Кто-то мне сказал, что слышал в новостях, будто гной босс получил двадц
ать семь миллионов за два последних фильма.
Ч По двадцать семь миллионов за каждый. Первым пробил потоло
к двадцати пяти миллионов.
Ч Да, бедность ему не грозит.
Ч Плюс навар.
Ч Какой еще может быть навар при таких гонорарах?
Ч Если картина становится хитом, он получает еще и долю прибыли.
Ч И сколько это может быть?
Ч Если верить «Дейли верайети», наиболее удачные фильмы, идущие в миров
ом прокате, приносят ему по пятьдесят миллионов.
Ч Так ты нынче читаешь прессу шоу-бизнеса?
Ч Она постоянно напоминает мне, что он Ч очень большая цель.
Ч Да уж, работы тебе хватит. И в скольких фильмах он снимается в течение г
ода?
Ч Обычно в двух. Иногда в трех.
Ч Я собираюсь так плотно закусить за его счет, что
мистер Ченнинг Манхейм заметит образовавшуюся дыру в своем бюджете, а те
бя уволят за перерасход по представительскому счету.
Ч Даже ты не сможешь наесть копченой баранины на сто тысяч долларов.
Рисковый покачал головой:
Ч Чен-Ман. Может, я отстал от жизни, но и представить себе не мог, что один ф
ильм приносит ему пятьдесят миллионов.
Ч У него еще есть компания по производству телефильмов, три сериала кот
орой идут на крупнейших телеканалах, четыре Ч на кабельном телевидении
. Он получает несколько миллионов из Японии, где снимается и коммерчески
х роликах, рекламируя наиболее продаваемую там марку пива. Он выпускает
спортивную одежду. И еще много чего. Его агенты называют доходы, которые п
оступают не от съемки в фильмах, «дополнительными денежными потоками».

Ч Люди буквально забрасывают его деньгами, да?
Ч Ему нет нужды торговаться.
Когда к их столику подошла официантка. Этан заказал семгу по-марокканск
и и ледяной чай.
Пока официантка записывала заказ Рискового, у нее затупился карандаш.
Ч …и еще две маленькие бутылки «Оранжины».
Ч Я видел только одного человека, который мог столько съесть, Ч прокомм
ентировал Этан. Ч Балерину, страдавшую булемией
9. Булемия Ч обжорство
. После каждого блюда она бегала блевать в туалет.
Ч Я только пробую здешнюю еду, и мне не нужно носить пачку. Ч Рисковый ра
зрезал последний кусок баранины пополам. Ч Так скажи мне, Чен-Ман Ч гов
нюк?
Шумовой фон разговоров за другими столиками гарантировал Этану и Риско
вому, что их никто не услышит. С тем же успехом они могли говорить в пустын
е Мохаве.
Ч Его невозможно ненавидеть, Ч ответил Этан.
Ч Это твой лучший комплимент?
Ч В жизни он не производит такого впечатления, как на экране. Не вызывает
никаких эмоций.
Рисковый отправил половину куска в рот и чмокнул губами от удовольствия.

Ч Значит, он Ч одна форма, никакого содержания.
Ч Не совсем так. Он такой… вежливый. Щедр со своими работниками. Не высок
омерен. Но чувствуется и нем… какая-то легковесность. Безразличие, с кото
рым он относится к людям, даже к своему сыну, но это доброе безразличие. В ц
елом человек он неплохой.
Ч С такими деньгами, с таким обожанием можно ожидать, что он Ч монстр.
Ч В нем этого нет. Он…
Этан задумался. За те месяцы, что он проработал у Манхейма, ему еще не дово
дилось откровенно говорить о своем работодателе.
Этан и Рисковый вели не одно дело, в них не раз стреляли, они полностью дов
еряли друг другу. Так что он мог говорить свободно, зная, что ни одно его сл
ово не будет повторено.
Отталкиваясь от этой печки, ему хотелось охарактеризовать Манхейма не т
олько честно, но, если угодно, и объективно. Описывая Рисковому, что собой
представляет Манхейм, Этан объяснял и себе, у кого он, собственно, работае
т.
Заговорил Этан, когда официантка принесла ледяной чай и «Оранжину».
Ч Он поглощен собой, но не так, как большинство кинозвезд, это поглощение
не превращает его в эгоиста. Деньги, полагаю, его волнуют, но, пожалуй, ему б
ез разницы, что кто о нем думает и останется ли он знаменитым или нет. Он по
глощен собой, все так, полностью поглощен, но это похоже… на дзэновское
10. Дзэн Ч одн
о из направлений буддизма, следующие ему Ч созерцатели, ищущие истину в
размышлениях
состояние самосозерцания.
Ч Дзэновское состояние?
Ч Да. Типа, жизнь Ч это он и природа, он и космос, но не он и другие люди. Он в
сегда наполовину погружен в размышления, в любом разговоре наполовину о
тсутствует, причем не притворяется, как какой-нибудь мошенник от йоги. С н
им так все и происходит на самом деле. Словно он постоянно размышляет о вс
еленной и при этом также уверен, что вселенная размышляет о нем, поэтому и
х увлеченность взаимна. Рисковый доел копченую баранину.
Ч Спенсер Трейси, Кларк Гэйбл, Джимми Стюарт, Богарт… все они витали в об
лаках, но никто этого не знал? Или в те дни кинозвезды были реальными людьм
и, твердо стоящими на земле?
Ч Реальные люди есть в этом бизнесе и сейчас. Я встречал Джоди Фостер, Са
ндру Баллок. Они показались мне реальными.
Ч Тебе также показалось, что они могут дать пипка под зад, Ч хмыкнул Рис
ковый.
Чтобы принести весь заказ, пришлось прибегнуть к помощи второй официант
ки.
Рисковый улыбался и кивал, когда перед ним ставили очередную тарелку.
Ч Хорошо. Хорошо. Отлично. Просто отлично. Прекрасно.
Воспоминание о том, что ему прострелили живот, испортило Этану аппетит. Н
ачав есть семгу, он не сразу заставил себя заговорить о Рольфе Райнерде.

Ч Ты мне сказал, что наступил какому-то говнюку на горло. Что расследуеш
ь?
Ч Двадцатидвухлетнюю красавицу-блондинку задушили, а потом бросили в
пруд, где собирают канализационные стоки. Мы так и говорим: «Дело блондин
ки в пруду».
Любого копа, расследующего убийства, работа меняет раз и навсегда. Жертв
ы преследуют его с настойчивостью спирохет, разносящих по крови яд.
Юмор Ч наилучшая и зачастую единственная защита от этого ужаса. Поэтому
на самом раннем этапе расследования каждому убийству придумывают неко
е название, которое и закрепляется за ним, пока дело не передается в суд.
И ни один начальник не спросит: «Как продвигает ся рассл
едование убийства Эрмитруды Поттлесби?» Вопрос будет сформулиров
ан следующим образом: «Есть что-нибудь новенькое в „Деле блондинки в пру
ду“?»
Когда Этан и Рисковый расследовали жестокое убийство двух лесбиянок, ко
торые переехали в Лос-Анджелес из Сан-Франциско, в отделе говорили, что о
ни работают по «Делу Лессис из Фессис». В другом случае, когда молодую жен
щину привязали к кухонному столу, задушили, засовывая ей в рот и горло губ
ки, пропитанные «Пайн-Сол», средством для мойки посуды, и проволочные моч
алки, расследование назвали «Дело посудомойки».
Посторонние, наверное, оскорбились бы, услышав неофициальные названия р
асследований. Штатские не понимают, что детективам иногда снились покой
ники, убийц которых они разыскивали, представить себе не могли, что иной р
аз жертва становилась детективу чуть ли не родным человеком,
и убийство он уже воспринимал как личное оскорбление. В этих названиях н
еуважение отсутствовало напрочь, иногда в них проглядывала странная, ме
ланхолическая привязанность.
Задушили, говоришь, Ч Этан имел в виду блондинку в пруду. Ч В этом чувств
уется страсть, велика вероятность, что тут замешан поклонник.
Ч Ага. Вижу, ты не совсем уж расслабился в дорогих кожаных куртках и мока
синах от «Гуччи».
Ч Я ношу обычные туфли Ч не мокасины. А в пруд с нечистотами он, возможно,
бросил ее потому, что застукал с другим, вот и посчитал грязной, куском дер
ьма.
Ч Плюс к этому он, возможно, бывал на станции переработки канализационн
ых стоков, знал, как пропс пи туда тело. А свитер у тебя из кашемира?
Ч Из хлопка. Значит, твой подозреваемый работает на станции переработк
и?
Рисковый покачал головой:
Ч Он Ч член городского совета.
Эти слова окончательно отбили Этану аппетит. Он положил вилку.
Ч Политик? Почему бы тебе сразу не найти обрыв и не прыгнуть с него?
Засовывая в пасть целый голубец, Рисковый сумел-таки усмехнуться, какое-
то время жевал, не раскрывая рта. А проглотив, ответил: «Обрыв я уже нашел, а
теперь сталкиваю вниз его».
Ч Если кто и окажется на скалах, так это ты.
Ч Вот тут ты не прав, Ч усмехнулся Рисковый.
После полувека правления кристально чистых чиновников и честной админ
истрации выборные органы Калифорнии в последнее время превратились в к
лоаку, невиданную с 1930-х и 40-х годов, когда Раймонд Чандлер подробно описал,
что творилось в тамошних коридорах власти. В первые годы нового тысячеле
тия коррупция на уровне штата, да и многих городских администраций, дост
игла уровня, подобный которому редко встретишь за пределами какой-нибуд
ь банановой республики, хотя в данном случае это была банановая республи
ка без бананов и с претензиями на романтический ореол.
В значительной своей части политики действовали, как бандиты. А если бан
диты видели, что ты подбираешься к одному из них, они делали вывод, что, раз
обравшись с первым, ты нацелишься на второго, а потому бросали все свои си
лы, чтобы так или иначе уничтожить тебя.
В другой эре борьбы с гангстерами, в другом крестовом походе против корр
упции, Элиот Несс подобрал себе команду агентов правоохранительных орг
анов, которые не брали взяток и не боялись пуль. Их даже прозвали Недоступ
ными. В современной Калифорнии Несса и его команду погубили бы не взятки
и пули, а бюрократия, которая своими постановлениями опутала бы их по рук
ам и ногам, и жаждущая сенсаций пресса, питающая самые теплые чувства к пр
еступникам, как на выборном, так и на любом другом уровне. О них журналисты
пишут каждый день и помногу.
Ч Если бы ты по-прежнему занимался настоящей работой, как я, Ч продолжи
л Рисковый, Ч то вел бы это дело точно так же, как веду я.
Ч Да. Но, будь уверен, не сидел бы здесь, улыбаясь во весь рот.
Рисковый вновь указал на свитер Этана.
Ч Хлопок, говоришь… Вроде того, что продается на Родео-драйв
11. Родео-драйв Ч одна из
центральных улиц Лос-Анджелеса с дорогими магазинами
.
Ч Вроде того, что продается в «Мэйси» на распродаже.
Ч И почем нынче носки, которые ты носишь?
Ч Плачу по десять тысяч долларов за пару. До этого Этан никак не мог реши
ться перевести разговор на Рольфа Райнерда. Теперь понял, что более ниче
м не сможет отвлечь Рискового от самоубийственной попытки доказать вин
овность члена городского совета в убийстве.
Взгляни вот на это, Ч он раскрыл конверт из плотной коричневой бумаги, де
вять на двенадцать дюймом, достал содержимое и через стол передал Рисков
ому.
Пока Рисковый разглядывал переданные ему материалы, Этан рассказал о пя
ти черных коробках, полученных через службу доставки «Федерал экспресс
», и шестой, переброшенной через ворота.
Раз коробки доставлены «Федерал экспресс», отправитель тебе известен.

Ч Нет. Обратные адреса указывались ложные. Их присылали из разных почто
вых отделений, где принимают корреспонденцию для последующей доставки
адресатам «Федерал экспресс» или «Юнайтед пост сервис». Отправитель ра
сплачивался наличными.
Ч И сколько почтовых отправлений получает Ченнинг в неделю?
Ч Порядка пяти тысяч единиц. Но в основном они приходят на студию, где у н
его есть офис. Письма просматривает пиаровская фирма и отвечает на них. Е
го домашний адрес Ч не тайна, но менее известен.
В конверте лежали шесть компьютерных распечаток фотографий, сделанных
цифровой камерой в кабинете 'Этана, первая из которых показывала баночку
, стоящую на белой ткани. Рядом с баночкой лежала крышка. А вокруг Ч содер
жимое баночки. Двадцать два жучка с оранжевым, в черных точках, панцирем.

Ч Божьи коровки? Ч спросил Рисковый.
Ч Энтомологическое название Ч Hippodamia convergens, семейство Coccinellidae. Едва ли это имеет
какое-то значение, но я посмотрел.
Ну, ты попал, Ч хмыкнул Рисковый.
Ч Этот парень думает, что я Ч Бэтмен, а он Риддлер
12. Риддлер Ч персонаж коми
ксов, буквально задающий загадки.
.
Ч Почему двадцать два жучка? Число имеет значение?
Ч Не знаю.
Ч Ты получил их живыми? Ч спросил Рисковый.
Ч Мертвыми. Отправлял ли он их живыми, не знаю, но у меня сложилось ощущен
ие, что умерли они достаточно давно. Панцири в целости и сохранности, а вот
нутро ссохлось.
Вторая фотография запечатлела светло-коричневые раковины, с выползающ
им из них серым желе. Лежали раковины на вощеной бумаге, на которую попали
прямиком из черной коробки.
Ч Дохлые улитки, Ч пояснил Этан. Ч Собственно, две еще жили, когда я вск
рыл коробку.
Ч Этот аромат «Шанель» не стала бы выводить на рынок.
Рисковый оторвался от фотографий, чтобы немного подкрепиться.
На третьей фотографии он тоже увидел баночку, из прозрачного стекла, с за
вернутой крышкой. Этикетки не было, но крышка давала понять, что банка из-
под каких-то овощных или фруктовых консервов.
Поскольку фотография не позволяла разглядеть, что находится в банке теп
ерь, Этан пояснил: «В формальдегиде плавали десять кусочков органики све
тло-розового цвета. По форме Ч трубчатые. Описать трудно. Похожи на мален
ьких экзотических медуз».
Ч Ты отправлял их в лабораторию?
Ч Да. Когда давали мне ответ, очень странно на меня посмотрели. В баночке
содержались обрезки крайней плоти.
Челюсти Рискового замерли, словно во рту у него оказался быстросхватыва
ющийся бетон.
Ч Крайней плоти взрослых мужчин, не младенцев, Ч уточнил Этан.
Механически дожевав еду, уже без всякого удовольствия, Рисковый проглот
ил то, чтобы было во рту, скорчил гримасу.
Ч Слушай, а много взрослых мужчин делают обрезание?
Ч Очереди на эту операцию нет, Ч ответил Этан.

Глава 9

Корки Лапута блаженствовал под дождем.
В блестящем длинном желтом дождевике, в шляпе из желтой клеенки с широки
ми полями, он сиял, как одуванчик.
В дождевике было много внутренних карманов, глубоких и водонепроницаем
ых.
Высокие черные резиновые сапоги и две пары носков сохраняли ноги в тепле
.
Он жаждал грома.
Мечтал о молнии.
Гак что дожди в Южной Калифорнии, которым обычно недоставало грохота и с
веркания, он находил пресноватыми.
Впрочем, ветер ему нравился. Шипящий, ревущий, стреляющий каплями воды, об
ещающий хаос.
Ветер срывал листья, кружил их в воздухе, потом шнырял в сливные канавы.
И эти листья, в достаточном количестве, могли забить дренажные решетки, ч
то привело бы к затоплению улиц, остановке автомобилей, задержке машин «
Скорой помощи», к множеству мелких, но таких желанных несчастий.
В этот залитый дождем день Корки шагал по улицам уютного жилого района в
Студио-Сити. Сея беспорядок.
Он не жил в этом районе. И не собирался.
Проживали здесь рабочие, в лучшем случае, менеджеры. Интеллектуала не вд
охновило бы такое соседство.
Чтобы побродить по здешним улицам, пришлось добираться сюда на автомоби
ле.
Напоминая ярко-желтого кенаря, Корки тем не менее не привлекал к себе ник
акого внимания, в этом напоминая бестелесного призрака, заметить которо
го дано далеко не всем.
Ему еще не встретился ни один пешеход. И редкая машина проезжала по этим у
лицам.
Погода держала людей под крышей.
Эту великолепную отвратительную погоду Корки полагал своим лучшим сою
зником.
Разумеется, в этот час большинство местных жителей были на работе. Что-то
поделывали, непонятно ради чего.
По случаю предпраздничной недели дети не пошли в школу. Сегодня понедель
ник. В пятницу Рождество. Учеба побоку.
Некоторые дети коротали время с братьями и сестрами. Другие в компании н
еработающей матери.
Кто-то сидел дома в одиночестве.
Впрочем, на текущий момент дети не интересовали Корки. Поэтому могли не ж
дать беды от этого желтого призрака.
И потом, Корки было сорок два года. В эти дни дети стали слишком осторожны,
чтобы открывать дверь незнакомому мужчине.
За последние годы очень уж много бед свалилось на этот мир. И ныне даже бар
ашки всех возрастов начали подозрительно оглядываться по сторонам.
Так что его вполне устраивали и более мелкие гадости, он радовался возмо
жности гулять под дождем и пакостить людям.
В одном из просторных внутренних карманов лежал пластиковый мешочек с п
облескивающими синими кристаллами. Удивительно мощный химический дефо
лиант.
Его разработали китайские военные. С тем чтобы перед войной их агенты ра
ссыпали его на фермах противника.
Синие кристаллы обеспечивали засыхание посевов в течение двенадцати м
есяцев. На голодный желудок воюется плохо.
Один из коллег Корки в университете получил фант на изучение этих криста
ллов для Министерства обороны. Там почувствовали необходимость найти с
пособ нейтрализации синих кристаллов до того, как их используют по назна
чению.
В своей лаборатории коллега держал пятидесятифунтовую бочку с кристал
лами. Корки украл один фунт.
На руках у него были тонкие резиновые перчатки, которые легко прятались
в широких, похожих на крылья рукавах дождевика.
Дождевик покроем более напоминал мексиканскую шаль, а не пальто. Корки м
ог без труда вытащить руки из рукавов, залезть в любой из карманов, вернут
ь руки в рукава, уже с пригоршней какого-нибудь яда.
Он сыпал синие кристаллы на примулы и колокольчики, на жасмин и акацию, на
азалии и папоротник, на плетистые розы и дельфиниум.
Дождь растворял кристаллы. Химикат уходил к корням.
Через неделю растения пожелтеют, начнут терять листву. Через две упадут
догнивать на землю.
Большим деревьям то количество кристаллов, которым располагал Корки, по
вредить не могло. А вот лужайкам, цветам, кустам, вьющимся растениям и даже
маленьким деревьям будет нанесен существенный урон.
Он не сеял смерть перед каждым домом. Только перед одним из трех, выбирая е
го наугад.
Если бы пострадали палисадники всех домов квартала, общая беда сплотила
бы соседей. Если же какой-то палисадник оставался нетронутым, хозяин ста
новился объектом зависти пострадавших. И вызывал определенные подозре
ния.
Миссия Корки состояла не только в том, чтобы нести разрушение. Ломать мог
любой дурак. Он видел свою задачу и в распространении разлада, недоверия,
отчаяния.
Иной раз на него рычала или гавкала собака, сидевшая на крыльце, или из кон
уры, стоявшей за широкой зеленой изгородью или каменным забором.
Корки любил собак. Они были лучшими друзьями человека, хотя оставалось з
агадкой, почему они подписались на эту роль, учитывая мерзость человечес
кой сущности:
Время от времени, услышав лай или рычание, он
доставал из внутреннего кармана вкусно пахнущую галету. Бросал через за
бор, на крыльцо.
Сами знаете, нельзя поджарить яичницу, не разбив яйца.
Собачьи галеты он щедро сдобрил цианидом. Животных ждала более быстрая,
в сравнении с растениями, смерть.
Безвременная смерть домашнего любимца крайне быстро вгоняет в отчаяни
е.
Корки грустил. Грустил о собаках, которым не повезло.
И при этом радовался. Радовался тысячам способов, применяя которые он еж
едневно способствовал падению существующего преступного порядка и, сл
едовательно, рождению нового, лучшего мира.
Как указывалось выше. Корки губил не все палисадники подряд. По тем же мот
ивам он убивал не всех собак. Пусть сосед подозревает соседа.
Он не боялся, что за все эти отравления придется отвечать перед законом. Э
нтропия, самая могучая сила вселенной, была его союзником и богом-хранит
елем.
А кроме того, родители, которые в этот день остались дома, смотрели эти пар
шивые ток-шоу, на которых дочери признавались Матерям, что занимаются пр
оституцией, а жены Ч мужьям, что спят с их братьями или мужьями собственн
ых сестер.
Поскольку начались каникулы, дети не отрывались от видеоигр. Или, хуже то
го, рыскали по порнографическим сайтам Сети, развращая младших братьев,
планируя изнасилование соседской девочки.
Поскольку все эти занятия Корки одобрял, сам он держался скромно, чтобы н
е отвлекать людей от самоуничтожения.
Корки Лапута был не просто отравителем, а талантливой личностью, и у него
хватало всякого другого оружия.
Время от времени, шагая по лужам на тротуарах, проходя под деревьями, с кот
орых капала вода, он начинал напевать. Разумеется, пел он «Поющий под дожд
ем». Банально, конечно, но его это забавляло.
Он не танцевал.
Не то чтобы не умел танцевать. Конечно, не считал себя ровней Джину Келли,
но мог блеснуть на танцполе.
Однако анархисту, который не хочет привлекать к себе внимание, негоже кр
ужиться по улице в желтом дождевике, просторном, как ряса монахини.
На уличных почтовых ящиках, стоящих перед каждым домом, имелись номера, а
на некоторых и фамилии.
Среди фамилий попадались и еврейские. Леви. Стайн. Гликман.
Около каждого такого ящика Корки останавливался. Бросал в него один из б
елых конвертов, которые в достатке лежали в другом кармане дождевика.
На каждом таком конверте красовалась свастика. В каждом лежали два сложе
нных листка бумаги, призванные поселить в душе страх и разозлить.
На первом была лишь одна фраза, большими печатными буквами: «СМЕРТЬ ВСЕМ
ГРЯЗНЫМ ЕВРЕЯМ».
На втором Ч фотография горы трупов перед нацистским крематорием. С двум
я словами, большими красными буквами ниже: «ТЫ СЛЕДУЮЩИЙ».
Корки не выделял евреев среди остальных. Он одинаково презирал все расы,
религии и этнические группы.
Ранее он раскладывал по почтовым ящикам письма с посланиями: «СМЕРТЬ ВСЕ
М ГРЯЗНЫМ КАТОЛИКАМ», «СМЕРТЬ ВСЕМ ЧЕРНЫМ», «В ТЮРЬМУ ВСЕХ ВЛАДЕЛЬЦЕВ ОГ
НЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ».
Политики десятилетиями контролировали людей, разделяя их на группы, нат
равливая одни на другие. И хорошему анархисту оставалось только усилить
существующую ненависть, подлить бензина в костер, зажженный политиками.

В настоящий момент ненависть к Израилю, а отсюда и ко всем евреям, считала
сь модной интеллектуальной позицией среди наиболее известных представ
ителей масс-медиа, включая многих нерелигиозных евреев Так что Корки вс
его лишь давал людям то, что они хотели получить.
От азалий к жасмину, от жасмина к дельфиниуму,
от собаки к почтовому ящику, Корки продолжал свой путь под непрекращающи
мся дождем. Сея хаос.
Настроенные решительно, заговорщики могли взрывать небоскребы, убивая
тысячи людей, ужасая миллионы. Их работа, безусловно, приносила пользу.
Но десять тысяч таких, как Корки Лапута, изобретательных, целеустремленн
ых, расшатывая устои общества, могли достигнуть большего, чем все пилоты-
камикадзе и взрывники, вместе взятые.
«Каждой тысяче киллеров, Ч думал Корки, Ч я бы предпоче
л одного переполненного ненавистью учителя, отравляющего сердца школь
ников, одного социального работника с неутолимой жаждой жестокости, одн
ого священника-атеиста, прячущего под сутаной свои истинные убеждения».

Пройдя по круговому маршруту, он увидел припаркованный «БМВ» через полт
ора часа, как и рассчитывал.
Проводить много времени в одном районе слишком рискованно. Мудрые анарх
исты постоянно перебираются с места на место, потому что энтропия благов
олит бродягам, а движение сбивает с толку полицию.
Грязно-молочные облака прижимались к самой земле, рассыпаясь дождем. В ч
уть ли не вечернем сумраке, под тенью напитавшейся водой кроны дуба его с
еребристый седан казался серым, как сталь.
Ветер дул по улицам, трепал кусты и деревья, укладывал на землю цветы, брос
ался в окна ведрами воды. Дождь барабанил по крышам, заливал тротуары, бур
ным потоком несся по сливным канавам.
У Корки зазвонил телефон.
От автомобиля его отделял почти квартал. Он понял, что придется говорить
под дождем, иначе он не успеет ответить.
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я