научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 аксессуары ванна ру 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДЖЕДАЯ

Люк Скайуокер возвращается на родную пла-
нету Татуин, собираясь спасти своего друга Хэна
Соло, находящегося в плену у короля преступного
мира Джаббы Хатта.
Люк не знал, что Галактическая Империя тайно
начала строительство новой боевой космической
станции, еще более смертоносной, чем предыдущая
Звезда Смерти.
Если станция будет закончена, судьба небольшой
группы повстанцев, сражающихся за восстанов-
ление свободы в Галактике, будет предрешена:
< По последним данным разведки,
мы воевали сами с собой...>
Пролог
Звезды как всегда отмечали время, прожитое Вселенной: яркая россыпь углей
прогоревшего костра. Здесь были желтые карлики и красные карлики, белые
гиганты и оранжевые гиганты. Переменные, двойные, нейтронные, безудержно
сжимающиеся звезды и яростные Сверхновые. И еще была Звезда Смерти.
На самом краю рукава Галактики, наперекор законам Вселенной - не планета
вращалась вокруг звезды, а Звезда плыла по орбите вокруг осколка планеты.
Звезда не хотела светить собственным светом, отражая свет прочих звезд
холодной металлической оболочкой. Она была вдвое больше своей погибшей
предшественницы и гораздо мощнее, несмотря на то что строительство еще было
не завершено.
Боевая станция Империи висела над веселым зеленым Эндором, часть ее
шпангоутов, еще не зашитых броней, напоминали конечности гигантского
насекомого. Приближавшийся к ней крейсер казался просто игрушкой, хотя сам
был просто огромен - настоящий летающий город. Корабль беззвучно раскрыл
летную палубу и выпустил в космос челнок. Раскрыв лепестки плоскостей,
крохотный кораблик направился к боевой станции.
В рубке челнока капитан и второй пилот совершали обычный ритуал, привычный
и повседневный: считывали показания приборов, корректировали курс, негромко
переговаривались. Но сегодня слова вязли в воздухе, ставшем вдруг плотным и
очень холодным.
- СТ-321 вызывает станцию. Код доступа: синий. Мы начинаем маневр
схождения. Откройте щит.
Станция откликнулась немедленно:
- Щит будет снят, как только мы получим подтверждение вашего доступа.
Оставайтесь на связи...
Мертвая тишина еще раз наполнила рубку. Капитан вполголоса выругался,
прикусил язык и нервно улыбнулся второму пилоту. Тот столь же нервно дергал
себя за воротник.
- Побыстрее, пожалуйста, - капитан снова вызвал станцию. - Поторопитесь. Он
в дурном настроении...
И покосился на люк, отделявший рубку от пассажирского салона. Люк был
открыт, хотя капитан отлично помнил, как собственноручно закрывал его перед
отлетом. В салоне было темно.
x x x
В диспетчерской станции никто не спешил. К инспекциям здесь привыкли, и все
инспекции обычно начинались с того, что капитан требовал принять корабль
как можно быстрее. Ничего, пусть немного помаринуются. В конце концов,
здесь большой трафик, строительство, как никак. Старший смены неторопливо
прошелся вдоль мониторов и остановился, любуясь на изображения станции,
опутанной сетью защитного поля. Оператор за пультом обстоятельно формировал
безопасный проход челноку. Подлетел вестовой, наклонился, что-то
пробормотал оператору на ухо. Оператор стал белым, как снег. Его пальцы
забегали по клавишам с утроенной прытью.
- В чем дело? - спросил старший смены, глуша раздражение.
- У этого челнока - высший приоритет, - откликнулся вестовой.
В его голосе страх перемешивался с недоверием.
- Ситх побери...
- Вот именно.
x x x
Корабль сел бесшумно, над самой палубой сложив узкие лепестки крыльев. Его
уже ждали: разноцветные ряды почетного караула выстроились, словно по
волшебству, в считанные минуты - снежно-белые латы штурмовиков, серые
офицерские мундиры и ярко-алые плащи элитной гвардии Императора. Последних
вызвали на всякий случай; вдруг инспектору придет в голову
поинтересоваться, чем они здесь заняты. Ряды коротко колыхнулись, отдав
честь, и вновь замерли. Именно это мгновение коммодор Джерджеррод выбрал
для своего появления, и так получилось, что салют достался ему.
Долговязый, подвижный Джерджеррод прошел вдоль рядов к опущенному трапу
замершего челнока. Коммодор ненавидел спешку. Ее он оставлял тем, кто
стремился успеть в сто мест сразу. Имперский мофф Джерджеррод - едва ли он
когда-либо хоть кому-то дал повод усомниться в этом - находился там, где
хотел. Он любил повторять: <Великие никогда не спешат, великие заставляют
спешить других>.
Трап давно был опущен, шлюз давно был открыт, караул потел от напряжения, а
Джерджеррод все топтался на месте и ждал. С уважением, но не спеша. И так
же неторопливо у него начало складываться впечатление, что над ним
издеваются. Высочайший гость - у имперского моффа дернулся уголок рта -
тоже никуда не спешил.
Казалось, что из распахнутого люка тянет ледяным холодом. Джерджеррод
поежился и попытался, не теряя достоинства, что-нибудь рассмотреть через
колпак кабины. Там было темно. Такая же тьма клубилась в проеме шлюза.
Потом раздались шаги. Караул вздрогнул вторично. Тьма сгустилась в огромную
фигуру в черном плаще, и в конце концов Дарт Вейдер, Повелитель Тьмы,
последний из ситхов, тяжело прошагал по рампе трапа, не глядя на
собравшихся. Джерджеррод согнул шею в поклоне. Ситх молча ждал; негромко
сипел воздух в дыхательной маске.
- Повелитель Вейдер, - Джерджеррод раздвинул тонкие губы в радушной улыбке,
- какое нежданное удовольствие. Ваше присутствие здесь - честь для нас.
Ситх прошел мимо, не повернув головы. Джерджеррод помчался вдогонку.
- Оставим любезности на другой раз, командующий, - голос Вейдера перекрыл
даже рев сирен, возвещавших о прибытии высокого гостя. - Императора
беспокоит невысокая скорость строительства. Я здесь для того, чтобы
напомнить вам о графике.
Джерджеррод слегка спал с лица.
- Заверяю вас, мой повелитель, люди работают настолько быстро, насколько
это возможно.
- Может быть, я смогу приободрить их, - пророкотал издевательски-
равнодушный бас ситха. - Теми способами, которые вы не принимали в расчет.
Джерджеррод машинально кивнул, испытывая неукротимое желание потереть шею,
которую вдруг сдавил жесткий воротничок. Конечно, уж кто-кто, а Повелитель
Тьмы мог придумать бесчисленное количество разнообразнейших способов. Это
было известно всем. Очень-очень много различных способов. Крайне
нетривиальных.
- Это не обязательно, мой повелитель, - моффу удалось сохранить ровность
тона.
Провожаемый взглядами караула и персонала, он трусил следом за размеренно
шагающим ситхом. Как ему хотелось содрать с Вейдера ненавистную
металлическую маску и сказать прямо в лицо, что задыхается от бессильной
злобы и ненависти. Но Джерджеррод подозревал, что Вейдер знает об этом, и
был недалек от истины.
- Уверяю вас, станция будет пущена в срок. Это не обсуждается.
Вейдер остановился: от человека, топчущегося рядом, волнами расходилась
ярость. Любопытно. Ситх прислушался к Силе, потом разочарованно покачал
головой. Нет, не интересно. Банально.
Имперский мофф по-своему понял жест.
- Боюсь, что Император не разделяет вашего оптимизма, - продолжал ситх.
- Боюсь, что он просит невозможного! Мне потребуется много больше людей.
- Думаю, вы сами сможете объяснить ему положение дел, - лениво откликнулся
Вейдер. - Когда он прибудет.
В мертвенно-белом свете прожекторов Джерджеррод казался покойником. Мофф
облизал желтоватые губы:
- Нас посетит сам Император?
- Так точно, командующий, - согласился Дарт Вейдер. - И он будет очень
разочарован, если вы все так же будете отставать от графика.
- Мы удвоим усилия...
В конце концов, даже великим людям приходится иногда торопиться - во время
великой нужды.
- Надеюсь на это, командующий, - сказал Вейдер. - Но вам должно быть хорошо
известно: Император не отличается моим отходчивым и кротким нравом.
Глава 1
Ветер бесновался и выл, словно агонизирующий, но не желающий умирать зверь,
но под свод небольшой пещеры его вопли почти не долетали. Здесь, внутри,
было куда тише, сумрачней и прохладней, чем снаружи. Здесь, внутри,
закутанный в просторный мешковатый плащ человек отложил инструменты и
оглянулся. Из темного угла выкатился приземистый астродроид.
Р2Д2 - устаревшая, но еще очень надежная модель - остановился в двух шагах
от странной фигуры и вопросительно свистнул. Человек поддернул широкие
рукава (руки у него были загорелые и очень крепкие) и положил ладонь на
куполообразную <голову> дроида. Р2 подмигнул ему.
x x x
Казалось, ветер дул сразу со всех сторон, срывал с гребней дюн мелкий желто-
серый песок, скручивал его в беснующиеся смерчики, а затем раздраженно
расшвыривал пригоршнями по барханам.
Дорогу, вьющуюся меж дюн, пустыня никак не желала оставлять в покое - то
наползала нездорового цвета языками, то сдувала наметенный песок, не
оставляя следа. В дрожащем жарком мареве дорога постоянно менялась. Она
была переменчива. Эфемерна. Но все же это была дорога - по ней вполне можно
было идти. И вела она (и только она одна на всей планете) ко дворцу Джаббы
Хатта.
Кто мог ее проложить? На всем Татуине не нашлось бы существа, по своей воле
пожелавшего отправиться в этот дворец. Разумеется, если это существо не
занималось работорговлей, контрабандой, азартными играми, заказными
убийствами, воровством и мародерством. Да и то - сначала бы подобный
субъект как следует задумался: а так ли уж ему надо к Джаббе Хатту? В
злобности и вероломстве с Джаббой не смог бы сравниться никто, разве что
Темный принц Ксизор, не к ночи будь помянут: пусть покоится с миром... Кое-
кто поговаривал, будто Джабба обосновался на Татуине потому, что только в
пустыне мог уберечь свою душу от гниения. Многие возражали, сомневаясь, а
есть ли у Джаббы душа?
В любом случае, мало кто спешил разузнать о местонахождении дворца Джаббы
(несмотря на то, что к нему вела дорога), не говоря уж о том, что редкий
смельчак рискнул бы напрашиваться к нему в гости. Чем выше поднимались из
туманного марева тонкие высокие башни, тем сильнее начинали подкашиваться
ноги у храбрецов. И все же...
И все же по призрачной, меняющейся под дыханием ветра дороге к выморочному
дворцу шли два дроида. Если точнее, шел один, отражая золотистым корпусом
свет двух безжалостных солнц. Второй, маленький пузатый астродроид, катился
на трех ногах.
- Фиуть-фью-уиит! - сказал астродроид.
- Разумеется, я встревожен, - отозвался его спутник. - И тебе следовало бы.
Бедный Ландо Калриссиан! Он оттуда ни за что не вернется. Представь только,
что они с ним сделают! Лучше о таком и не думать.
Р2Д2 несмело свистнул.
- Не будь столь уверен. Если я расскажу тебе хотя бы половину того, что
слышал об этом дворце и его хозяине, у тебя непременно случится короткое
замыкание...
Ветер бросил ему под ноги очередную кучу песка, и золотистый андроид увяз
по щиколотку. Р2Д2 с размаху наехал на приятеля и виновато зачирикал.
- Смотри под ноги,- буркнул Ц-3ПО, выбрался на дорогу и вновь зашагал,
правда, куда медленнее прежнего.- Почему опять мы? Чубакка вполне мог бы
доставить послание. Нет, если миссия невыполнима, то ее обязательно
возлагают на нас. Кого заботят какие-то дроиды? Иногда я поражаюсь, как это
мы миримся с таким положением дел!
Он продолжал бубнить, сетуя на судьбу, а дорога тем временем вывернула
наконец на финишную прямую. Она подвела путников к воротам дворца и
уперлась в массивные железные створки. Как Ц-3ПО ни задирал голову, он не
смог разглядеть, где же у ворот верхняя кромка. А циклопические узкие башни
словно вырастали из горы слежавшегося песка.
Два дроида с опаской оглядели зловещие створки и стену вокруг них,
выискивая хоть какой-то признак жизни или сигнальное устройство, чтобы дать
знать о своем присутствии. Ничего даже отдаленно похожего они не
обнаружили.
- Р2, ты уверен, что это то самое место?
- Пьюи.
- Полагаю, мне следует постучать...
Ц-3ПО собрал в кулак всю свою решимость (все-таки подобная функция хоть и в
незапамятные времена, но была запрограммирована в нем), трижды тихонько
стукнул в толстый металл ворот, а потом быстро повернулся и заявил:
- Кажется, никого нет. Так и скажем масса Люку. Идем назад.
Но тут в одной из створок раскрылся лючок. Оттуда протянулась шарнирная
механическая рука, на конце которой обнаружился металлический шар.
Распахнулись шторки-веки, и электронный глаз без выражения воззрился на
двух дроидов.
- Ти шута х-хат юдд! - рявкнул кто-то. Похоже, что именно шар.
Р2Д2 нервно вздрогнул.
- Храни нас джедай, - всплеснул руками Ц-3ПО.
Но все-таки горделиво выпрямился, выпятив грудь, хотя по его схемам
пробежала волна колебаний, а электронные поджилки слегка тряхнуло. Он
указал сначала на себя, потом на Р2 и произнес:
- Эр-два-ва бо Цэ-три-по-ва ай тута одд мишка Джабба ду Хатт?
Шароглаз хлопнул металлическими веками, повернулся к одному роботу, потом к
другому, а затем юркнул обратно в окошечко. Люк захлопнулся.
- Бу-у-дип гену-уг, - с тревогой отметил происшедшее Р2.
Ц-3ПО согласно покивал.
- По-моему, Р2, нас не впустят. Так что нам лучше уйти.
Он повернулся было прочь, и астродроид испустил тревожную трель. В то же
мгновение раздался громкий скрежет, и массивная железная дверь медленно
поползла вверх. Дроиды с сомнением переглянулись, а потом уставились в
раскрывшийся перед ними черный зев пещеры. Они медлили на пороге черноты,
страшась и шагнуть внутрь, и отступить.
- Нудд ча-а! - прикрикнул на них изнутри весьма негостеприимный привратник.
Первым рискнул вкатиться в сумрачное чрево дворца астродроид. Ц-3ПО
устремился за приятелем.
- Р2, погоди! Ох, беда! Не думаю, что нам нужно идти туда... Р2, ты
потеряешься! Р2!!! Подожди меня!
Позади с гулким раскатистым грохотом захлопнулись громадные ворота. По
пустым коридорам раскатилось неприятное жутковатое эхо. На миг два не на
шутку струхнувших робота оцепенело застыли, потом все же двинулись вперед.
Первыми их встретили три охранника: рослые кряжистые громилы; на длинных
клыках, торчащих из пастей, блестела желтовато-зеленая слюна. Стражники
ткнули в роботов остриями увесистых алебард. Р2Д2 заверещал. Старший из
стражников хрюкнул, подозрительно блестя крошечными заплывшими глазками.
Р2Д2 нервно чирикнул.
- Лучше не спрашивай, - отозвался золотистый андроид, по привычке полный
самых дурных предчувствий. - Передавай поскорее послание масса Люка, а
затем нам лучше побыстрее отсюда убраться.
- Дие ванна ванга!
Из тьмы к ним шагнула высокая, вполне человеческая фигура - если не
учитывать двух странных отростков на голове. Тви'лекк длинно улыбнулся
бесцветными тонкими губами и небрежным жестом поправил замысловато обвитые
вокруг шеи лекку.
- Дие ванна вата, - официально поклонился Ц-3ПО. - У нас послание для
вашего хозяина, Джаббы Хатта.
Р2Д2 поддакнул. Ц-3ПО снова кивнул.
- И подарок, - добавил он.
Он оглянулся на низкорослого приятеля.
- Подарок? Какой еще подарок?
Тви'лекк оскалил в улыбке множество острых зубов. Решительно качнул
головой.
- Ни Джабба но бадда. Me чааде су гуди, - и протянул руку к Р2, жадно
растопырив пальцы.
Маленький робот попятился, но протестующе загудел и забибикал - сомневаться
в его возражениях не приходилось.
- Р2, отдай ему подарок! - принялся настаивать Ц-3ПО.
Иногда Р2 вел себя упрямее двоичного сумматора.
И сейчас Р2 явно упорствовал, отрицательно крутя головой-полусферой и гудя
на тви'лекка и Ц-3ПО, словно те захотели посягнуть на самое святое: стереть
заложенную в него программу.
В конце концов Ц-3ПО кивнул - особой радости ответ Р2 ему не доставил. Он
повернулся к тви'лекку и виноватым тоном произнес:
- Он говорит, что ему велено передать все лично Джаббе.
Недовольно скривившись, тви'лекк задумался над возникшей проблемой.
- Мне крайне неловко, но, боюсь, порой он отличается некоторым
упрямством...
Тви'лекк не дослушал, недовольно мотнул головой. И зашагал в сумрак, гневно
бросив через плечо:
- Нудд чаа.
Роботы отстали от него всего лишь на шаг - сзади тяжело топала троица
гаморреанских охранников, а роботам от них лучше держаться подальше,
поскольку всей Галактике известно отношение гаморреанцев к искусственному
интеллекту.
Ц-3ПО тихо пробормотал хранившему молчание Р2Д2:
- Р2, у меня какое-то нехорошее предчувствие.
x x x
Она по-прежнему ничего не помнила и отказывалась говорить. Последнее его не
волновало; он тоже не был любителем затяжных разговоров. С первым было
сложнее. Тот, кто вычистил ей память, работал достаточно грубо, зато
основательно.
Фетт взял ее за подбородок, развернул лицом к себе. Девчонка вырвалась. Она
попыталась бежать из дворца и наткнулась на гаморреанскую стражу,
вооруженную виброклинками. Девчонка отделалась испугом и глубоким порезом,
а один из стражников отправился на местное кладбище. Хотя вероятнее, что
останки гаморреанского неудачника скормили ранкору.
Теперь придется запирать дверь покрепче, иначе она все-таки сбежит. Ищи ее
потом по всей пустыне... Расставаться с нелюдимой полупленницей-
полуподопечной ему не хотелось. Ощущение было новым и совсем непривычным.
Несуразное какое-то складывалось дело. Из-за нее он согласился остаться
здесь, во дворце, сделав вид, что безумно интересуется предложением Джаббы:
тот хотел иметь собственного ручного охотника за головами. Охотник не хотел
терять независимость, но девчонку надо было где-то прятать. Ну, а торги с
Джаббой могут длиться вечно...
Он вышел на галерею, опоясывающую тронный зал. Когда-то здесь был
монастырь, очень давно, мало кто помнил, когда и кому здесь поклонялись. Но
здание не перестраивалось, и даже сейчас можно было легко определить
алтарное возвышение и ниши, где находились фигуры забытых богов. Теперь на
возвышении, превращенном в удобное лежбище, расположился нынешний хозяин
дворца. Могучая серая туша матерого склизня покоилась на подушках. В одной
ручке, казавшейся слишком маленькой для столь объемистого тела, Джабба
держал конец длинной цепочки. Второй конец был прикреплен к ремешку,
надетому на шею маленькой зеленокожей тви'лекки, сидящей на самом краю
помоста, насколько ей позволяла длина цепочки. Тви'лекку звали Оула.
Зал был полон народа. То ли очередной праздник, то ли Джабба решил устроить
банкет по какому-то поводу. Фетт не следил за Дворцовым календарем.
Половина гостей уже перепилась и лежала под столами, остальные активно
догоняли. Внизу было душно и дымно. По углам шныряли коротышки-гаморреанцы
и демонстрировали всем и каждому устрашающие клыки. Кое-кто даже пугался.
Несуразное все-таки дело... Охотник заметил среди гостей Денгара. Коллега
молча пил, то и дело поглядывая на висящий на стене барельеф из карбонита.
Денгар вообще слишком много пил в последнее время. Он единственный, кто не
участвовал в попытках прочих охотников за головами отобрать у Фетта его
добычу, хотя кто только ни брался за такую охоту. Сначала ИГ-88 устроил
засаду на Подходе к Татуину. В результате сесть на планету он так и не
сумел и убрался в систему Зхара чинить поврежденный корабль. Дальше -
больше. Подельники Зукусс и 4-ЛОМ решили, что именно там они смогут напасть
на него. Не успел он взлететь, как оказался в самом центре сражения.
Эскадрилья имперских истребителей гонялась за кореллианским фрахтовиком.
Под шумок охотник свалил из системы подальше... А дальше была Ниелах. Он
наткнулся на брошенный корабль, пилот был мертв, а в трюме была заперта
девчонка, которая не помнила ничего, кроме собственного имени, и
отказывалась говорить.
Захотелось вернуться к ней в келью и смотреть, как она неподвижно сидит на
скамье, пустыми глазами уставившись в никуда - почти как Оула. Может быть,
когда-нибудь он придумает, как вернуть ей память... Охотник уже собирался
уйти, когда заметил, что к Джаббе пробирается личный распорядитель и
советник Хаттов - Биб Фортуна. Танцовщица Лин Me - их клан приходился
родней клану уна - как-то рассказала Фетту, что на самом деле имя помощника
Джаббы звучит как Бибфорт'уна, но все тви'лекки теперь произносят его
иначе. Лин Me долго объясняла игру слов и излагала историю возникновения
нового имени, пока охотник окончательно не запутался.
Как бы то ни было, но Биб Фортуна что-то шептал на ухо Джаббе и указывал
при этом на двух дроидов, которых привел с собой. Это становилось
интересным. Охотник посмотрел на главное украшение тронного зала - плиту из
карбонита в человеческий рост - и улыбнулся под скрывающим его лицо серо-
зеленым потрепанным шлемом. Кажется, операция по спасению началась...
- Доброе утро! - радостно сообщил золотистый робот-секретарь.
- Бо шуда! - буркнул Джабба в ответ.
Хатт прекрасно понимал несколько языков, но говорить предпочитал
исключительно на родном. Утверждал, что это своего рода вопрос чести. Боба
Фетт никогда не утруждал себя спором на эту тему.
Человекообразный робот пнул своего низкорослого товарища, тот обиженно
запищал.
- Послание, Р2, послание...
Астродроид присвистнул и запустил проектор: перед Джаббой встала фигура
молодого человека в черной одежде; на поясе у него висел лазерный меч. В
последний раз, когда Фетт его видел, мальчик был одет в униформу повстанцев
и стрелял в него из пистолета. Охотник подавил желание рассмеяться.
Голограмма повисла в воздухе, возвышаясь над всеми присутствующими, только
хозяин дворца смотрел ей прямо в лицо. Юный джедай решил порезвиться...
- Приветствую тебя, достойнейший, - начал мальчик свою речь. - Позволь мне
представиться. Я - Люк Скайуокер, рыцарь-джедай и друг капитана Соло. Я
знаю, власть твоя велика, могущественный Джабба, и гнев твой на Соло столь
же велик...
Хатт громко хохотнул в подтверждение.
- ...я прошу аудиенции у величайшего, чтобы заключить сделку о жизни
капитана Соло.
Теперь уже веселилась вся толпа, ухудшая слышимость. Фетт переключил
аудиосенсоры шлема на направленный канал.
- ...я рассчитываю на твою мудрость и уверен, что мы сможем прийти к
соглашению, которое удовлетворит нас обоих и позволит избежать ненужных и
неприятных стычек. В подтверждение моей доброй воли я дарю тебе этих
дроидов, - голограмма указала на Р2Д2 и Ц-3ПО.
- Что он сказал? - немедленно всполошился робот-секретарь.
- ... оба они работящие и будут хорошо служить тебе.
- Не может быть! - бушевал Ц-3ПО. - Р2, ты проиграл не ту запись!
Голограмма исчезла.
Ц-3ПО заламывал манипуляторы, толпа гоготала и толкала друг друга локтями,
а Биб Фортуна задумчиво пробормотал как бы себе под нос:
- Сделка, а не сражение... Он - не джедай.
- А! Аногуантикох гух хум[1], - отсмеявшись, проревел Джабба.
- Мы обречены, - вздохнул Ц-3ПО.
- Пиджа вон чи гох-ва. Нанкви ту чанки дроид. Соло! Тот манкви джай-я...[2]
- Смотри, Р2! - ужаснулся золотистый андроид. - Капитан Соло. И он все еще
в карбоните...
x x x
Подталкиваемые неприветливыми гаморреанскими стражниками, Р2Д2 и Ц-3ПО
уныло шагали по темным переходам в наводящие ужас глубины дворца. Из бездны
бесконечных катакомб раздавались вопли непередаваемого страдания, они
вязкими волнами раскатывались под низкими каменными сводами. По сторонам
коридора шли зарешеченные камеры, и сквозь решетки к дроидам, так и норовя
вцепиться в них, то и дело тянулись чьи-то руки, лапы, когти, щупальца.
Р2 жалобно попискивал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
 белое сухое вино рислинг 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я