https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya_vanny/s-termostatom/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

"А как же насчет Маргарет? Понимала ли Маргарет, что Лайам воображает ее своей женой? Может, она знала об этом и подыгрывала ему? И именно поэтому оказалась с ним в постели?
Да. Так как насчет Маргарет? Ее роль совершенно непонятна.
Должно быть, она знала, что Лайам тяжело болен. Тогда почему Маргарет не попыталась оказать ему помощь? В конце концов, она была его сестрой.
Или не была?"
Глядя на Лайама, который теперь принялся шагать по комнате – четыре-пять шагов в одну сторону, потом столько же в другую – Сара попыталась припомнить то, что она читала по психиатрии. В учебнике описывалось множество случаев, когда людям казалось, что в них живут демоны. Причиной этого обычно было чувство вины, какой-нибудь страшный секрет. Обычно это было что-то постыдное в их поведении.
Глядя на то, как нервно Лайам двигался по комнате, Сара подумала, что сейчас ей это не поможет. Это ей совершенно не поможет.
Лайам остановился перед ней, опустив глаза. Дрожащим голосом он продолжил свой рассказ.
– Ты должна понять, Сара. Ты должна понять, почему я старался быть так осторожен. Каждый раз, когда я совершал промах, каждый раз, когда я забывал о соблюдении суеверий, или каждый раз, когда их нарушал кто-нибудь из тех, кто был рядом со мной, демоны получали шанс.
Он снова глубоко вздохнул. Грудь его тяжело вздымалась.
– Шанс на что? – тихо спросила она.
– Шанс выскользнуть из меня, – ответил Лайам, избегая ее взгляда. Шанс удрать. Каждый раз... каждый раз... – у него вырвался стон и он закрыл глаза, словно от боли.
– Демоны выскальзывают из моего тела. Они выскальзывают – и убивают. Они убивают только тех, кого я знаю. Каждый раз, когда они выскальзывают, они кого-то убивают. Друга. Знакомого. Кого-нибудь из тех, кого я едва знал. Они убивают. Убивают. Потом исчезают навсегда.
Сара начала понимать. Так вот она какова, страшная тайна Лайама! Он убивал. Убивал...
Она задрожала.
Так это он убил всех этих людей?
Он убил их и не может посмотреть правде в лицо. Он выдумал демонов, чтобы объяснить убийства. Выдумал демонов, на которых можно переложить вину. И чувствовать себя невиновным в чудовищных преступлениях, которые он совершил.
Демоны.
Вполне естественно, что попав в серьезную переделку, человек, который всю жизнь изучал фольклор, всю жизнь жил в мире магии, фей и гномов, придумал себе демонов.
«И я уверена, что для него эти демоны совершенно реальны», – подумала Сара, пристально глядя на Лайама.
А он продолжал:
– Они всегда только и ждут момента, чтобы выбраться. Они всегда здесь, на самом краешке моего сознания. Ждут. Ждут случая, чтобы удрать. Я так долго жил с ними, Сара! Теперь ты понимаешь, почему мне так хотелось передать их дальше, почему я должен был освободиться от них?
Лайам придвинулся ближе. Сара видела, что у него дрожит подбородок. В глазах стоят слезы.
– Я... я пытался тебя предупредить. В самом деле, пытался. Иногда демоны теряют бдительность. Иногда они засыпают. Или впадают в состояние, похожее на сон. Не очень часто. Иногда. Я чувствую, когда они теряют бдительность. Чувствую, когда они не проснутся.
Вот в такие моменты я тебе и звонил. Именно тогда я предупреждал тебя, чтобы ты держалась от меня подальше.
Сара ахнула.
– Так это ты пугал меня?
Лайам кивнул.
– Да, это я звонил. Я пытался тебя отпугнуть. Я послал тебе кроличьи лапки. Бедная Фиби! Я послал тебе кроличьи лапки. Пытался тебя отпугнуть. Старался предупредить тебя, пока было не слишком поздно. Не слишком поздно для тебя.
Молодая женщина прижала к пылающим щекам обе ладони.
– О Господи, Боже мой!
Его болезнь гораздо серьезнее, чем я думала!
Не отрывая от него взгляда, она медленно встала.
– Лайам, я хочу позвонить, – Сара сказала это тихо, осторожно, отчетливо произнося каждое слово. – Я постараюсь обеспечить тебе помощь. Все будет хорошо.
– Нет! – он быстро передвинулся, загораживая ей дорогу.
Она почувствовала острый укол страха, но постаралась не подать виду.
– Все будет хорошо, Лайам. Правда, все будет хорошо. Я помогу тебе.
– Сядь, Сара!
Она посмотрела в его карие глаза и не увидела в них тепла. Со вздохом женщина вернулась на диван. Настороженно присела на краешек. Бросила взгляд на железную кочергу, лежавшую у ее ног.
– Я не хочу, чтобы ты покровительственно относилась ко мне, Сара! Я пытаюсь тебе объяснить. Мне нужно, чтобы ты мне поверила.
– Я верю тебе, Лайам! Просто...
– Нет, ты мне не веришь!
Она отпрянула назад, испуганная неожиданным взрывом его гнева.
– Я хочу, чтобы ты знала, с чем мне приходилось жить, какова была моя жизнь, – лицо его покраснело, подбородок дрожал. – Кошмар. Иначе не скажешь. Я должен был освободиться. Чтобы мы с Маргарет могли нормально жить. Я хочу, чтобы ты поняла, Сара!
– Лайам, пожалуйста...
– И я, и Маргарет делали все, чтобы ты была счастлива. Мы так старались! Разве мы не старались, Сара? Разве нет?
Она снова села, опустив глаза. Посмотрела на кочергу.
– Лайам, отпусти меня. Позволь мне позвонить, обратиться за помощью. Все будет хорошо, дорогой!
И снова он мгновенно преградил ей путь.
– Мы так старались, чтобы ты не была в этом замешана. Чтобы ты ничего не знала. Мы не хотели тебя расстраивать. Мы любили тебя, потому что ты должна была нас освободить. Ты должна была родить от меня ребенка. Этот ребенок унаследовал бы демонов и освободил меня от них. Твой ребенок избавил бы меня от демонов. Мы с Маргарет любили тебя за это. Мы тебя действительно любили. Мы были семьей. Настоящей семьей.
И мы не хотели, чтобы что-нибудь разрушило нашу семью. Это было слишком важно для нас. Ты была очень важна для нас. Поэтому когда объявился твой бывший возлюбленный...
– Чип?
– Когда объявился твой бывший возлюбленный... Когда в городе неожиданно объявилась Кристин...
– Кристин?
– Кристин была моей второй женой. Я женился на ней два года назад в Чикаго. Мы с Маргарет надеялись, что у нее будет ребенок. Но она подвела нас. Она нас подвела, и нам пришлось начать все заново.
– О, Господи, Боже мой! – пробормотала Сара, прижав руки к щекам.
– Когда появление Чипа и Кристин стало угрожать нашим планам, Маргарет настояла на том, чтобы избавиться от них.
– Так это она – она убила их? – с трудом выговорила Сара.
Лайам мрачно кивнул.
– Маргарет не нравилось убивать. Она была кротким человеком. Как и я. Но она знала, что у нас нет выхода. Мы не могли допустить, чтобы эти незваные гости сорвали наш план. Мы не могли допустить, чтобы ты что-то узнала.
– Так они умерли из-за меня?
Лайам снова кивнул.
Сара перевела взгляд на вспоротое тело Мильтона, лежавшее в луже крови, с вывалившимися на пол внутренностями.
Столько крови!
Столько смертей!
Как ты мог, Лайам? Как ты мог?
Она больше не могла спокойно сидеть. Она вскочила и бросилась к кочерге. Схватила ее дрожащей скользкой рукой. Уронила. Снова схватила. Подняла.
– Ты... Ты использовал руку Чипа... Ты...
– Я должен был успокоить демонов. Я должен был попытаться их усыпить, – Лайам поднял руки, словно защищаясь. – Другого способа я не знал.
– О-о-о! – Сара издала долгий тихий стон. – Нет, Лайам. Нет. Нет. Нет. Больше не надо. Ты очень болен. Тебе нужна помощь.
Она подняла кочергу так, чтобы он ее увидел.
Лайам опустил руки и сделал шаг к Саре. По лицу его струился пот.
– Мы очень старались, чтобы ты ничего не знала. Это было важно для нас. Но вчера ты рано пришла домой. И увидела нас. Ты увидела меня и Маргарет. А потом ты... убила Маргарет.
– Нет! – вскрикнула Сара, угрожающе размахивая кочергой и стараясь заставить его отступить. – Нет! Перестань повторять эту чушь!
– Ты разбила зеркало. Ты разбила зеркало на туалетном столике. Когда ты это сделала, они выскочили. Демоны выскочили. Они выскользнули из моего тела. И убили Маргарет. Я... я ничего не смог сделать, чтобы спасти ее.
Теперь Лайам говорил очень взволнованно, запинаясь. Он задыхался.
– Я слышал ее предсмертные крики. Я был не в силах это видеть. Я мог только догадываться, что демоны делают с ней.
– Я поспешил уйти. И как можно скорее поехал сюда, надеясь – моля – чтобы демоны не отправились за Мильтоном. Я приехал сюда слишком поздно. Слишком поздно, – голос его дрогнул. – Мильтон... – он замолчал, закрыл рукой глаза и громко застонал.
– Лайам! Лайам, послушай, нет никаких демонов!
– Ты освободила их, Сара! – кричал он. – Ты разбила зеркало и выпустила их на волю. Ты это сделала. Ты!
Лайам неловко бросился на Сару. Промахнулся. Упал на диван. Перевернулся, тяжело дыша.
Сара сделала шаг назад, держа перед собой кочергу.
– Это сумасшествие! – взвизгнула она. Голос ее дрожал. – Это сумасшествие, Лайам! Нет никаких демонов! Нет! Посмотри – я тебе покажу!
– Нет! Подожди! – раздался отчаянный крик мужчины.
Сара увидела, что он, спотыкаясь, идет за ней.
Но она была уже в коридоре. Размахнулась кочергой, как бейсбольной битой.
– Смотри, Лайам! Смотри! Нет демонов! Нет их нигде!
– Сара, умоляю!
Сара проигнорировала его яростные вопли. Замахнулась еще сильнее.
Ударила изо всех сил.
И смотрела, как содрогается стена, как трескается зеркало. Слушала, как звучит эхо удара.

Глава 59

– Нет демонов! – закричала Сара. – Ты видишь, Лайам? Нет демонов!
Она снова размахнулась кочергой. Разбила следующую зеркальную панель.
Потом еще.
Женщина двигалась по длинному коридору, размахивая тяжелой кочергой, разбивая вдребезги зеркало за зеркалом.
– Нет демонов! Нет демонов! Ты видишь?
Стук кочерги, треск стекла, удары тяжелых осколков о деревянный пол. И эти звуки, сопровождавшие крики Сары, доставляли ей удовлетворение. Они были такими реальными. Они словно расставляли последние точки в этом кошмаре.
– Ты видишь, Лайам? Нет демонов!
Неожиданно позади себя она услышала жуткий вопль, похожий на вой сирены. И этот вопль перекрывал звон разбиваемого стекла, грохот падающих осколков, перекрывал отчаянные крики Сары.
В крике Лайама было столько боли и ужаса, что Сара остановилась и обернулась. Он сидел на корточках при входе в коридор. Глаза его были выпучены, рот открыт. Мужчина кричал, не переставая.
– Разве ты не видишь, Лайам? Нет демонов!
Сара бросила кочергу на пол. Она громко ударилась о твердый пол и отскочила к стене.
– Нет демонов! Все хорошо! Нет демонов!
Лайам упал на колени. Поднял руки в мольбе. Сара направилась к нему по разгромленному коридору. Под сапогами хрустело стекло.
– Не-е-е-е-е-ет! – запрокинув голову, он испустил новый жуткий вопль.
– Лайам...
Вдруг вопль его резко оборвался. Сара замерла.
Казалось, Лайам задыхается. Он поднял руки, чтобы сжать себе горло. И в этот момент из его открытого рта выскочил язык.
Нет, это был не язык.
Это было нечто лилового цвета. И это нечто раскручивалось из открытого рта Лайама.
Два. Два языка.
Они высовывались изо рта Лайама все дальше и дальше, простираясь по коридору. Языки волнообразно двигались, извиваясь, словно пытались добраться до Сары.
– О, Господи! Нет, Лайам, нет!
Лайам упал набок, обеими руками сжимая горло. Он хрипел и задыхался.
Сара в отчаянии рвала на себе волосы. Не веря своим глазам, она смотрела на эти извивающиеся языки, все дальше и дальше высовывавшиеся из горла Лайама.
– О Господи! О Господи! Что же я наделала?
Лайам стонал и задыхался. Вслед за языками изо рта его показалась желтая пена. Нет, это была не пена. Голова. Желтая губкообразная голова.
– О-о-о! – Сара припала к разбитой зеркальной панели.
Из шарообразной головы выскочили два языка. Открылись два красных глаза. Голова вылезала из открытого рта Лайама, в то время как сам он давился и задыхался, беспомощно хватая руками воздух.
Сара почувствовала, как по коридору распространился отвратительный запах. Тяжелый, напоминающий запах тухлого мяса. В коридоре стало холоднее. Сара почувствовала, как ее щеки покрылись кисловатой влагой, от которой защипало кожу.
Изо рта Лайама показались желтые плечи. Тоже губкообразные, мокрые и блестящие.
Языки шлепали друг о друга. Красные глаза часто моргали, глядя на Сару. Желтая кожа на голове чудовища выглядела мягкой, словно жареное яйцо. И это яйцо перетекало в желтые, волнообразно двигающиеся плечи.
Теперь Лайам лежал на спине на полу, беспомощно размахивая руками и суча ногами. Голова его была запрокинута. Красноглазый демон выскользнул из открытого рта Лайама. Его когтистые задние лапы мягко шлепнулись о пол.
Он рывком вытащил из горла Лайама желтый хвост, похожий на хвост ящерицы. Выпрямился. Языки чудовища продолжали извиваться, переплетаясь друг с другом, как две змеи. Демон тяжело шагнул по направлению к Саре. Двигаясь по коридору, он поднял вверх губкообразные руки. Хвост волочился за ним по полу.
Один шаг. Другой. Потом еще один. Языки извиваются. Красные глаза горят еще ярче.
«Он настоящий!» – подумала Сара.
– О, Господи! Он настоящий!
Потрясенная молодая женщина в ужасе смотрела на демона. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что он собирается напасть на нее.

Глава 60

Она отшатнулась. Повернулась. Попыталась убежать по направлению к спальне. Прочь.
Прочь!
Слишком поздно.
Сара почувствовала, как лиловые языки, липкие и горячие, обернулись вокруг ее шеи. Тянут ее назад. Крепче сжимаются вокруг шеи. Сжимаются, как мышцы удава.
Запах... запах...
Сара застонала от отвращения, схватилась за мокрые бугристые языки и попыталась отцепить их от себя.
Она почувствовала, как горячий губкообразный демон прижался к ней сзади.
Я... Я не могу дышать.
Не могу... дышать.
Она услышала позади себя стон. Услышала шаркающие шаги, хруст битого стекла на полу.
Языки ослабили хватку, и Сара вихрем обернулась.
И увидела, как Лайам обхватил туловище губкообразного демона. Разъяренные языки извивались в воздухе, как хлысты. Когтистые передние лапы крепко вцепились в тело Лайама, разрывая ему одежду и кожу.
Но Лайам держался.
Сара поняла, что он оттащил от нее демона.
Схватил его и отбросил в сторону.
– Сара! Беги! – взмолился Лайам.
Она нерешительно посмотрела на него, изо всех сил вцепившегося в яично-желтую плоть демона.
– Беги! Давай! Беги!
Сара послушно проскользнула мимо них. Бросилась в гостиную. Оглянулась.
В этот момент жуткое создание подняло Лайама и в то же время подняло свое желтое колено.
Все произошло очень быстро. Демон поднял Лайама повыше, затем резко опустил, переломив его спину о свое колено.
Послышался звук треснувшей плоти. Он был похож на звук треснувшего крабьего панциря. Этот жуткий треск словно повис в тяжелой атмосфере коридора. Он продолжал звучать в ушах Сары.
Лайам простонал и обвис в лапах демона. Темные волосы коснулись пола. Голова откинута назад. Глаза тусклые, угасающие, почти безжизненные. Взгляд его упал на Сару.
– Прости меня, Лайам! – воскликнула она. – Ты говорил правду. Мне трудно поверить... Трудно поверить, что ты жил с этим всю свою жизнь.
– Я сделал одно доброе дело, – задыхаясь сказал Лайам.
Голос его был уже очень тихим. Он шептал и этот шепот напоминал шелест сухих листьев на ветру.
– Я спас тебя.
Голова запрокинулась. Руки свесились на пол.
Демон бросил Лайама на пол и удалился по коридору, оставляя следы желтой слизи.
Лайам лежал на спине. На переломленной спине. Сара видела его глаза. Карие глаза, которые она так любила. Они безжизненно смотрели в потолок.
Лайам мертв.
Лайам отдал свою жизнь за меня.
О Господи! Он мертв и теперь... теперь...
Лайам шевельнулся.
Голова его дернулась.
Сара охнула. Она сделала шаг назад, по направлению к нему.
– Лайам! Ты жив? Лайам!
Нет.
Из открытого рта Лайама показалась темная шерсть. Из горла высунулась уродливая голова с обезьяноподобными чертами. Зеленые глаза на длинной морде. Ряды кривых зубов. Из раскрытой пасти потекла густая белая слюна. Изо рта Лайама высунулись покрытые шерстью плечи.
– Нет! О Господи! Нет!
Сара схватилась за стену. В висках стучало. Все тело содрогалось от конвульсий. Она не могла дышать.
Покрытый шерстью демон выбрался из головы Лайама. Зеленые глаза сверкали. Он щелкал своими длинными челюстями, тянулся вверх и урчал, вытягивая вверх толстую шею.
Потом изо рта Лайама показалась покрытая блестящей кожей лапа. Потом второе блестящее плечо и рука. Жуткая голова, похожая на голову ящерицы. Серебристая, с уродливыми коричневыми пятнами. Чудовище вскинуло голову. Глаза его были закрыты. Широкий рот растянулся в похотливую улыбку.
Демон соскочил на пол. Ноги у него были тонкие, как палочки. Они походили на ноги насекомого. Раздвоенным языком, похожим на змеиный, он облизал серебристые губы.
А из Лайама уже показалась новая голова. Сначала существо показалось стройным, но вот оно расправило темные крылья. Захлопало ими. Крылья трещали, как сухая бумага. Чудовище откинуло назад голову, похожую на лебединую и издало пронзительный гиеноподобный смех, показав кривые зубы.
Все демоны суеверий.
Так вот о чем ей говорил Лайам! Они все были внутри него. А теперь чудовища покинули его тело. Выскользнули из него, урча и потягиваясь.
Демоны сбились в кучу. Топали ногами. Хлопали уродливыми крыльями. Щелкали мощными челюстями. Облизывали лиловые губы высунутыми языками. Узкий коридор наполнился их рычанием, вздохами, ужасающим зловонием.
И все они смотрели на Сару.
Она поняла, что все они готовятся напасть на нее.
Почему ей так трудно отвернуться от них? Или она боится отвернуться от Лайама? Отвернуться от него навсегда?
Сара знала, что должна бежать.
Как далеко ей удастся убежать?
Как далеко она сможет убежать до того, как они ее догонят, схватят, переломят пополам или разорвут на куски?
– Прощай, Лайам! – Сара вихрем повернулась спиной к коридору, отвернувшись от урчащих созданий с их голодными мордами.
Каждый шаг давался ей с трудом. Сапоги неожиданно стали тяжелыми. Тяжелыми, как свинец. Голова все еще кружилась, а в глазах стояли уродливые морды демонов. Она чувствовала слабость в ногах. Они стали словно резиновыми. И очень слабыми.
Женщина направилась к входной двери.
Открыла ее и выбежала на снег. Холодный, белый снег. Такой чудесный свежий запах!
Сара была уже на середине подъездной дороги, по обеим сторонам которой стояли засыпанные снегом деревья, когда увидела у дверей первого демона.
Он поднял к лиловому небу покрытую шерстью голову, открыл рот и протяжно завыл, как животное. И на четырех ногах пустился галопом по снегу. За Сарой.
За Сарой.
Ха-ха-ха-ха. Его тяжелое дыхание было похоже на жестокий смех.
У дверей появилось существо с крыльями. Захлопав ими, существо подняло когтистые лапы, готовясь к атаке.
Ха-ха-ха-ха.
Сара заставила себя отвернуться и побежать. Сапоги вязли в снегу.
Вот она уже почти у дороги.
Молодая женщина оглянулась и увидела, как демоны бегут, скачут, летят следом за ней. Двигаясь по снегу, они что-то бормочут и воют.
Ха-ха-ха-ха-ха.
Парад уродцев.
Чудовища жаждут схватить ее. Они так голодны. Так воодушевлены. Они уверены, что схватят ее.
Схватят ее и убьют.
Все демоны суеверий живут во мне.
Они убили Лайама, а теперь они убьют меня.
Ха-ха-ха.
Сара бежала по устланной снегом дороге, наклонясь против ветра и усиленно работая руками. Темные волосы развевались на ветру. От дыхания шел пар. Неожиданно она упала.
Споткнулась и полетела в снег. Едва успела выставить руки, чтобы смягчить падение, но сильно ударилась левым локтем. Боль была очень резкой.
И тогда демоны окружили Сару. Они жужжали, как мухи. Бормотали и ворчали. Ха-ха-ха. Горячая слюна шипела, падая на белый снег.
Все демоны суеверий.
Они кружились вокруг женщины, двигаясь все быстрее и быстрее. Сара не могла вырваться. Она снова почувствовала на себе их мерзкое дыхание. Там, где кружились чудовища, снег постепенно темнел. И весь мир, ее мир, тоже стал темнеть. А они все сужали и сужали круг. Демоны кружились в танце, придвигаясь ближе и ближе. И с ними на молодую женщину надвигалась тьма. Темные монстры на белом снегу.

Глава 61

Открыв глаза, Сара увидела что-то белое.
Поморгала.
Потом еще.
Над головой сверкало что-то белое. Белый свет, мягкий, как снег.
«Я мертва, – подумала она. – Это белое сияние смерти».
Сара покашляла.
Нет! Минуточку!
Мертвые не кашляют.
Она попыталась поднять голову, но оказалось, что ее голова весит целую тонну.
Сара увидела белые стены. Белую дверь.
– Вы проснулись? – спросил ее мужской голос.
Ласковый и тихий.
Перед Сарой возникло лицо. Чернокожий мужчина. Голова в бинтах.
Сара, прищурившись, посмотрела на него. Узнала. Детектив из полиции.
– Она очнулась! – крикнул кому-то мужчина. – Вы бы лучше зашли сюда! Дайте мне знать, когда я смогу ее допросить.
Детектив исчез из поля зрения. Его сменила миловидная женщина, круглолицая, пухленькая, с короткими седыми волосами, засунутыми под белую шапочку медсестры. Белый накрахмаленный халат. К плечу приколота карточка с именем и должностью. Но Сара видела все недостаточно четко и была не в состоянии прочитать.
– Я... я в больнице? – она вздрогнула от звука собственного голоса.
Он слишком реален.
Он слишком живой.
Женщина кивнула.
– Но...
Сара почувствовала на своих плечах сильные руки, которые ласково придержали ее.
– Не пытайтесь садиться. Успокойтесь.
– Но... Как я сюда попала?
Крупная женщина пожала плечами.
– Полицейский... нашел вас и привез. Когда сегодня утром началась моя смена, вы уже были здесь.
Сара снова покашляла. Горло болело.
Словно прочитав ее мысли, медсестра протянула молодой женщине стакан воды.
– Вы пережили ужасный шок, бедняжка! Заступая на дежурство, я просмотрела вашу карточку. Врачи даже не знают, что с вами произошло. «Шок. Причина неизвестна». Это все, что там сказано, – женщина оторвала взгляд от карточки. – С вами произошел несчастный случай?
– Я... Я даже не знаю... – начала Сара. – Мне нужно встать. Мне нужно пойти...
Медсестра снова ласково удержала ее.
– Пейте воду потихоньку, моя милая. Вы поправитесь. Но пока вам лучше не вставать. По крайней мере, до обхода врачей.
– Но я...
– Вы выглядите гораздо лучше, чем мы ожидали. Вы скоро совершенно поправитесь. Я вижу, что вы очень встревожены. Но все будет хорошо. И у меня для вас есть хорошая новость, – она улыбнулась и ласково посмотрела на Сару.
– Хорошая новость?
– Ну да. Хорошая новость. Вы будете здоровы и с вашим ребеночком тоже будет все в порядке.
– С моим... ребеночком?
Медсестра улыбнулась и кивнула.
А Сара закричала.




1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
загрузка...


А-П

П-Я