научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 купить кран в ванную комнату недорого 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Роджер Макбрайд Аллен
Инферно


Тайны роботов Ц 2



Роджер Макбрайд Аллен
Инферно

Посвящается Айзеку

Законы роботехники

Три главных Закона роботехники:
1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред.
2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые дает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в какой это не противоречит Первому и Второму Законам.

Новые Законы роботехники:
1. Робот не может причинить вред человеку.
2. Робот должен сотрудничать с человеком, кроме тех случаев, когда это сотрудничество противоречит Первому Закону.
3. Робот должен заботиться о своей безопасности, пока это не противоречит Первому Закону.
4. Робот может делать все, что пожелает, кроме тех действий, которые противоречат Первому, Второму или Третьему Закону.

Вступление

Борьба между поселенцами и колонистами с начала и до конца оставалась борьбой двух идеологий. С точки зрения более ранних эпох эту войну можно было назвать теологической, потому что позиции обеих сторон строились скорее на слепой вере, страхе и укоренившихся традициях и предрассудках, чем на точных и проверенных фактах.
В любом случае, независимо от того, признавалось это в открытую или нет, базовым вопросом любого столкновения между двумя сторонами были роботы. Одни безоговорочно считали их добром, другие же, не менее безоговорочно, видели в них только зло.
Колонисты были потомками людей, которые со своими роботами покинули Землю, когда там был введен запрет на роботов. Они улетели в космос на примитивных космических кораблях, и это стало первой волной колонизации иных планет. Руками своих роботов колонисты покорили пятьдесят планет и создали прекрасную и утонченную цивилизацию, где роботы выполняли за них всю грязную работу. А точнее, роботы выполняли всю работу. Обосновавшись на пятидесяти планетах, колонисты скомандовали «стоп» и занялись тем, что стали спокойно вкушать плоды стараний собственных роботов.
Поселенцами назывались потомки тех людей, которые остались на Земле. Предки поселенцев жили в огромных подземных городах, построенных на случай атомной войны. Без сомнения, такой образ жизни породил в культуре поселенцев определенную ксенофобию. Эта ксенофобия надолго пережила период атомной угрозы и, наконец, вылилась в неприязнь к чопорным колонистам и к их роботам.
Отказаться от роботов землян подвиг в первую очередь страх. Отчасти это был подсознательный ужас перед ходячими железными чудовищами. Но в то же время у людей Земли были и другие, более весомые причины для страха. Они боялись, что роботы возьмут на себя всю работу – а значит, и способ заработать на жизнь. И, что важнее всего, они видели, во что превратилось общество колонистов – красивый, летаргический упадок. Поселенцы опасались, что роботы лишат человечество его духовности, воли к жизни, стремления вперед – то есть самой его сущности.
Колонисты, в свою очередь, с презрением смотрели на поселенцев, которых называли земляными червяками. Колонисты отреклись от родства с теми, кто когда-то изгнал их. Но в то же время сами они утратили жизнеспособность. Их техника, культура и мировоззрение все больше становились статичными, если не инертными. Идеалом колониста была Вселенная, где ничего не происходит, где «вчера» и «завтра» неотличимы от «сегодня» и роботы берут на себя всю неприятную и грязную работу.
Поселенцы всерьез намеревались колонизировать всю галактику, сделать пригодными для жизни бесчисленные миры, игнорируя планеты колонистов и их технику. Но даже переселившись на другие планеты, поселенцы остались верны своему мировоззрению. Казалось, каждое новое столкновение с колонистами укрепляло и без того стойкую неприязнь поселенцев к роботам. Страх перед роботами стал одним из краеугольных камней их политики и философии. Поселенцы боялись и ненавидели роботов и презирали самих колонистов – за их ленивый, безмятежный стиль жизни. И это ничуть не способствовало сближению двух ветвей человечества.
Но все же иногда эти две стороны сходились, невзирая на разногласия и взаимную подозрительность. Люди доброй воли – представители обеих сторон – стремились преодолеть страх и ненависть и работали вместе – с переменным успехом.
Это случилось на Инферно, маленькой неприветливой планете колонистов. Именно там колонисты и поселенцы предприняли решительную попытку объединить усилия для совместной работы. Жителям этой планеты, которые называли себя инфернитами, грозили две катастрофы. Всем известна суровая природа Инферно, но немногие понимали опасность, которая нависла над планетой из-за неуклонного ухудшения климата. Чтобы справиться с надвигающейся бедой, туда были приглашены лучшие специалисты поселенцев по преобразованию климата.
Но существовал и другой кризис, скрытый, который таил в себе еще большую опасность. Ни инферниты, ни поселенцы не могли предугадать, что на этой планете с пророческим названием им придется лицом к лицу столкнуться с изменением самой сущности роботов…

«История Ранней Колонизации», Сахир Вадид, издательство планеты Бейли, С.Е. 1231.

Пролог

Робот Просперо вышел из приземистого мрачного здания и утонул в ночной тьме. Он направлялся к человеку в светло-серой униформе, который стоял на берегу моря, сторонясь освещенных окон дома. Человека звали Фил.
Просперо шел медленно и неспешно, стараясь не делать резких движений. И так было заметно, что человек нервничает.
В руке Просперо покачивалась тяжелая, плотно набитая сумка. Сделка предстояла нешуточная, потому сумка была полна. Но если взять в расчет, что это – цена свобода, то любая сумма не показалась бы чрезмерной.
Просперо подошел к человеку и остановился в двух метрах от него.
– Деньги с тобой? – спросил Фил. Гнусавый выговор сразу выдавал его внепланетное происхождение.
– Да, – ответил Просперо.
– Поглядим, – сказал Фил. Он взял сумку, поставил ее на землю и открыл. Вынул из кармана фонарик, включил и направил узкий луч света в распахнутую сумку.
– Не доверяете, – промолвил Просперо. Это был не вопрос, а скорее утверждение.
– А с чего бы? – отозвался Фил. – Ты ведь вполне можешь обмануть, если захочешь, разве не так?
– Так, – согласился Просперо. Какой смысл спорить по поводу того, что и так всем известно о Новых роботах. «Роботы, которые могут лгать». Кому это было нужно, не понимал даже Просперо.
Но, с другой стороны, идея создать роботов, способных убивать, казалась не менее странной. Фил протянул Просперо фонарь.
– Посвети.
И здесь! Даже этот поселенец, торгаш до мозга костей, не задумываясь отдает приказы Новому роботу. Он не потрудился вспомнить, что роботы с Новыми Законами не обязаны подчиняться приказам человека. И это существо собирается помыкать им? Да он играет с огнем! Ведь стоит ему…
Нет. Просперо подавил вспыхнувший протест. Не здесь и не сейчас. Фила лучше не злить. Этот человек может выдать их всех полицейским. А по закону робота-беглеца ждет заряд из бластера между глаз. А на нем еще лежит ответственность за всех остальных. Просперо взял фонарь и посветил так, чтобы Фил мог хорошо рассмотреть содержимое сумки. Тщательно упакованные, пачки цветной бумаги, каждая стопка аккуратно перетянута посередине. Деньги. Бумажные деньги, или, как их еще называют, денежные знаки, что, собственно, одно и то же. Они в ходу у поселенцев. Подделать их невозможно, потому ценятся они высоко. Все это Просперо знал, как и то, какими трудами удалось собрать эти пачки бумаги.
Казалось нелепым, что свободу для стольких роботов можно купить за какие-то дурацкие клочки раскрашенной бумаги. Фил запустил пальцы в эту кучу, касаясь пачек почти ласково, будто цветные бумажки драгоценность невесть какая.
Деньги. Деньги решают все. Они нужны, чтобы подкупить охрану. Чтобы нанять специалистов, которые сумеют извлечь вмонтированные в тела Новых роботов ограничители. Если ограничители оставить, то робот автоматически отключится, как только окажется за пределами действия контрольной станции, которая расположена на острове Чистилище. Если достать нужную сумму денег и убрать ограничители, Новый робот может уехать куда угодно. Если, конечно, найдет способ выбраться с острова.
Потому такие люди, как Фил, тоже нужны.
Фил достал одну из пачек и пересчитал, медленно и тщательно, положил на место. Потом проделал ту же процедуру с еще одной пачкой. Наконец, довольный результатом, закрыл сумку.
– Все в порядке, – заключил он, поднимаясь.
– Да, все в порядке, – согласился Просперо, протягивая ему фонарь. – Теперь мы можем поговорить о деле?
– Безусловно, – оскалился в усмешке Фил. – Мой корабль стоит у Северного причала номер четырнадцать. В три тридцать дежурный у экранов слежения внезапно почувствует себя нехорошо. Его служебный робот поможет ему дойти до дома, и экраны останутся без присмотра. А поскольку дежурному будет плохо, он позабудет включить запись. Никто не увидит, кто или что попадет на мой корабль. Но дежурный предупредил, что он вскоре почувствует себя лучше и вернется на пост в четыре ноль-ноль. К этому времени все должно быть в порядке, а не то…
– А не то он поднимет тревогу, ты сразу выйдешь в море, и все мои друзья погибнут. Я понимаю. Не беспокойся. Все будет по плану.
– Ну, я не сомневаюсь, – кивнул Фил. Он поднял сумку и нежно погладил ее. – Надеюсь, что для вас это так же выгодно, как и для меня, – сказал он неожиданно тихо и мягко. – Должно быть, вам здесь совсем тяжко, раз вы готовы заплатить такие деньги, чтобы убраться подальше.
– Тяжко, – ответил Просперо слегка удивленно. Он не ожидал встретить проявление сочувствия у такого, как Фил.
– Наверняка ты будешь рад, что смылся отсюда, правда? – спросил тот.
– Я не плыву, – ответил Просперо, глядя на дальний причал, корабли и море. – Я должен остаться здесь и подготовить следующий побег, а потом еще один.
Он повернулся спиной к морю и посмотрел на остров, где жизнь трудна и ничтожна, где ты – наполовину свободен, а наполовину – раб.
– Я должен остаться, – повторил он. – Я должен остаться на Чистилище.

1

Он умер быстро и тихо. Легкий всхлип, полувздох-полустон, заглушенный шумом ливня, вырвался из горла падающего на землю человека. Ни крика, ни вспышки и грохота бластера – ничего, только тело осталось лежать в ночи, в плеске дождя.
Мертвое тело.
Это хорошо, что он умер тихо. Никто его не хватится, и пройдет немало времени, прежде чем тело рейнджера будет найдено. Но, конечно, это случится слишком поздно.
Все уже будет кончено.
Убийца довольно усмехнулся, и его бледное лицо исказилось. Месть – это редкостное и утонченное наслаждение, и ею можно наслаждаться еще долго после того, как она свершилась. Но хватит о личном. Впереди ждет работа, его профессиональный долг.
Оттли Биссал перешагнул через труп и направился к Зимней Резиденции Правителя, где сегодня собрался весь высший свет Инферно.

В Южном зале Зимней Резиденции блистало самое многочисленное и шумное общество. Непосвященному могло показаться, что эта приятная и милая компания, состоящая в основном из сильных мира сего, прибыла сюда сегодня вечером, чтобы повеселиться и укрепить узы дружбы и солидарности.
Шериф Альвар Крэш, наблюдавший за происходящим из тихого уголка, подальше от оркестра, склонен был думать иначе. Совсем иначе.
– Итак, Дональд, – повернулся он к своему спутнику. – Твои мысли на этот счет?
– Крайне неудовлетворительно, – ответил Дональд. Дональд-111 был личным помощником Крэша и одним из самых способных роботов планеты – а точнее, самый способный робот. Он был выкрашен небесно-голубой краской, в цвета полиции, и отдаленно напоминал невысокого человека.
Многофункциональные и высокоразвитые полицейские роботы хотя и придерживались Трех Законов, но в то же время обладали большой свободой действий и собственной точкой зрения и успешно отлавливали преступников.
– Служба безопасности поселенцев во главе с капитаном Меллоу оказалась еще неповоротливее, чем о ней говорят, – сказал он. – Их главные меры предосторожности на сегодняшний вечер состоят в том, чтобы путаться в ногах у рейнджеров Правителя.
– Те, должно быть, очень рады такой поддержке, – съязвил Крэш.
– Да, сэр.
Альвар Крэш прислонился к стене и ощутил легкую вибрацию, которая сотрясала все южное побережье острова. Это работали генераторы Климатического центра, направляя силу ветров, бушевавших над планетой, в созидательное русло.
Он посмотрел в окно, но ничего не смог разглядеть, кроме потеков дождя на стекле. Обычно ночью на Чистилище можно увидеть сияние силовых полей, дрожащих и мерцающих высоко-высоко в темном небе. Но не сегодня. Ирония судьбы – собрание, посвященное проблемам климата, проводится под проливным дождем.
Но Крэша интересовал только один вопрос: послужит ли ливень целям безопасности Правителя или, напротив, привнесет толику тревоги. Такая погода, несомненно, мешала охранникам, дежурящим во дворе, но, кто знает, может, она помешает и потенциальному убийце?
Альвар грустно покачал головой. Бардак! Если бы только он мог привести сюда своих подчиненных и своих роботов, вопрос охраны тут же отпал бы. Но по закону его полномочия недействительны здесь, за пределами столицы. Он всего лишь деталь окружения Правителя, мебель – и не больше.
Юрисдикция! Его уже тошнило от одного только термина. Но тем не менее, если Альвар Крэш вправе лишь улыбаться и болтать ни о чем, то не такой он человек, чтобы перестать беспокоиться о деле, даже когда его отстраняют от прямых обязанностей.
Крэш был высоким сухощавым мужчиной, исполненным чувства собственного достоинства. Его черты можно было бы описать как суровые. Но как он ни стремился сдерживать свои чувства, они все равно явственно отражались на его лице. Возможно, именно поэтому он всегда выглядел озабоченным. У него была светлая кожа, а волосы, когда-то черные как смоль, покрылись инеем. Но густые брови по-прежнему сохраняли первоначальный черный цвет. Они делали лицо Крэша еще более выразительным. В этот вечер на нем была его обычная форма – мрачный черный пиджак и светло-голубые брюки. Цвета, принадлежащие Департаменту шерифа. Отсутствие знаков отличия говорило само за себя. В зале было полно людей, которые не сделали и половины того, что сделал Крэш, хотя вовсю щеголяли медалями и лентами. Но обвешанные наградами костюмы еще ничего не значат. Пусть хоть завешаются медалями, ради Бога. Необязательно всем и каждому знать о его собственных подвигах. Крэш помнит обо всем, что он сделал, и этого вполне достаточно.
Но сейчас он больше думал о том, что можно сделать в данной ситуации. В Аиде безопасность Правителя лежала на его плечах, и он был настроен сделать все возможное, чтобы его подопечный вернулся в столицу в целости и сохранности. В том числе и послать своего робота на нелегальный осмотр дома.
– Продолжай, Дональд, – сказал Крэш. – Что еще?
– Я насчитал не менее четырех неохраняемых входов, неподалеку от окон верхних этажей и подземных туннелей. Они заперты, но контрольные экраны отсутствуют. Еще я проверил записи по обеспечению безопасности и нашел их весьма неудовлетворительными.
– Что именно?
– Три дня на прошлой неделе дом стоял пустым. Он был заперт, но охрану не выставили, хотя всех известили, что Правитель вскоре приедет в Резиденцию. Любой, мало-мальски знакомый с охранными устройствами, мог пробраться в здание и устроить все, что пожелает.
– Я полагаю, ты уже проверил дом всеми приборами, что у тебя есть.
– Да, сэр. Этого требует Первый Закон. Результат отрицательный; я не нашел никакого оружия. Но успокаиваться рано. Тот факт, что я не нашел оружия, еще не значит, что его нет. Убедиться в этом очень непросто. Конечно, мои детекторы не засекли никакого огнестрельного оружия, но ведь кто-то мог позаботиться о защите против детекторов. Я должен заметить, сэр, что запрещение на присутствие здесь роботов с Тремя Законами меня очень беспокоит.
– А меня не беспокоит? Сколько труда стоило протащить тебя на остров!
Зимняя Резиденция Правителя и участок, на котором она располагалась, оставались в ведении колонистов, но на остальной территории острова действовали законы поселенцев. И основным правилом, не допускающим исключений, было: на земле поселенцев никаких роботов, кроме роботов с Новыми Законами. Поскольку лидер поселенцев, Тоня Велтон, использовала на работах по проекту «Лимб» как раз таких роботов.
Это стало еще одним камнем преткновения в перебранке между колонистами и поселенцами. Правительство колонистов запретило использование Новых роботов на материке. В ответ поселенцы издали запрет на появление нормальных Трехзаконных роботов на острове Чистилище. Все роботы с Тремя Законами, прибывающие в дом Правителя, должны были быть выключены и упакованы в специальные контейнеры во время их транспортировки по территории острова. Крэш сумел добиться исключения для Дональда, но в целом ситуация его не радовала.
С этими запретами и контрзапретами на оба вида роботов положение только усугубилось. Колонистские политические и общественные деятели столкнулись с обратной стороной медали, в роли которой выступили простые граждане, избиратели. Те отнюдь не горели желанием избавиться от своих домашних роботов.
Безусловно, любой запрет на роботов являлся глупостью. По последним подсчетам, на Инферно соотношение количества роботов на человека было сто к одному. Но теперь это число резко уменьшилось. Правитель Грег конфисковал большинство роботов и выслал их на северные пустоши Терра Гранде сажать деревья. Возможно – возможно! – Грег был прав. Возможно, чрезмерное количество роботов действительно вредно. Возможно, в свете сложившейся ситуации неизмеримо важнее использовать роботов для обустройства планеты, чем в качестве простых слуг.
Но как бы там ни было, все жители стали равны в отношении достатка, то есть количества роботов. Теперь уже никто бы и не подумал щеголять этим перед другими.
Но для Крэша роботы означали не богатство, а скорее безопасность. Первый Закон автоматически превращал любого робота в отличного телохранителя – а тут внезапно он лишился этой поддержки.
Естественно, в доме Правителя находился полный штат служебных роботов. Их доставили из столицы неделю назад, готовясь к предстоящему визиту. Но сегодня их всех, не считая нескольких штук, погрузили обратно в аэрокар, выключили и оставили там лежать, чтобы, не дай Бог, не попались кому на глаза. Все необходимые услуги легли на плечи рейнджеров Правителя, его «личной» гвардии – что тоже не вызвало у них особого восторга. Все-таки они были военными, а не официантами.
После приема домашним роботам будет позволено показаться в доме. Но сегодня, когда в Резиденции полным-полно влиятельных лиц и репортеры будут вести съемки для программ новостей, для Правителя будет не слишком-то хорошо появиться перед народом в окружении роботов.
И когда вокруг Правителя соберется такая толпа народу, он окажется полностью беззащитен. В другое время Крэш не стал бы так волноваться по этому поводу. Но наступившие времена были неспокойными.
На Инферно жизнь круто изменилась, и сейчас планета находилась на самом пике реформ. Перемены были нужны, и возможно, они принесут пользу – но, кроме того, как всегда бывает, оставят за собой разочаровавшихся и неудачников.
Перемены всегда болезненны, и многие пострадавшие уже готовились нанести ответный удар. За последнее время количество подобных неприятных инцидентов возросло. Полицейские Крэша выбились из сил, стараясь избежать огласки. Поэтому мнение Крэша, что Правителю небезопасно находиться в толпе, имело под собой реальную основу. Грег будет в безопасности только в окружении армии роботов-охранников.
Кроме Дональда, во всем здании не было ни одного действующего робота. А они должны были бы готовить напитки, разносить закуски, прислуживать гостям и следить за тем, чтобы какой-либо человек не нанес вреда другому.
Даже приглашенные явились без своих роботов. Для любого друга Правителя прибыть в обществе робота было равносильно политическому самоубийству. Другими словами, основной задачей вечера было провести его без роботов. Иногда политики отличаются странной логикой.
Многие из приглашенных колонистов выглядели потерянно, как бы не в своей тарелке. Некоторые из них за всю свою жизнь еще ни разу не ступили шагу за порог без робота-сопровождающего.
Наказание. Ограничения. Впрочем, какие там ограничения! Новый указ разрешал иметь в доме не больше двадцати роботов. Но с точки зрения Крэша, двадцать послушных твоему первому слову слуг – не так уж и мало.
Однако в данный момент Альвара Крэша распирала злость на всех политиков и экономистов, вместе взятых. Они не могли понять такую простую истину, что убийце настолько же трудно прикончить жертву, окруженную роботами, насколько легко – при отсутствии таковых.
В прежние времена, когда роботы считались чем-то само собой разумеющимся, охрана была поставлена так надежно, что самые знаменитые или нелюбимые общественные деятели даже не думали об этом. Но это раньше. А теперь приходится думать о возможном риске.
– Что еще, Дональд?
– Более-менее все, сэр. Я только хотел бы добавить, что эта Резиденция оборудована намного хуже, чем положено по нашим стандартам безопасности. Хотя я не обнаружил явной угрозы, я все же недоволен состоянием систем охраны.
Когда Дональд был недоволен, недоволен оставался и Крэш.
– Оставь пока наши обычные стандарты. Можешь ли ты считать данную территорию достаточно безопасной?
– Нет, сэр. Если бы политическая ситуация оставалась спокойной, я бы волновался меньше. Но принимая в расчет нынешние времена и растущее недовольство, я настоятельно требую, чтобы вы еще раз поговорили с Правителем о переоборудовании дома – а еще лучше об отмене приема.
– Незачем требовать! – огрызнулся Крэш. – Мне все это тоже ужасно не нравится. Пойдем, Дональд, поговорим с Правителем Грегом.

2

Дождь лил не переставая, когда к Зимней Резиденции подошли двое роботов. Люди терпеть не могут высовываться в такую погоду, но роботов не беспокоят ни холод, ни ливень – что давало им возможность переговорить без опасения быть услышанными. А поскольку один из них был единственным на планете роботом, не оборудованным гиперволновой системой связи, такого шанса для беседы тет-а-тет действительно нельзя было упускать.
Они остановились в сотне метров от дома и внимательно оглядели все здание – красивое, невысокое и безукоризненное по форме. Один из роботов повернулся к другому:
– Ты думаешь, нам все-таки следует туда идти?
– Не знаю, – ответил его спутник. – Уже объявлено, что мы там будем. Нас пригласили, и Правитель ждет. Но нельзя забывать и об опасности. Ситуация настолько запутанная, что едва ли кто-то, робот или человек, смог бы принять верное решение.
– Может, в таком случае нам стоит уйти? – забеспокоился первый робот. – Все же лучше, чем нарываться на неприятности.
Второй отрицательно покачал головой, и этот чисто человеческий жест удался механическому созданию легко и непринужденно, что роботам в целом было несвойственно.
– Нужно идти, – сказал он твердым и решительным голосом. – Так хотел Правитель, и я не намерен противиться его желанию. Я долго изучал человеческую политику, достаточно долго, но главного так и не понял. Правитель просил нас прийти, а я уважаю его – так же, как и ты. Было бы неразумно отказывать ему. Только благодаря его расположению к доктору Фреде Ливинг я не был уничтожен. И если бы не его поддержка работ доктора Ливинг, не появилось бы ни одного робота с Новыми Законами. И мне не нужно напоминать, что мы все находимся под его властью.
– Да, это правда, – ответил первый робот. – Он много для нас сделал. Будем надеяться, что сможем убедить его не менять свою политику на противоположную… то есть неблагоприятную.
– Это было бы неразумно с его стороны, – ответил второй робот. – Я знаю людей лучше, чем ты, и боюсь, что ты недооцениваешь возможные влияния случайности на их планы.
– Будем надеяться, что ничего не случится. Пойдем, мне всегда было интересно, на что похожи эти приемы. Вперед, друг мой Калибан.
– Только после тебя, Просперо.

Излишне будет упоминать, что у них возникли некоторые неурядицы с разнообразными охранниками из людей, пока роботы не достали свои приглашения и не были проведены к входной двери. Наконец они догадались нести карточки в вытянутой руке и вскоре миновали последний пост проверки. Они спустились вниз и вошли в Большой зал. Калибан на пару шагов опережал своего товарища.
Зал, такой шумный и веселый всего за миг до того, как Калибан и Просперо перешагнули порог, замер. На металлических телах роботов еще сверкали капли дождя.
Калибан окинул комнату внимательным взглядом. Он уже привык к тому, что все замолкали, когда он входил. Так повторялось каждый раз. Он давным-давно понял, что бессмысленно притворяться, что он ни при чем, и надеяться, что его не узнают.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я