научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/zerkala/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Не может быть! Больное воображени
е!
Три часа на вертолете, три часа в лайнере, еще монорельс, еще такси. Но к кон
цу рабочего дня Трегубов уже входил в кабинет Виталия Григорьевича Хоме
нко.
Описывать Хоменко нет необходимости. Весь мир знает его высокий лоб, мох
натые брови, раздвоенный подбородок. Это тот самый Хоменко, который руко
водил первым полетом на Луну и сам летал на Луну со второй и третьей экспе
дициями. «Я был первым стариком на Луне», Ц говорил он о себе.
Кроме Хоменко, в кабинете был еще один незнакомый Трегубову человек Ц к
оренастый, с бритой головой и моржовыми усами. Он сидел в сторонке, не вмеш
иваясь в разговор, и все поглаживал усы безымянным пальцем.
Ц Нам хотелось посоветоваться с вами насчет этой самой Немезиды, Анато
лий Борисович, Ц сказал Хоменко, протягивая руку.
Ц Я изложил свое мнение в докладе, Ц сказал Трегубов. Ц Практически бо
яться нечего, но на всякий случай, для уверенности, надо готовиться к прил
ивам. О столкновении незачем и думать Ц один шанс против ста тысяч.
Ц Ну, а если он выпадет все же? Ц спросил Хоменко. Ц Что можно предприня
ть тогда? Не сумеем ли мы отклонить Немезиду? Какими-нибудь взрывами, напр
имер?
Трегубое подсел к столу, набросал несколько цифр на бумаге.
Ц К сожалению, тут обсуждать нечего, Ц сказал он. Ц Снежную лавину не ос
тановишь, стреляя в нее из ружья. Какие взрывы сильнее всего? Атомные. Вот
расчет: одна атомная бомба может уменьшить или увеличить скорость так на
зываемой Немезиды на одну десятимиллиардную долю миллимикрона в секун
ду. Ударив заблаговременно, недели за две вы накопите разницу побольше
Ц толщину одного электрона. Сколько вы сделаете бомб? Тысячу, десять, сто
тысяч? Ну так вы сдвинете планету на один атом. А нужно маневрировать деся
тками тысяч километров.
Ц Какую бомбу вы имеете в виду?
Ц Урановую. У них определенный размер. Но и водородная вам не поможет. Ва
м придется забрасывать на Немезиду запасы тяжелого водорода. Вы же сами
межпланетчик, Виталий Григорьевич, вы знаете, что каждая ракета строится
годами, а поднимает тонны три.
Здесь усатый человек впервые раскрыл рот.
Ц А есть на этой Немезиде снег? Ц спросил он.
Трегубов удивился:
Ц Снег, спрашиваете вы? Вполне возможно. Правда, пока мы не различаем ник
аких деталей на этом небесном теле, но оно достаточно велико, чтобы удерж
ать воду и атмосферу. И при низких температурах, которые там господствую
т Ц минус 260Ц 270 градусов, Ц конечно, вся вода должна была замерзнуть, прев
ратиться в снег и лед.
Ц И сколько там льда?
Ц На этот вопрос еще труднее ответить. Можно только рассуждать по анало
гии с Землей. У Земли размеры примерно такие же, а океаны составляют одну п
ятитысячную долю по массе.
Ц Одна пятитысячная Ц это нечто, Ц сказал усатый незнакомец с удовлет
ворением.
Трегубов с недоумением взглянул на Хоменко. Тот улыбнулся.
Ц Мы не так беспомощны, как вы думаете, Анатолий Борисович. Вот товарищ Л
обанов берется, если мы захотим, отшвырнуть Немезиду с нашего пути.
Трегубов с удивлением глядел на грузного волшебника.
Ц Анатолия Борисовича надо ввести в курс дела, Ц мягко сказал Хоменко,
Ц он будет у нас главным астрономом.
Лобанов чуть-чуть шевельнул губами. Казалось, тяжеловесные усы мешают е
му открывать рот.
Ц Лед, Ц вымолвил он, Ц соединение кислорода с водородом. Водород Ц г
орючее. Всякое вещество Ц горючее, по Эйнштейну. Важен запал, зажигание. У
ран взрывается сам собой, тяжелый водород зажигают ураном. Мы нашли запа
л для льда Ц антилед. Реакция сложная. Там и мезоны, и мезонные атомы, и тяж
елый водород, и опять мезоны Ц сами еще не разобрались. В общем, цепная ре
акция от полюса до экватора. Ваша Немезида отлетит, как футбольный мяч.
Ц А управлять реакцией сможете?
Ц Могли до сих пор.
Ц Надо посчитать.
Ц Считайте. Для того вас пригласили…

8

Почти полгода Ц с декабря до мая Ц исподволь готовился удар по Немезид
е.
Ракету строить не понадобилось. Можно было использовать любой из межпла
нетных кораблей, летавших на Луну. И в распоряжение Лобанова был предост
авлен последний, самый грузоподъемный Ц «Луна-14».
Межпланетный вокзал Ц стартовая установка для отправки лунных ракет
Ц находился, как известно, на Кавказе. В любой момент оттуда могла вылете
ть ракета и на Немезиду.
Следовало накопить заряд антильда. Антилед Ц вещество навыворот, с отри
цательными ядрами и положительной оболочкой Ц по виду ничем не отличае
тся от обычного льда, но взрывается при малейшем соприкосновении со льдо
м, с водой, с воздухом, с любым веществом. Изготовлять его трудно и опасно,
еще труднее сохранить. Лобанов держал антилед в специальных пустотных с
осудах, где могучие электростатические силы удерживали его на весу, на р
асстоянии от стенок.
Потребовалось также подготовить обычные межпланетные расчеты: уточнит
ь трассу ракеты, подсчитать влияние Земли, Луны, Солнца, планет, Немезиды,
выбрать сроки и систему управления на все варианты прохождения. Работа э
та была проделана заблаговременно, и, когда выяснилось, что Немезида про
йдет на расстоянии девятисот тысяч километров, Лобанову нужно было толь
ко открыть шкаф и вынуть папку с готовым вариантом № 93-А.
Папка эта и была представлена на историческое совещание 23 мая, где обсужд
алась судьба двух планет.
Корреспонденты сохранили для нас все подробности этого совещания. Оно с
остоялось в кабинете Хоменко Вечер был душный (иностранцы удивлялись, чт
о в России так жарко), пришлось открывать окна. На одном из подоконников си
дел Лобанов, поглаживая усы. Хоменко с указкой расхаживал возле схемы, гд
е черной линией была изображена орбита Земли, красной Ц орбита Немезиды
, пунктиром Ц новая орбита после взрыва. В креслах сидели гости: голланде
ц Ван-Бартельс, нигериец Нкрумба, Мухаммед Али из Восточного Пакистана и
Росарес Ц чилиец. Анатолий Борисович скромно стоял сзади.
Начал Хоменко.
Ц Согласно уточненным данным, Ц сказал он, Ц вечером 3 июня Немезида пр
ойдет на расстоянии девятисот тысяч километров от Земли и вызовет опуст
ошительные приливы, раз в десять больше нормальных. Я могу зачитать подр
обный список городов, которые будут затоплены и частично разрушены, когд
а волны невиданной высоты обрушатся на берега. Наша страна находится в с
равнительно благоприятных условиях. У нас пострадает Архангельск, порт
ы Дальнего Востока. Но Ленинград, побережье Черного и Каспийского морей
в полной безопасности. Иное дело на берегах океана. В Ла-Манше пройдет вол
на высотой с двадцатиэтажный дом. В Лондоне, Ливерпуле, Гамбурге будет чу
довищное наводнение. Под водой окажется Голландия, половина Ирландии, Се
верная Франция… Список этот можно продолжать до бесконечности. И, хотя в
олна вскоре схлынет, разрушения будут неимоверны. Миллионы людей остану
тся без крова, тысячи погибнут от голода, холода, болезней… Поэтому я счит
аю необходимым использовать все возможности, чтобы отогнать Немезиду х
отя бы на полтора миллиона километров.
Ц Это в наших руках, Ц отозвался Лобанов.
Ц По расчетам товарища Лобанова, Ц продолжал Хоменко, обращаясь к гост
ям, Ц атомный пожар во льдах Немезиды, который мы можем зажечь, толкнет е
е на север со скоростью около двадцати километров в секунду. Значит, чтоб
ы отвести Немезиду на безопасное расстояние, нам надо ударить заблаговр
еменно Ц часов за восемь.
Ц И это в наших силах, Ц вставил Лобанов.
Ц Но скорость Немезиды велика. За восемь часов до прохождения она будет
на расстоянии девяти миллионов километров от нас. Наша межпланетная рак
ета не так быстроходна, как Немезида. Чтобы поспеть к месту встречи, она до
лжна вылететь завтра же. Старт подготовлен. Мы хотели бы слышать ваше мне
ние: надо ли ударить?
Ц Безусловно! Ц сказал голландец.
Ц Мы надеемся только на вас, Ц добавил пакистанец. Ц Мы не успеем пост
роить дамбы в дельте Инда.
Чили и Нигерия тоже проголосовали за огонь.
И тогда Хоменко спросил неожиданно:
Ц А вы уверены, что мы имеем право?
Остальные глядели на него с недоумением.
Ц Вы уверены, что там нет жизни?
Ц Минус двести градусов Ц и жизнь! Вы всерьез спрашиваете? Ц воскликну
л негр.
Ц Какая же? В лучшем случае бактерии в подтаявшем льде, Ц отозвался гол
ландец.
Хоменко раза два прошелся по кабинету.
Ц Хорошо, Ц сказал он. Ц Я доложу ваше мнение правительству. Колебатьс
я не приходится. Бактерии не стоят Голландии. Ракету надо отправить. А там
будет видно.

9

На следующий день ракета с грузом антильда стартовала на Кавказском меж
планетном вокзале.
Иностранные гости провожали ее. Для этого им не понадобилось выезжать на
юг. Достаточно было подняться на лифте на пятисотметровую башню нового
телевизионного центра.
У подножия башни они вошли в закрытый лифт, кабина вздрогнула, глухо загу
дел мотор… и за минуту электрический джинн перенес их в заоблачный мир с
белыми, тугими, словно подушки, облаками. Подернутые дымкой кубики в прос
ветах между облаками Ц вот все, что осталось от Москвы.
Затем открылась дверь Ц и новое волшебство: гости оказались в кабине ра
кеты. Два круглых светящихся окна смотрели из нее: на переднем виднелось
звездное небо, на заднем Ц морщины, усеянные белыми пятнами, Ц так выгля
дели Кавказские горы и тучи с высоты тысячи километров.
Комната на башне была специально оборудована для наблюдения ракет-авто
матов. На этих ракетах не было людей Ц человеческие глаза заменяли теле
передатчики. Один из них передавал изображение на передний экран, другой
Ц на задний. И наблюдателям казалось, что они сидят в ракете Ц могут смо
треть вперед, могут оглянуться назад, на Землю.
Кабина с экранами давно стала вторым кабинетом Хоменко. Не выходя из нее,
он совершил немало замечательных путешествий. Не раз он смотрел на земно
й шар с высоты тысячи, десяти тысяч и ста тысяч километров. Видел, как лик Л
уны с глазами, ртом и темной щекой превращается в чужой мир, изрытый кольц
еобразными горами, видел, как Луна поворачивается на экране, показывая л
юдям свой затылок. И позже, когда в подлинной ракете Хоменко летал на Луну
, ему все казалось, что он уже побывал там: столько раз разглядывал он кажд
ую гору, так примелькались ему лунные виды.
Ракеты стартовали всегда на восток Ц на Луну и на Немезиду одинаково. На
чало пути было знакомо Хоменко, как выезд из собственной дачи на шоссе. Ук
азывая на бесформенные серые и белые пятна, он уверенно называл Кара-Буг
аз, Аральское море, Ферганскую долину, Иссык-Куль. Гости удивлялись. Они н
е узнавали ничего. Их сбивали облака, искажавшие географические очертан
ия, яркие, словно пятна известки на карте.
Над Западным Китаем, через несколько минут после старта, ракета вступила
в ночь. Задний экран потух, стал глухим и черным. А на переднем ярче заблис
тали звезды. Среди них без труда можно бы то отыскать Немезиду. Она находи
лась все еще в поясе астероидов, далеко за орбитой Марса, и выглядела не яр
че, чем Марс.
Потом на заднем экране показался свет, и в круглую раму его вписался гром
адный серп. Но это была не Луна, а наша Земля. Серп, в отличие от лунного, был
разноцветный Ц с розоватой дымкой на грани дня и ночи, со стальными моря
ми, голубоватыми лесами и ярко-белыми снегами на одном из рогов.
В первый вечер гости просидели на башне несколько часов, наблюдая, как ум
еньшается Земля и растет Луна. Огромный изрытый кратерами шар Луны пропл
ыл левее ракеты около полуночи.
В дальнейшем зрелище стало менее интересным. На переднем экране сверкал
и все те же звезды, на заднем виднелись два серпа Ц земной и лунный, как бы
две буквы «С», заглавная и строчная. Маленькое «с» двигалось проворнее, о
бгоняя большое. Оба постепенно уменьшались, превращались в яркую двойну
ю звезду. Глядеть на двойную звезду сзади и одинокую впереди было неинте
ресно, и гости, и Лобанов, и сам Хоменко посещали башню только раз в сутки, н
е чаще, чтобы удостовериться, что ракета не отклонилась от рассчитанной
трассы.

10

Триста, и триста, и триста километров каждую секунду отсчитывала Немезид
а, приближаясь к Земле.
Тридцать, и тридцать, и тридцать километров проходила Земля. И с такой же п
римерно скоростью мчалась грозная ракета с антильдом.
Но межпланетные дали были так просторны, что все эти дни Немезида выгляд
ела только неяркой звездой. А ракету вообще нельзя было рассмотреть даже
в телескопы. Лишь радиосигналы оповещали о ее существовании.
Уже 24 мая Межпланетный комитет выпустил коммюнике. В нем говорилось откр
овенно о возможности стихийных бедствий и о том, что нужно принять меры, ч
тобы не было жертв…
Под стихийными бедствиями подразумевались приливы, ураганы… и непонят
ные вспышки.
К счастью, было время, чтобы основательно подготовиться.
Из зоны затопления Ц в Советском Союзе не очень значительной Ц выселял
ись все жители поголовно.
Архангельск и Мурманск обносились бетонной стеной. Блоки были заготовл
ены заранее, оставалось только привезти их и установить.
Приливы бывают на море, могут быть и в атмосфере. Об ураганах беспокоилис
ь климатологи. Строители проверяли расчеты зданий на устойчивость. Но оп
аснее всего казались неведомые вспышки. Тут все было гадательным: и когд
а они начнутся, и какой вред могут принести. На всякий случай решено было д
етей и стариков спрятать в убежища. Все же остальные организовались в др
ужины, готовились прекращать пожары, разбирать упавшие строения, прегра
ждать дорогу воде.
Хоменко несколько раз выступал по радио, все повторял, что каждый должен
знать свое место. И он был очень доволен, когда в его квартиру пришла девуш
ка из домоуправления и строго спросила:
Ц А у вас жильцы знают свое место третьего июня?
Наконец наступил решительный день.
Будильник разбудил Хоменко в три часа ночи. И дочь его Ц она училась на вт
ором курсе техникума Ц встала вместе с отцом, чтобы приготовить ему зав
трак. Сдерживая зевоту, она сидела за столом, сама не ела, только пододвига
ла тарелки.
Ц Скажи честно, папа: как ты думаешь Ц будут стихийные бедствия? Ц спро
сила она.
В ее голосе не было страха и в глазах тоже. Старый академик улыбнулся. Он у
мел читать мысли своей любимицы.
Ц А тебе хочется, чтобы были бедствия, егоза?
Девушка покраснела.
Ц Нет, не хочется, папа. Но мы так старательно готовились. У нас каждый зна
ет свое место и на случай пожара, и водяной опасности, и лучевой. Готовилис
ь, готовились, и ни к чему. Это плохо, что я так думаю, да?
Старик потрепал дочку по щеке
Ц Плохо, девочка, но не очень. Я думаю, каждый пожарник ждет с нетерпением
пожара. Но все-таки лучше пусть не будет пожаров.
Всю дорогу от дома до башни академик думал о дочери. «Какая ладная, славна
я! Или я как отец пристрастен? Вся наша молодежь такая».
Обычно в четыре часа утра на московских улицах светло и пустынно. Город к
ажется покинутым. Но сегодня во всех окнах виднелись головы, на тротуара
х и мостовых стояли группы людей, и все смотрели в одну сторону Ц на запад
, где над высотной гостиницей «Украина» висела немигающая, непривычно яр
кая звезда. Проходили парами деловитые дружинники с красными повязками
на рукавах. Другие вешали на стенах цветные стрелы с надписями: «В убежищ
е», «В медпункт», «В штаб дружины».
«А ведь мы увидимся только завтра, Ц подумал академик. Ц И, если что случ
ится, вообще не увидимся. Даже не простились как следует…»
С этой мыслью он вошел в башню.
Скоростной лифт вознес Хоменко над Москвой, ближе к небу. В телевизионно
м кабинете было тесно. Перед каждой панелью, перед каждым экраном сидели
наблюдатели, кто с блокнотом, кто с киноаппаратом. Деловитый Лобанов под
ошел к нему, крепко пожал руку.
Ц Я попрошу вас распоряжаться сегодня, Ц сказал Хоменко. Ц Старайтесь
не отрывать меня от экрана. У меня особая задача Ц понять природу Немези
ды. И не забывайте, что за минуту до встречи я могу отменить взрыв.
Ц Лучше за пять минут, Ц попросил Лобанов. Ц Ведь наш радиоприказ дойд
ет только через полминуты. Нужно время, чтобы развернуть ракету, успеть з
атормозить, уйти из поля тяготения…
Хоменко занял место перед специальным третьим экраном, связанным с теле
скопом. Телескоп стоял на ракете, и Хоменко как бы пересел на ракету. Сейча
с Немезида выглядела на экране как полная Луна. На больших обсерваториях
изображение получалось гораздо больше, но там беспокойная земная атмос
фера смазывала детали, превращала диск в волнующееся сияние. Ракета же л
етела в безвоздушном пространстве, ее передатчик давал подробности с бе
зупречной четкостью. Из всех земных наблюдателей Хоменко оказался в сам
ом выгодном положении.
Сразу же он разглядел на экваториальном поясе черные крапинки; и что сам
ое странное Ц крапинки эти располагались рядами Вулканы? Что же это за в
улканы, возникающие в шахматном порядке?
Сероватые пятна были замечены астрономами уже месяц назад. По традиции и
х назвали морями, хотя всем понятно было, что в этих морях, так же как в лунн
ых и в марсианских, нет воды. Астрономы многих стран нанесли моря на карты
, поторопились дать им имена. Теперь Хоменко мог бы уточнить карту, обогат
ить ее множеством заливов и бухт, увековечить имена всех своих знакомых.
Но что это давало? Не очертания пятен, а их природа была важна.
Диск Немезиды рос почти на глазах. Хоменко осматривал его методично от п
олюса до полюса и каждый раз отмечал новые подробности Вот на серых пятн
ах проступили белые жилки. Их можно проследить и на белых пятнах, но там он
и кажутся сероватыми. Что это такое? Возможно Ц горные хребты. На снежных
равнинах заметнее голые каменные склоны. На сером фоне выделяются снежн
ые вершины. Да, жилки похожи на горы, но на земные, не на лунные. На Луне горы
кольцеобразные Видимо, они характерны для небольших небесных тел без ат
мосферы. Немезида ближе к Земле по размерам, и горы там похожи на земные. П
роследим, как ложатся жилки. Нарисуем на отдельном листе. Так, так! Уже мож
но уловить систему. Вот широтный пояс, вот меридиональный. А здесь совсем
нет гор, скорее всего, это замерзшие океаны. Океаны занимают две трети пов
ерхности, примерно как на Земле. Горы, как на Земле, и океаны, как на Земле! П
очему же насквозь промерзшая Немезида так похожа на Землю?
За размышлениями часы идут быстро, Немезида заметно выросла. Снова можно
осмотреть темные пятна. Подробностей никаких. Нет ли системы в их распол
ожении? Пожалуй, есть Ц больше всего пятен в умеренных поясах и поблизос
ти от экватора. А у полюса и в субтропиках их нет. Сравним с Землей? На Земле
так располагаются леса.
Но какие же леса при двухсотградусном морозе и вдали от Солнца? Растению
нужен воздух, растению нужен свет. Звездным сиянием не заменишь Солнца.
Однако на Земле леса растут именно так: у полюсов их нет, южнее Ц изобилие
, еще южнее Ц зона степей и пустынь. В степной зоне леса жмутся к долинам р
ек.
Вот так, как на этой серой жилке.
Неужели на Немезиде были и реки и леса? Когда? Когда было теплее и цвела жи
знь, сложная, многогранная и долгая, ибо деревья Ц высокоразвитые орган
измы и на Земле они появились не сразу. Какая же катастрофа лишила Немези
ду тепла и света, бросила ее в черные межпланетные просторы?
Хоменко вскакивает и садится. Он задыхается от волнения. Какая жалость, ч
то он не может вместе с ракетой перенестись на Немезиду! Какая жалость, чт
о судьба Архангельска, Голландии и Ирландии заставляет нас отталкивать
Немезиду, вместо того чтобы придвинуть и рассмотреть получше!
Допустим, люди переселились бы на Немезиду. Конечно, они бы заняли долины
степных рек, поставили бы города в устьях рек, вершинах дельт…
А это бесформенное пятнышко Ц не остатки ли города?
Мчится мимо Земли гигантский музей замороженной жизни. Уничтожить его, с
жечь атомным огнем Ц почти преступление перед наукой.
Ц А Лейденский университет, музеи Амстердама и Гааги, Роттердамский со
бор… Ц напоминает голландец.
И вдруг… Немезида исчезает. Слышится треск. Широкие светлые полосы бегут
по экранам. И на других экранах то же самое. Даже с панелей исчезли цифры, п
оказывающие расстояние до Немезиды.
Ох уж эта техника! Обязательно подводит в критическую минуту… Исправляй
те, товарищ Лобанов!
Зря пропадают драгоценные минуты. Монтеры с растерянными лицами загляд
ывают под крышки аппаратов. Ток есть, но все экраны не работают. Причина ка
кая-то простая, общая, единая для всех…
Ц В пространстве что-то происходит. Какая-то зона не пропускает радиово
лны, Ц говорит Лобанов неуверенно. Ц Могут быть там облака ионизирован
ного газа?
Ц Все может быть. Много неведомого в пространстве.
Ц Попробую на самых коротких волнах, Ц бормочет Лобанов.
Ц Эх, лучше бы я сидел на какой-нибудь обсерватории! Доброе старое стекл
о надежнее, Ц говорит Хоменко и идет к телефону.
В Европе Немезида сейчас не видна. Межпланетный комитет связывает его с
обсерваторией Джакарты.
Ц Через девять минут встреча, Ц торопит Лобанов.
Ц А вы сумеете взорвать вслепую?
Ц Ударим. И цель найдем. У ракеты следящее устройство. Автоматика.
Ц Джакарта? (Все настораживаются, шепот смолкает.) Джакарта, вы наблюдае
те Немезиду? Хорошо видите? Ничего там не происходит? Вспышек нет, все на м
есте? Чччерт!!!
Черта через три «и» поминает неверующий и корректный академик.
Ц Что? Ц Лобанов смотрит выжидательно, не донеся палец до усов.
У Хоменко сел голос.
Ц Они говорят, что Немезида сместилась с расчетной орбиты. Через место в
стречи пройдет на три минуты раньше.
Ц На три минуты?!
Теперь все головы, как по команде, поворачиваются к Лобанову.
Ц Ракета уже в зоне тяготения. Она все равно упадет, не так ли? Ц спрашива
ет посеревший нигериец.
Ц У вас же следящий механизм, Ц напоминает чилиец.
Ц Включите вычислительную машину. Вы успеете дать алгоритм?
Лобанов устало садится, неторопливо кладет руки на колени.
Ц При чем тут алгоритм? Ц говорит он с раздражением. Ц Школьная арифме
тика. Скорость Немезиды Ц триста километров в секунду, а нашей ракеты Ц
тридцать с небольшим.
Никто не возразил ему, нечего было возразить. Удар не состоялся. Отсчитыв
ая триста километров каждую секунду, Немезида приближалась к Земле, и уж
е никто не мог ее оттолкнуть.

11

Отсчитывая триста километров каждую секунду, Немезида приближалась к З
емле.
Неужели космическая катастрофа?
Последние тревожные дни Трегубов провел за рубежом.
Говорят, что сущность человека узнаешь в минуту опасности. Он становится
откровеннее тогда, ему некогда заботиться о правилах поведения. Патриот
спасает знамя, а трус Ц свою шкуру; скупец Ц деньги, ученый Ц научный тр
уд. А в позу становится лишь тот, кто всю жизнь позировал, у кого за душой не
т ничего.
В эти дни Трегубов увидел капиталистический мир без прикрас.
Сразу же после окончания конференции он выехал на побережье, где имелись
специальные машины для расчета приливов. Казалось бы, задача проста Ц с
той у машины, следи за цифрами, исключай ошибки. Трегубов намеревался всю
неделю провести в машинном зале. А вместо того ему пришлось по восемь час
ов в день принимать посетителей, объяснять, уговаривать, спорить, доказы
вать.
Некоторые визитеры только расспрашивали… Они не доверяли властям, жела
ли убедиться, что опасность действительно угрожает (или не угрожает) их с
обственному лому, их собственной лавочке, собственной фабрике. И тревога
их была не напрасна. Сплошь и рядом выяснялось, что граница опасной зоны о
пределена неверно, потому что так выгоднее тому или иному влиятельному л
ицу.
Однако были и такие посетители, которые не только спрашивали, но и пытали
сь повлиять на расчет. Одному выгодно было зачислить свой район в опасну
ю зону, запугать соседей и по дешевке скупить их землю. Другой, наоборот, ж
елал опасную зону записать безопасной, утопить негодное имущество и пол
учить страховую премию. Владелец завода хотел вывезти оборудование и тр
ебовал затопляемую зону объявить незатопляемой, чтобы беженцы не загро
мождали дорогу. Владелец железной дороги хотел незатопляемые районы за
числить в угрожаемые, чтобы люди заплатили ему тройную цену за ненужный
проезд туда и обратно.
1 2 3 4 5
 вино casa lapostolle 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я