Все для ванны, привезли быстро 

новая информация для научных статей по истории: теория гражданских войн,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   национальная идея для русского народа  и  ключевые даты в истории Руси-России
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

VadikV


30
Георгий Иосифович Гурев
ич: «Прохождение Немезиды»


Георгий Иосифович Гуревич
Прохождение Немезиды



Scan, OCR, SpellCheck: Хас, 2007
«Пленники астероида»: Детская литература; Москва; 1965

Аннотация

В Солнечную систему залетает б
луждающая планета, человечество готовится к гибели, к отражению опаснос
ти объединенными силами, но планета оказывается управляемой, «кораблем
» иной цивилизации и занимает место на орбите Земли по другую сторону Со
лнца.

Георгий Гуревич
Прохождение Немезиды






Немезида Ц в греческой мифо
логии дочь богини Ночи; первоначально богиня, карающая надменность и выс
окомерие людей… В переносном смысле Немезида Ц возмездие.
БСЭ, т. 29

Изменить условия, в которых с
овершается движение Земли, не по силам человеку.
Жюль Верн, «Вверх дном»




1

«Проснитесь, спящие!»
День или ночь Ц не разберешь. Слепящее солнце заливает светом снежную р
авнину. Искрятся жесткие сухие снежинки, чуть вьется пар над прозрачными
лужами, застоявшимися между сугробами. От сверкающей белизны больно гла
зам, а наверху Ц угольно-черное небо с пылью звезд, прозрачная кисея Млеч
ного Пути и на фоне его одна звезда всех ярче: не блестка, не светлячок Ц я
ркая лампочка на бисерном пологе неба.
На нее, сверкающую, и смотрят трое в скафандрах.
У них телескоп, аппараты в лакированных ящиках, где мелькают разноцветны
е кривые и светящиеся цифры. Трое смотрят то на небо, то на экраны аппарато
в, и один из них, тот, кто должен принять решение, говорит громко:
«Проснитесь, спящие, мы у цели!»
Снежная равнина нема и глуха. Нет над ней воздуха: замерзнув, он превратил
ся в прозрачные лужи. И ветер не воет, и снег не скрипит под шагами, обледен
елые растения не шелестят листвой. Слова гаснут на поверхности скафандр
а, но радио подхватывает их, и умершие звуки рождаются вновь там, где возду
х имеется: в далеких подземельях, где спящие лежат рядами, неподвижные, ка
к изваяния.
«Проснитесь!..»
Дежурные слышат приказ. Как и те, наверху, прежде всего они смотрят на экра
ны, на таблицы с кривыми. Они проверяют температуру, обходят спящих, одног
о за другим, осторожно притрагиваются к каждому и, уверившись, что время п
ришло, включают усилитель. Тогда голос сверху, удесятеренный электричес
кой гортанью, заполняет помещение грохочущими раскатами:
«Пррроснитесь, спящие!»
Я слушаю эти слова в кабинке Центральной фонотеки. Стены, одетые звукоиз
оляционными плитами, отделяют меня от всего мира Я здесь один, с забытыми
трагедиями. На моем столе книги, все, которые нашлись в каталоге, в том чис
ле «Введение в курс немезидоведения» в трех томах. Я взял подшивки стары
х газет, раскрыл картонные папки, широкие, как щиты, и на каждой полосе про
чел тревожные заголовки. Я вставил в проигрыватель тоненькую проволочк
у с невидимыми магнитными знаками, и человек, которого нет уже, заговорил
со мной полным голосом.
«Проснитесь, спящие!..» Ц твердит он.
В тесной кабине нас двое Ц я и голос. Я переживаю вместе с ним тревогу, над
ежду и уверенность. Я верю голосу. Я вижу то, что он описывает. Перед моими г
лазами снежная равнина под звездным небом, ослепительное солнце на фоне
Млечного Пути и глубокие подземелья, где спящие лежат рядами, неподвижны
е, как изваяния…
«Проснитесь!..»

2

Америку открыл Колумб, а назвали ее в честь Америго Веспуччи. Так случило
сь потому, что сам Колумб не понял своего открытия, до самой смерти он пола
гал, что нашел западный путь в Индию. Имя новому материку дал не первооткр
ыватель, и историческая инерция закрепила эту несправедливость.
Так вышло и с Немезидой. Имя для нее придумали случайные люди. А открыли Не
мезиду Ц теперь никто не оспаривает этого Ц супруги Трегубовы, Анатоли
й Борисович и Антонина Николаевна.
Анатолий Борисович был в то время директором Памирской высокогорной об
серватории, одной из лучших в мире. Ему уже исполнилось шестьдесят, но для
своих лет он был очень бодр, читал без очков, летом ходил в горы, даже на сне
жные вершины. Но у него уже появились стариковские привычки Ц излюбленн
ая академическая шапочка, любимая палка с резным набалдашником, любимые
словечки, неизменные шутки, неизменные маршруты для прогулок. Казалось,
что он не хочет тратить сил на новые решения и потому придерживается про
торенных путей в делах житейских, второстепенных Ц во всем, кроме науки.

Жена его была моложе лет на двадцать. Точнее сказать затрудняюсь Она был
а в том возрасте, когда женщины не любят говорить о возрасте. Впрочем, Анто
нина Николаевна выглядела моложе своих лет. Она следила за своей внешнос
тью, выписывала модные журналы из Риги и Парижа, принимала холодные ванн
ы, делала массаж лица и очень гордилась, когда про нее говорили: «Такая мол
одая и уже профессор!»
Студенты побаивались ее. Она была строга и придирчива, требовала точност
и в терминологии, каждую формулу спрашивала с выводом, задавала трудные
задачи с громоздкими вычислениями и каверзные вопросы, требующие не соо
бражения, а памяти. Отметки ставила скупо, пятерки Ц почти никогда. Анато
лий Борисович, наоборот, был снисходителен, любил студентов не выучивающ
их, а рассуждающих, хотя бы и рассуждающих неверно. На экзаменах подсказы
вал ответы и часто сам начинал объяснять, если речь шла о больших проблем
ах, волнующих его, Ц о бесконечности, времени, жизни, сознании.
Трегубову знали только специалисты. Она писала для избранных, понимающи
х математику; статьи в журнале «Природа» считала непростительной вульг
аризацией. Трегубов же выступал охотно и для инженеров и для пионеров. Го
ворил он картинно, увлекательно… И многие десятки людей стали астронома
ми благодаря ему.
Антонина Николаевна сама была из их числа. Перед скромной девушкой, заст
енчивой, погруженной в математику, Трегубов открыл Вселенную, где каждая
звезда ждала своего Ермака: приходи, смотри, покоряй! Своего научного рук
оводителя девушка избрала руководителем и в жизни. Потом наступило отре
звление. Оказалось, что предполагать Ц легко, мечтать Ц еще легче, а дока
зать Ц ох как трудно. Годы шли, а открытия не падали с неба. Анатолий Борис
ович умел показать перспективы, но забывал напомнить о черной работе. Не
которые из его учеников падали духом, уходили из астрономии. Антонина Ни
колаевна нашла в себе силы взяться за черную работу. В науке она не разоча
ровалась. Произошло другое, не менее грустное, Ц она потеряла веру в мужа
.
«Болтает о горизонтах, а сам стоит на месте, Ц думала она. Ц Я хоть малень
кими шажками, но все же вперед иду». Она выбрала четко очерченную задачу
Ц поиски астероидов Ц и нашла в своей жизни четырнадцать новых Ц Лапу
ту, Крыму, Черномору, Памиру, Пулковину и др. Орбиты их были определены, име
на внесены в каталог. Трегубова подарила науке четырнадцать фактов. Она
была довольна собой и не слушала мужа.
Ц Разменяла талант на пустячки. Кругозора не хватило. Ползает, а взлетет
ь не может, Ц ворчал он.
Супруги по-своему любили друг друга, заботились, дарили подарки, но кажды
й в душе считал другого неудачником, второстепенным ученым. Свои принцип
иальные споры они перенесли на единственную дочь.
Ц Я сделаю из нее настоящего астронома, Ц говорил Анатолий Борисович, ч
итая девочке лекции о жизни во Вселенной.
Ц Я сделаю из нее настоящего астронома, Ц говорила Антонина Николаевн
а и задавала дочери головоломные геометрические задачи на построение. В
результате Саша Трегубова смертельно возненавидела небосвод. После шк
олы она пошла в техникум садоводства. Впоследствии трегубовская сирень
славилась на всю страну.
Ц Оттолкнул девочку. Поманил мыльными пузырями, а они лопнули, Ц говори
ла жена.
Ц Напугала человека интегралами. Глаза завязала, вот Саша и просмотрел
а интересное, Ц отвечал муж.
Кто был прав Ц судить не берусь. Может быть, оба. Ведь наука обширна, для ра
зных целей нужны и люди разного склада. Трегубое принадлежал к числу тол
кователей науки, Трегубова была наблюдателем. Кто полезнее Ц педагог ил
и лаборант, теоретик или экспериментатор? Нужно ли ставить такие вопросы
вообще?
Так или иначе, Немезиду Трегубовы открыли вдвоем, оба вместе. Они не делил
и славы, не считались заслугами. И даже не говорили об открытии, предпочит
али более скромное слово Ц «заметили».
Вот как это произошло.
У Трегубова было обыкновение: проснувшись поутру, вспоминать что-нибудь
приятное, предстоящее сегодня. И в этот день, 4 декабря 19… года, он первым до
лгом вспомнил, что для него приготовлены фотоснимки звезды 7327 из созвезди
я Девы. Эта небольшая звезда из числа красных карликов, как выяснилось не
давно, находится сравнительно близко к Солнцу, на расстоянии «всего лишь
» в одиннадцать световых лет. Трегубов надеялся доказать, что у этой звез
ды есть планетная система.
Анатолий Борисович с аппетитом позавтракал, выпил два стакана кофе, попр
осил третий.
Ц А не много ли? Ц заметила жена. Ц Ты что-то выглядишь плохо. Температу
ру мерил?
Антонина Николаевна хитрила. На самом деле Трегубов выглядел хорошо. Но
ей хотелось, чтобы муж полежал дня три в постели и уступил ей свои часы фот
осъемки.
Трегубов был мнителен. Он подозрительно взглянул на себя в зеркало, но ин
терес к звезде 7327 пересилил.
Ц Ничего, потерплю, Ц сказал он. Ц Посижу до обеда.
И рабочий день начался.
В то время уже отошла в прошлое классическая фигура астронома Ц наблюда
теля, который по ночам, ежась от холода, одним глазом смотрит в окуляр. На П
амирской обсерватории вообще не было окуляров. Здесь стояли многотрубн
ые телескопы с электронными усилителями.
До появления этих телескопов возможности астрономов ограничивала стек
ольная промышленность. Лучшие в мире оптические заводы годами старалис
ь сварить подходящий кусок стекла, достаточно крупный и однородный, зате
м шлифовали его годами, чтобы придать точную форму. Но гигантские линзы и
зеркала, прогибаясь от собственной тяжести, искажали изображения. Метро
вая линза и шестиметровое зеркало Ц дальше этого техника не пошла.
Конструкторы Памирской обсерватории избрали иной путь. Они поставили т
елескопы скромного размера Ц не более полуметра в диаметре. Такие можно
было изготовлять сериями без особенных усилий. Но изображение из всех э
тих телескопов (а их было сто сорок четыре) направлялось не в окуляр, не в г
лаз наблюдателя, а на светочувствительный экран и затем усиливалось при
мерно так, как усиливается яркость в телевизоре. Усилитель как бы увелич
ивал зеркало телескопа. В результате Памирская обсерватория видела и да
льше и лучше других во много раз. Она вступила в строй всего несколько мес
яцев назад, но уже завоевала завидное прозвище «фабрики открытий». Откры
тия здесь делали еженедельно. У Трегубовых появилась особая астрономич
еская специальность: они проверяли чужие догадки, разрешали долголетни
е споры, «снимали» недоуменные вопросы.
Конечно, ни один человек не смог бы согласованно управлять ста сорока че
тырьмя телескопами. Памирская обсерватория была автоматизирована. Каж
дый вечер Анатолий Борисович передавал инженеру список очередных «объ
ектов». Инженер составлял задание и диктовал программу действий счетно-
решающей машине. Затем люди отправлялись мирно спать, а неутомимая машин
а поворачивала и направляла трубы, следила за выдержкой, меняла пластинк
и, проявляла, сушила. И поутру инженер приносил Трегубову стопки перенум
ерованных пластинок Ц решения мировых загадок.
Так было и 4 декабря. Трегубов облачился в синий халат, удобно уселся в кре
сло и принялся решать загадку звезды 7327.
Но, увы, разочарование ожидало Анатолия Борисовича. Ни микроскоп, ни микр
ометр не говорили о существовании планет.
Ц А это, кажется, по твоей части, Ц сказал Трегубов, передавая один из сни
мков жене. И он указал на крошечную черточку. Так выглядят на снимках срав
нительно близкие небесные тела, например астероиды, которые успевают пе
реместиться в поле зрения за время выдержки.
Трегубова жадно схватила снимок.
Ц Нет, не по моей части, Ц вздохнула она. Ц След астероида длиннее раз в
пять.
Но ловец астероидов, как и всякий охотник, должен быть терпеливым и цепки
м. Трегубова задержала в руке пластинку. Она боялась пройти мимо открыти
я.
Ц А нет ли у тебя других снимков той же области?
Ц Только один Ц апрельский.
Ц Это слишком давно. Ладно, покажи на всякий случай.
Черточек на апрельском снимке не было. Но наметанный глаз Трегубовой обн
аружил в звездном узоре лишнюю точку совсем рядом со звездой 7327.
Ц Может быть, это все-таки астероид, Тонечка?
Ц Едва ли. Передвинуться за три месяца на долю градуса!.. Маловато для аст
ероида.
Ц А если он летит почти прямо к Земле?
Ц Ну давай проверим, Толя. Но только в твои часы.
Трегубов великодушно пожертвовал свое время. Съемка была задана на след
ующую ночь, невод заброшен в звездное небо, и безымянный астероид попалс
я. Снова он выдал свое местоположение коротенькой черточкой, почти крапи
нкой. Теперь было три следа, Ц по трем точкам астрономы умеют высчитыват
ь весь путь движения небесного тела.
За расчет взялся Трегубов. Он продиктовал условия задачи настольной эле
ктронной машине, нажал кнопку, списал цифры.
Ц В чем дело, Толя? Ц спросила Антонина Николаевна, глядя на недоумеваю
щее лицо мужа.
Ц Ерунда какая-то! Орбита страшно вытянута. Не эллипс, не парабола, скоре
е Ц гипербола.
Ц Может быть, это комета, а не астероид?
Ц Кометы не видны на таком расстоянии. У меня получается, что это тело ст
рашно далеко. До него тридцать астрономических единиц.
Ц Тридцать единиц?! Но это же на границе Солнечной системы.
Ц Да-да, за орбитой Нептуна, и одиннадцатая звездная величина. Неужели э
то новая планета?
Ц Не надо увлекаться, Толя, не надо фантазировать. Лучше сделаем еще один
снимок. Апрельскому нельзя доверять.
Но попробуй не гадать, когда открытие почти в руках! Анатолий Борисович н
е мог успокоиться.
Ц Подумай, настоящая планета! За всю историю телескопа люди открыли тол
ько три планеты.
Ц Ну, какая же это планета, Толя! Ведь она летит по гиперболе.
Ц Да, верно. И скорость триста километров в секунду. При такой скорости С
олнце не удержит ее. Она пролетит Солнечную систему насквозь. Что же это т
акое, Тоня? Ничья планета? Что-то небывалое в астрономии.
Ц Потерпи, Толя, потерпи, будь солидным ученым.
А небо, как назло, испытывало их терпение. С вечера началась пасмурная пог
ода, густой туман лег на горы, тучи шли низко, поливали голые склоны дождем
. Изредка проглядывали звезды, но не те, что нужно, и слишком ненадолго. «Ра
спогодится к утру», Ц говорили Трегубовы друг другу. И к утру появлялись
голубые лоскуты, а вечером опять все затягивало.
Контрольный снимок удалось сделать только в ночь на 10 декабря. Четвертая
точка аккуратно легла на ту же гиперболу. Ошибки не было. Неведомое свети
ло неслось к Солнцу и должно было пересечь орбиту Земли 3 июня, почти через
десять месяцев. Интересно, что Земля проходила точку пересечения 4 июня, п
римерно через с тки. А так как за сутки Земля пролетает около трех миллион
ов километров, выходило, что Земля и неведомое тело пройдут довольно бли
зко друг от друга.

3

Ц Чудовищно! Непостижимо! Ц восхищался Трегубов. Ц Величайшее событи
е в астрономии! Надо немедленно оповестить академию, сообщить в газеты…

Ц Нет-нет, Толя, пожалуйста, никакой шумихи. Мы занимаемся серьезным дел
ом, у нас имя в науке, именем надо дорожить.
Ц Милая, ты ничего не поняла? Три миллиона километров! По космическим ма
сштабам впритирку. Почти столкновение.
Трегубова схватилась пальцами за виски, как будто голова у нее заболела.

Ц Толя, опомнись, ты же не роман сочиняешь! Какие могут быть столкновения
в космосе? Два глобуса катятся по Московской области. На какой лекции я сл
ышала это?
Она намекала на лекцию самого Анатолия Борисовича. Добиваясь нагляднос
ти, обычно он рассказывал студентам о масштабах Солнечной системы в таки
х словах:
«Пространство невообразимо просторно, Ц говорил он, Ц но хотелось бы в
ообразить себе невообразимое. Как вы представляете себе земной шар? В ви
де школьного глобуса, вероятно. Чтобы показать путь Земли в том же масшта
бе, нам пришлось бы выйти из аудитории, начертить орбиту на мостовой, в Мос
кве она бы протянулась по Садовому кольцу. Глобус, медлительно катящийся
по Садовой, за год проходящий маршрут троллейбуса «Б», Ц вот модель земн
ой орбиты.
Тут же на Садовой картофелина Ц это Луна. Она тоже катится по мостовой, пр
иближаясь то к правому тротуару, то к левому.
Ближе к центру, на Бульварном кольце, еще один глобус-Венера. Еще ближе к ц
ентру, где-нибудь на Кузнецком мосту или у библиотеки Ленина, Ц крупный
апельсин. Это Меркурий. И, наконец, на Красной площади Ц Солнце, внушитель
ная ослепительная лампа, такая яркая, что на Садовом кольце от нее светло
как днем и жарко как летом.
Марс Ц гранат, или крокетный шар, или детский мячик Ц тоже в городе, но за
Садовым кольцом, где-то у вокзалов Белорусского, Рижского, Ярославского.
Четыре вишни, сотни вишневых косточек и горсть песчинок по окраинам Моск
вы Ц это астероиды. И на самом краю столицы, на Кольцевой дороге, ее окайм
ляющей, Ц Юпитер. Это уже целая шарообразная комната, человек мог бы сто
ять в ней во весь рост. Рядом с Юпитером спутники Ц четыре картофелины и н
есколько вишен.
Сатурн Ц другая шаровая комната, но тесная, для высокого человека в обре
з. Ее мы найдем в Зеленой зоне, за городом: где-нибудь у Клязьминского водо
хранилища, в Сходне, в Малаховке. Еще две тыквы Ц Уран и Нептун Ц окажутс
я в подмосковных городах: одна, допустим, в Ногинске, другая Ц в Орехово-З
уеве. И еще один последний глобус Ц Плутон Ц будет на границах Московск
ой области, даже за ее пределами».
Ц Четыре глобуса в Москве, пять шаров в Московской области. Так ты предст
авлял Солнечную систему? Теперь к ним прибавился новый глобус Ц непонят
ное небесное тело. Ну стоит ли всерьез думать о столкновении?
Ц Но он не просто катится по области Ц он движется к центру, Ц напомнил
Анатолий Борисович. Ц Пройдет в трех миллионах километрах от Земли.
Ц Хорошо, два глобуса катаются по Таганской площади. Есть ли смысл подни
мать панику?
Ц Мы же не уверены в наших наблюдениях. Всегда есть ошибки при измерении
на пластинках.
Ц Любая ошибка уведет небесное тело в сторону. В космосе так просторно. Р
иска нет никакого.
Ц Мы обязаны предупредить…
Ц Ну что мы напишем, Толя, подумай сам? «Тра-та-та, сенсация! Неведомое, нео
быкновенное, небывалое, тра-та-та!» А потом окажется, что всему причиной ц
арапинка на пластинке. Ну ладно-ладно, я напишу предварительное сообщен
ие. Сама напишу. Астероид же мой, я за него отвечаю…
И Трегубова послала донесение, правда не в академию, а в Комитет по малым п
ланетам. Она извещала комитет, что на Памирской обсерватории был открыт
астероид, временно названный 19… III. Координаты его такие-то, орбита такая-т
о. Никаких рассуждений о необычном небесном теле, голые цифры. И даже на вс
який сличай добавила, что цифры предварительные, подлежат проверке.
Однако проверять их Антонина Николаевна не стала. Как раз в это время она
ловила другой астероид, 19… IV. И тот обыкновенный, неоспоримый привлекал ее
больше. Он находился там, где положено, Ц между Марсом и Юпитером, и навер
няка годился в каталог. А предыдущий астероид-урод смущал и возмущал Тре
губову. Она чувствовала, что это не очередной пятнадцатый факт, что он не у
кладывается в таблицы, и все сомневалась в его существовании, даже не хот
ела тратить дорогие часы фотосъемки на проверку.
Анатолия Борисовича не было, как назло. Ему пришлось улететь в Крым на пох
ороны товарища. Обязанность грустная и неприятная, особенно для старико
в.
Вернулся он мрачный и первым долгом спросил:
Ц Разобралась с этой плането-кометой?
Ц Толик, я не хотела делать без тебя снимки. Это твоя находка, я думала, теб
е приятнее самому довести ее…
И тут Трегубов рассердился. Антонина Николаевна никогда не слыхала, чтоб
ы он так кричал.
Ц «Самому, самому»! Ц возмущался он. Ц Тянула время, неделю проворонил
а. Я привез тебе такой сюрприз, такой сюрприз… Нeq \o (а;ґ) вот, почитай.
И он протянул ей сложенную вчетверо иностранную газету. На первой страни
це чернел заголовок:


Минуты отсчитаны!!!

Наша газета раньше всех других имеет честь сообщить читателям об и
зумительном, великолепном, потрясающем открытии, которое сделал наш тал
антливый соотечественник, профессор Э.А.У.Липп Ц директор астрономичес
кой обсерватории.
11 декабря, изучая небесный свод, профессор Э.А.У.Липп обнаружил небе
сное светило, перемещающееся на фоне далеких звезд. По прошествии трех д
ней он сумел определить его размеры и орбиту. Оказалось, что перед нами но
вая неведомая планета, по размерам равная Земле или даже несколько прево
сходящая наш родной мир. Планета сейчас находится на далеких окраинах Со
лнечной системы, за орбитой Нептуна, на расстоянии четырех с половиной м
иллиардов километров от Солнца, в области вечного мрака, где наше светил
о выглядит как бриллиантовая булавка Ц не более.
Новая планета названа Немезидой в честь греческой богини возмезд
ия, мрачной и безжалостной дочери Ночи. И имя это, дорогие читатели, выбран
о не случайно.
Как установил профессор Липп, Немезида не обращается вокруг Солнц
а: она мчится прямо к Земле со скоростью трехсот километров в секунду. Чет
ыре с половиной миллиарда километров она пройдет всего лишь за 173 дня.

Минуты отсчитаны. 173 дня дано нам, чтобы подвести итоги, отмерить наш
и деяния. Десница божья занесена над возомнившей Землей. Мы воображали, ч
то можем понять Вселенную, но вот появилась Немезида, порождение тьмы кр
омешной, и мы не знаем, пройдет ли мимо карающий меч.

Ц Какая гнусная спекуляция наукой! Какая дешевая погоня за сенсацией!
Ц воскликнула Антонина Николаевна. Ц И этот Липп называет себя ученым!


4

Впрочем, Трегубовы напрасно возмущались Липпом: видимо, все рассуждения
насчет кары, меча и десницы придумал не в меру старательный корреспонден
т. Сам Липп дня через два выступил с очень корректным солидным опроверже
нием. Он считал, что столкновение маловероятно. «Говорить об этом могут т
олько круглые невежды, не представляющие, как просторна Солнечная систе
ма, Ц писал он. Ц Немезида пройдет на расстоянии трех Ц пяти миллионов
километров от Земли, точнее установить сейчас нельзя. Мы увидим на небе к
ак бы вторую Луну. Перед нами редкое явление, удивительная загадка приро
ды. Ее следует изучать внимательно… но пугаться нет никаких оснований».

Так написал Липп. Но странное дело: его заметка, набранная мелким шрифтом,
была помещена на седьмой странице, а на первой лезли в глаза черные буквы
грохочущих заголовков:


Осталось 170 дней!
Хватит ли места, под Солнцем?
Где проведете вы последние полгода своей жизни?

Но это писалось уже позже. А тогда, потрясая газетой, где впервые было назв
ано имя «Немезида», Анатолий Борисович в волнении бегал по комнате:
Ц Вот она, твоя хваленая осторожность! Не хочешь признавать спорное, зам
ечать необычное. Даже необычную опасность игнорируешь. Политика страус
а: голову прятать в песок.
Ц Не вижу опасности, Ц пожимала плечами Трегубова.
Ц Надо видеть. Смотреть всесторонне. Не быть категоричной. Садись, писат
ь будем в газету. Точно, с цифрами. Не преувеличивая и не преуменьшая.
Он начал диктовать, расхаживая по комнате. Сначала Ц о глобусах в Подмос
ковье. Ему хотелось дать представление о просторности Солнечной систем
ы… И все же…
«Посмотрим мужественно в глаза фактам, Ц продолжал он. Ц Опасность нич
тожна, но не исчезающе мала. Подсчеты показывают, что вновь найденное неб
есное тело (название «Немезида» он не хотел признавать) пройдет на расст
оянии трех миллионов километров от Земли.
1 2 3 4 5
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы и  идеальная школа


 https://chelyabinsk.angstrem-mebel.ru/catalog/divany/divany-dlya-gostinoy-bolshie/ 
загрузка...

А-П

П-Я