научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

С ее помощью завод избавлялся от неперерабатываемых отходов.
Каждые полчаса пушка выстреливала четырехсоттонные капсулы с ядовитыми «5ХХ» – кристаллами. Капсулы улетали в космос, и через четырнадцать лет достигали звезды «KL120094», в короне которой они и сгорали.
Считалось, что это очень удачное решение утилизации отходов, но экологов это не устраивало – в спектре «KL120094» стали появляться новые, отсутствовавшие прежде линии, которые, как утверждали экологи, делали свет, излучаемый звездой, опасным.
До приемных ворот оставалось не более пяти километров, когда тягач отключил сцепку, и обломок астероида продолжил свой полет самостоятельно. Он вошел в распахнутую пасть приемного устройства точно посередине, и створки ворот захлопнулись, положив начало производственному процессу.
– Эй, на «Приме», – послышался голос диспетчера. – Ваш огрызок взвесили – семьсот двадцать девять тонн. Деньги уже ушли на ваш счет.
– Спасибо, хозяин, – улыбнулся капитан Крепе. Обломок весил на сто тонн больше, чем он рассчитывал.
– А ты меня не узнаешь, Джулиан? – снова заговорил диспетчер.
– Ник? Ник Тэтчер? – пробовал угадать Крепе.
– Точно, я самый! – обрадовался Ник. – Теперь вот на этих воротах тружусь.
– А раньше ты был на…
– На сто двадцать четвертых, – подсказал диспетчер.
– Я гляжу, у вас тут всего понастроили…
– Да, все время расширяемся, – подтвердил Ник. – А что долго не появлялся? Не везло?
– Было дело.
– Ну ясно. А расширяется завод действительно очень быстро. К тому же, с фасадной части пристраивают что-то вроде «сити» – офисы, рестораны.
– Что, правда?
– Да. Можешь дать кружок, посмотреть – такая красотища, я тебе скажу. Дворец, одним словом.
– У вас, однако, далеко не дворец, – заметил Крепе
– Ну это понятно: там – лицо, а у нас здесь…
– Так, значит, если что, у вас здесь можно и погулять?
– Да, Джулиан, теперь можно и погулять. Там и швартовка по первому классу, и обслуживание судов – все есть.
– Ну пока, Ник. Как-нибудь загляну.
8
Каспар проснулся с обычными для состояния похмелья ощущениями. Сначала он не понял, где находится, но, когда увидел гарпунную пушку, понял, что на рабочем месте. Внутри все горело и ужас, как хотелось выпить.
Гарпунер посмотрел по сторонам, надеясь увидеть поблизости бутылку, но ничего не нашел. Все вокруг сверкало чистотой, и сам Каспар, как оказалось, лежал на застеленном белоснежным бельем матрасе.
Он с трудом поднялся с постели и на слабых ногах прошел до арсенала. Открыл двери, но и там не обнаружил заначки.
«Значит, вчера выжрал все… – заключил Каспар и поскреб успевшую отрасти щетину. – Или не вчера? Сколько я здесь провалялся?»
Неожиданно он обнаружил на себе новую полосатую пижаму. Уже года три он таскал ее в сундуке, но подходящего случая, чтобы надеть ее, не было. По большей части Каспар спал прямо в одежде.
«Неужели я сам надел эту пижаму?» – с сомнением подумал он.
В этот момент дверь в гарпунерскую открылась, и появился Шиллер, державший в руках выстиранную и выглаженную робу своего наставника.
– О, юнга! – обрадовался Каспар. – Мне нужно чего-нибудь выпить – срочно!…
– Конечно, сэр, – кивнул Шиллер и протянул Каспару бутылку.
– Молодец, пацан! – Старый гарпунер схватил бутылку трясущимися руками и, запрокинув голову, сделал несколько жадных глотков. Потом оторвался от горлышка, почмокал губами и недоуменно посмотрел на этикетку.
– Что за дрянь ты здесь намешал? Хочешь отравить старого Изи Каспара? Ну-ка дай мне «панки»!
– Только после того, сэр, как вы допьете это лекарство, – невозмутимо ответил юнга и показал Каспару на бутылку со спиртным.
– Не смей ставить мне условия, щенок. Еще не хватало, чтобы я – Изи Каспар, шел на поводу у сопливого мальчишки. Давай сюда «панку»!
– Сначала вы допьете лекарство, сэр, а потом я дам вам спиртное, – не сдавался юнга.
Старый пьяница соображал целую минуту, чтобы принять какое-нибудь решение. Наконец он покорно вздохнул и сделал из бутылки несколько глотков.
– Ох и дрянь же ты мне подсунул, – скривился Каспар. – Однажды на Ли-Чекере я на спор выпил стакан мочи пятнистого носорога. Так вот эта твоя дрянь, – Каспар поболтал содержимое бутылки, – будет покруче той мочи. – Гарпунер снова тяжко вздохнул и, дотронувшись до живота, сказал: – Слушай, может, хватит – сил больше нет терпеть. Мне уже худо. Я сейчас здесь все заблюю.
– Ничего страшного, сэр. Я взял с собой пластиковый мешок.
В этот момент рвотная судорога переломила тело Каспара пополам, но Шиллер, проворно подскочив к нему, подставил мешок.
Через минуту все закончилось, и юнга уложил обессиленного гарпунера в постель.
– Гадский Шиллинг, чего ты мне подсунул? – вяло выругался гарпунер.
– Не Шиллинг, а Шиллер, сэр. И вообще, ведите себя прилично, ведь это я убирал ваши нечистоты, мыл вас и застилал постель.
– А я тебя и не просил. Мне и так хорошо было, – огрызнулся Каспар.
– И капитан приходил – видел, в каком вы состоянии.
– А вот это хреново. Теперь меня и отсюда погонят. Хорошо хоть стрелять не нужно было…
– Нужно было, – сказал Шиллер.
– Что?! Я сорвал охоту? – вскочил Изи. Для старого гарпунера это было самым большим позором. Он мог проспать в луже фекалий целые сутки и после этого не чувствовать себя виноватым, но подвести весь экипаж!…
– Да, сэр. Вы были невменяемы, и стрелять пришлось мне.
– Тебе?! – еще сильнее удивился Каспар. – И что?
– К сожалению, наш медленный гарпун обогнали, но все равно, мне удалось подстрелить обломок астероида! – похвалился Шиллер.
– Ты подстрелил обломок? – не поверил гарпунер.
– Представьте, сэр. Причем в зоне гравитационных аномалий.
– Ну, парень, – после некоторого молчания сказал Каспар, – в таком случае ты просто гений.
– Гений или нет, но получил от капитана Крепса пятьсот кредитов. Всем дали по триста, а мне пятьсот.
– Займи сотню, Шринкер. Пожалей старого Изи Каспара.
– Запомните, мистер гарпунщик, меня зовут не Шринкер, не Шиллинг и даже не Шредингер, а Шиллер. Эдуард Шиллер. Вам понятно?
– Конечно, Эдди, – быстро кивнул Каспар. – Дай сотню, а?…
Юнга вздохнул и сказал:
– И рад бы, сэр, да не могу. Мои деньги вот на этой карточке. – И Эдди продемонстрировал старому пьянице новенькую карточку.
– Э, парень, да тебя просто-напросто обманули, – скорчил всезнающую физиономию Каспар.
– Это почему?
– Эта карточка действительна только для заведений, принадлежащих «Айк-Металл»,
– А разве у меня есть выбор? Через два часа «Трезор» отправится на новый «сити», принадлежащий «Айк-Металл». Там я и потрачу свои деньги.
– Что, все пятьсот монет?
– А почему нет? – улыбнулся Эдди Шиллер. Он знал, что Каспар попросит купить выпивки, но юнге было интересно, как он это сделает.
– Да там и тратить негде, – с деланным безразличием махнул рукой гарпунщик.
– Ну почему же? «Сити» очень большой.
– Ха!… Большой. Тоже мне Вавилон! – ухмыльнулся Каспар. – На девок, что ль, будешь тратиться?
– И на девок тоже.
– И на выпивку? – задал Изи свой главный вопрос.
– Сколько вам привезти, сэр? – сжалился наконец Шиллер.
– Спасибо, родной мой, – едва не прослезился Изи Каспар. – Ну я, конечно, не лошадь – одного галлона мне хватит.
– Галлона не обещаю, но, так уж и быть, пару бутылок привезу.
9
Катер «Трезор» очередной раз облетел громаду «Айк-Металл», пока наконец ему не сообщили место парковки. Сидящий за штурвалом Миллард покривился и сказал:
– Ишь, сволочи, паркуют возле самого завода.
– Понятное дело, ~ кивнул Гарман, – мы не те клиенты, что прибывают в прогулочных яхтах. Сколько, к примеру, стоит вон тот летающий дворец?
– Сто тысяч! – выпалил Бонус.
– Сто тысяч, – передразнил Бонуса механик Райх. – Миллиона три – не меньше.
– Иди ты, – поразился Гарман.
Перед носом «Трезора» проскочил полицейский уиндер, и Миллард, ругнувшись, включил торможение. Сидевшие в креслах пассажиры едва не попадали на пол:
– Эй, Гэс! Не дрова везешь! – крикнул Бонус, потирая ушибленный бок.
– А кому я по сто раз говорю: «Пристегните ремни»? – огрызнулся Миллард.
– Все в порядке, Гэс, – примирительно заявил Райх, держась за голову. – Действительно, надо было пристегнуться.
– Эти полицейские совсем обнаглели, – сказал Шкиза, давно искавший случая высказаться. – Мой брат, он торгует редкими животными, так вот он мне рассказывал…
– Эй, глядите, какой-то придурок прет прямо на мусорную пушку… – перебил Шкизу Фриц Спилберг, и все сразу прилипли к иллюминаторам. Действительно, довольно большой грузовик пересекал зону отстрела отходов.
– Наверное, капитан нажрался как свинья, – предположил Бонус.
– Ага, и помощник тоже, – добавил Гарман, покосившись на Шкизу.
– Сейчас ка-ак долбанет…
– И прощай развлечения, – прогундосил Леон-Очкарик, которому в качестве компенсации за избиение капитан выдал лишние пятьдесят кредитов.
– Почему это? – повернулся к Леону Гарман.
– В мусорной капсуле полным-полно «SXX» – кристаллов. Если они осядут на корпус «Айк-Металл», он проживет не более месяца. Потом рассыплется в труху.
– Не каркай, умник, – посоветовал Райх.
– Да. Мы еще не прокутили наши денежки! – подал голос Бонус, которому наскучило смотреть на заблудившийся грузовик. – А за удачу спасибо юнге, – и Бонус дружески подмигнул сидящему в самом углу Шиллеру.
– Садитесь на места! Сейчас будет касание, – объявил Миллард Катер развернулся боком и довольно чувствительно приложился к причалу. Гарман слетел со своего кресла и ударился об пол.
– Миллард, ты же сказал «касание»!
– А я что, виноват, что они на причал демпферы не ставят? Выметайтесь скорее, мне еще за капитаном рейс делать.
Послышалось шипение переходного шлюза, и команда «Примы» поднялась со своих мест. Предчувствуя веселый отдых и развлечения, матросы радостно улыбались и, поторапливая друг друга, продвигались к выходу.
10
Эдди Шиллер озадаченно смотрел по сторонам, не зная, куда ему податься. Все матросы уже разошлись, и он остался в полном одиночестве.
– Эй, Шиллер! Ты чего головой вертишь? – возле Эдди материализовался Бонус.
– Да вот, думаю, куда пойти.
– Чего тут думать, юнга? Пошли со мной к бабам.
– В бордель, что ли? – Шиллер сделал вид, что не понял. Идти к проституткам он боялся
– Ты чего испугался? Ни разу не трахался, что ли?! – радостно заулыбался Бонус
– Да не кричи ты так, – посмотрел по сторонам Эдди. Ему казалось, что все на него оборачиваются.
– Не обращай внимания – здесь все заняты только собой. Пойдем со мной, парень, и я найду тебе девочек, которые тебя всему научат. – Бонус неожиданно сделал ногами несколько танцевальных «па» и пропел: – «Не мо-жешь – нау-чат, не хо-чешь – заста-вят!» – И, довольный собственной шуткой, громко рассмеялся.
– Хорошо-хорошо, пойдем в бордель, – поспешно согласился Шиллер, опасаясь, что Бонус полностью потеряет над собой контроль.
Они пошли по широкому коридору, по обе стороны которого красовались стеклянные двери с надписями вроде: «Бинго – проиграйся и умри!» или «Пей, но не блюй!». Особенно Эдди Шиллера заинтересовала надпись «Кусаки Кнагера – блюдо из тех, кого не жалко».
По коридору во всех направлениях двигались люди. В основном это были подвыпившие матросы с промысловых судов. Почти все они были с проститутками.
Эдди заглядывал в лицо каждой из встречных женщин, и от понимания того факта, что он мог купить любую из них, у него перехватывало дыхание.
Бонус продолжал проталкиваться сквозь толпу гуляющих и отчаянно вертел головой.
– Ну где же здесь бордели? – постоянно повторял он.
– Послушай, а сколько может стоить такая женщина? – спросил Шиллер, осторожно кивнув в сторону крашеной блондинки. Она стояла у стены и взасос целовалась с военным моряком.
– Такая? – Бонус оценивающе склонил голову набок и сказал: – Пятьдесят кредитов, я думаю.
– Так дешево? – удивился Эдди.
– Ни хрена себе дешево! Да на Райесе мы за десять кредитов таких телок подбирали, что ого-го. Ладно, юнга, пошли дальше. На этих нечего смотреть, они уже заняты. О, вот у кого мы сейчас спросим – и, заработав локтями, Бонус начал пробиваться к охранному посту. Там в прозрачной пластиковой будке стоял здоровенный охранник. Он угрюмо жевал зубочистку и был похож на посаженную в клетку гориллу.
– Сэр! – Бонус просунул в окошко свою улыбающуюся физиономию. – Сэр, я могу задать вопрос?
Охранник повернул голову на звук и с минуту изучал Бонуса, затем наконец разомкнул свои бульдожьи челюсти и сказал:
– Можешь.
– Спасибо, сэр. Как нам пройти в бордель?
Снова последовала длинная пауза. Эдди показалось, что охранник решал – сразу оторвать Бонусу голову или сначала удавить его.
– На бабу потянуло? – выдал охранник.
– Да, сэр. Возникла необходимость.
– Прямо по коридору и на лифте вниз – два этажа. Там и будет вам улица «красных фонарей». Как говорится: «Получите и распишитесь».
– Спасибо, сэр, – еще раз поблагодарил Бонус и уже собрался уходить, когда охранник добавил:
– Только поздно вы собрались, ребята.
– Почему? – насторожился Бонус.
– Потому, что нормальных уже разобрали и остались только покалеченные.
– Что значит «покалеченные»?
– Ну там без глаза, одноногие.
– Эй, Бонус, я туда не пойду, – заявил Эдди Шиллер.
– Да он шутит, Шиллер… Мистер охранник шутит.
– Ты думаешь? – уточнил Эдди, но Бонус уже тащил его к лифту, и вместе с очередной партией ищущих приключений мужчин они оказались на этаже «красных фонарей».
11
Насвистывая бравурную мелодию, Бонус спустился в холл и увидел юнгу Шиллера. Тот сидел возле столика, заваленного порнографическими журналами, и смотрел куда-то вдаль, за стены борделя.
– Ты уже здесь, парень? Ну как, понравилось?
– Да… – после некоторой паузы ответил Эдди. – Очень понравилось и…
– Что «и»?
– Наверное, я бы на такой женщине женился.
– Что?! Ты чего, юнга? Совсем того? Ну-ка пошли отсюда.
Бонус подхватил Эдди под руку и вывел его за дверь.
– Теперь нам самое время выпить. У меня этот пункт всегда стоит пол номером «два», – пояснил Бонус. – Сначала бабы, а потом выпивка. Но ни в коем случае не наоборот. Ты меня понимаешь?
– Кажется, понимаю, – все еще как-то заторможенно ответил Эдди.
– Хотя некоторые предпочитают наоборот – нажрутся как свиньи, а потом, проспавшись, слушают враки проституток. И выкладывают тройной тариф. Ты, кстати, сколько заплатил?
– Что?
– Я спрашиваю, сколько с тебя взяли в борделе?
– Восемьдесят кредитов.
– Сколько? Восемьдесят кредитов? Почему так много?
– Ну, сначала я заплатил сорок, но потом она спросила: «Тебе было хорошо?», а я сказал: «Да». Тогда она сказала, что за «хорошо» можно заплатить и еще раз, тем более что у меня на карточке куча монет.
Бонус, едва не задохнувшись от возмущения, встал поперек людского потока и начал выговаривать Эдди:
– Послушай, юнга, впредь будь с этими стервами очень внимателен! Если будет возможность, они разденут тебя до нитки. Понял? Нет никого подлее, чем те, кто продает свое тело.
– А Каспар говорил, что подлее проституток только журналисты, – неожиданно заявил Шиллер.
– Это почему же?
– А у него то ли дочь, то ли жена сбежала с журналистом.
– Ну тогда понятно. Эй, полегче! – крикнул Бонус пьяному толстяку, который с трудом перемещался от стенки до стенки.
– А? – не понял толстяк и остановился. При этом он тут же потерял равновесие и начал падать на Бонуса.
– Держи его, Шиллер! Держи! А то он нас раздавит!
Прилагая неимоверные усилия, Эдди и Бонус перетащили пьяного к стене и прислонили его, будто это был шкаф.
– Все, пошли отсюда, – сказал Бонус, вытирая со лба пот. – Я знаю здесь неплохое местечко – «Принц и нищий».
– Какое странное название! – удивился Эдди.
– Ничего странного. Сейчас ты все поймешь сам.
Через полчаса блуждания по заполненным людьми коридорам Бонус привел Шиллера к входу в бар «Принц и нищий».
12
Табачный дым стоял до самого потолка. В двух противоположных углах огромного зала играли два разных оркестра. Под их музыку танцевало всего несколько пар, несмотря на то, что посетителей в зале было едва ли не полтысячи человек.
Двигаясь вслед за всезнающим Бонусом, Эдди наконец понял смысл названия бара – примерно треть его площади занимали столики для богатых клиентов.
Обстановка в элитной части бара выглядела очень роскошно, и даже уровень пола там был выше остального зала на целую ступеньку. Никаких стенок и перегородок, разделяющих два социальных уровня посетителей, в зале не было, однако несколько находящихся в тени охранников в любой момент были готовы пресечь «нарушение границы».
Кроме охранников, столики в дорогой части бара «защищали» и высокие цены, вчетверо, а то и впятеро превышавшие цены в зале для простого народа. «Принц и нищий» был тем местом, где богатые в спокойной и безопасной обстановке, как в зоопарке, могли посмотреть на веселящийся плебс.
– Давай ближе к стене! – едва перекрикивая стоящий вокруг шум, скомандовал Бонус. – Я вижу ребят из нашего экипажа!
Вскоре и Шиллер заметил знакомые лица. Там были Райх, Гарман, Фриц Спилберг и Шкиза.
– Ну как твои девочки, Бонус? – спросил Гарман. По тому, как блестели его глаза. Шиллер понял, что Лойд укололся.
– Все нормально. Девочки в норме – вон даже юнга приобщился к настоящему мужскому спорту, – кивнул на Эдди Бонус.
– Какой из него спортсмен? Он и ходит-то еле-еле, – заметил Райх, сминая в руках пустую пивную банку. – Мал еще.
– Что ты… имеешь в… виду под сло… вом «мал»? – улыбаясь, спросил Шкиза. Он с трудом удерживал свой взгляд на Шиллере и громко икал.
– «Мал» – значит совсем мал и никуда не годится. – пояснил Райх и положил в рот целый ворох соленой соломки. При этом ему в рот попал кусок упаковки, однако механик этого не заметил и продолжал хмуро смотреть на юнгу.
– О, вон Миллард и капитан появились, – заметил Гарман. – Помаши им рукой, Шиллер, а то они упрутся в другую сторону.
– Зачем нам здесь капитан? Мне его рожа и на корабле надоела, – пробурчал механик.
Гарман осуждающе посмотрел на него и отчитал как ребенка:
– Почему ты такой злой, Райх? Не нужно быть злым, дружище, ведь мы все здесь друзья, понимаешь? Ты понимаешь меня? Вот Бонус – он не злой, и Фриц тоже не злой. И я не злой, а вот ты…
– Если бы ты не наширялся, Гарман, ты бы тоже был злым, – возразил Райх.
– Так наширяйся и ты, Райх. Хочешь, я тебя угощу? У меня с собой и шприц есть.
– Да пошел ты, – ругнулся Райх и проглотил разжеванный пластик.
Миллард подошел к столику и, не говоря ни слова, залпом выпил «панку» из стакана Гармана.
– Мог бы и спросить, Гэс, – заметил Гарман.
– А ты что, не дал бы? – посмотрел на него Миллард.
– Конечно, дал бы…
– Ну тогда все в порядке, – пожал плечами Гэс Миллард.
– Привет, ребята, – поздоровался капитан.
– Присаживайтесь, сэр, – встал со своего места Спилберг.
– Нет-нет, Фриц, спасибо. Я сейчас ухожу. – Капитан повернулся в сторону элитной части зала и сказал: – А вон и наши оппоненты.
Все посмотрели туда, куда показал капитан, и увидели рассаживающихся за столики людей. Это был капитан «Калигулы» Микеле Байк вместе со своей свитой. Их было не меньше двенадцати человек, и они заняли три столика.
– Ого, целых три столика, и за каждый по две сотни, – сказал Гарман.
– За что по две сотни? – заплетающимся языком спросил Шкиза.
– Только за то, что сели. Безо всякой выпивки.
– Вот, сволочи. Мы тут, может, последние сухари доедаем, а они…
– Вы с ними поосторожнее, ребята, – предупредил капитан. – У них и так на нас зуб за этот кусок. Это настоящие бандиты, причем богатые бандиты. А богатый бандит чувствует себя безнаказанным.
О людях Микеле Байка на время забыли. Шиллер и Бонус сходили к стойке и принесли еще выпивки и легкой закуски. Капитан Крепе выпил и уже забыл, куда собирался идти.
– Сэр, они идут сюда, – сказал Бонус, указывая за спину капитана.
– Кто «они»?
– Люди Фельдшера.
Грубо расталкивая посетителей бара, все двенадцать человек направлялись в сторону столика, за которым сидел капитан Крепе и его матросы.
Микеле Байк, по кличке Фельдшер, шел чуть позади своих слуг, расчищавших для босса дорогу.
Когда до команды «Примы» осталось несколько шагов, свита Байка расступилась, и вперед вышел сам Микеле.
– Приветствую удачливых охотников, – сказал он и изобразил на лице кривоватую улыбку.
– Для тебя охота была не менее удачной, Байк, – заметил Крепе.
– Да, охота была удачной, но… Одно маленькое «но»! Ты украл часть моей добычи, Крепе, и это сильно меня огорчило.
– Не слишком большой повод для огорчения при твоих-то доходах.
– Ты что, считаешь деньги в моем кармане? А может, я гуляю на последние? Короче так, – Фельдшер подошел к Крепсу и взял его за пуговицу, – за то, что ты загарпунил мой кусок, я налагаю на тебя штраф.
– Я действовал в рамках закона, Байк, и Главный Арбитр…
– К черту Главного Арбитра! – перебил Крепса Фельдшер и резким движением оторвал у Крепса пуговицу, а затем бросил ее одному из своих людей. – Проверь на крепость, Дрейк.
Тот, кого Байк назвал Дрейком, кинул пуговицу в рот и с треском разгрыз ее, как будто это был орех.
Упреждая реакцию Крепса. Фельдшер отскочил назад и спрятался за спинами своих телохранителей.
– Ну-ка, «волки», размажьте их по стенам! – приказал он.
«Волки» выхватили ножи и бросились на матросов «Примы»
Фриц Спилберг мгновенно перевернул стол, и вся его сервировка посыпалась на упавшего Шкизу.
– Наших бьют! – заорал Бонус и спрятался за Райхом.
Гарман начал швыряться бутылками, а Миллард сцепился с Дрейком, и они повалились на пол.
Визгливо закричали проститутки, однако охранники элитной части зала не покинули своих мест, поскольку их клиентам ничего не угрожало.
К людям Фельдшера подошло подкрепление, и они стали сильно теснить матросов «Примы».
Миллард злобно ругался и пинал противников своими тяжелыми ботинками. Гармана ранили в плечо, но он яростно отбивался горлышком от бутылки. Даже Бонус рвал зубами чье-то ухо, и его жертва – бритоголовый качок, орал, как подпаленная свинья.
Отдельную войну вел механик Райх. Вооружившись ножкой от стола, он бил всех, кто попадался на его пути. Жившая в Райхе злоба все никак не кончалась, и он продолжал избивать правых и виноватых, рассыпая удары во все стороны.
Один только Эдди Шиллер не участвовал в драке. Враги не воспринимали его как бойца и не обращали на него внимания. Юнга пытался хоть как-то помочь своим, но его оттолкнули в сторону, и он попал под ноги мечущихся в панике проституток.
Неожиданно прогремели два выстрела, и в зале тотчас появились охранники.
– Прекратить драку! Немедленно! – раздался усиленный мегафоном голос. – Кто стрелял?
Телохранители Фельдшера мгновенно ретировались, прихватив с собой своих раненых. Они просочились через ряды угрюмых охранников, и их никто не задержал.
– Ага, так, значит, это вы затеяли драку, да еще со стрельбой? – грозно просил полицейский сержант.
Однако ему никто не ответил.
Гарман сидел у стены и, зажимая рану в плече, тупо смотрел перед собой. Миллард прикладывал, к рассеченной щеке разорванную майку, а Бонус судорожно всхлипывал и размазывал кровь по разбитому лицу.
– Заберите у этого дубину, – приказал сержант, указывая на механика Райха, продолжавшего стоять возле стойки в той же оборонительной позе. Рукава его рубашки оказались оторваны и на предплечье красовалась вытатуированная надпись: «Поймаю – убью».
– Отдай дубину, дурак! – потребовал полицейский, но механик только тяжело дышал и бросав по сторонам безумные взгляды.
– Сэр, он, кажется, того, – сказал полицейский обращаясь к сержанту, – крыша поехала.
– Э, да у них здесь трупы! – сказал один из полицейских, сдвигая обломки мебели с тел Крепса и одного из людей Фельдшера.
В груди капитана «Примы» торчал нож, а его руки застыли на горле врага, которого он, умирая, сумел утащить с собой.
– Убийство, – сказал сержант. – Всех участников драки я забираю в участок. Крайчек!
– Да, сэр. – Подскочил к сержанту полицейский.
– Поднимайте тех, кто не может идти, и тащите их в участок. Пусть доктор окажет им помощь, а потом я приду, и мы всех допросим.
– Понял, сэр, – кивнул Крайчек, и полицейские стали поднимать избитых матросов с пола.
13
Голубоватое пламя светильника едва освещало стены и обстановку каюты. На единственном стуле в напряженной позе сидел человек. Он смотрел прямо перед собой в самый темный угол, куда не попадал свет тусклого светильника.
Картины сменялись одна другой. То это было бегущее стадо диких буйволов, то взлетающая стая розовых птиц, то атакующие льва гиены. Но все бьшо не то. Одарес продолжал всматриваться в даль, ожидая того, единственно нужного видения – «где?» и «когда?»
«Право!» – Одарес всем телом почувствовал эту легкую, но вполне отчетливую вибрацию.
– Право! – повторил «нюхач», и само собой в его голове родилось продолжение. – Право, три градуса, пятнадцать секунд. Дистанция – пять тысяч пятьсот четыре.
Дежурящий под дверью каюты матрос тотчас передал услышанное в капитанскую рубку.
1 2 3 4
 виски clan macgregor 0.5 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я