научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Здесь магазин Водолей ру 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Тени войны - 6

1
Среди ломкого сухого кустарника по пожелтевшей траве бегал взъерошенный человек с пистолетом. Он громко ругался и поминутно смахивал с лица паутину, длинными косами свисавшую с безжизненных веток высохших кустов.
– Я же ее видел, она была где-то здесь!
– Наплюй, Гарман, обойдемся и так… – охлаждал товарища Миллард, которому уже надоело смотреть на эти лихорадочные поиски.
– А я тебе говорю – не обойдемся! – упрямился Гарман.
Миллард вздохнул и отвернулся. Что за планета? Куда ни глянь, одни только сухие кусты, выжженная трава и кучи булыжников. Отвратительный пейзаж. Едва удалось найти площадку для посадки катера.
Миллард вздохнул еще раз и повернулся к Гарану. Тот по-прежнему вынюхивал свою добычу. Тяжелый пистолет мешал ему перелезать через нагромождения скальных обломков.
– Да ты хоть пистолет спрячь. Он же тебе мешает, – посоветовал Миллард.
– Нельзя, – отозвался из-за груды камней Гарман, – здесь могут быть змеи!
«Какие тут змеи. Тут и кузнечики-то все передохли», – подумал Миллард. Он уже собрался вернуться к катеру, как вдруг Гарман закричал:
– Нашел! Вот она, родная! Вот она, тепленькая!
Послышались звуки борьбы, и наконец показался счастливый Гарман, тащивший за веревку тощую упирающуюся козу.
– Нашел! – радовался охотник. – В расщелину спряталась, зараза. Но Гармана не проведешь. Гарман – это сила.
В этот момент коза перестала сопротивляться и, прыгнув, боднула охотника в пах. Миллард довольно засмеялся, а Гарман, схватив козу за рога, прошипел:
– Все равно я тебя не отпущ-щ-щу и сожру уже сегодня вечером.
– Мистер, мистер! Отпустите мою козу! Мистер! – закричал кто-то со стороны оврага.
Перепрыгивая через камни, к месту события бежал худенький мальчик лет двенадцати. На его ногах не было никакой обуви, а штаны и рубаха никогда не знали стирки.
– Стой, оборванец! – приказал Гарман, наведя на подбежавшего мальчишку свой пистолет. Мальчик испуганно остановился и умоляющим голосом повторил:
– Мистер, отпустите Марию-Луизу.
– Кого-кого? – переспросил наблюдавший за представлением Миллард.
– Марию-Луизу, сэр, так зовут мою козу, – пояснил мальчик.
– Да будь она хоть принцесса Аманда, я сожру ее – и никаких разговоров! – вскричал Гарман. – Пошел вон, сопляк, пока я не прострелил твою глупую башку!
– Короче, так, мне уже все это надоело. Я иду к катеру и улетаю. А ты можешь вести с мальчишкой переговоры сколько тебе вздумается, – сказал Миллард и, развернувшись, пошел к раскалившемуся на солнце «Трезору».
– Гэс, подожди, я только пристрелю этого мальчишку и тут же тебя догоню!
– Ну так стреляй скорее, – бросил Миллард, не оборачиваясь.
– Слышал, что он сказал? – Гарман поднял пистолет и прицелился мальчишке в лицо, надеясь, что тот испугается и отступит. Но тот неожиданно бросился на грабителя и попытался вырвать из его рук веревку, за которую была привязана коза.
Гарман выстрелил, однако хозяин козы успел пригнуться. Напуганная грохотом коза рванула в сторону, и Гарман, потеряв равновесие, рухнул на камни.
– Стойте, сволочи! Стойте! – отчаянно кричал Гарман, но мальчик и коза уже скрылись в кустах. – Всех перестреляю! – И незадачливый охотник начал разряжать пистолет куда попало.
Взвизгнули турбины катера – Миллард напоминал, что ждать не собирается.
– Да иду, уже иду! – Едва не плача, Гарман поднялся на ноги и, прихрамывая, поплелся к катеру.
2
Лойд Гарман тяжело плюхнулся в кресло рядом с Миллардом и сказал:
– Не очень-то это по-товарищески, Гэс, вот так торопить меня.
Миллард с невозмутимым видом добавил «Треору» тяги, сделав вид, что не слышал, о чем говорил Гарман.
– Я тебе сказал – полчаса, а вместо этого… – Гэс выполнил поворот и, когда катер лег на курс, продолжил: – А вместо этого ты парил меня на этом Клексе целых полтора часа, и все ради вшивой, облезлой козы. Которой, наверное, уже лет сто или больше.
Лойд вздохнул и, достав из тумбочки освежающую салфетку, промокнул лицо. Стало немного легче, но неудача с поимкой козы, да еще эти постоянные нравоучения Милларда выводили его из себя.
– Ты не прав, Гэс. Тебе наплевать на свое здоровье, а мне нет. Козье мясо очень полезно, особенно при нашей работе.
– Какое здоровье, Лойд? Ты каждый день ширяешься какой-то дрянью и при этом еще говоришь о здоровье?
– Не вали все в одну кучу, – обиделся Гарман. – Ширяюсь я для души, а козлятина нужна для здоровья тела. Ты смотри, – отвлекся от темы Лойд, – «Китобой».
На экране сканера появилось изображение судна.
– Куда это он спешит? Никак опять разведал новое «окно».
– Необязательно, – отозвался Миллард. – Скорее, обходит старые.
– А как ты вообще относишься к его «нюхачу»?
– А никак. Я «нюхачам» не верю. Только аппаратура, и ничего больше.
– А я «нюхачам» верю, – горячо сказал Гарман, больше для того, чтобы досадить Милларду.
Гэс ничего не ответил, продолжая вести катер по направлению к «Приме».
«Прима» являлась судном-ловцом, на котором служили Миллард, Гарман и еще два десятка человек. В последнее время их дела шли не очень хорошо. Джулиан Крепе, хозяин «Примы», уже четыре раза самолично избивал Леона-Очкарика, отвечающего за работу числителей – приборов для обнаружения «окон». Именно Леона все традиционно считали виноватым, если долгое время не удавалось загарпунить хорошую добычу.
Однако не все капитаны промысловых судов полагались на приборы. Примерно половина из них относилась к сторонникам применения «нюхачей». Так называли людей, которые предсказывали появление «окна» – точки космоса, где в любой момент мог появиться сырьевой астероид. Стать «нюхачом» мог не каждый, поэтому специалисты очень ценились и случалось, что из-за них разгорались целые войны.
Хороший «нюхач» мог привести судно к окну с «пятитысячником», в то время как приличными кусками считались астероиды в полторы тысячи тонн.
Однако «нюхачи» были живыми людьми, и случалось, что они уставали или после серии удач впадали в депрессию, и тогда весь экипаж сидел на голодном пайке, проедая все то, что осталось с лучших времен.
В работе числителей таких провалов не наблюдалось. Они работали более стабильно, однако найденные ими астероиды редко превышали пятьсот тонн. Был известен только один случай, когда по наводке числителя судно «Команч» вышло на зрелый «трехтысячник», и об этом удивительном случае знали все.
3
Миллард проверил надежность захватов и, убедившись, что «Трезор» держится крепко, пошел в шлюз, соединяющий катер с «Примой». Продолжающий дуться Гарман молча шел следом за ним.
– Эй, где вы пропадали? – крикнул им пробегающий мимо Бонус. – Мы уже хотели отправляться без вас,
– Куда отправляться-то? – спросил Гарман. Но Бонус уже убежал. – Что случилось, ты чего-нибудь понимаешь?
– Вон Райх идет, спроси у него, – посоветовал Миллард.
– Ага, вот они – явились не запылились. Тестор привезли? – заговорил первым Райх.
– Привезли, – ответил Миллард, передавая механику небольшой прибор. – Что у вас тут за суета?
– «Дикарь» появился.
– Иди ты, – не поверил Гарман.
– Это уже точно.
– Так там, наверное, уже все ловцы собрались, – высказал предположение Миллард.
– Насколько мне известно, о «дикаре» знают только на «Китобое» и «Джанге».
– Не с нашим гарпуном соперничать с «Джангом», – заметил Миллард. – К тому же там могут оказаться и «Филлис» с «Осой».
– Все может быть.
Неожиданно в проход выскочил Бонус. Он сделал страшные глаза и крикнул:
– Райх, тебя капитан ищет – пора уходить, а диски холодные! Что за дела?
– Заткнись и иди на свое место, – с расстановкой посоветовал механик и пошел искать капитана. Бонус проводил его злым взглядом и пожаловался:
– Мнит себя министром, а сам… педик… – заключил он, не придумав ничего лучше.
Миллард и Гарман пошли в жилое помещение, но по пути наткнулись на капитана Крепса. Гарман подался назад, ожидая, что Крепе начнет ругаться, но тот улыбнулся и сказал:
– Молодцы, что успели вовремя. Небось на Клекс завернули?
– Да, сэр, – кивнул Миллард, – Лойда укачало.
– Что, Гарман, правда? – удивился капитан.
– Да нет, сэр, что вы. Гэс шутит. Просто мне нужна была коза. – И Гарман виновато потупился.
– Коза?! Ну знаешь, Гарман… – Капитан замолчал, не находя подходящих слов, – То, понимаешь, тебя Бонус застал в деревне со свиньей, теперь коза.
– Да вы что, сэр! Верите этому Бонусу? – взвился Гарман. – Да он сам, если хотите знать…
– Стоп! – поднял руки капитан. – Ничего не хочу знать! Шагом марш по местам – крепить придется скоренько, потому что «дикарь» очень быстрый.
– Я хотел ее съесть, сэр. Поймать, это самое, а потом съесть… – пытался оправдаться Лойд.
– Меня это не касается. Пошли на место – живо. Когда Миллард и Гарман ушли, Джулиан Крепе покачал головой и сказал:
– «Это самое, а потом съесть»… И с кем мне приходится работать?
4
На максимальной тяге двигателей «Прима» неслась к тому месту, где, по расчетам Джулиана Крепса, должен был находиться «дикарь». А где-то в космосе, и Крепе это знал, вели свои суда другие капитаны, которые также, как и Крепе, были полны радужных надежд.
«Надеются все, но повезет только одному», – подумал капитан и посмотрел на топливный датчик. Режим максимальной тяги съедал кучу топлива, и эта гонка имела смысл, только если впереди ждала удача. Однако в удачу Крепе не очень-то верил. Уже целый месяц она изменяла Крепсу, и его экипаж сидел «пустой». Матросы скучали и играли в карты на спички, а уж о том, чтобы свозить людей к шлюхам, не могло быть и речи.
– Может, мне встать у руля, сэр? – предложил Шкиза, являвшийся одновременно и оператором на радаре, и штурманом.
– Нет. Тут такой ответственный случай – лучше я сам.
– А то пошли бы, сэр, проверили этого Каспара. Он, кроме вас, никого не признает.
– Каспар – лучший гарпунщик на нашем участке. Его проверять не надо… – не слишком уверенно возразил капитан. Всем было известно, что гарпунщик Каспар здорово поддавал и из-за этого лишился места на «Джанге». – Ладно. Иди к штурвалу, а я действительно проверю Каспара.
Капитан вышел из рубки и стал подниматься на второй ярус. По дороге ему встретились два матроса, которые еще не были экипированы в рабочие скафандры. Крепе сделал вид, что не заметил этого. Он понимал, что экипаж тоже не особенно верит в удачу.
«Ну не сидеть же сложа руки и ждать, когда новое „окно“ откроется прямо над головой. Так весь экипаж сразу разбежится…» – оправдывал эту бесперспективную погоню капитан.
Дойдя до отсека гарпунщиков, Крепе толкнул дверь и увидел то, чего и боялся: Каспар сидел на полу и глупо улыбался, а на его штанах расплывалось большое мокрое пятно. Возле пушки, испуганно глядя на капитана, стоял худенький юнга Шиллер – ученик гарпунщика.
– Юнга, этот болван успел тебя чему-нибудь научить?
Шиллер прекрасно слышал капитана, но от страха ничего не мог ответить. Он боялся, что Крепе начнет его избивать, как он это проделывал с Леоном-Очкариком.
– Ты чего не отвечаешь, а? Испугался? Мне нужен гарпунщик, понимаешь?
– Да, сэр Я стрелял четыре раза.
– Где ты стрелял, если мы уже полтора месяца не видели ни одного астероида?
– Я стрелял по бочкам, сэр.
– По каким бочкам?
– По пустым железным бочкам, сэр. Их выбрасывали за борт, и Каспар позволял мне по ним стрелять легкими гарпунами.
Крепе на секунду задумался, соображая, стоит ли ему надеяться на юнгу Шиллера, однако выбора не было, а стрельба гарпуном требовала известной сноровки.
– В «дикаря» попасть сможешь? – спросил капитан, нависая над юнгой.
– Сумею, сэр. Если будет возможность, то я ее использую. Только…
– Что еще?
– В барабане легкие гарпуны, сэр. Мистер Каспар хотел их заменить, но не успел.
– Ну так замени их сам, – сказал капитан. С его борцовской комплекцией ему было невдомек, что Шиллеру это не по силам.
– Они очень тяжелые, сэр. По пятьдесят килограммов каждый, – объяснил юнга и потупился, словно стыдясь собственной беспомощности.
– Ладно, – кивнул Крепе, – это пустяки, сейчас заменим.
Шиллер кивнул и, повернувшись к пушке, нажал эжектор. Гарпун выскочил на лоток, и юнга почти бегом оттащил его к стенному арсеналу. Затем снова вернулся к пушке и, привстав на носочки, всем телом навалился на поворотный механизм. Барабан нехотя провернулся на одну позицию, и в лоток выпал еще один гарпун.
– Стой, не суетись, – сказал Крепе. Он вытащил легкий гарпун и сам отнес его к арсеналу, а на обратном пути захватил гарпун с усиленным зарядом. Безо всяких усилий капитан втолкнул его в барабан, и Шиллер сделал очередной поворот.
Вскоре все пять гарпунов в пушке были заменены на тяжелые.
– Удачи тебе, парень. Загарпунишь «дикаря», будешь здесь главным, а этого поганца я уволю, – с этими словами Крепе толкнул Каспара ногой, и тот мягко повалился в сделанную им лужу.
5
Когда капитан вернулся в рубку, Рой Шкиза стоял у руля и весело насвистывал.
– Ты чего такой веселый? – спросил Крепе.
– Надоело грустить, сэр. Даже если дела у нас пойдут хорошо, я уйду с участка.
– А что так?
– Да как-то тупо мы живем. Гоняемся за астероидами, а жизнь проходит.
– Какая такая жизнь, Рой? Что-то я тебя не пойму.
– Ну, люди живут среди лесов, морей, гор, а мы мотаемся туда-сюда в своих консервных банках и никакой природной красоты не наблюдаем. Вот, например, когда вы отлучились, сэр, к нам на волну случайно выскочил «Филлис». Он о чем-то трепался с «Команчем». И вот я подумал…
– Стой, о чем они трепались? Говори конкретно, – прервал капитан рассуждения Шкизы.
– Они говорили, что «дикарь», возможно, выйдет на нейтральную территорию и тогда количество охотников увеличится в несколько раз.
– Плохая новость, – заметил Крепе.
У «Примы» и так было не очень много шансов, а теперь они практически равнялись нулю. Но делать было нечего, и капитан покорно ожидал объявления Службы навигации, которая обычно выдавала координаты «дикарей». Не то чтобы навигаторы любили добытчиков и помогали им от чистого сердца, просто для них сырьевой астероид не представлял никакой ценности и к тому же являлся помехой движению судов.
– Ну так вот, о чем я подумал, сэр. Суетимся мы здесь, суетимся, а никакой красоты не видим. Единственное развлечение – карты и бордель. А вот мой троюродный брат занимается торговлей редкими зверюшками и за несколько лет увидел столько, сколько мне не увидеть за всю жизнь. – Шкиза мечтательно вздохнул. – Вот брошу все и пойду к нему на интересную и хорошо оплачиваемую работу. Он меня давно звал.
– То, чем занимается твой брат, называется контрабандой. Это дело противозаконное, и рано или поздно его захомутает полиция, но это еще полбеды. Вот если до него доберутся экстремисты из «Рэйнбоу», тогда пиши пропало.
– Внимание! – послышался из динамика голос диспетчера Службы навигации. – Всем промысловым судам. Астероид TER123 следует по вектору 3-28-678. Масса объекта 2014 тонн.
– Ух ты, «двухтысячник», – покачал головой Шкиза, набивая данные вектора. – Нам бы хватило все долги заплатить.
При упоминании о долгах у капитана Крепса едва не началась икота. Ремонтники, налоговая инспекция, экипаж – все требовали от капитана денег, а их, увы, не было.
Получив новые данные, автопилот «Примы» развернул корабль на новый курс и высветил на табло время подлета: один час пятнадцать минут.
Капитан попробовал представить, чем сейчас занимаются его матросы.
«Нервничают, переживают так же, как и я? Или тупо режутся в карты, прикидывая, куда податься в случае банкротства капитана?»
Вскоре на радаре стали появляться метки других промысловых судов, которые, как и «Прима», неслись по указанному вектору. Их было довольно много. Даже слишком много.
Здесь были и суда на ионно-плазмеиной тяге, вооруженные скоростными гарпунами фирмы «Херст екай машинз». Эти красавцы были Крепсу незнакомы и, скорее всего, пришли с соседнего участка.
Чуть в стороне, едва различимые на экране радара, виднелись множественные метки судов прикрытия – настоящих боевых истребителей, готовых в любую минуту атаковать нахальных конкурентов.
От беспредела таких вооруженных до зубов бригад спасало только присутствие Главного Арбитра. Его пушки без предупреждения стреляли в любого нарушителя. Однако пока крейсера Главного Арбитра нигде видно не было. Это Крепсу совсем не нравилось. При таком раскладе сил у небольших судов вроде «Примы» не было ни малейшего шанса.
– Эй, Крепе, ты-то чего сюда примчался? Очумел, что ли, с голодухи? – прозвучал из динамиков насмешливый голос Рональде Райеса – капитана удачливого «Джанга».
– Ты бы не особенно зубоскалил, Райес. Ребята с соседнего участка оставят тебя с носом.
– Неужели ты будешь болеть за чужих, Джулиан? – продолжал насмехаться Рональдо Райес.
В этот момент из космических глубин выскочил «дикарь», и Райес сразу отключился.
– Внимание, призываю всех оставаться в пределах установленных правил! – раздался голос Главного Арбитра, и Крепе сразу почувствовал себя спокойнее. Теперь, по крайней мере, он мог участвовать в соревновании, не рискуя получить в борт ракету.
– Сэр, я его вижу! – закричал Шкиза. – Через десять минут мы можем стрелять!
Капитан схватил с панели микрофон и включил связь с гарпунщиками.
– Шиллер слушает, – отозвался юнга.
– Шиллер, сынок, не подведи. Идем прямо на астероид.
– Я приложу все силы, сэр, – пообещал Шиллер. Крепе отключил микрофон и повернулся к Шкизе:
– Рой, ну-ка, где у нас старые карты?
– А зачем нам старые карты, сэр? – удивился Шкиза, не отрываясь от экрана радара.
– Ищи быстрее, там указаны гравитационные аномалии. Понимаешь?
– О да, сэр, кажется, я начинаю понимать! – Шкиза защелкал клавишами компьютера, и на экране стали разворачиваться давно забытые файлы старых карт.
– Молодец, отмечай положение «дикаря».
– Готово, сэр. Через пару минут он полетит как сухой лист и никто не сумеет предсказать его траекторию.
– Кроме нас, – добавил капитан.
– А может, кто-то еще имеет эти файлы, сэр?
– Вряд ли. Из «старичков» мы здесь одни, а эти молодые надеются только на мощь двигателей да на скорость гарпунов. Мозги им ни к чему.
На радаре происходили быстрые перемещения. Скоростные суда уже выходили на позиции для атаки «дикаря». Среди них Крепе различил и «Джанга». Рядом с ним мчался такой же хорошо оснащенный нахал – «Калигула». Его капитан – Микеле Байк, по кличке Фельдшер, обожал рок-н-ролл и, случалось, запускал музыку на свободной волне, за что не раз подвергался штрафам. Однако у него хватало денег и на штрафы, и на содержание дорогого судна. Но откуда он их брал, никому известно не было.
«Прима» продолжала следовать в стороне от борющихся за самые лучшие позиции судов. Капитан Крепе ждал момента, когда «дикарь» достигнет гравитационных аномалий.
«Лишь бы его не загарпунили раньше, а там посмотрим, кто лучше».
Наконец один из кораблей решился на первый выстрел. Это был «Принц Познер» – еще недавно он работал на участке Крепса и назывался «Мэд Дог».
– Кажется, все, сэр, – сказал Шкиза. – Идет точно в «десятку».
Медленно истекали секунды, а гарпун с большой скоростью приближался к желанной массе «дикаря».
Капитан «Принца Познера» уже мысленно видел свой гарпун торчащим в каменистом теле астероида, но неожиданно «дикарь», словно послушная ветру пушинка, заскользил в сторону, и гарпун пролетел мимо.
Смирившиеся было с чужой победой промысловые корабли снова рванулись к астероиду, и сразу четыре гарпуна вылетели из пушек и устремились к цели. Через несколько мгновений стало ясно, что и они пройдут мимо – астероид продолжал выписывать замысловатые кренделя.
– Наш шанс, сэр, – подал голос Шкиза и посмотрел на капитана.
– Судно – на ручное управление и полный ход. Рой. Теперь и мы повоюем.
6
Аномальная зона легко качнула «Приму», и судно, подчинившись ее законам, пошло по искривленной траектории.
Капитан снова связался с Шиллером и спросил:
– Ну как, юнга, ты понимаешь нашу стратегию?
– Да, сэр. Стрелять нужно не по цели, а вдоль силовой линии, – отозвался Шиллер.
– Молодец, сынок, так и делай, – согласился капитан и, повернувшись к Шкизе, заметил: – Не мальчишка, а золото – все на лету схватывает.
– Хорошо, если Каспар не научил его еще и пить, – сказал Рой. – Дистанция сокращается, сэр. Скоро можно будет стрелять.
– Да и не нам одним.
Далеко справа вперед стремительно вырвался «Калигула» и выпустил серию скоростных гарпунов.
– Что делают, сволочи! – Крепе с болью в сердце следил за приближением цепочки к астероиду, но, к счастью, только один из гарпунов задел «дикаря» и, отрикошетив, ушел в космос.
Упреждая возможные споры, на открытой волне прозвучал строгий голос Главного Арбитра:
– Попадание не засчитывается – гарпун не удержался.
До выстрела с самой «Примы» оставалось совсем немного, но более сильные соперники наседали и продолжали обстрел «дикаря» сверхскоростными гарпунами.
За короткое время, пока «Прима» подбиралась ближе, астероид получил еще два сильных касательных удара. И каждый раз Крепе весь напрягался, а Шкиза больно хлопал себя по коленке, однако Главный Арбитр давал знать, что охота все еще продолжается.
Наконец выстрел пушки заставил завибрировать стены «Примы». Следуя вдоль силовой линии аномального поля, гарпун начал преследование коварного «дикаря».
– Эх, хорошо идет! А, сэр? – обернулся к капитану Шкиза. Но тот ничего не ответил, продолжая следить за полетом гарпуна.
Астероид снова вильнул, однако гарпун в точности повторил его маневр и продолжал сокращать расстояние.
«Ну давай, родной, давай еще немного», – Крепе мысленно упрашивал летящий за «дикарем» заряд. И словно понимая, чего от него хотят, гарпун продолжал сокращать расстояние до цели. Еще немного и… Целый рой скоростных гарпунов обогнал «Приму» и устремился к «дикарю». Но четыре из них сумели вонзиться в тело астероида. Через секунду в «дикаря» воткнулся и гарпун, выпущенный Шиллером.
Капитан закрыл лицо руками. Шкиза не решался его побеспокоить, тоже переживая неудачу. Если бы у «Примы» были такие гарпуны, как у этих новых кораблей…
Неожиданно очередной выстрел гарпунной пушки сотряс стены судна. Капитан отнял от лица руки и посмотрел на Шкизу:
– Это что еще такое? Уж не сошел ли наш парень с ума?
И капитан, и Шкиза бросились к экрану радара и увидели, что выпущенный с «Примы» гарпун преследует большой обломок «дикаря» – бесчисленные попадания тяжелых снарядов не прошли даром, и астероид потерял едва ли не треть своей массы.
Обломок беспорядочно вращался, однако гарпун был уже близко, и не оставалось сомнений, что поражение цели будет точным.
– Сэр, на нас сейчас будут давить… – дрогнувшим голосом сообщил Шкиза. Четыре скоростные точки мчались прямо на «Приму». Нетрудно было догадаться, что они из прикрытия «Калигулы», которому сегодня посчастливилось загарпунить добычу.
– Попадание засчитывается. Осколок астероида остается за «Примой», – объявил Главный Арбитр. Однако четверка истребителей продолжала мчаться на корабль Джулиана Крепса.
– Согласно пункту четвертому параграфа номер два отдельная часть астероида является самостоятельным объектом, – напомнил Главный Арбитр. После этих слов четверка истребителей развернулась перед самым носом «Примы» и пошла обратно.
– Уф, – выдохнул Крепе, – они едва нас не задели. Ладно, Рой, давай-ка не зевай – пора подбирать наш кусок.
7
Извергая из своих двигателей стометровый факел, тягач буксировал добытый «Примой» кусок астероида к складам корпорации «Айк-Металл».
Капитан Крепе вел свой корабль чуть в стороне и, глядя на обломок «дикаря», прикидывал, какие финансовые бреши необходимо закрыть в первую очередь.
«Погасить счет за топливо – это во-первых, дать людям немного денег, а то разбегутся – это во-вторых. Далее – четыре процента Главному Арбитру, потом – Службе навигации, Налоговому управлению, еще нужно заплатить „Тиволи и Баласкер“ за настройку электроники, еще. Стоп… – остановил себя Крепе, – это же всего лишь обломок. На все никак не хватит. Значит, нужно выбрать самые важные платежи, а именно…» – И капитан снова начал перебирать все свои долги.
Впереди показался сияющий огнями перерабатывающий завод. Со всех сторон к нему подходили суда, сопровождающие тягачи с драгоценным уловом. Добытчики сдавали сырье, получали деньги и снова уходили в космос, чтобы заработать себе на пропитание.
Тысячи, десятки тысяч экипажей занимались подобным промыслом, но Крепе слышал, что были времена, когда кобальт добывался прямо на планетах. Ну сколько можно добыть кобальта из недр одной планеты? Чушь, конечно. Настоящий G-кобальт рождался в столкновениях синих гигантов – струящихся звезд, постепенно теряющих свою массу. И эта звездная субстанция, как драгоценный подарок, материализовалась в космических «окнах», пройдя расстояние в триллионы световых лет.
Тягач включил реверс и начал торможение. Сбавила скорость и «Прима». Крепе с интересом рассматривал нагромождения завода, отмечая появление новых надстроек.
Однако колоссальная электромагнитная пушка по-прежнему оставалась на своем месте.
1 2 3 4
 https://decanter.ru/vodka/moskva 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я