научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/s-dlinnym-izlivom/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Надо отметить еще, что Энгельс с полнейшей определенностью называет все
общее избирательное право орудием господства буржуазии. Всеобщее изби
рательное право, говорит он, явно учитывая долгий опыт немецкой социал-д
емократии, есть

«показатель зрелости рабоч
его класса. Дать большее оно не может и никогда не даст в теперешнем госуд
арстве».

Мелкобуржуазные демократы, вроде наших эсеров и меньшевиков, а также их
родные братья, все социал-шовинисты и оппортунисты Западной Европы, жду
т именно «большего» от всеобщего избирательного права. Они разделяют са
ми и внушают народу ту ложную мысль, будто всеобщее избирательное право
«в теперешнем государстве» способно действительно выявить
волю большинства трудящихся и закрепить проведение ее в жизнь.
Мы можем здесь только отметить эту ложную мысль, только указать на то, что
совершенно ясное, точное, конкретное заявление Энгельса искажается на к
аждом шагу в пропаганде и агитации «официальных» (т. е. оппортунистическ
их) социалистических партий. Подробное выяснение всей лживости той мысл
и, которую отметает здесь прочь Энгельс, дается нашим дальнейшим изложен
ием взглядов Маркса и Энгельса на «теперешнее» государство.

Общий итог своим взглядам Энгельс дает в своем наиболее популярном сочи
нении в следующих словах:

«Итак, государство существу
ет не извечно. Были общества, которые обходились без него, которые поняти
я не имели о государстве и государственной власти. На определенной ступе
ни экономического развития, которая необходимо связана была с расколом
общества на классы, государство стало в силу этого раскола необходимост
ью. Мы приближаемся теперь быстрыми шагами к такой ступени развития прои
зводства, на которой существование этих классов не только перестало быт
ь необходимостью, но становится прямой помехой производству. Классы исч
езнут так же неизбежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезнове
нием классов исчезнет неизбежно государство. Общество, которое по-новом
у организует производство на основе свободной и равной ассоциации прои
зводителей, отправит всю государственную машину туда, где ей будет тогда
настоящее место: в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топоро
м».

Не часто случается встречать эту цитату в пропагандистской и агитацион
ной литературе современной социал-демократии. Но даже тогда, когда эта ц
итата встречается, ее приводят большей частью, как будто бы совершали по
клон перед иконой, т. е. для официального выражения почтения к Энгельсу, б
ез всякой попытки вдуматься в то, насколько широкий и глубокий размах ре
волюции предполагается этой «отправкой всей государственной машины в
музей древностей». Не видно даже большей частью понимания того, что назы
вает Энгельс государственной машиной.

4. «Отмирание» государства и
насильственная революция

Слова Энгельса об «отмирании» государства пользуются такой широкой из
вестностью, они так часто цитируются, так рельефно показывают, в чем сост
оит соль обычной подделки марксизма под оппортунизм, что на них необходи
мо подробно остановиться. Приведем все рассуждение, из которого они взят
ы:

«Пролетариат берет государ
ственную власть и превращает средства производства прежде всего в госу
дарственную собственность. Но тем самым он уничтожает самого себя как пр
олетариат, тем самым он уничтожает все классовые различия и классовые пр
отивоположности, а вместе с тем и государство как государство. Существов
авшему и существующему до сих пор обществу, которое двигается в классовы
х противоположностях, было необходимо государство, т. е. организация экс
плуататорского класса для поддержания его внешних условий производств
а, значит, в особенности для насильственного удержания эксплуатируемог
о класса в определяемых данным способом производства условиях подавле
ния (рабство, крепостничество, наемный труд). Государство было официальн
ым представителем всего общества, его сосредоточением в видимой корпор
ации, но оно было таковым лишь постольку, поскольку оно было государство
м того класса, который для своей эпохи один представлял все общество: в др
евности оно было государством рабовладельцев Ц граждан государства, в
средние века Ц феодального дворянства, в наше время Ц буржуазии. Когда
государство наконец-то становится действительно представителем всего
общества, тогда оно само себя делает излишним. С того времени, как не буде
т ни одного общественного класса, который надо бы было держать в подавле
нии, с того времени, когда исчезнут вместе с классовым господством, вмест
е с борьбой за отдельное существование, порождаемой теперешней анархие
й в производстве, те столкновения и эксцессы (крайности), которые происте
кают из этой борьбы, Ц с этого времени нечего будет подавлять, не будет и
надобности в особой силе для подавления, в государстве. Первый акт, в кото
ром государство выступает действительно как представитель всего общес
тва Ц взятие во владение средств производства от имени общества, Ц явл
яется в то же время последним самостоятельным актом его, как государства
. Вмешательство государственной власти в общественные отношения стано
вится тогда в одной области за другою излишним и само собою засыпает. Мес
то правительства над лицами заступает распоряжение вещами и руководст
во процессами производства. Государство не «отменяется», оно отми
рает. На основании этого следует оценивать фразу про «свободное на
родное государство», фразу, имевшую на время агитаторское право на сущес
твование, но в конечном счете научно несостоятельную. На основании этого
следует оценивать также требование так называемых анархистов, чтобы го
сударство было отменено с сегодня на завтра»
(«Анти-Дюринг». «Ниспроверж
ение науки господином Евгением Дюрингом», стр. 301Ц 303 по 3-му нем. изд.).

Не боясь ошибиться, можно сказать, что из этого, замечательно богатого мы
слями, рассуждения Энгельса действительным достоянием социалистическ
ой мысли в современных социалистических партиях стало только то, что гос
ударство «отмирает», по Марксу, в отличие от анархического учения об «от
мене» государства. Так обкарнать марксизм значит свести его к оппортуни
зму, ибо при таком «толковании» остается только смутное представление о
медленном, ровном, постепенном изменении, об отсутствии скачков и бурь, о
б отсутствии революции. «Отмирание» государства в ходячем, общераспрос
траненном, массовом, если можно так выразиться, понимании означает, несо
мненно, затушевывание, если не отрицание, революции.
А между тем, подобное «толкование» есть самое грубое, выгодное лишь для б
уржуазии, искажение марксизма, теоретически основанное на забвении важ
нейших обстоятельств и соображений, указанных хотя бы в том же, приведен
ном нами полностью, «итоговом» рассуждении Энгельса.
Во-первых. В самом начале этого рассуждения Энгельс говорит, что, беря гос
ударственную власть, пролетариат «тем самым уничтожает государство ка
к государство». Что это значит, об этом думать «не принято». Обычно это либ
о игнорируют совершенно, либо считают чем-то вроде «гегельянской слабос
ти» Энгельса. На деле в этих словах выражен кратко опыт одной из величайш
их пролетарских революций, опыт Парижской Коммуны 1871 года, о чем подробне
е пойдет у нас речь в своем месте. На деле здесь Энгельс говорит об «уничто
жении» пролетарской революцией государства буржуазии, тогд
а как слова об отмирании относятся к остаткам пролетарской г
осударственности после социалистической революции. Буржуа
зное государство не «отмирает», по Энгельсу, а уничтожается п
ролетариатом в революции. Отмирает после этой революции пролетарское г
осударство или полугосударство.
Во-вторых. Государство есть «особая сила для подавления». Это великолеп
ное и в высшей степени глубокое определение Энгельса дано им здесь с пол
нейшей ясностью. А из него вытекает, что «особая сила для подавления» про
летариата буржуазией, миллионов трудящихся горстками богачей должна с
мениться «особой силой для подавления» буржуазии пролетариатом (дикта
тура пролетариата). В этом и состоит «уничтожение государства как госуда
рства». В этом и состоит «акт» взятия во владение средств производства о
т имени общества. И само собою очевидно, что такая смена одной (
буржуазной) «особой силы» другою (пролетарскою) «особою силою» никак уже
не может произойти в виде «отмирания».
В-третьих. Об «отмирании» и даже еще рельефнее и красочнее Ц о «засыпани
и» Энгельс говорит совершенно ясно и определенно по отношению к эпохе
после «взятия средств производства во владение государством
от имени всего общества», т. е. после социалистической револю
ции. Мы все знаем, что политической формой «государства» в это время явля
ется самая полная демократия. Но никому из оппортунистов, бесстыдно иска
жающих марксизм, не приходит в голову, что речь идет здесь, следовательно,
у Энгельса, о «засыпании» и «отмирании» демократии. Это кажет
ся на первый взгляд очень странным. Но «непонятно» это только для того, кт
о не вдумался, что демократия есть тоже государство и что, след
овательно, демократия тоже исчезнет, когда исчезнет государство. Буржуа
зное государство может «уничтожить» только революция. Государство воо
бще, т. е. самая полная демократия, может только «отмереть».
В-четвертых. Выставив свое знаменитое положение: «государство отмирает
», Энгельс сейчас же поясняет конкретно, что направляется это положение
и против оппортунистов и против анархистов. При этом на первое место пос
тавлен у Энгельса тот вывод из положения об «отмирании государства», кот
орый направлен против оппортунистов.
Можно биться о заклад, что из 10 000 человек, которые читали или слыхали об «от
мирании» государства, 9990 совсем не знают или не помнят, что Энгельс направ
лял свои выводы из этого положения не только против анархист
ов. А из остальных десяти человек, наверное, девять не знают, что такое «св
ободное народное государство» и почему в нападении на этот лозунг заклю
чается нападение на оппортунистов. Так пишется история! Так происходит н
езаметная подделка великого революционного учения под господствующую
обывательщину. Вывод против анархистов тысячи раз повторялся, опошлялс
я, вбивался в головы наиболее упрощенно, приобрел прочность предрассудк
а. А вывод против оппортунистов затушевали и «забыли»!
«Свободное народное государство» было программным требованием и ходяч
им лозунгом немецких социал-демократов 70-х годов. Никакого политическог
о содержания, кроме мещански-напыщенного описания понятия демократии, в
этом лозунге нет. Поскольку в нем легально намекали на демократическую
республику, постольку Энгельс готов был «на время» «оправдать» этот лоз
унг с агитаторской точки зрения. Но этот лозунг был оппортунистичен, ибо
выражал не только подкрашивание буржуазной демократии, но и непонимани
е социалистической критики всякого государства вообще. Мы за демократи
ческую республику, как наилучшую для пролетариата форму государства пр
и капитализме, но мы не вправе забывать, что наемное рабство есть удел нар
ода и в самой демократической буржуазной республике. Далее. Всякое госуд
арство есть «особая сила для подавления» угнетенного класса. Поэтому
всякое государство не Ц свободно и не
Ц народно. Маркс и Энгельс неоднократно разъясняли это своим партийным
товарищам в 70-х годах.
В-пятых. В том же самом сочинении Энгельса, из которого все помнят рассужд
ение об отмирании государства, есть рассуждение о значении насильствен
ной революции. Историческая оценка ее роли превращается у Энгельса в нас
тоящий панегирик насильственной революции. Этого «никто не помнит», о зн
ачении этой мысли говорить и даже думать в современных социалистически
х партиях не принято, в повседневной пропаганде и агитации среди масс эт
и мысли никакой роли не играют. А между тем они связаны с «отмиранием» гос
ударства неразрывно, в одно стройное целое.
Вот это рассуждение Энгельса:

…«Что насилие играет также в
истории другую роль» (кроме свершителя зла), «именно революционную роль,
что оно, по словам Маркса, является повивальной бабкой всякого старого о
бщества, когда оно беременно новым, что насилие является тем орудием, пос
редством которого общественное движение пролагает себе дорогу и ломае
т окаменевшие, омертвевшие политические формы, Ц обо всем этом ни слова
у г-на Дюринга. Лишь со вздохами и стонами допускает он возможность того,
что для ниспровержения эксплуататорского хозяйничанья понадобится, мо
жет быть, насилие Ц к сожалению, изволите видеть! ибо всякое применение н
асилия деморализует, дескать, того, кто его применяет. И это говорится, нес
мотря на тот высокий нравственный и идейный подъем, который бывал следст
вием всякой победоносной революции! И это говорится в Германии, где наси
льственное столкновение, которое ведь может быть навязано народу, имело
бы по меньшей мере то преимущество, что вытравило бы дух холопства, прони
кший в национальное сознание из унижения тридцатилетней войны. И это тус
клое, дряблое, бессильное поповское мышление смеет предлагать себя само
й революционной партии, какую только знает история?»
(стр. 193 по 3-му нем. изд., конец 4-о
й главы II отдела).

Как можно соединить в одном учении этот панегирик насильственной револ
юции, настойчиво преподносимый Энгельсом немецким социал-демократам с
1878 по 1894 год, т. е. до самой его смерти, с теорией «отмирания» государства?
Обычно соединяют то и другое при помощи эклектицизма, безидейного или со
фистического выхватывания произвольно (или для угождения власть имущи
м) то одного, то другого рассуждения, причем в девяносто девяти случаях из
ста, если не чаще, выдвигается на первый план именно «отмирание». Диалект
ика заменяется эклектицизмом: это самое обычное, самое распространенно
е явление в официальной социал-демократической литературе наших дней п
о отношению к марксизму. Такая замена, конечно, не новость, она наблюдалас
ь даже в истории классической греческой философии. При подделке марксиз
ма под оппортунизм подделка эклектицизма под диалектику легче всего об
манывает массы, дает кажущееся удовлетворение, якобы учитывает все стор
оны процесса, все тенденции развития, все противоречивые влияния и проч.,
а на деле не дает никакого цельного и революционного понимания процесса
общественного развития.
Мы уже говорили выше и подробнее покажем в дальнейшем изложении, что уче
ние Маркса и Энгельса о неизбежности насильственной революции относит
ся к буржуазному государству. Оно смениться государством пролетарским (
диктатурой пролетариата) не может путем «отмирания», а может,
по общему правилу, лишь насильственной революцией. Панегирик, воспетый е
й Энгельсом и вполне соответствующий многократным заявлениям Маркса
Ц (вспомним конец «Нищеты философии» и «Коммунистического Манифеста»
с гордым, открытым заявлением неизбежности насильственной революции; в
спомним критику Готской программы 1875 года, почти 30 лет спустя, где Маркс бе
спощадно бичует оппортунизм этой программы
Готская программа
Ц программа Социалистической рабочей партии Германии, принятая в
1875 году на съезде в Готе при объединении двух, существовавших до того отде
льно, немецких социалистических партий Ц эйзенахцев и лассальянцев. Пр
ограмма была насквозь оппортунистической, так как эйзенахцы по всем важ
нейшим вопросам сделали уступки лассальянцам и приняли лассальянские
формулировки. Маркс и Энгельс подвергли Готскую программу уничтожающе
й критике.
) Ц этот панегирик отнюдь не «увлечение», отнюдь не декламация, не п
олемическая выходка. Необходимость систематически воспитывать массы в
таком и именно таком взгляде на насильственную революцию ле
жит в основе всего учения Маркса и Энгельса. Измена их учению г
осподствующими ныне социал-шовинистским и каутскианским течениями ос
обенно рельефно выражается в забвении и теми и другими такой
пропаганды, такой агитации.
Смена буржуазного государства пролетарским невозможна без насильстве
нной революции. Уничтожение пролетарского государства, т. е. уничтожени
е всякого государства, невозможно иначе, как путем «отмирания».
Подробное и конкретное развитие этих взглядов Маркс и Энгельс давали, из
учая каждую отдельную революционную ситуацию, анализируя уроки опыта к
аждой отдельной революции. К этой, безусловно самой важной, части их учен
ия мы и переходим.


Глава II
ГОСУДАРСТВО И РЕВОЛЮЦИЯ. ОПЫТ 1848Ц 1851 ГОДОВ

1. Канун революции

Первые произведения зрелого марксизма, «Нищета философии» и «Коммунис
тический Манифест», относятся как раз к кануну революции 1848-го года. В силу
этого обстоятельства, наряду с изложением общих основ марксизма, мы име
ем здесь до известной степени отражение тогдашней конкретной революци
онной ситуации, и поэтому целесообразнее будет, пожалуй, рассмотреть то,
что говорится авторами этих произведений о государстве, непосредствен
но перед их выводами из опыта 1848Ц 1851 годов.

…«Рабочий класс Ц пишет Мар
кс в «Нищете философии» Ц поставит, в ходе развития, на место старого бур
жуазного общества такую ассоциацию, которая исключает классы и их проти
воположность; не будет уже никакой собственно политической власти, ибо и
менно политическая власть есть официальное выражение противоположнос
ти классов внутри буржуазного общества»
(стр. 182 нем. изд. 1885 г.).

Поучительно сопоставить с этим общим изложением мысли об исчезновении
государства после уничтожения классов то изложение, которое дано в напи
санном Марксом и Энгельсом несколько месяцев спустя, Ц именно, в ноябре
1847 года, Ц «Коммунистическом Манифесте»:

…«Описывая наиболее общие ф
азы развития пролетариата, мы прослеживали более или менее прикрытую гр
ажданскую войну внутри существующего общества вплоть до того пункта, ко
гда она превращается в открытую революцию, и пролетариат основывает сво
е господство посредством насильственного ниспровержения буржуазии»…


…«Мы видели уже выше, что пер
вым шагом в рабочей революции является превращение» (буквально: повышен
ие) «пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии».

«Пролетариат использует св
ое политическое господство для того, чтобы постепенно вырвать у буржуаз
ии весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государ
ства, т. е. организованного, как господствующий класс, пролетариата, и воз
можно более быстро увеличить сумму производительных сил» (стр. 31 и 37 по 7-му
нем. изд. 1906 года).

Здесь мы видим формулировку одной из самых замечательных и важнейших ид
ей марксизма в вопросе о государстве, именно идеи «диктатуры пролетариа
та» (как стали говорить Маркс и Энгельс после Парижской Коммуны), а затем в
высшей степени интересное определение государства, принадлежащее тож
е к числу «забытых слов» марксизма. «Государство, то есть организов
анный в господствующий класс пролетариат».
Это определение государства не только никогда не разъяснялось в господ
ствующей пропагандистской и агитационной литературе официальных соци
ал-демократических партий. Мало того. Оно было именно забыто, так как оно
совершенно непримиримо с реформизмом, оно бьет в лицо обычным оппортуни
стическим предрассудкам и мещанским иллюзиям насчет «мирного развития
демократии».
Пролетариату нужно государство Ц это повторяют все оппортунисты, соци
ал-шовинисты и каутскианцы, уверяя, что таково учение Маркса, и «заб
ывая» добавить, что, во-первых, по Марксу, пролетариату нужно лишь от
мирающее государство, т. е. устроенное так, чтобы оно немедленно начало от
мирать и не могло не отмирать. А, во-вторых, трудящимся нужно «государство
», «то есть организованный в господствующий класс пролетариат».
Государство есть особая организация силы, есть организация насилия для
подавления какого-либо класса. Какой же класс надо подавлять пролетариа
ту? Конечно, только эксплуататорский класс, т. е. буржуазию. Трудящимся ну
жно государство лишь для подавления сопротивления эксплуататоров, а ру
ководить этим подавлением, провести его в жизнь в состоянии только проле
тариат, как единственный до конца революционный класс, единственный кла
сс, способный объединить всех трудящихся и эксплуатируемых в борьбе про
тив буржуазии, в полном смещении ее.
Эксплуататорским классам нужно политическое господство в интересах по
ддержания эксплуатации, т. е. в корыстных интересах ничтожного меньшинс
тва, против громаднейшего большинства народа. Эксплуатируемым классам
нужно политическое господство в интересах полного уничтожения всякой
эксплуатации, т. е. в интересах громаднейшего большинства народа, против
ничтожного меньшинства современных рабовладельцев, т. е. помещиков и ка
питалистов.
Мелкобуржуазные демократы, эти якобы социалисты, заменявшие классовую
борьбу мечтаниями о соглашении классов, представляли себе и социалисти
ческое преобразование мечтательным образом, не в виде свержения господ
ства эксплуататорского класса, а в виде мирного подчинения меньшинства
понявшему свои задачи большинству. Эта мелкобуржуазная утопия, неразры
вно связанная с признанием надклассового государства, приводила на пра
ктике к предательству интересов трудящихся классов, как это и показала,
напр., история французских революций 1848 и 1871 годов, как это показал опыт «соц
иалистического» участия в буржуазных министерствах в Англии, во Франци
и, в Италии и других странах в конце XIX и в начале XX века.
Маркс всю свою жизнь боролся с этим мелкобуржуазным социализмом, ныне во
зрожденным в России партиями эсеров и меньшевиков. Маркс провел учение о
классовой борьбе последовательно вплоть до учения о политической влас
ти, о государстве.
Свержение господства буржуазии возможно только со стороны пролетариат
а, как особого класса, экономические условия существования которого под
готовляют его к такому свержению, дают ему возможность и силу совершить
его. В то время как буржуазия раздробляет, распыляет крестьянство и все м
елкобуржуазные слои, она сплачивает, объединяет, организует пролетариа
т. Только пролетариат, Ц в силу экономической роли его в крупном произво
дстве, Ц способен быть вождем всех трудящихся и эксплуатиру
емых масс, которые буржуазия эксплуатирует, гнетет, давит часто не меньш
е, а сильнее, чем пролетариев, но которые не способны к самостоятель
ной борьбе за свое освобождение.
Учение о классовой борьбе, примененное Марксом к вопросу о государстве и
о социалистической революции, ведет необходимо к признанию полит
ического господства пролетариата, его диктатуры, т. е. власти, не раз
деляемой ни с кем и опирающейся непосредственно на вооруженную силу мас
с. Свержение буржуазии осуществимо лишь превращением пролетариата в
господствующий класс, способный подавить неизбежное, отчаян
ное, сопротивление буржуазии и организовать для нового уклада хозяйств
а все трудящиеся и эксплуатируемые массы.
Пролетариату необходима государственная власть, централизованная орг
анизация силы, организация насилия и для подавления сопротивления эксп
луататоров и для руководства громадной массой населения, кре
стьянством, мелкой буржуазией, полупролетариями в деле «налаживания» с
оциалистического хозяйства.
Воспитывая рабочую партию, марксизм воспитывает авангард пролетариата
, способный взять власть и вести весь народ к социализму, напра
влять и организовывать новый строй, быть учителем, руководителем, вождем
всех трудящихся и эксплуатируемых в деле устройства своей общественно
й жизни без буржуазии и против буржуазии. Наоборот, господствующий ныне
оппортунизм воспитывает из рабочей партии отрывающихся от массы предс
тавителей лучше оплачиваемых рабочих, «устраивающихся» сносно при кап
итализме, продающих за чечевичную похлебку свое право первородства, т. е.
отказывающихся от роли революционных вождей народа против буржуазии.
«Государство, то есть организованный в господствующий класс пролетари
ат», Ц эта теория Маркса неразрывно связана со всем его учением о револю
ционной роли пролетариата в истории.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 коньяк davidoff 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я