научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/rakoviny_s_tumboy/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

VadikV


59
Владимир Ильич Ленин: «Г
осударство и революция»


Владимир Ильич Ленин
Государство и революция



«Государство и революция»: «Жизнь и Знание»; Петроград; 1918

Аннотация

Книга «Государство и революци
я» написана Лениным в подполье, в августе-сентябре 1917 года. Мысль о необход
имости теоретической разработки вопроса о государстве была высказана
Лениным во второй половине 1916 года. Тогда же он написал заметку «Интернац
ионал молодежи» (см. Сочинения, 4 изд., том 23, стр. 153Ц 156), в которой подверг крити
ке антимарксистскую позицию Бухарина по вопросу о государстве и обещал
написать подробную статью об отношении марксизма к государству. В письм
е к А. М. Коллонтай от 17 февраля (н. ст.) 1917 года Ленин сообщал, что он почти подго
товил материал по вопросу об отношении марксизма к государству. Этот мат
ериал был написан мелким убористым почерком в тетрадке в синей обложке,
озаглавленной «Марксизм о государстве». В ней были собраны цитаты из про
изведений К. Маркса и ф. Энгельса, а также выдержки из книг Каутского, Панн
екука и Бернштейна с критическими замечаниями, выводами и обобщениями В
. И. Ленина.
Согласно намеченному плану, книга «Государство и революция» должна был
а состоять из семи глав, но последняя, седьмая, глава «Опыт русских револю
ций 1905 и 1917 годов» Лениным написана не была, сохранился лишь подробно разра
ботанный план этой главы (см. Ленинский сборник XXI, 1933, стр. 25Ц 26). По вопросу об
издании книги Ленин в записке к издателю писал, что если он «слишком опоз
дает с окончанием этой, VII-ой главы, или если она непомерно распухнет, тогда
первые шесть глав надо издать отдельно, как выпуск первый…».
На первой странице рукописи автор книги обозначен псевдонимом «Ф. Ф. Ива
новский». Под таким псевдонимом Ленин предполагал выпустить свою книгу,
так как иначе Временное правительство конфисковало бы ее. Книга была изд
ана только в 1918 году и необходимость в этом псевдониме отпала. Второе изда
ние книги с внесенным Лениным во вторую главу новым разделом «Постановк
а вопроса Марксом в 1852 году» вышло в 1919 году.

В. И. Ленин

ГОСУДАРСТВО И РЕВОЛЮЦИЯ
Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции

Предисловие к первому издан
ию

Вопрос о государстве приобретает в настоящее время особенную важность
и в теоретическом и в практически-политическом отношениях. Империалист
ская война чрезвычайно ускорила и обострила процесс превращения моноп
олистического капитализма в государственно-монополистический капита
лизм. Чудовищное угнетение трудящихся масс государством, которое тесне
е и теснее сливается с всесильными союзами капиталистов, становится все
чудовищнее. Передовые страны превращаются Ц мы говорим о «тыле» их Ц в
военно-каторжные тюрьмы для рабочих.
Неслыханные ужасы и бедствия затягивающейся войны делают положение ма
сс невыносимым, усиливают возмущение их. Явно нарастает международная п
ролетарская революция. Вопрос об отношении ее к государству приобретае
т практическое значение.
Накопленные десятилетиями сравнительно мирного развития элементы опп
ортунизма создали господствующее в официальных социалистических парт
иях всего мира течение социал-шовинизма. Это течение (Плеханов, Потресов,
Брешковская, Рубанович, затем в чуточку прикрытой форме гг. Церетели, Чер
нов и К° в России; Шейдеман, Легин, Давид и пр. в Германии; Ренодель, Гед, Ванд
ервельд во Франции и Бельгии; Гайндман и фабианцы
Фабианцы Ц чле
ны реформистского, крайне оппортунистического «Общества фабианцев», о
снованного группой буржуазной интеллигенции в Англии в 1884 году. Оно назва
но по имени римского полководца Фабия Кунктатора («Медлителя»), известно
го своей выжидательной тактикой, уклонением от решительных боев. Фабиан
ское общество, по выражению Ленина, представляет собой «самое законченн
ое выражение оппортунизма и либеральной рабочей политики». Фабианцы от
влекали пролетариат от классовой борьбы, проповедывали возможность ми
рного, постепенного перехода от капитализма к социализму путем реформ. В
период мировой империалистической войны (1914Ц 1918) фабианцы занимали позиц
ию социал-шовинизма. Характеристику фабианцев см. в произведениях В. И. Л
енина: «Предисловие к русскому переводу книги: „Письма И. Ф. Беккера, И. Ди
цгена, Ф. Энгельса, К. Маркса и др. к Ф. А. Зорге и др."“ (Сочинения, 4 изд., том 12, стр
. 330Ц 331), „Аграрная программа социал-демократии в русской революции“ (Сочи
нения, 4 изд., том 15, стр. 154), „Английский пацифизм и английская нелюбовь к теор
ии“ (Сочинения, 4 изд., том 21, стр. 234) и другие.
в Англии и т. д. и т. д.), социализм на словах, шовинизм на деле, отличает
ся подлым лакейским приспособлением «вождей социализма» к интересам н
е только «своей» национальной буржуазии, но именно «своего» государств
а, ибо большинство так называемых великих держав давно эксплуатирует и п
орабощает целый ряд мелких и слабых народностей. А империалистская войн
а является как раз войной за раздел и передел этого рода добычи. Борьба за
высвобождение трудящихся масс из-под влияния буржуазии вообще, и импери
алистской буржуазии в особенности, невозможна без борьбы с оппортунист
ическими предрассудками насчет «государства».
Мы рассматриваем сначала учение Маркса и Энгельса о государстве, остана
вливаясь особенно подробно на забытых или подвергшихся оппортунистиче
скому искажению сторонах этого учения. Мы разберем затем специально гла
вного представителя этих искажений, Карла Каутского, наиболее известно
го вождя второго Интернационала (1889Ц 1914 гг.), который потерпел такое жалкое
банкротство во время настоящей войны. Мы подведем, наконец, главные итог
и опыта русских революций 1905 и особенно 1917-го года. Эта последняя, видимо, за
канчивает в настоящее время (начало августа 1917 г.) первую полосу своего раз
вития, но вся эта революция вообще может быть понята лишь как одно из звен
ьев в цепи социалистических пролетарских революций, вызываемых импери
алистской войной. Вопрос об отношении социалистической революции прол
етариата к государству приобретает таким образом не только практическ
и-политическое значение, но и самое злободневное значение, как вопрос о р
азъяснении массам того, что они должны будут делать, для своего освобожд
ения от ига капитала, в ближайшем будущем.

Автор
Август 1917 г.

Предисловие ко второму изда
нию

Настоящее, второе, издание печатается почти без перемен. Добавлен только
параграф 3-й к главе 11-й.
Автор
Москва.
17 декабря 1918 г.

Глава I
КЛАССОВОЕ ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО

1. Государство Ц продукт неп
римиримости классовых противоречий

С учением Маркса происходит теперь то, что не раз бывало в истории с учени
ями революционных мыслителей и вождей угнетенных классов в их борьбе за
освобождение. Угнетающие классы при жизни великих революционеров плат
или им постоянными преследованиями, встречали их учение самой дикой зло
бой, самой бешеной ненавистью, самым бесшабашным походом лжи и клеветы. П
осле их смерти делаются попытки превратить их в безвредные иконы, так ск
азать, канонизировать их, предоставить известную славу их имени
для «утешения» угнетенных классов и для одурачения их, выхолащивая
содержание революционного учения, притупляя его революцион
ное острие, опошляя его. На такой «обработке» марксизма сходятся сейчас
буржуазия и оппортунисты внутри рабочего движения. Забывают, оттирают, и
скажают революционную сторону учения, его революционную душу. Выдвигаю
т на первый план, прославляют то, что приемлемо или что кажется приемлемы
м для буржуазии. Все социал-шовинисты нынче «марксисты», не шутите! И все
чаще немецкие буржуазные ученые, вчерашние специалисты по истреблению
марксизма, говорят о «национально-немецком» Марксе, который будто бы во
спитал так великолепно организованные для ведения грабительской войны
союзы рабочих!
При таком положении дела, при неслыханной распространенности искажени
й марксизма, наша задача состоит прежде всего в восстановлении
истинного учения Маркса о государстве. Для этого необходимо привед
ение целого ряда длинных цитат из собственных сочинений Маркса и Энгель
са. Конечно, длинные цитаты сделают изложение тяжеловесным и нисколько н
е посодействуют его популярности. Но обойтись без них совершенно невозм
ожно. Все, или по крайней мере все решающие, места из сочинений Маркса и Эн
гельса по вопросу о государстве должны быть непременно приведены в возм
ожно более полном виде, чтобы читатель мог составить себе самостоятельн
ое представление о совокупности взглядов основоположников научного со
циализма и о развитии этих взглядов, а также чтобы искажение их господст
вующим ныне «каутскианством» было доказано документально и показано н
аглядно.
Начнем с самого распространенного сочинения Фр. Энгельса: «Происхожден
ие семьи, частной собственности и государства», которое в 1894 году вышло в Ш
тутгарте уже 6-ым изданием. Нам придется переводить цитаты с немецких ори
гиналов, потому что русские переводы, при всей их многочисленности, боль
шей частью либо неполны, либо сделаны крайне неудовлетворительно.

«Государство Ц говорит Энг
ельс, подводя итоги своему историческому анализу, Ц никоим образом не п
редставляет из себя силы, извне навязанной обществу. Государство не есть
также «действительность нравственной идеи», «образ и действительност
ь разума», как утверждает Гегель. Государство есть продукт общества на и
звестной ступени развития; государство есть признание, что это общество
запуталось в неразрешимое противоречие с самим собой, раскололось на не
примиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно. А чт
обы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими ин
тересами, не пожрали друг друга и общества в бесплодной борьбе, для этого
стала необходимой сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая
бы умеряла столкновение, держала его в границах «порядка». И эта сила, про
исшедшая из общества, но ставящая себя над ним, все более и более отчуждаю
щая себя от него, есть государство» (стр. 177Ц 178 шестого немецкого издания).


Здесь с полной ясностью выражена основная идея марксизма по вопросу об и
сторической роли и о значении государства. Государство есть продукт и пр
оявление» непримиримости классовых противоречий. Государс
тво возникает там, тогда и постольку, где, когда и поскольку классовые про
тиворечия объективно не могут быть примирены. И наоборот: сущ
ествование государства доказывает, что классовые противоречия неприми
римы.
Именно по этому важнейшему и коренному пункту начинается искажение мар
ксизма, идущее по двум главным линиям.
С одной стороны, буржуазные и особенно мелкобуржуазные идеологи, Ц вын
ужденные под давлением бесспорных исторических фактов признать, что го
сударство есть только там, где есть классовые противоречия и классовая б
орьба, Ц «подправляют» Маркса таким образом, что государство выходит о
рганом примирения классов. По Марксу, государство не могло бы
ни возникнуть, ни держаться, если бы возможно было примирение классов. У м
ещанских и филистерских профессоров и публицистов выходит, Ц сплошь и
рядом при благожелательных ссылках на Маркса! Ц что государство как ра
з примиряет классы. По Марксу, государство есть орган классового го
сподства, орган угнетения одного класса другим, есть соз
дание «порядка», который узаконяет и упрочивает это угнетение, умеряя ст
олкновение классов. По мнению мелкобуржуазных политиков, порядок есть и
менно примирение классов, а не угнетение одного класса другим; умерять с
толкновение Ц значит примирять, а не отнимать у угнетенных классов опре
деленные средства и способы борьбы за свержение угнетателей.
Например, все эсеры (социалисты-революционеры) и меньшевики в революции
1917 года, когда вопрос о значении и роли государства как раз встал во всем с
воем величии, встал практически, как вопрос немедленного действия и прит
ом действия в массовом масштабе, Ц все скатились сразу и целиком к мелко
буржуазной теории «примирения» классов «государством». Бесчисленные р
езолюции и статьи политиков обеих этих партий насквозь пропитаны этой м
ещанской и филистерской теорией «примирения». Что государство есть орг
ан господства определенного класса, который не может быть пр
имирен со своим антиподом (с противоположным ему классом), этого мелкобу
ржуазная демократия никогда не в состоянии понять. Отношение к государс
тву Ц одно из самых наглядных проявлений того, что наши эсеры и меньшеви
ки вовсе не социалисты (что мы, большевики, всегда доказывали), а мелкобурж
уазные демократы с почти-социалистической фразеологией.
С другой стороны, «каутскианское» извращение марксизма гораздо тоньше.
«Теоретически» не отрицается ни то, что государство есть орган классово
го господства, ни то, что классовые противоречия непримиримы. Но упускае
тся из виду или затушевывается следующее: если государство есть продукт
непримиримости классовых противоречий, если оно есть сила, стоящая
над обществом и «все более и более отчуждающая себ
я от общества», то явно, что освобождение угнетенного класса невозможно
не только без насильственной революции, но и без уничтожения
того аппарата государственной власти, который господствующим классом
создан и в котором это «отчуждение» воплощено. Этот вывод, теоретически
ясный сам собою, Маркс сделал, как мы увидим ниже, с полнейшей определенно
стью на основании конкретно-исторического анализа задач революции. И им
енно этот вывод Каутский Ц мы покажем это подробно в дальнейшем изложен
ии Ц …«забыл» и извратил.

2. Особые отряды вооруженных
людей, тюрьмы и пр.


…«По сравнению со старой ген
тильной (родовой или клановой) организацией Ц продолжает Энгельс Ц гос
ударство отличается, во-первых, разделением подданных государства по те
рриториальным делениям»…

Нам это деление кажется «естественным», но оно стоило долгой борьбы со с
тарой организацией по коленам или по родам.

… «Вторая отличительна я чер
та Ц учреждение общественной власти, которая уже не совпадает непосред
ственно с населением, организующим самое «себя, как вооруженная сила. Эт
а особая общественная власть необходима потому, что самодействующая во
оруженная организация населения сделалась невозможной со времени раск
ола общества на классы… Эта общественная власть существует в каждом гос
ударстве. Она состоит не только из вооруженных людей, но и из вещественны
х придатков, тюрем и принудительных учреждений всякого рода, которые был
и неизвестны родовому (клановому) устройству общества»…

Энгельс развертывает понятие той «силы», которая называется государст
вом, силы, происшедшей из общества, но ставящей себя над ним и все более и б
олее отчуждающей себя от него. В чем состоит, главным образом, эта сила? В о
собых отрядах вооруженных людей, имеющих в своем распоряжении тюрьмы и п
рочее.
Мы имеем право говорить об особых отрядах вооруженных людей, потому что
свойственная всякому государству общественная власть «не совпадает не
посредственно» с вооруженным населением, с его «самодействующей воору
женной организацией».
Как все великие революционные мыслители, Энгельс старается обратить вн
имание сознательных рабочих именно на то, что господствующей обыватель
щине представляется наименее стоящим внимания, наиболее привычным, осв
ященным предрассудками не только прочными, но, можно сказать, окаменевши
ми. Постоянное войско и полиция суть главные орудия силы государственно
й власти, но Ц разве может это быть иначе?
С точки зрения громадного большинства европейцев конца XIX века, к которым
обращался Энгельс и которые не переживали и не наблюдали близко ни одной
великой революции, это не может быть иначе. Им совершенно непонятно, что э
то такое за «самодействующая вооруженная организация населения»? На во
прос о том, почему явилась надобность в особых, над обществом поставленн
ых, отчуждающих себя от общества, отрядах вооруженных людей (полиция, пос
тоянная армия), западноевропейский и русский филистер склонен отвечать
парой фраз, заимствованных, у Спенсера или у Михайловского, ссылкой на ус
ложнение общественной жизни, на диференциацию функций и т. п.
Такая ссылка кажется «научной» и прекрасно усыпляет обывателя, затемня
я главное и основное: раскол общества на непримиримо враждебные классы.

Не будь этого раскола, «самодействующая вооруженная организация насел
ения» отличалась бы своей сложностью, высотой своей техники и пр. от прим
итивной организации стада обезьян, берущих палки, или первобытных людей
, или людей, объединенных в клановые общества» но такая организация была
бы возможна.
Она невозможна потому, что общество цивилизации расколото на враждебны
е и притом непримиримо враждебные классы, «самодействующее» вооружени
е которых привело бы к вооруженной борьбе между ними. Складывается госуд
арство, создается особая сила, особые отряды вооруженных людей, и каждая
революция, разрушая государственный аппарат, показывает нам воочию, как
господствующий класс стремится возобновить служащие ему ос
обые отряды вооруженных людей, как угнетенный класс стремится создать н
овую организацию этого рода, способную служить не эксплуататорам, а эксп
луатируемым.
Энгельс ставит в приведенном рассуждении теоретически тот самый вопро
с, который практически, наглядно и притом в масштабе массового действия
ставит перед нами каждая великая революция, именно вопрос о взаимоотнош
ении «особых» отрядов вооруженных людей и «самодействующей вооруженно
й организации населения». Мы увидим, как этот вопрос конкретно иллюстрир
уется опытом европейских и русских революций.
Но вернемся к изложению Энгельса.
Он указывает, что иногда, например, кое-где в Северной Америке, эта общест
венная власть слаба (речь идет о редком исключении для капиталистическо
го общества и о тех частях Северной Америки в ее доимпериалистическом пе
риоде, где преобладал свободный колонист), но, вообще говоря, она усиливае
тся:

…«Общественная власть усил
ивается по мере того, как обостряются классовые противоречия внутри гос
ударства, и по мере того, как соприкасающиеся между собой государства ст
ановятся больше и населеннее. Взгляните хотя бы на теперешнюю Европу, в к
оторой классовая борьба и конкуренция завоеваний взвинтили общественн
ую власть до такой высоты, что она грозит поглотить все общество и даже го
сударство.»…

Это писано не позже начала 90-х годов прошлого века. Последнее предисловие
Энгельса помечено 16 июня 1891 года. Тогда поворот к империализму Ц и в смысл
е полного господства трестов, и в смысле всевластия крупнейших банков, и
в смысле грандиозной колониальной политики и прочее Ц только-только ещ
е начинался во Франции, еще слабее в Северной Америке и в Германии. С тех п
ор «конкуренция завоеваний» сделала гигантский шаг вперед, тем более, чт
о земной шар оказался в начале второго десятилетия XX века окончательно п
оделенным между этими «конкурирующими завоевателями», т. е. великими гр
абительскими державами. Военные и морские вооружения выросли с тех пор н
еимоверно, и грабительская война 1914Ц 1917 годов из-за господства над миром А
нглии или Германии, из-за дележа добычи, приблизила «поглощение» всех си
л общества хищническою государственною властью к полной катастрофе.
Энгельс умел еще в 1891 году указывать на «конкуренцию завоеваний», как на о
дну из важнейших отличительных черт внешней политики великих держав, а н
егодяи социал-шовинизма в 1914Ц 1917 годах, когда именно эта конкуренция, обос
трившись во много раз, породила империалистскую войну, прикрывают защит
у грабительских интересов «своей» буржуазии фразами о «защите отечест
ва», об «обороне республики и революции» и т. под.!

3. Государство Ц орудие эксп
луатации угнетенного класса

Для содержания особой, стоящей над обществом, общественной власти нужны
налоги и государственные долги.
«Обладая общественной властью и правом взыскания налогов, чиновники Ц
пишет Энгельс Ц становятся, как органы общества, над обществ
ом. Свободное, добровольное уважение, с которым относились к органам род
ового (кланового) общества, им уже недостаточно Ц даже если бы они могли з
авоевать его»… Создаются особые законы о святости и неприкосновенност
и чиновников. «Самый жалкий полицейский служитель» имеет больше «автор
итета», чем представители клана, но даже глава военной власти цивилизова
нного государства мог бы позавидовать старшине клана, пользующемуся «н
е из-под палки приобретенным уважением» общества.
Вопрос о привилегированном положении чиновников, как органов государс
твенной власти, здесь поставлен. Намечено, как основное: что ставит их
над обществом? Мы увидим, как этот теоретический вопрос практи
чески решался Парижской Коммуной в 1871 году и реакционно затушевывался Ка
утским в 1912 году.

…«Так как государство возни
кло из потребности держать в узде противоположность классов; так как оно
в то же время возникло в самых столкновениях этих классов, то оно по общем
у правилу является государством самого могущественного, экономически
господствующего класса, который при помощи государства становится так
же политически господствующим классом и приобретает таким образом нов
ью средства для подавления и эксплуатации угнетенного класса»… Не толь
ко древнее и феодальное государства были органами эксплуатации рабов и
крепостных, но и «современное представительное государство есть оруди
е эксплуатации наемного труда капиталом. В виде исключения встречаются
однако периоды, когда борющиеся классы достигают такого равновесия сил,
что государственная власть на время получает известную самостоятельно
сть по отношению к обоим классам, как кажущаяся посредница между ними»…


Такова абсолютная монархия XVII и XVIII веков, бонапартизм первой и второй импе
рии во Франции, Бисмарк в Германии.
Таково Ц добавим от себя Ц правительство Керенского в республиканско
й России после перехода к преследованиям революционного пролетариата,
в такой момент, когда Советы благодаря руководству мелкобуржуазных дем
ократов уже бессильны, а буржуазия еще недостаточ
но сильна, чтобы прямо разогнать их.
В демократической республике Ц продолжает Энгельс Ц «богатство поль
зуется своей властью косвенно, но зато тем вернее», именно, во-первых, пос
редством «прямого подкупа чиновников» (Америка), во-вторых, посредством
«союза между правительством и биржей» (Франция и Америка).
В настоящее время империализм и господство банков «развили» оба эти спо
соба отстаивать и проводить в жизнь всевластие богатства в каких угодно
демократических республиках до необыкновенного искусства. Если, напри
мер, в первые же месяцы демократической республики в России, можно сказа
ть в медовый месяц бракосочетания «социалистов» эсеров и меньшевиков с
буржуазией в коалиционном правительстве г. Пальчинский саботировал вс
е меры обуздания капиталистов и их мародерства, их грабежа казны на воен
ных поставках, если затем ушедший из министерства г. Пальчинский (замене
нный, конечно, другим совершенно таким же Пальчинским) «награжден» капит
алистами местечком с жалованьем в 120 000 рублей в год, Ц то что это такое? пря
мой подкуп или непрямой? союз правительства с синдикатами или «только» д
ружественные отношения? Какую роль играют Черновы и Церетели, Авксентье
вы и Скобелевы? Ц «Прямые» ли они союзники миллионеров-казнокрадов или
только косвенные?
Всевластие «богатства» потому вернее при демократической р
еспублике, что оно не зависит от плохой политической оболочки капитализ
ма. Демократическая республика есть наилучшая возможная политическая
оболочка капитализма и потому капитал, овладев (через Пальчинских, Черно
вых, Церетели и К°) этой наилучшей оболочкой, обосновывает свою власть на
столько надежно, настолько верно, что никакая смена ни лиц, ни
учреждений, ни партий в буржуазно-демократической республике не колебл
ет этой власти.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 виски 26 лет 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я