научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/shafy-i-penaly/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Случилась
воровство в самой долине на пол ста километров южнее прииска. В
этой местности лишь старательские кибитки кочуют - считай, что
Дикая Степь и Гуляй-Поле. Такие вот нерадостные сведения мне
передал начальник отдела по борьбе с разбоями, Игнатий Зубов, то
есть мой командир.
- Бери,- приказал он мне,- ОПОН, дюжину голов, и дуй туда на
трех вездеходах.
- У нас же планетолеты есть, которыми можно и на разведку
слетать, и всю группу в долину забросить.
- Уже слетали, сверху ничего не видно. Там повертеться надо,
посовать нос, а вездеходы с помощью планетолетов мы забрасывать
туда не будем, слишком жирно.
Он протянул мне список моих соратников.
- Кого вы мне, шеф, даете? Вот именно, дюжина "голов", тут
доходяги одни с побитым телом. Помяли их всех в последней драке.
Им сейчас в попу клизму, в рот манную кашу, а не в поход на
вражину.
- Ты людьми не разбрасывайся, Терентий. Номерки - все такие, из
инкубаторов никого лучше не присылают. Однако, даже ты до
лейтенанта дослужился. Знаю я вашего папу - какой-нибудь
техник-онанист, который в "Мамальфее" холодильниками со спермой
заведует.
Все ясно. Дело с разбоем в долине - темное и жареным пахнет. А
номерки - это, в первую очередь, расходный материал.
- Когда? - мой голос устал общаться с неуважительным Зубовым.
- Час на сборы и отправка с пятого ангара.
Собирался я с резвостью воробья, выклевывающего зернышки еды из
конской какашки, поэтому полчаса у меня в заначке осталось.
Хотел было немного оттянуться напоследок с помощью какой-нибудь
кайфовой мультпрограммки, вроде "Козла в огороде". Уже залез в
двигательный имитатор. Но собственноручно кайф сорвал.
В "Вязах" мне надели намордник и я убежал, поджав хвост, со
смиренным скулением. Но что тогда делать со своими амбициями?
Ведь мамальфейцы, как и прочие порождения Ганимеда, тем выгодно
отличаются от других космиков, что не только за державу
обижаются, но и за себя.
Осерчав, разбудил я свою кибернетическую оболочку, Тереху
Малого, который возник на экранах хайратника так близко от
сетчатки глаза, что показался совсем живым. Мы с ним вместе
росли, вместе в Академии учились, так сказать, за одной партой,
вместе расследованиями занимались. После Великой Санации, когда
кибероболочки были лишены самостоятельности и права командовать,
многие отказались от возни с ними, ну, а я привык к Терехе
Малому, как к щенку. Оттого, что он есть у меня, стал я махровым
индивидуалистом. Кстати, из-за "махровых" вроде меня, держава
наша не выросла в тоталитарную страшилу, а сделалась просто
четвертым Римом. (Действительно, зачем скромничать?)
Ну, и полетели мы вместе с Терешкой по кибернетическим каналам.
Он умело парил над информационными просторами. Я же усилиями
своей воли, то есть мыслеусилиями - которые поступали в Сеть
через интерфейс Анима уже в виде сигналов - делал выбор и
принимал ответственные решения. "Вязы" предстали этакой
неприступной крепостью, но Тереха высмотрел щель, в
которую мы протиснулись и угодили прямо в файлы персоналий.
Все-таки застукали там сведения на умыкнутого Медб К845.
Выяснилось по картотеке, что последние три месяца зарплату
директору не выдавали, лишь пособие по болезни. Тут файлы прямо
на глазах исказились, отчего получилось, что целые полгода
валялся означенный директор на больничной койке с каким-то
сверхвоспалением. Затем опять нашло марево обновлений и
переделало К845-ому трудовую биографию. Получилось, уже год как
кантовался он на пенсии, являясь лишь консультантом, а звание
директор, стало быть, имело смысл почетного титула.
Заголосил зуммер, зовущий в ангар. Я был уверен, что когда
вернусь обратно в Васино (если вернусь и гнилушка-голова еще
станет чем-то интересоваться), Медб К845 информационно прекратит
существовать или окажется лишь в числе полумифических
отцов-основателей концерна "Вязы". У нас в полиции этот дикий
процесс называется "стиранием человека". Но я не мог поручить
Терехе Малому слежку и самостоятельную фиксацию событий - если
он попадется за этим делом, то согласно закону о Санации его
самого сотрут, а мне сунут срок.
Я, конечно, перед ангаром заглянул к Зубову, начал ворковать
про "стирание", но он только порадовался этому и, облаяв меня
по-собачьи, обвыв по-волчьи да обкаркав по-птичьи, велел скрыться
с глаз.
Что ж. Скафандр на мне, поверх его лежит антисиловой жилет для
противодействия в разумных пределах буйной кинетике, вредному
лучу и разгулявшейся плазме. Хайратник как всегда украшает
драгоценным венцом мою тыкву. В нем заканчиваются визуальные и
слуховые каналы от всяких локаторов. С ним я знаю, что делается
впереди и сзади, сверху и снизу, куда идти и куда стрелять.
Правда, все знания лежат в пределах проникающих способностей
аппаратуры слежения. Анима успокоительно вещает, что
пока с составом крови все более-менее, железы внутренней
секреции знают меру, АТФки хватает и иммунный ответ адекватный.
Впрочем, при всех этих дружках-аппаратах, в пылевой подушке,
окутывающей нашу рыдну меркурианщину, остаешься как бы наедине с
самим собой. Радиоволны не всегда ее пронизывают, ведь
вихрят и пучат эту суку заряженную ветры электрические да
магнитные. Атмосфера молчания очень угнетает, особенно когда
под ногами почва бесится в солнечный отлив. Поэтому, если
свершится с нами в походе что-то препротивное, управление
полиции узнает про это и опубликует официальный некролог ("опять
ушли от нас лучшие"), когда мы уже благополучно испаримся на
солнечной стороне планеты. Вернее, сублимируемся во вполне
питательный порошок - останется только развести нас в воде и
добавить соли по вкусу.
Выбралось из ангара на меркурианскую землю три жуковидных
вездехода с широкими-широкими колесами - почва та зело поганая,
трухлявая и скользкая из-за того, что нагазирована гелием.
Поэтому, если желаешь гулять пешком, надевай большие
мокроступы. А у терминатора мать-земля становится коварна, как
змея. Там много озер расплавленного свинца, слегка прикрытых
корочками, бултыхающимися с боку на бок, как завещал великий
Бенар. Долина Вечного Отдыха, между прочим, пришла с солнечной
стороны всего месяц назад.
Зато на командирском вездеходе, то есть моем,- можно ванну
принять в пузыре, у которого внутри вода, а снаружи управляемая
пленка поверхностного натяжения. Правда, вода применяется на все
помывки одна и та же. Впрочем, на то и фильтры, чтобы она
слишком мутной не казалась. Как у поэта сказано по этому поводу:
"Но часть моя большая, от мойки убежав, осталась грязной быть..."
Мы вначале путешествовали по плоскогорью Дивная Задница, которая
действительно состояла из двух выпуклых половинок с расщелиной
посредине.
Место-то вроде безопасное. Относительно безопасное - это самый
большой комплимент для меркурианского места. Я восседал в
средней машине, как и полагается командиру. Правым оком наблюдал
за индикаторами работы бортовых систем, которые строили голубые,
зеленые, карие глазки. Заодно смотрел тоскливые передачи,
показывемые мониторами наружного обзора - за бортом
вездехода было совсем неинтересно. Левой же зеницей участвовал
в спасении принцессы, то бишь торчал от наркомпьютерного
мультика.
Не обошлось, правда, без момента неопределенности, когда мы
пересекли ту самую канавку, без которой имени "Дивная Задница"
не существовало бы вовсе. Тут и мониторы наблюдения, и
навигационные приборы зарябили-заколбасили. А показания
лага-счислителя пути стали отличаться от данных ориентирования
по карте сразу на десяток километров.
Ну, ладно - это, считай, Меркуша чихнул. Едем дальше, от
забортного пейзажа сладостная дремота одолевает, и вдруг
вездеход затрясло, забросало с бока на бок.
- Выпускайте "плавники",- гаркнул я всем машинам. Насосы на
каждом вездеходе быстренько отжали четыре стабилизатора с
большими ластами на концах.- Мухин, ты у нас самый главный
странник. Откуда сейчас солнечный отлив, если ему далеко не
время? Отчего ему неймется?
- Может, это гравитационная волна,- предполагает сержант Мухин
К765 (в инкубаторах частенько в поисках оригинального
идентификатора путают имя с фамилией).
- Грамотный ответ. Это ты какому-нибудь марсианину порасскажи.
Тут перестала поступать телеметрия от первой машины. Никаких
там сигналов тревоги, криков "SOS", просто - раз и отрубило. Я
мигом нырнул в скафандр, затем в шлюз и на мокроступах почесал к
переднему вездеходу. А переднего-то и нет. То есть, сочного
томатного цвета отливка - все, что осталось на память.
Четверым парням - моментальный карачун, а мне еще
объяснительную надо мучительно сочинять для начальства.
Напишу, наверное, что залетел сюда мощный электромагнитный вихрь
с Солнца, навеял э.д.с. индукции в рудную жилу, и как наполз
вездеход на нее брюхом, случился пробойный разряд плюс разогрев
токами Фуко.
Ну, хорошо, а керамика под днищем толщиной в ладонь - на что?
Да на то, чтобы ее расколошматило во время трясучки. Или, может,
разряд случился какой-то нестандартный?.. Эх, на мое место
какого-нибудь академика или хотя бы докторишку завалящего -
было бы ему раздолье нести околесицу...
Прочитал я заупокойную молитву, принятую в нашем космотеизме, и
решил возвращаться назад. Расстояния до второго вездехода было
двадцать метров, но я отсчитал все тридцать шагов и ничего не
нашел. Когда ж успела испариться командирская машина с бортовым
номером 20321? Мать мою Мамальфею за ногу - никаких вмятин на
грунте, одна первородная труха. А, чуть не забыл - следы своих
геройских мокроступов я тоже перестал различать. Но позвольте.
Заторопился я дальше, туда, где должен топтаться третий
вездеход. И опять пусто. Борт номер 81015 словно подвергся
сухой возгонке. Плюс местность совершенно неузнаваемая, также
как мордашки клонированных шлюшек из потемок Блудянска.
Поземка, что ли, все выровняла? Какая к бесу поземка, даже мужик
со шваброй не смог бы так чисто замести. Пожалуй, у местности
нет общего рисунка, она словно выложена из одинаковых
квадратиков. Словно там и сям стоят зеркала и плодят отражения.
Похоже, влип я в аномалию...
"Словно", "что ли", "похоже" и прочие вероятия, от которых
сейчас только тошнит. А если без них, напрямки, если все как
есть? В этом случае жизнь моя закончится полным поражением через
пару часов. Да, прокладка у скафандра знатная - органическая,
квазиживая, заботится о постоянной темепературе, будто ей
самой это надо. Впрочем, ей самой по воле изобретателей, это
тоже требуется. Заодно она газы и, пардон, жидкости поглощает,
вернее питается ими. В общем мы с ней кооперируемся,
взаимно удовлетворяя потребности.
Однако большую нужду в скафандре справлять запрещено, режим
благоприятствования разве что поносу обеспечен. И кислорода у
меня всего один жалкий бурдюк, кто же знал, что надо запасаться.
Попробовал связаться со спутником-ретранслятором. И удалось,
удалось! Зубов на связи... Но плохой, вредный Зубов. Он как будто
бредит или бормочет чепуху спросонья. Родной начальник
говорит, что никого он в долину Вечного Отдыха не посылал и зачем
такой-сякой разыгрываешь его без нужды!
После чего советует связаться с аварийной службой и отключается.
Если это не происки предателя Зубова и не бред Зубова-наркомана,
тогда надо признаться, что эфир занял Зубов не первой свежести,
то есть минимум двухдневной давности (нисколько, кстати, не
подозревая о своей ущербности).
Ну, а почему в аномалии Зубов должен быть нормальным?
Включил я автопроситель, SOSатель, на всякий пожарный, и
собрался помирать именно так, как давно уже спланировал.
То есть, запустил наркомпьютерный мультик - самый забойный из
имеющихся в нательной фильмотеке. Начинаются тут на сетчатках
глаз торчковые приключения, причем, с моим участием. У меня по
сюжету имеется палочка волшебной породы, благодаря которой яйца
врагов сразу становятся куриными, а у распрекрасных принцесс
даже на большом расстоянии появляются дети. Естественно, от
меня.
Тем временем, фильтр-насос начинает подсасывать из меркушиной
атмосферы инертные газы, постепенно замещая убывающий процент
кислорода - так, чтобы в один, надеюсь, прекрасный момент, мой
дыхательный центр просто отключился. Анима же потихоньку
творит "отходную", то есть стимулирует выпуск внутренних
морфинов, от которых наступает предсмертный кайф-балдеж. Когда
наступает, а когда и не очень - если биоинтерфейс плохо
отрегулирован.
Потом я перестал понимать, крутится ли еще мультфильм или
мое затухающее воображение рисует само. Да только я с некой
принцесской Амалией, до которой долетела моя волшебная палочка,
отправился верхом на белых воронах в далекий северный край, где
большой, размером с полюс, простуженный колдун распускает на всю
планету разумные ядовитые сопли. А потом они меня обложили со
всех сторон и стали... Меня не стошнило лишь оттого, что
принялся кто-то по моим щекам лупить. Тьфу, вовремя предсмертный
бред оборвался.
Нашел себя уже внутри вездехода. Надо мной склонялся Мухин.
жующий какую-то пенистую пасту. Изо рта его стайками выскакивали
пузырьки.
- Слушай, Мухин, ты, во-первых, сполосни руки, прежде чем
кого-то бить, а то жирные. Во-вторых, воли конечностям не давай,
поскольку я твой вполне легитимный командир. В-третьих, где вы
меня нашли и почему не торопились?
- Мы тебя и не искали, командир. В котелок, оставшийся от
первого вездехода, лазали, но там только выпаренные наши ребята.
Возле вихрился какой-то непонятный смерч. Побросали в него
камушки, постреляли, потом разворачиваться стали и проезжать
мимо, да чуть колесом на тебя не наехали. Твое тело ровно на
месте этой крутящейся дрисни и лежало.
- Ты хоть слова подбирать научись.
- Виноват, господин лейтенант, не дрисни, а дива дивного.
Мы все на колени попадали от благоговения.
Мне стало жарко и не только от счастливого воскрешения. Ведь
тот вихрь, что обнаружился на месте директора - наверное, и есть
Медб К845, подвергавшийся уничтожению прямо на наших глазах.
А со мной разве не капитальная беда приключилась? Рятуйте, люди
добрые! В серьезную же переделку я попал, если мой внешний вид
настолько утратил привлекательность. Вихрь, зараза такая,
похоже, что втянул меня.
Может, вдобавок размазал, расчленил и вновь слепил?! А если при
этом пара деталей стала лишней или наоборот появилось что-то
новенькое. Тот ли я, что был ранее, или уже модифицированный?..
В любом случае, надо теперь за собой следить, шпионить, не
доверять самому себе.
Однако, вскоре я от потрясения оправился. Потрясения долго
пережевываются, если жизнь в целом спокойная. А на беспокойном
Меркурии одно и то же переживание долго жевать не придется.
Впрочем, планетка Меркурий - вредная, но маленькая. Потому на
следующий день мы уже вклинились в долину Вечного Отдыха с
севера, въехали туда, где мало кто знаком с хорошими манерами.
Здесь справа и слева по борту частенько оставались старатели с
их кибитками. С их ржавыми, гнутыми и грязными добывающими
установками, всякими там бурами и прочими замурзанными
ковырялками, на которые тошно смотреть. Эти ребята поторопились
сюда, едва долина выскочила с солнечной стороны, а уж за ними
вынуждена была поспешить компания "Дубки". Немногие старатели
пользовались для получения энергии ядерными твердотопливными
установками с двойным контуром, у большинства - неприличные
одноконтурные реакторы с газовой активной зоной и турбиной
прямого действия. Поэтому, то там, то сям вырывался ледяным
гейзером урановый пар избыточного давления.
Так что радиация здесь имелась - будь нездоров. Впрочем, не было
тут землян, что от каждого лишнего нейтрона обделываются со
страху. Одни лишь крепкие ребята, которые, справляя малую нужду,
всю радиацию из себя выводят.
А еще у них всех имелись плазмобои размером с пушку.
Нелицензионные, конечно. Но чтобы наложить штраф, надо отнять
пушку и добраться с ней до Васино. Причем, в живом виде. Сами
понимаете, местная публика не была расположена к задушевным
беседам с незнакомыми людьми.
Потом мы наткнулись на одного типа, которого местные
признавали шерифом. Физиономия так называемого шерифа мне
показалась знакомой, не пришлось даже его персон-карту в
идентификатор запускать. Анима растормошила гормонами лежалые
пласты длинномолекулярной памяти где-то в подкорке, и я все
вспомнил.
У нас в Васино он в каталажке посидел за "большую тягу к
справедливости" - запускал мыльные пузыри, которые, пока летели,
вибрировали и звуковыми волнами костерили крупные концерны,
обирающие и облупливающие мелких старателей. Кравец Т890 из
касты техников.
Этот типчик тоже негостеприимный оказался. Заявил, что его
интересуют только разборки между старателями, а на караваны от
"Дубков" ему плевать и мочиться. Пришлось им заняться вплотную,
обложить со всех сторон. Замерили мощность его реактора - выше
допустимой. Схема радиационной защиты нестандартная и
нелицензионная. Умелец Мухин еще подбросил Кравцу пару
наркмультяшек запрещенных - в общем, взяли мы парня за рога.
- Если хочешь по-прежнему рыться в здешнем мусоре и гордиться
своим шерифством, а по праздникам спускать все деньги в
Блудянске и в прочих увеселительных точках, то стоит тебе с
нами посотрудничать, Кравец. Ведь ты тоже своего
рода полицейский.
Этот здоровяк поерзал, пожевал слюни и все-таки стал немного
откровенничать. Мол, власть у него минимальнее некуда -
следить, чтоб снабжение и запчасти не расхищались, чтобы
старатели не лазали на чужие участки и не дрались, а если
подерутся и убьют, то должен он превращать народную расправу в
нормальное судилище. Так что хлопот ему и так хватает. А если
кто занимается бандитизмом, то это - уголовники, у них свой
авторитет имеется, пахан долины Вечного Отдыха, некто Михайло
Потапыч, подлинный идентификатор неизвестен. В паханы же
попадает тот, кто больше всего душ загубил и меньше всего
намотал срока за это.
- Сведи меня с авторитетом, Кравец, надо с ним посудачить,
коли уж от тебя толку никакого.
- Без меня обойдетесь.- стал хамить по-прежнему шериф.- Я и
так неприятности от общения с вами поимею.
- Такой крутой парень, шкаф натуральный, а ссыкун, айяйяй. Мы-то
обойдемся, только неприятности будешь от нас иметь. Мы тебе их
устроим, мало не покажется. Промаринуем весь добывающий сезон в
тюряге, выйдешь оттуда, гол как сокол, и почтешь за честь на
мусорозавод поступить. Придется в говне ковыряться до конца
забубенной жизни. Учти, в префектурной полиции откровенное
жлобство не любят.
В общем, приперли мы его, сел он, злобный, на свой трактор и
поехал договариваться с паханом. Изрядно прождали, три тайма
сыграли в компьютерный футбол и еще в компьютерный гладиаторский
бой полупцевались. Наконец, возвращается шериф и докладывает.
- Он тебя встретит, лейтенант. В своем логове у Братской
Могилы... велел передать, чтобы ты один к нему заявился, без
солдатиков. Иначе, никому из вас до дома не добраться. И никто
в Васино по вам, воробушки, убиваться особенно не станет.
- Последняя фраза твоя или его?
- Это жизнь сказала, лейтенант.
- Значит, вот каков герой вашего времени. Соцвред, по которому
намыленная веревка плачет. Ладно, я один поеду. Но если не
вернусь, мои ребята тут все отутюжат. Всех в кандалы закуют и
отправят на пердячем паре в Васино.
Да, последняя фраза прозвучала внушительно, однако мне
представился хороший шанс заработать дырочку во лбу, стать
чьим-то призом и суммой очков. Приятно, если не успею даже и
охнуть. А если лишь скафандр порвется? Тогда дело - дерьмо.
Взял я в руки плазмобой, взвесил на руке - в обойме сорок
боезарядов из металлического водорода, которые превратятся в
снопы плазмы. На пояс повесил кобуру, туда сунул сквизер, тот
самый, что человека превращает нейтронным пучком в квашню, на
спину гразер пристроил, который неласковым гамма-излучением
переводит любого меркурианца в свет и тепло. А за сапог сунул
лазерный резак для ковыряния плоти. На шлеме закрепил ракетную
установочку для пуляния самонаводящихся ракет.
Крутой дядя обитался на высоком месте, рядом с блоком
жизнеобеспечения валялись обломки какой-то добывающей
техники. Зато глиссер и вездеход были глянцево-новенькие,
хорошей конструкции. Так называемый шериф у границ усадьбы
развернулся и принялся накручивать спидометр обратно. Я оставил
свой трактор чуть поодаль от кибитки - вдруг тут заминировано
- стал обходить модуль жизнедеятельности и вдруг почувствовал
напряжение в затылочной кости. Потом понял - ТОТ сзади. Но
оборачиваться было поздно. Как я так опростоволосился? да, не
зря он удостоен паханского звания.
- Правильно ты подумал,- послышался противный голос в
наушниках,- скидай весь свой арсенал.- Вряд ли он тебе еще
понадобится.
Ну что ж, слушаю и повинуюсь, в противном случае шансов
пообщаться вообще не останется.
- Кто такой?- гаркнули мне в уши.
- Неужто не знаешь, Михайло Потапыч. Шерифушка будто не сказал
тебе. Представитель власти я. Лейтенант полиции из Васино,
Терентий К123. За посягновение на жизнь и здоровье - расстрел.
- Расстрел соленым огурцом. Знаешь, сколько я уже закопал в
меркурианский мусор сраных этих представителей власти. И
ничего, сам не кашляю. Ладно, начальничек, пошли в дом.
- Уютно тут у тебя, не похоже на логовище злодея.- Внутри
действительно было все чисто и справно как у какого-нибудь
марсианского лавочника. Ни хабариков, приклеенных к потолку, ни
пустых пакетов из-под спиртного, как у паханов прежних времен.
Ясно, что здесь авторитет меня грохать не будет, поэтому можно
расслабиться.
Хозяин плеснул отдающей гелием шипучки и мне, и себе, не забывая
удерживать мой живот в поле зрения своего бластера. А когда
алкогольные пузырьки зароились у меня в башке, он
поинтересовался:
- Чего ищешь, легавенький, с шустротой достойной лучшего
применения?
- Не догадываешься, дядя? Тех, кто раскурочил караван "Дубков"
на твоей, кстати, охотничьей территории.
- А тебе-то какое дело, Терентий Инкубаторович? Побродил бы
здесь, написал бы рапортик - и в кассу за зарплатой.
- Ты меня не за того принимаешь, бандитский папа. Я из "кротов",
то есть копаю, пока живу.
- Пока живешь. Ведь это можно поправить.
И тут поправку сделал я. Мы сидели друг напротив друга. Иного
выхода не было, да и похоже дядька давно зазнался. Ударил его
каблуком по волосатому торсу, прямо под косточку, ту, что
посередке. Я применил силу после того, как немного выдвинулся
вперед на стуле и понял, что дотянусь до оппонента в рывке с
места - если крепко ухвачусь руками за сидение. А вторым
каблуком сыграл по паханскому запястью, чтоб не захотелось ему
воспользоваться пушчонкой. Потом подпрыгнул и сверху запаял
торцом кулака в низкий лоб - блатной прием, но безотказный,
если попасть. Пахан загремел назад, еще попробовал вскочить, но
крепким апперкотом я свалил его с подметок. Затем поставил
свой ботинок ему на волосатый кадык. Не пытки ради, а чтобы
блатной руководитель не пробовал больше гарцевать.
- Покажи чистые ручки, дядя Миша,- он повиновался, я же
быстренько соединил его кисть с радиатором кондиционера хорошими
титановыми наручниками.- Теперь ты весь вечер танцуешь с этим
радиатором.
Тут какая-то бестия попыталась мне прыгнуть на холку, да только
я успел встретить ее локтем, перехватил рукой и шмякнул об
стенку. Это кибернетика на меня напала, киберкрыса с зубами из
нержавейки и мышцами из электрорезины. Едва стихло возмущенное
верещанье, из шкафа полезла какая-то буйно-патлатая голова,
которую я чуть не оторвал. Однако, вовремя сообразил, что со
мной хочет познакомится роботесса типа "баба-раба".
- Ты звал меня, господин?- томным, но заинтересованным голосом
спросила она.- Какую из двадцати известных мне позиций должна
занять я, твоя раба?
- Закройся,- гаркнул я.- Это самая лучшая позиция для
тебя вместе с твоим сраным господином.
Она спряталась с недовольным ворчанием: "Я все-таки машина
высокого уровня для интеллектуальных, нормальных, анальных и
орогенитальных сношений".
Бластер не годится для тонкой работы, поэтому я сходил в шлюз за
сквизером, где оставил его хозяин, ныне ставший столь любезным.
- Так вот, паханушка, отбросить каблуки ты, наверное, не
боишься. Но я поступлю не так как ты хочешь. Я частично превращу
тебя вот этой штучкой в сопли, а затем покину навсегда.
1 2 3 4
 вино tekena 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я