научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/Skidki/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

VadikV

36
Дин Кунц: «Лицо страха»



Дин Кунц
Лицо страха



«Дин Кунц. о прозвищу «Мясник»»: Олма-Пре
сс; Москва; 1996
ISBN 5-87322-493-5
Оригинал : Dean Koontz, “Face of Fear”
Перевод: А. Хамидулина

Аннотация

В центре романа Ч столкновени
е убийцы Ч маньяка, проповедующего человеко-ненавистничество, и людей,
обладающих подлинным мужеством, умеющих преодолевать свои слабости в э
кстремальных ситуациях...

Дин Кунц
Лицо страха

Часть первая
Пятница, 00.01 Ч 20.00

1

Осторожно, не ожидая в данный момент неприятностей, но уже готовый к ним, о
н припарковал свой автомобиль через улицу от четырехэтажного многоква
ртирного каменного дома. Заглушив мотор, он услышал вой сирены на улице п
озади себя.
«Они идут за мной, Ч подумал он. Ч Так или иначе они поймут, что я один».
Он улыбнулся. Он не позволит им надеть на себя наручники. Легко он не сдаст
ся. Это не в его стиле.
Фрэнка Боллинджера нелегко испугать. В действительности он даже не мог п
рипомнить, боялся ли он когда-нибудь. Он умел контролировать себя. В трина
дцать лет его рост уже равнялся метру семидесяти пяти сантиметрам, и он н
е прекращал расти, пока не достиг метра девяноста сантиметров. У него был
а мощная шея, широкие плечи и мускулы молодого штангиста. В свои тридцать
семь лет он был в той же прекрасной форме, как, видимо, в двадцать семь и даж
е в семнадцать лет. Любопытно, что он никогда не занимался спортом. У него
не было ни времени, ни желания для бесконечных физических упражнений, бе
га на месте. Высокий рост, крепкие мускулы были даны ему природой. Несмотр
я на отменный аппетит и отсутствие диеты, у него не было излишков веса или
жировых отложений на бедрах и животе, как у большинства мужчин его возра
ста. Его доктор объяснял ему, что именно постоянное крайне нервное напря
жение и отказ от употребления наркотиков позволяют ему держать под конт
ролем свое состояние. Доктор не исключал даже возможности его ранней сме
рти от перенапряжения.
Однако Боллинджер пришел к заключению, что может только наполовину согл
аситься с таким диагнозом. Он никогда не был нервным, а вот в напряжении бы
л всегда. Он искал его, считал необходимым фактором выживания. Он всегда б
ыл бдительным. Всегда наготове. Готовый ко всему. Вот почему ничто не могл
о его испугать или удивить.
Вой сирены становился громче, и он взглянул в заднее зеркало. Вращающийс
я красный свет пульсировал в ночи на расстоянии немногим дальше квартал
а.
Он вынул из кобуры револьвер 38-го калибра. Взявшись за ручку двери, он ждал
подходящего момента, чтобы распахнуть ее.
Патрульный автомобиль поравнялся с ним и пронесся дальше. Через два квар
тала он свернул за угол.
Они не шли по его следу.
Он почувствовал легкое разочарование.
Он спрятал оружие и осмотрел улицу.
Шесть люминесцентных уличных фонарей Ч два с каждой стороны квартала и
два в середине Ч заливали улицу жемчужно-белым светом. Она была застрое
на трехЧ и четырехэтажными добротными каменными зданиями. Никого не бы
ло видно в освещенных окнах. И это его устраивало, ибо давало возможность
остаться незамеченным. Несколько деревьев боролись за существование н
а краю тротуаров. Чахлые платаны, клены и березки Ч все, чем мог похвастат
ься Нью-Йорк за пределами своих национальных парков, Ч росли с трудом. И
х ветви, как обугленные кости, вонзались в ночное небо. Слабый, но холодный
январский ветер гнал обрывки бумаги вдоль тротуара, и когда порыв ветра
усиливался, ветви деревьев начинали скрипеть, как детская трещотка. Прип
аркованные автомобили напоминали животных, съежившихся от колючего ве
тра. Тротуары вдоль всего квартала были пустынны.
Он вышел из автомобиля, быстро пересек улицу и поднялся по ступенькам мн
огоквартирного дома.
В фойе было чисто и светло. Сложный мозаичный пол с изображением гирлянд
ы поблекших роз на бежевом фоне сверкал ровной отполированной поверхно
стью. Внутренняя дверь фойе была заперта. Ее открывали ключом или кнопко
й из любой квартиры.
На верхнем этаже было три квартиры, три Ч на втором и две Ч на первом. Ква
ртиру 1А занимал Харольд Нагли с женой, хозяева дома. Они отдыхали на побер
ежье в Майами. Маленькую квартиру в дальней части первого этажа занимала
Эдна Маури. Он подумал, что сейчас она, возможно, готовит легкий ужин с раз
веденным мартини, чтобы расслабиться после утомительной вечерней рабо
ты.
Боллинджер пришел, чтобы увидеть Эдну. Он знал, что она должна быть дома. О
н следил за ней шесть вечеров подряд. Она жила по строго заведенному расп
орядку, пожалуй, даже слишком строгому для молодой и привлекательной жен
щины. Она всегда возвращалась домой с работы в двенадцать, реже на пять ми
нут позже.
«Хорошенькая маленькая Эдна, Ч подумал он. Ч У тебя такие длинные и пре
красные ноги».
Он улыбнулся.
Он нажал на звонок в квартиру мистера и миссис Ярдли на третьем этаже.
Ч Кто гам? Ч раздался мужской голос в переговорном устройстве.
Ч Это квартира Хатчисонов? Ч спросил Боллинджер, прекрасно зная, что от
вет будет отрицательным.
Ч Вы нажали не на ту кнопку, квартира Хатчисонов на втором этаже. Их пере
говорное устройство рядом с нашим.
Ч Извините, Ч произнес Боллинджер, когда Ярдли отключили связь.
Он позвонил в квартиру Хатчисонов.
Хатчисоны, очевидно ждавшие гостей и менее осторожные, чем Ярдли, открыл
и ему внутреннюю дверь, даже не спросив, кто он.
В холле было тепло и приятно. Коричневый кафельный пол и коричневые стен
ы. На полпути по коридору слева стояла мраморная скамейка, над ней висело
большое зеркало. Обе квартирные двери из темного дерева с металлической
отделкой находились справа.
Он остановился перед второй дверью и сжал пальцы в перчатках. Он вынул бу
мажник из внутреннего кармана и достал финку из кармана пальто. Когда он
нажал на кнопку на полированной ручке, из нее молниеносно выскочило лезв
ие, семнадцать сантиметров длиной, тонкое и острое, как бритва.
Блестящее лезвие завораживало Боллинджера, вызывало яркие образы, мель
кавшие у него перед глазами.
Он был почитателем поэзии Вильяма Блейка. Неудивительно поэтому, что отр
ывок из работы Блейка вспомнился ему в этот момент:
Тогда обитатели тех городов
Почувствовали, что их нервы превращались в мозг,
И твердые скелеты начали изменяться
В быстротечных конвульсиях, муках,
С болью, трепетом и мученьями
На всем побережье; пока, утихнув,
Чувства не убрались внутрь, сжимаясь
Под темной сетью инфекции.
«Я заставлю обитателей этого города прятаться за своими дверями по ноча
м, Ч подумал Боллинджер. Ч Но только я не инфекция, я Ч лекарство от всег
о того, что неправильно в этом мире».
Он позвонил. Спустя минуту он услышал ее за дверью и снова нажал на звонок.

Ч Кто там? Ч спросила она. У нее был приятный, мелодичный голос, в котором
сейчас проскальзывала нотка беспокойства.
Ч Мисс Маури? Ч спросил он.
Ч Это я.
Ч Полиция.
Она не ответила.
Ч Мисс Маури! Вы здесь?
Ч Что случилось?
Ч Некоторые проблемы там, где вы работаете.
Ч У меня никогда не было проблем.
Ч Я не так выразился. Проблема не затрагивает вас. Но вы могли видеть что-
нибудь важное. Вы могли быть свидетелем.
Ч Чего?
Ч Для объяснения необходимо некоторое время.
Ч Я не могла быть свидетелем. Только не я. Я ничего не видела.
Ч Мисс Маури, Ч строго произнес он, Ч если я должен получить ордер, чтоб
ы задать вам ряд вопросов, я его получу.
Ч Как я могу быть уверена, что вы действительно из полиции?
Ч Нью-Йорк, Ч произнес Боллинджер с некоторой досадой. Ч Разве это не у
дивительно? Один подозревает другого.
Ч Приходится.
Он кивнул.
Ч Возможно. Послушайте, мисс Маури, у вас есть цепочка на двери?
Ч Конечно.
Ч Конечно. Накиньте цепочку и приоткройте дверь. Я покажу вам свое удост
оверение.
Она неуверенно накинула цепочку. Это позволяло открыть дверь не более че
м на три сантиметра. Он показал удостоверение.
Ч Детектив Боллинджер, Ч сказал он. Нож у него был в левой руке, прижат пл
ашмя к пальто, острием вниз.
Она выглянула в узкую щель. Затем с минуту она вглядывалась в эмблему на в
нутренней стороне бумажника, потом внимательно изучала фотографию в пл
астиковой оболочке под эмблемой.
Когда она закончила изучать документ и взглянула на него, он увидел, что г
лаза у нее были не голубыми, как он думал, видя ее на сцене из затененного з
ала, а зеленоватые. Это действительно были самые завлекательные глаза, к
акие он когда-либо встречал.
Ч Удовлетворены? Ч спросил он.
Ее пышные темные волосы упали на лицо и закрыли один глаз. Она убрала их. У
нее были красивые длинные пальцы, ногти покрашены красным лаком. На сцен
е, в кругу яркого света, ее ногти казались черными.
Ч Так о каких проблемах вы упоминали? Ч произнесла она.
Ч У меня к вам ряд вопросов, мисс Маури. Мы должны будем разговаривать че
рез приоткрытую дверь и следующие двадцать минут?
Насупившись, она ответила:
Ч Я полагаю, нет. Подождите здесь минутку, я накину халат.
Ч Я могу подождать. Терпение Ч ключ к удовлетворению.
Она с любопытством взглянула на него.
Ч Магомет, Ч сказал он.
Ч Полицейский цитирует Магомета?!
Ч Почему бы и нет?
Ч Вы Ч той религии?
Ч Нет. Ч Его рассмешило, как она построила вопрос. Ч Я приобрел значите
льный объем знаний с единственной целью Ч шокировать тех людей, которые
думают, что все полицейские безнадежно невежественны.
Она опешила:
Ч Извините. Ч Затем она улыбнулась. Он еще ни разу не видел, как она улыба
ется, ни разу за всю неделю с тех пор, как впервые увидел ее. Она находилась
в лучах света и, двигаясь под музыку, сбрасывала с себя одежду, изгибаясь в
сем телом, лаская свои обнаженные груди, в то же время оглядывая посетите
лей холодными глазами. Ее улыбка была ослепительна.
Ч Вы собирались накинуть халат, мисс Маури.
Она закрыла дверь.
Боллинджер смотрел на входную дверь в конце коридора, надеясь, что никто
не войдет и не выйдет, пока он стоит здесь.
Он убрал бумажник.
Нож все еще был в левой руке.
Менее чем через минуту она вернулась, сняла цепочку, открыла дверь и прои
знесла:
Ч Входите.
Он шагнул внутрь вслед за ней.
Она закрыла дверь, накинула цепочку, затем повернулась к нему и спросила:

Ч Какие проблемы...
Двигаясь необычно быстро для такого крупного мужчины, он прижал ее к две
ри, поднес нож к лицу, перехватил его в правую руку и легонько уколол ее го
рло острием ножа.
Ее зеленые глаза расширились от страха. Дыхание перехватило, и она даже н
е могла вскрикнуть.
Ч Без шума, Ч свирепо произнес Боллинджер. Ч Если ты попытаешься позв
ать на помощь, я воткну этот шип прямо в твое прелестное горлышко. Я забью
его в дверь позади твоей шеи. Ты понимаешь?
Она уставилась на него.
Ч Ты понимаешь?
Ч Да, Ч едва слышно произнесла она.
Ч Ты готова сотрудничать?
Она ничего не отвечала. Ее взгляд скользнул по его глазам, прямому носу, по
лным губам и волевому подбородку Ч к руке на рукоятке ножа.
Ч Если ты не собираешься сотрудничать, Ч спокойно произнес он, Ч я нас
ажу тебя на вертел прямо здесь. Я могу пригвоздить тебя к этой чертовой дв
ери. Ч Его дыхание сделалось тяжелым.
Дрожь прошла по ее телу.
Он ухмыльнулся.
Все еще дрожа, она спросила:
Ч Что вы хотите?
Ч Немного. Совсем чуть-чуть. Только немного нежности.
Она закрыла глаза:
Ч Вы Ч он?
Тоненькая, едва видимая ниточка крови струилась из-под острого кончика
ножа, скользила по шее к воротничку ее яркого красного халата. Он глядел н
а маленькую струйку крови так, будто он был исследователем, наблюдающим
за чрезвычайно редкой бактерией в микроскоп, и, удовлетворенный этим зре
лищем, почти завороженно спросил:
Ч Он? Кто это он? Я не знаю, о ком ты говоришь.
Ч Вы знаете, Ч слабо произнесла она.
Ч Боюсь, что нет.
Ч Вы Ч он? Ч Она прикусила губу. Ч Тот, кто зарезал всех тех женщин?
Оторвав взгляд от ее горла, он ответил:
Ч Понимаю. Теперь понимаю. Конечно. Ты имеешь в виду того, кого называют «
Мясник». Ты думаешь, я Ч Мясник?
Ч Это так?
Ч Я довольно много читал о нем в «Дейли ньюс». Он перерезает им горло, не т
ак ли? От уха до уха. Я прав? Ч Он дразнил ее и был чрезвычайно доволен собо
й. Ч Иногда он даже потрошит их. Так? Поправь меня, если я не прав. Но именно
это он делает иногда, правда?
Она ничего не отвечала.
Ч Я читал, кажется, в «Дейли ньюс», что он отрезал уши у одной из них. Когда
полиция обнаружила жертву, ее уши лежали на ночном столике у кровати.
Ее трясло все сильней.
Ч Бедная маленькая Эдна. Ты думаешь, что я Ч Мясник. Не удивительно, что т
ы так напугана. Ч Он слегка похлопал ее по плечу, погладил ее темные воло
сы, словно успокаивал зверька. Ч Я бы тоже был напуган до смерти, если бы б
ыл сейчас на твоем месте. Но я не на твоем месте, и я не тот парень, которого
называют Мясником. Можешь расслабиться.
Она открыла глаза, пытаясь узнать по его глазам, говорил ли он правду.
Ч Что я за человек, как ты думаешь, Эдна? Ч спросил он, делая вид, что его мо
гли задеть ее подозрения. Ч Я не хочу причинять тебе зла, но я сделаю это, е
сли буду вынужден. Я причиню тебе много вреда, если ты не будешь сотруднич
ать со мной. Но если ты будешь послушной и ласковой с мной, то я буду добр к т
ебе. Я могу сделать тебя счастливой, и я оставлю тебя такой, какой нашел. Бе
зупречной. Ты безупречна. Совершенная красавица. И твое дыхание пахнет з
емляникой. Ты ела, когда я постучал?
Ч Ты сумасшедший, Ч мягко произнесла она.
Ч Теперь, Эдна, давай договоримся.
Он слегка нажал на нож. Слезы заблестели в уголках ее глаз.
Ч Ты ела землянику?
Она захныкала.
Ч Итак? Ч спросил он.
Ч Вино.
Ч Что?
Ч Это было вино.
Ч Земляничное вино?
Ч Да.
Ч Осталось хоть немного?
Ч Да.
Ч Я бы выпил.
Ч Я принесу.
Ч Я сам принесу, Ч ответил он. Ч Но сначала я должен отвести тебя в спал
ьню и связать. Ну-ну, не пугайся. Если я не свяжу тебя, то рано или поздно ты п
остараешься сбежать, и я буду вынужден убить тебя. Поэтому я собираюсь св
язать тебя для твоего же собственного блага, чтобы ты не вынудила меня пр
ичинить тебе зло.
Все еще держа нож у ее горла, он поцеловал ее. Ее губы были холодные, жестки
е.
Ч Пожалуйста, не надо, Ч еле вымолвила она.
Ч Расслабься и радуйся жизни, Эдна. Ч Он развязал пояс на ее талии.
Халат распахнулся. Под ним было обнаженное тело. Он легонько стиснул ее г
руди.
Ч Если ты будешь слушаться, то выберешься из этой ситуации. И сможешь пол
учить удовольствие. Я не собираюсь убивать тебя, если ты сама не вынудишь
меня. Я не Мясник, Эдна. Я... Я всего-навсего обыкновенный насильник.

2

Грэхем Харрис ощущал смутное беспокойство. Он никак не мог удобно устрои
ться в своем кресле. Взглянув на стоящие по окружности три телевизионные
камеры, он внезапно почувствовал себя окруженным мыслящими и враждебны
ми роботами. Он чуть не засмеялся над этим причудливым представлением. О
т напряжения у него немного кружилась голова.
Ч Нервничаете? Ч спросил Энтони Прайн.
Ч Немного.
Ч Не стоит.
Ч Может быть, не буду во время передачи, но...
Ч И ни тогда, когда снова выйдем на воздух, Ч сказал Прайн. Ч Вы так хоро
шо держались, Ч Хотя Прайн был американцем, как и Харрис, он ухитрялся вы
глядеть типичным британским джентльменом: утонченный, худощавый, немно
го щепетильный, раскованный, образец самоуверенности. Он сидел в кожаном
кресле с высокой спинкой, точной копии кресла, в котором Грэхем почувств
овал себя так неуютно. Ч Вы очень интересный гость, мистер Харрис.
Ч Спасибо. Вы сами интересный человек. Я не представляю, как у вас хватае
т остроумия пошутить и над собой. Я полагаю, этим вы обязаны жизни на телев
идении, все-таки пять вечеров в неделю.
Ч Но именно это делает жизнь такой волнующей, Ч сказал Прайн. Ч Быть св
ободным, рисковать всем, использовать шанс подурачить всех Ч вот что да
ет прилив энергии. Именно поэтому я сомневаюсь, принимать ли одно из мног
их предложений о выходе этой программы на других каналах. Они бы хотели з
аписать все шоу на пленку и из двухчасовой сделать программу на девяност
о минут. Но ведь это уже не то.
Директор программы, грузный мужчина в белом свитере и охотничьих клетча
тых брюках, предупредил:
Ч Двадцать секунд, Тони.
Ч Расслабься, Ч обратился Прайн к Харрису. Ч Минут через пятнадцать в
се закончится.
Харрис кивнул. Прайн казался дружелюбным, ничем не показывая, что вечер м
ожет оказаться не совсем приятным для Харриса.
Энтони Прайн был хозяином «Полночного Манхэттена», информационной дву
хчасовой программы, которую выпускали на местной нью-йоркской станции.
Подобно другим передачам, «Полночный Манхэттен» представлял актеров и
актрис и их последние роли в кино, писателей и их новые книги, политиков и
их последние кампании. В ней участвовали также экстрасенсы, психологи и
эксперты НЛО. Прайн был верующим. Он был чертовски хорош в своем амплуа, та
к хорош, что имел возможность получить приглашение компании Эй-Би-Си на р
аботу для общенациональной аудитории. Он не был таким остроумным, как Дж
они Карсон, или таким домашним, как Майкл Дуглас, но ни один из них не мог за
дать вопрос лучше него. Почти всегда он казался безмятежным, похожим на С
анта-Клауса: совершенно седые волосы, круглое лицо и веселые голубые гла
за. Однако порой он мог высмеять гостя, выставить его лжецом или унизить б
езнравственно поставленными вопросами. Атака длилась не более трех-чет
ырех минут, но она была жестокой и безжалостной, приводившей в изумление.

«Полночный Манхэттен» имел большую и преданную аудиторию благодаря не
ожиданным вопросам Прайна. Его стиль притягивал зрителя, как кобра. Милл
ионы людей, проводивших свой досуг перед телевизором, получали большее н
аслаждение от этого завуалированного насилия, чем от других развлечени
й. Они смотрели криминальные хроники с избитыми, ограбленными, убитыми л
юдьми, но предпочитали этому неожиданные ходы Прайна, когда он ошарашива
л гостя своими вопросами.
Он начинал двадцать пять лет назад как комик в ночном клубе, проделывая с
тарые трюки и подражая голосам известных людей. Он прошел долгий путь.
Директор подал знак Прайну. Красный огонек зажегся на камере.
Обращаясь к своей невидимой аудитории, Прайн произнес:
Ч Я веду беседу с мистером Грэхемом Харрисом, жителем Манхэттена, котор
ый называет себя ясновидцем, или прорицателем. Таково ваше собственное о
пределение этого явления, мистер Харрис?
Ч Да, Ч ответил Грэхем. Ч Однако, когда вы так говорите, это немного отд
ает религией. Хотя это не так. Я не связываю свое очень чувствительное вос
приятие ни с Богом, ни с какой-либо другой сверхъестественной силой.
Ч Как вы говорили раньше, ясновидение явилось результатом травмы голов
ы, которую вы получили в серьезной аварии. Следствием чего стали ваши вид
ения. Если это работа Бога, то его пути более неисповедимы, чем мы думали.
Грэхем улыбнулся:
Ч Точно.
Ч Сейчас каждый, кто читает газеты, знает, что вас просили оказать содейс
твие полиции в идентификации человека, которого называют «Мясник». А что
с вашим последним делом, убийством сестер Хейвлок в Бостоне? Это весьма и
нтересно. Кстати, расскажите нам об этом.
Грэхем с трудом подвинулся в кресле. Он продолжал ощущать растущее беспо
койство, но не мог определить его источник.
Ч Сестры Хейвлок...
Девятнадцатилетняя Паула и двадцатидвухлетняя Пейдж Хейвлок жили вмес
те в уютной квартире в Бостоне около университета, где Паула была студен
ткой, а Пейдж работала над кандидатской диссертацией по социологии. Утро
м второго ноября Майкл Шот заехал к ним на квартиру, чтобы захватить Пейд
ж пообедать. Накануне вечером они договорились об этом по телефону. Шот и
старшая из сестер Хейвлок любили друг друга, и у него был ключ от их кварти
ры. Когда никто не отозвался на его звонок, он решил войти и подождать их. О
днако он обнаружил, что они дома... Паула и Пейдж были связаны толстым шнур
ом, изнасилованы и застрелены.
Власти оказались неспособными сделать ни одного решительного шага в ра
сследовании. Поэтому родители убитых девушек обратились за помощью к Гр
эхему десятого ноября. Два дня спустя он прибыл в Бостон. Хотя полиция ске
птически отзывалась о его способностях, а некоторые полицейские были вр
аждебно настроены по отношению к нему, ему позволили посетить опечатанн
ую квартиру и изучить место преступления. Но это не вызывало ни психичес
ких видений, ни излучений Ч только холод скользнул вдоль его позвоночни
ка и свернулся в его желудке. Позже под бдительным оком офицера полиции е
му разрешили взять в руки подушку, которую использовал убийца, чтобы заг
лушить выстрелы, а также пижамы и халаты, найденные около трупов девушек.
Как только он прикоснулся к ткани с запекшейся на ней кровью, его необыкн
овенные способности раскрылись; его мозг стал наполняться видениями, см
еняющими друг друга, подобно порывистым легким волнам, набегающим на бер
ег.
Энтони Прайн перебил Грэхема:
Ч Подождите минуту. Я думаю, мы должны немного поразмыслить над этим. Вы
считаете, что простое прикосновение к окровавленным пижамам вызвало ва
ши необычные видения?
Ч Нет. Пижамы стали своего рода ключом, который отомкнул ясновидящую ча
сть моего мозга. Существует определенная связь между почти всеми орудия
ми убийства и последней одеждой жертвы.
Ч Почему вы так думаете?
Ч Я не знаю, Ч сказал Грэхем.
Ч Вы никогда не задумывались об этом?
Ч Я без конца думаю об этом, Ч произнес Грэхем. Ч Но я не пришел ни к како
му выводу.
Хотя в голосе Прайна не чувствовалось ни малейшей нотки враждебности, Гр
эхем был почти уверен, что этот человек готовится к началу одной из своих
знаменитых атак.
В какой-то момент он подумал, что именно ожидание такой атаки является пр
ичиной его беспокойства в течение последних пятнадцати минут. Затем пос
редством своего шестого чувства он вдруг понял, что несчастье должно слу
читься с кем-то еще, за пределами этой студии.
Ч Когда вы дотронулись до пижам, Ч продолжал Прайн, Ч вы увидели убиты
х, как будто они действительно находились перед вами в тот момент?
Ч Не совсем так. Я видел все действия, они как бы происходили перед моими
глазами.
Ч Что вы подразумеваете под этим? Ваши видения можно расценить как род м
иража, грезы наяву?
Ч Что-то в этом роде. Но гораздо более живые, чем грезы. Полные цвета, звук
а и плоти.
Ч Вы видели убийцу девушек в своем видении?
Ч Да, совершенно четко.
Ч Вы узнали его имя?
Ч Нет, Ч ответил Грэхем. Ч Но я смог дать полиции его точное описание. Е
му немногим более тридцати лет, рост под метр восемьдесят, пожалуй, немно
го полноват. Редеющие волосы. Голубые глаза. Тонкий нос, резкие черты лица
. Маленькая вишневая родинка на подбородке...
Как оказалось, это было точное описание одного из смотрителей дома.
Ч Вы никогда его прежде не видели?
Ч Я впервые увидел его мельком в том видении.
Ч Вы никогда не видели его фотографию?
Ч Нет.
Ч Находился ли он под подозрением до того, как вы дали полиции его описан
ие?
Ч Да. Убийство произошло рано утром в его выходной день. Он клялся, что на
кануне уехал проведать сестру, это было задолго до того, как девушки Хейв
лок были убиты, и сестра подтвердила его показания. Она жила в восьмидеся
ти километрах от города, и у него практически не было шансов быть на месте
преступления.
Ч Его сестра солгала?
Ч Да.
Ч Как вы это доказали?
Держа в руках одежду убитых девушек, Грэхем почувствовал, что убийца яви
лся в дом сестры через два часа после убийства, а не накануне вечером, на ч
ем она настаивала. Он также определил, что оружие Ч «Смит и вессон-терьер
» 32-го калибра Ч было спрятано в доме сестры, в глубине выдвижного ящика к
итайского буфета.
Он прибыл вместе со следователем из Бостона и двумя служащими в дом сест
ры. Столь внезапное появление они объяснили необходимостью задать ей не
сколько вопросов в связи с новыми фактами в деле.
1 2 3
 https://decanter.ru/staraya-kazan 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я