https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/prjamougolnye/s-nizkim-poddonom/ 

новая информация для научных статей по истории: теория гражданских войн,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   национальная идея для русского народа  и  ключевые даты в истории Руси-России
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

»
Согласно Гойону, греческий географ Страбон упоминал про большую обсерваторию неподалеку от Летополя, называемую Керкасоре; о ней говорил и Геродот, утверждавший, что в этой обсерватории Евдокс Книдский и Платон наблюдали звезды. Гойон задается вопросом – а не существовал ли в эпоху пирамид «какой-нибудь орден математиков и геодезистов?» Многое наводит на мысли, что так оно и было и первоначальными геодезическими центрами являлись Гелиополь и Летополь, по которым устанавливали базовую широту и меридиан. Именно по этим линиям неведомый жрец-астроном, вероятно – Имхотеп, поставил Великую пирамиду.
Сравнение планов звездного и земного Дуатов в эпоху пирамид становилось наглядным, когда над восточным горизонтом полностью поднимались созвездие Ориона-Осириса и Сириус-Исида. День, когда подъем солнца точно совпадал с появлением из-за горизонта Сириуса, был близок к дню летнего солнцестояния. Внимательно изучая рисунок звезд на небе, полученный при помощи компьютерной программы Skyglobe 3.5, мы можем видеть, что Сириус восходящий появляется из-за горизонта на 26,5 градусов южнее восточного направления, в то время как точка восхода солнца находится примерно в 26,5 градусах к северу от восточного направления. Сириус расположен под созвездием Ориона, почти точно под Дзетой Ориона, которая на корреляционной карте соответствует Великой пирамиде. Линия горизонта, таким образом, в день солнцестояния связывала точку восхода солнца и звезду Сириус, и эта линия делила звездную сферу на мир видимый и невидимый, расположенный ниже горизонта. Солнце во время восхода находилось слева от Млечного Пути, а Сириус – справа, так что линия, соединяющая их, пересекала звездную реку.
Гелиополь был «городом солнца» и располагался на восточном берегу Нила, в то время как Летополь находился на западном, напротив Гелиополя. Гойон считает, что существовали два возвышения (холма?), одно – в Гелиополе, другое – в Летополе, и именно оттуда производились все геодезические измерения. Но, может быть, позолоченные предметы в Гелиополе были не дисками, а пирамидионами? Возможно, Бенбен был покрыт тончайшими пластинками золота и поставлен (как полагали Франкфорт и Мерсер) на колонну в Гелиополе, которая поначалу посвящалась Атуму.
Видимо, именно так следует трактовать один из текстов Среднего царства, адресованных Осирису (в настоящее время находится в Лувре):
«Приветствую тебя, Осирис, сын Нут [богини неба]… благоговение к которому Атум вселил в сердца людей, богов, духов и мертвых; которому было вручено правление в Гелиополе; великий в присутствии Джеди [колонны Осириса]; повелитель Двух Холмов, повелитель всего, что ниже [горизонта]… кто владеет лучшим и кратчайшим путем в Дом на Высоте, для которого в Мемфисе производятся жертвоприношения…»
Линии между холмами в Гелиополе и Летополе отслеживались при помощи позолоченных рефлекторов, (их описывает в своей книге Гойон) и связывали Гелиополь, «город солнца», и Летополь, город Гора, сыгз Исиды и Осириса, или, если пользоваться звездными терминами «Текстов пирамид», Гора, который «в Сотис» [Тексты пирамид, 632]. Гелиополь, лежащий на восточном берегу Нила, таким образом, расположен в соответствии с точкой восхода солнца, появляющегося на горизонте с восточной стороны Млечного Пути. Месторасположение Летополя, города Гора, который «в Сотис», соотносится с точкой подъема на восходе Сириуса. Таким образом мы видим полное отражение звездного Дуата на земле, причем именно при совпадении появления Сириуса из-за линии горизонта с восходом солнца.
Таким образом, исходя из геодезической «привязки» между Гелиополем и Летополем, мы можем сделать вывод, что погребальная процессия начинала свой путь в «городе солнца», затем должна была посетить Летополь, чтобы к ней присоединились «Гор» и его «четыре сына». По всей видимости, «Гор» нес свой магическое тесло, а его «четыре сына» – гроб с телом «Осириса». Под причитания плакальщиц процессия направлялась к Ростау (Гизе), воротам Дуата, царства Осириса. Теперь понятно, что Гор имел в виду, говоря:
«Я путешествовал по дорогам Ростау, по воде и земле… это дороги Осириса; они – на небе…»
В Ростау гроб помещался в храм. Затем этот гроб – в виде золотого саркофага – вносился в пирамиду и, очевидно, устанавливался в погребальной камере царицы.
Далее, как можно судить по «Книге мертвых», мумию ставили вертикально, направляя лицом к северной шахте, вероятно, представляющей собой тесло Малой Медведицы. Возможно также, что мумию временно могли поставить в нише, расположенной в восточной части погребальной камеры. Гор со своим теслом и четверо сыновей выполняли церемонию «открытия рта», давая таким образом новую жизнь мумифицированному царю. Если эта церемония действительно осуществлялась именно в погребальной камере царицы, все действие должно было совпадать со временем, когда северная шахта была направлена на Бету Малой Медведицы.
После того, как в результате магических операций душа фараона готова была отправиться на небо, из-за горизонта появлялась звезда. Отсюда пошло древнее название Великой пирамиды – «горизонт Хуфу»; этот термин означает, что «звезда Хуфу» должна появиться из-за горизонта, и в 2450 году до н. э. действительно появлялась Дзета Ориона. Осирис-Орион Хуфу возрождался в качестве звезды в момент, когда небесное тесло разрезал ночную тьму.
Но Осирису оставалось выполнить на земле еще одну функцию – оплодотворить Исиду-Сотис и дать Египту своего наследника. Здесь должны были производиться соответствующие обряды звездного соединения между Осирисом-Орионом и Исидой, как это описано в «Текстах пирамид» [Тексты пирамид, 632], и в этом действии принимала участие южная, направленная на Сириус, шахта погребальной камеры царицы.
Когда земные обязанности были полностью выполнены, мумия Осириса-царя, по всей вероятности, выносилась из погребальной камеры царицы и через Большую галерею доставлялась в погребальную камеру царя. Здесь могла происходить другая церемония – «взвешивание сердца» – перед тем, как мумию ставили лицом к южной шахте погребальной камеры.

Наконец наступал драматический момент, когда душа Осириса освобождалась от своей мумии и через южную шахту направлялась к поясу Ориона, фаллическому району Осириса-Ориона на небе. Здесь звездный царь встречался с Исидой в ее звездной форме, для того чтобы дать жизнь новому Гору-царю. Гору, который «в Сотис»:
«Твоя сестра, Исида, приходит к. тебе насладиться любовью твоей. Ты [умерший царь] поместил ее на свой фаллос, и твое семя вошло в нее; она готова к тому, чтобы стать Сотис, и Гор-Сопду вышел из тебя как. „Гор, который в Сотис…“, и он (я) защитит тебя в его (мое) имя Гора, сына, кто защитит отца…» [Тексты пирамид, 632-3].

Из этой цитаты можно сделать вывод, что южная шахта погребальной камеры царицы, направленная на Сириус, служила как бы космической связью между фаллосом Осириса-царя и чревом Исиды. Возможно, существовал еще один ритуал, производимый через девять месяцев и знаменующий рождение нового Гора. Это могла быть какая-либо церемония коронации, утверждающая царя фараоном обеих земель.
Таким образом, Великая пирамида представляется центром наиболее важной государственной церемонии, и трудно поверить, что эта церемония производилась только один раз – при похоронах Хуфу, и затем пирамиду запечатали навсегда. Впрочем, несмотря на существование гранитных блоков, которые закрывали восходящую галерею, с определенностью нельзя утверждать, когда именно была замурована пирамида.
Измерения Гантенбринка, произведенные в южной (направленной на Сириус) шахте погребальной камеры царицы, предоставили нам шанс подтвердить символическую архео-астрономическую связь между этой шахтой и южной шахтой (направленной на пояс Ориона) погребальной камеры царя. Также можно предположить, что существует физическая связь между двумя южными шахтами, поскольку благодаря Гантенбринку мы знаем, что прямо над тем местом, где находится дверца, то есть в конце южной шахты погребальной камеры царицы, в южной шахте камеры царя есть небольшая ниша. Это создает геометрическую, а возможно, и структурную, связь между двумя шахтами, объяснение которой, видимо, можно получить из описания погребального ритуала «Текстов пирамид».
Необходимо также заметить, что погребальная камера царицы располагается по оси «восток – запад» и на одной оси с вершиной пирамиды, где когда-то находился камень Бенбен. Размер этого Бенбена неизвестен, поскольку камень исчез очень давно. Некоторые исследователи предполагают, что на вершине пирамиды этого камня не было вообще.
Великая пирамида связана с Гелиополем системой геодезических линий, так что символически пирамида соединена с Храмом Феникса и его камнем Бенбен.
С 22 марта 1993 года мир знает, что в конце шахты находится дверь. Вполне уместен вопрос – а не скрывается ли за дверью камера с первоначальным Бенбеном?
Изучение Весткарского папируса и иллюстраций к «Книге мертвых» может укрепить нас в этом мнении. Весткарский папирус говорит, что Хуфу весьма интересовался секретной камерой Тота и вполне мог создать такую камеру в своей пирамиде. Большое количество иллюстраций церемонии «открытия рта» показывает, что позади мумии находится небольшая рака, закрытая камнем Бенбен. Если мы предположим, что лицо мумии направлено на север, в сторону приполярных созвездий, представленных на этом рисунке теслами Гора и его сыновей, то и рака должна находиться на южной стороне погребальной камеры. На многих рисунках эта рака изображается с маленькой дверью. Не исключено, что южная шахта погребальной камеры царицы может вести к такой раке, в которой до сих пор находится Бенбен. Согласно некоторым авторам, в частности, Уильяму Летаби, камень Бенбен сам по себе считался ракой, в которой должны были находиться книги Тота, написанные в «первое время», когда Египтом правил сам Осирис. Это опять же совпадает с пророчеством Эдгара Цайка о том, что в последние годы нашего века в пирамиде будет обнаружена потайная камера, в которой найдут записи. Если это предсказание сбудется, мы сможем увидеть первоисточник «Текстов пирамид». Мариет верил, что когда-нибудь Великая пирамида заговорит.
В заключение зададим последний вопрос: а что, если наши надежды не оправдаются и тайна останется тайной? Ну что ж, по крайней мере, мы разгадали истинное предназначение пирамид: быть отражением на земле очертаний Ориона – вечной обители для звезд-царей Египта.

ЭПИЛОГ
Кое-что еще, однако, было найдено в каналах [погребальной камеры царицы], а именно маленький бронзовый крюк; небольшой обломок дерева, скорее всего – из кедра, который мог быть рукояткой крюка, а также гранитный серо-зеленый шар…
Чарльз Пьяцци Смит. «Великая пирамида», 1878
I
БУДУЩЕЕ ПРОЕКТА «УПУАТ»
Своей долгосрочной целью Гантенбринк назвал работу по привлечению общественного внимания к раскопкам и проблеме сохранения памятников древности во всем мире. Именно с этой целью он основал в Монако Фонд «Упуат» и в настоящее время собирает группу специалистов для исследований. Он был настолько любезен, что пригласил присоединиться к этой работе и нас. Гантенбринк не оставляет своих исследований в северной шахте, изучением которой намеревается заняться до Рождества 1993 года. Но, без сомнения, самым важным этапом его работы станет открытие двери в южной шахте, которое должно произойти в феврале или марте 1994 года.
II
ТАИНСТВЕННЫЙ РЕЛИКТ ХЕОПСА
В начале сентября 1993 года, примерно через шесть месяцев после открытий в Великой пирамиде, сделанных Гантенбринком с помощью робота УПУАТ-2 (22 марта 1993 года), я натолкнулся на поразившие меня строки из книги Смита «Великая пирамида» о «недавно открытых в погребальной камере царицы воздушных шахтах». Смит описывает, как Уэйнман Диксон и доктор Грант впервые обнаружили шахты в этой камере:
«Увидев трещину (на нее показал доктор Грант) в южной стене камеры царицы, Уэйнман Диксон запустил туда провод на всю возможную длину, а потом попросил плотника, мастера на все руки, с помощью стального зубила и молотка проделать в этом месте дыру… отмерив затем такое же расстояние на северной стене, мистер Диксон направил бесценного Билла Грандли выполнить ту же работу молотком и стальным зубилом…»
Далее Смит описывает, как они искали наружный выход северной шахты, для чего Диксон и Грант зажигали факелы, пытаясь увидеть, откуда с внешней стороны пирамиды выходит дым:
«Затем мы зажгли факелы, в этих трубах или каналах; но, хотя дым уносился в трубы, снаружи пирамиды его не было видно…»
Далее последовал таинственный комментарий, который столетие спустя после того, как был написан, буквально сорвал меня со стула:
«Кое-что еще, однако, было найдено в каналах [погребальной камеры царицы], а именномаленький бронзовый крюк; небольшой обломок дерева, скорее всего – из кедра, который мог быть рукояткой крюка, а также гранитный серо-зеленый шар… весом в 8325 гранов [примерно 0,850 килограмма]…»
Именно тогда я узнал об этом в первый раз. Я стал читать дальше. Смит описал, какой фурор эта находка произвела в Лондоне, как среди специалистов по древностям, так и среди дилетантов; но никаких реальных действий за этим не последовало.
Странно, что мне никогда не приходилось раньше слышать ничего подобного. Поначалу я предположил, что египтологи знали об этой находке достаточно хорошо, чтобы ее обсуждать. Вспомнился медный предмет, который Рудольф обнаружил в южной шахте. Похоже, не он первый находит металлические вещи в Великой пирамиде. Интересно, что он скажет по этому поводу? Я решил немедленно позвонить Рудольфу в Мюнхен. Как ожидалось, он был так же изумлен, как и я. И ему показалось странным, что после его находки никто не вспомнил о том, что в Великой пирамиде уже находили подобные предметы. Может, все действительно считали, что мы об этом знаем? Я позвонил доктору И. Е. С. Эдвардсу, но, к моему величайшему изумлению, он никогда не слышал о том, что было найдено Диксоном, поскольку не читал описание Пъяцци Смита. Эдвардс решил навести справки в Британском музее. Оказалось, что и там об открытиях Диксона никто ничего не слышал. Позднее доктор Спенсер, ответственный за архивы музея, сообщил, что по подобной находке в анналах музея не существует абсолютно никаких записей. Все это выглядело весьма странно. Куда мог деться древний реликт из пирамиды Хеопса? И вообще, привозили ли его в Лондон?
И тут я подумал о том, что стоит позвонить одному астроному-любителю, с которым мы познакомились в Шотландии. Он помог бы мне связаться с профессором Германном Брюком и Мэри Брюк. Профессор Брюк в 1957–1975 годах занимал пост Королевского астронома Шотландии, а его жена преподавала астрономию в Эдинбургском университете. Они были авторами нескольких книг, в частности, недавно у них вышла биография Пьяцци Смита. Я позвонил Мэри Брюк, и она сказала, что помнит несколько рисунков находки, сделанных в дневнике Пъяцци Смита. Миссис Брюк очень любезно согласилась заняться этим вопросом. Несколькими днями позже она сообщила, что обнаружила несколько интересных писем и заметок, и предложила мне приехать в Эдинбург. Через две недели я приехал к Брюкам в Пеникуик, расположенный недалеко от Эдинбурга. К моему восторгу, Мэри Брюк предоставила мне копию рисунка Пьяцци Смита и, что более важно, подробные описания древнего реликта, сделанные братьями Диксонами – Уэйнманом и Джоном. Из написанного Дикеонами я понял, что есть хорошие шансы найти этот предмет где-нибудь в Лондоне.
III
ЛИХОРАДКА ВОКРУГ ПОТАЙНОЙ КАМЕРЫ
Диксоны работали вместе с Пьяцци Смитом, по крайней мере, с 1871 года. Они предполагали, что в пирамиде должна существовать «потайная» камера. К примеру, 25 ноября 1871 года Джон Диксон, написав Пъяцци Смиту, что его младший брат Уэйнман очень активно работает над своим проектом строительства моста в Египте, сделал весьма таинственное добавление:
«Я более, чем раньше, уверен, что существует проход или, возможно, камера, содержащая, как я полагаю, записи, заложенные там в древности – как только я составлю определенный план, то пришлю тебе копию…»
Джон Диксон уехал в Египет и, вернувшись 8 апреля 1872 года, написал Смиту еще раз, упомянув, что Уэйнман до сих пор очень занят: «Я удовлетворен тем, что нашел ключ к другому проходу!»
Второго сентября 1872 года, Джон Диксон – Пьяцци Смиту:
«Очень рад тому, что все эти наши сверления и царапания внутри пирамиды привели к открытию шахт в погребальной камере царицы – я знаю, что он (Уэйнман) послал вам копию доклада. Надеюсь получить больше с почтой в понедельник и пришлю вам копию его письма, если он переделает этого сам. Думаю, что закрытый вход в них [шахты] довольно сильно расстроит всю теорию (?). У меня есть предложение сверлить восточные стенки обеих камер, как царя, так и царицы, а также использовать дым и пистолеты для того, чтобы определить по виду, звуку или запаху их связь. Возможно также вызвать сотрясение, чтобы из шахты выпал какой-нибудь предмет, лежащий в проходе, который доставался… „крючком мертвого“…»
Пятнадцатого ноября 1872 года Джон Диксон в письме Пьяцци Смиту упоминает о «проходах Диксона»:
«Я только что вернулся из спешного визита в Египет – видел новые проходы или каналы в погребальной камере царицы (проходы Диксона) – и принес домой предметы, найденные в одном из них – бронзовый крюк, гранитный шар, который, без сомнения, весит 1 фунт 3 унции – и старую палку длиной в пять дюймов…»
IV
ПРОПАВШИЙ ЯЩИК ДЛЯ СИГАР
Несколькими днями позднее, 23 ноября 1872 года, от Джона Диксона Пьяцци Смиту пришло сразу два письма. В первом Диксон информировал Смита, что отправил ему все находки:
«Эти предметы упакованы в ящик для сигар и отправлены пассажирским поездом. В ящике – каменный шар, бронзовый крюк и деревянная палка, которую я поместил для безопасности в стеклянную трубку… ты можешь их зарисовать, сфотографировать и все, что угодно… но верни без задержки, поскольку увидеть их хотят многие и на следующей неделе „The Graphic“ намеревается поместить рисунки у себя… так что будет большой наплыв народа… Есть ли какой-нибудь шанс, что Британский музей даст несколько сотен за эти находки? Если так и будет, то использую деньги на исследование [пирамиды]… Я обращусь в музей после того, как они [находки] станут известны…»
Во втором письме Диксон обсуждает «гипотезу» Смита о том, что каналы в царской палате могут быть «воздушными шахтами»:
«Твое замечание по поводу названия новых каналов может иметь место, но я бы предостерег от чересчур поспешного суждения, что эти каналы – воздушные, по той простой причине, что они были выполнены очень тщательно, но тем не менее не вели в саму погребальную камеру. Такое предположение вряд ли стоит делать, помня о закрывающем вход в нее камне 5 дюймов длиной. Я рассмотривал этот вопрос со всех сторон, и мне ясно как Божий день – они не имели никакого выхода во внешнюю атмосферу. Именно там (в северном проходе) мы нашли эти предметы…»
Ящик из под сигар с находками прибыл в Эдинбург к Пьяцци Смиту 26 ноября 1872 года в целости и сохранности. Он занес это в дневник и там же сделал набросок металлического «инструмента». Пьяцци Смит правильно отметил, что «инструмент» был «… слишком маленьким и хрупким, чтобы его использовали в Великой пирамиде…»
Четвертого октября 1993 года я приехал в газетный отдел Британской библиотеки, заказал экземпляры «The Graphic» за декабрь 1872 года и обнаружил в выпуске от 7 декабря 1872 года статью Джона Диксона с текстом на 530 странице и рисунками на 545.
Из этих рисунков и собственных набросков Пьяцци Смита я заключил, что «бронзовый инструмент», или «шлюпочный крюк», был инструментом, который использовали во время ритуала; возможно, связанного с «открытием рта». Крюк этот напоминал раздвоенный язычок змеи. Подобные «похожие на змею» инструменты действительно использовались в церемонии, и некоторые неплохие изображения можно видеть на знаменитом «папирусе Хунифера», который хранится в Британском музее. Находка такого инструмента в северной шахте, которая, как мы знаем, была направлена в приполярную зону небосвода, является дополнительным аргументом к нашей теории о ее предназначении. Профессор З. Заба, египтолог и астроном, уже давно приводил доказательства того факта, что в церемонии «открытия рта» использовался инструмент под названием «Пеш-ен-кеф», который выглядел очень похоже на найденный Диксоном «инструмент». Далее Заба утверждал, что «Пеш-ен-кеф», установленный на деревянном шесте, использовался для ориентации пирамиды на полярную звезду. Представляется вполне вероятным, что жрецы помещали этот ритуальный инструмент в северную шахту с другой стороны стены погребальной камеры царицы.

Где эти находки могут быть сейчас? Если не в Британском музее, то где? Я показал рисунки д-ру Каролю Эндрюс, работающей в отделе египетских древностей Британского музея, но она с уверенностью сказала, что в ее хранилищах таких предметов нет. Она также высказала мнение, что показанные ей предметы – достаточно позднего происхождения и были положены в шахты много позже их появления. Но я напомнил ей, что шахты были закрыты с обоих концов и только в 1872 году их открыли Уэйнман Диксон и доктор Грант. Хорошую сохранность шахт убедительно объяснил Джон Диксон в письме, датированном 2 сентября 1872 года:
«Проход герметически закрыт, внутри не было ни пыли, ни копоти – и стенки совершенно чистые, поскольку их делали при дневном свете…»
Диксон был, конечно, прав. Находившиеся в закрытом пространстве, эти предметы не подверглись разрушительному атмосферному влиянию. Я поделился с доктором Эндрюс своим мнением, что «инструмент» являлся «Пеш-ен-кефом» и использовался для наблюдений за звездами. Доктор Эндрюс благосклонно отнеслась к последнему предположению, но возразила, что ни одно упоминание о «Пеш-ен-кефе» не встречается до Восемнадцатой династии. Затем я показал рисунки доктору Эдвардсу, и он также поддержал мою гипотезу о том, что инструмент использовался для наблюдения за звездами, но, в отличие от Эндрюс, сразу согласился с предположением, что инструмент является разновидностью «Пеш-ен-кефа». С этим же согласился и Рудольф Гантенбринк.
V
«ИГЛА КЛЕОПАТРЫ» И ПАМЯТНИК ВИКТОРИАНСКОЙ ЭПОХИ
Далее следовало навести справки в музее Джона Соанеса в юридической корпорации Линкольна. Джон и Уэйнман Диксон, по всей вероятности, были знакомы с его куратором, доктором Буноми. Заведующая архивом музея, миссис Пармер, уверенно заявила, что подобные экспонаты в музей не передавались. Я рассказал ей о том, как Буноми интересовался теориями Пьяцци Смита и с каким восторгом встретил известие о прибытии в Лондон «Иглы Клеопатры». Доктор Буноми скончался в 1876 году, когда шла работа по перевозке обелиска из Александрии. Во время нашей беседы миссис Пармер вспомнила курьезный случай, имевший отношение к доктору Буноми: после его смерти на чердаке музея нашли большой кувшин с мелкими сувенирами.
И тут я внезапно вспомнил об участии Джона Диксона в перевозке «Иглы Клеопатры». И он, и его брат Уэйнман были наняты Эразмусом Уилсоном и Джеймсом Александером для того, чтобы руководить перевозкой обелиска в Лондон. Но только Джон осуществлял руководство на последней стадии этой операции и руководил водружением монолита на набережной Виктории. Повествование обо всем этом предприятии появилось в «Illustrated London News» от 21 сентября 1878 года. Я поехал к монументу, чтобы прочитать памятные надписи; одна, на северной стороне монумента, гласила:
«Благодаря патриотическому порыву Эразмуса Уилсона Ф. Р. С. этот обелиск был перевезен из Александрии, заключенный в железный цилиндр. Во время шторма в Бискайском заливе он вывалился за борт, но был поднят и водружен на это место Джоном Диксоном,
С.Е., на 42 году правления королевы Виктории (1878)».
Согласно «Illustrated London News» от 21 сентября 1878 года, под передней частью пьедестала было погребено большое количество весьма любопытных находок. Их привез сюда сам Джон Диксон в августе 1878 года в двух кувшинах. Среди разных странных вещей в них были «фотографии двадцати красивых англичанок, ящик с заколками для волос и другие предметы женского обихода… ящик сигар…»
Мог ли Джон Диксон захоронить древние предметы, которые держал в «ящике для сигар», под Лондонским обелиском? Я позвонил историку Роджеру Боудлеру, но он сказал, что вряд ли у них есть какая-нибудь информация о предметах, захороненных под обелиском. Боудлер порекомендовал мне обратиться в компанию «Метрополитен Боард оф Уоркс», которая осуществляла установку обелиска в 1878 году. Поиски в архивах этой компании ничего не дали. Также ничего не удалось найти и в Национальном регистре архивов.
Я часто думал: неужели эти древние находки – возможно, те самые инструменты, которые использовались для ориентации Великой прирамиды на звезды – лежат под «Иглой Клеопатры» в Лондоне? А может, они находятся на каком-нибудь темном чердаке или на полке одного из лондонских антикварных магазинов? Похоже, что ответа мы не узнаем никогда.

ПОСЛЕСЛОВИЕ
По-видимому, Джон Диксон и Пьяцци Смит ошибочно назвали «инструмент», найденный в северной шахте погребальной камеры царицы «бронзовым».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы и  идеальная школа


 https://volgograd.angstrem-mebel.ru/catalog/offices/ 
загрузка...

А-П

П-Я