научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/unitazy/monoblok/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Перри Родан – 261

«Фабрика Дьявола»: Флокс; Нижний Новгород; 1993
ISBN 5-87198-047-3
Оригинал: Kurt Mahr, “Die Fabrik des Teufels”
Перевод: В. Полуэктов
Аннотация
На далёкой Земле 9 апреля 2404 года.
Никто на борту «Креста-3» не знает, какие выводы сделали таинственные хозяева Андромеды из внезапного появления земного боевого сверхкорабля в их самых исконных владениях. Перри Родан опирается лишь на предположения и теории.
И все же ему и другим руководителям земной экспедиции в Андромеду известно, что для «Хозяев Острова» местоположение Земли не тайна с первобытных времён, потому что они или их подручные создали на планете История резерват, в котором в безвременье находились люди всех эпох.
Один из таких пленных с Истории — майор Солнечного Флота, чей корабль был уничтожен в бою на западном краю Галактики — смог ускользнуть и попасть на борт «Креста».
Но что происходит с другими людьми на плакате без времени и что ожидает землян на «Мультике», ФАБРИКЕ ДЬЯВОЛА?..
Курт Мар
Фабрика дьявола

ГЛАВНЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
ПЕРРИ РОДАН — главный администратор Солнечной империи и руководитель экспедиции в Андромеду
ИХО ТОЛОТ — халютер, устанавливает связь со стражами Центра
КАПИТАН ЭРНИ ЛОГАН — землянин, которого размножают
СПИК СНАЙДЕР — лейтенант, делает себя непопулярным у начальства
КРАД ХОППЕР и ПОЭМ ЛАНГРАЖ — друзья и товарищи по каюте Спика Снайдера
МАЙОР ЛУККА — руководитель боевой группы, которая обнаруживает «Фабрику людей»


На далёкой Земле 9 апреля 2404 года
Никто на борту «Креста-3» не знает, какие выводы сделали таинственные хозяева Андромеды из внезапного появления земного боевого сверхкорабля в их самых исконных владениях. Перри Родан опирается лишь на предположения и теории.
И все же ему и другим руководителям земной экспедиции в Андромеду известно, что для «Хозяев Острова» местоположение Земли не тайна с первобытных времён, потому что они или их подручные создали на планете История резерват, в котором в безвременье находились люди всех эпох.
Один из таких пленных с Истории — майор Солнечного Флота, чей корабль был уничтожен в бою на западном краю Галактики — смог ускользнуть и попасть на борт «Креста».
Но что происходит с другими людьми на плакате без времени и что ожидает землян на «Мультике», ФАБРИКЕ ДЬЯВОЛА?..

* * *
«В историческом музее Элис Спрингс, Австралия, есть странная книга, переплетённая в блестящий пластик. Эта книга, сделанная из труднораздираемой бумаги, отпечатана, как указано в выходных данных, в 2399 году. Тема этой книги: „ОПАСНОСТЬ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ“, а написал её человек по имени Огюст Э. Бленхайм, который уже давно канул в неизвестность.
Книга лежит в стеклянном ящичке и раскрыта на страницах 274-275. Именно на странице 274 находится то, что делает эту в общем-то малоценную книгу музейным экспонатом.
Огюст Э. Бленхайм выделяет в ней напечатанный курсивом абзац:
«Если развитие технологии будет продолжаться прежними темпами, мы вскоре увидим, особенно в области биологии и кибернетики, которые сольются в новую ветвь науки под названием БИОНЕТИКА, вещи, которые можно будет назвать гротескными и отвратительными».
На краю страницы возле этого абзаца находится сделанная от руки надпись: «SAY IT AGAIN, CHARLIE».
Надпись сделана обычным в третьем тысячелетии динокарандашом. Исследование давно высохшей пишущей жидкости показало, что углерод — главная составная часть жидкости — состоит почти из равного количества изотопов С-12 и С-13. На Земле и на всех других известных до сих пор планетах Галактики углерод, напротив, почти на девяносто процентов состоит из изотопа С-12, в котором изотопа С-13 чуть больше одного процента. Анализ позволяет сделать только один вывод: что этот динокарандаш изготовлен на одной из планет Андромеды, где содержится такая необычная пропорция изотопов углерода.
Эта надпись, поспешно нацарапанная на краю листа, и является тем, что делает эту книгу ценной редкостью. Мы должны предположить, что надпись была сделана тогда, когда книга была ещё довольно новой. Нам неизвестно, кто автор этой надписи, но мы знаем, что он должен принадлежать к тем, кто отважился на первое проникновение в звёздную даль чужого млечного пути. Наша фантазия выходит за всякие рамки, когда мы пытаемся представить себе, какие вещи видел и в каких ситуациях побывал этот неизвестный комментатор, прежде чем сделал запись в книге».
Из передовицы в «Североавстралийской газете» от 20 апреля 3677 года. Позднее автор признавался своим друзьям, что написал эту статью потому, что не знал, чем ему заполнить свободное место.
1
«Крест-3», самый могучий корабль из когда-либо построенных человечеством, находился в пяти световых годах от Истории, самой странной планеты из всех, виденных когда-либо человеком.
Спик Снайдер сидел в своей крошечной пеленгационной кабинке и читал. Кабинка была так мала, что Спик, откинувшись в кресле, опирался плечами о заднюю стенку, а слегка согнутые в коленях ноги залезали под пульт. Эта поза, однако, утомляла мышцы бёдер, поэтому Спик постоянно страдал мышечными спазмами.
Он уже дошёл до того места, где автор в крепких словах распространялся о ценности некоторых новейших открытий, когда вдруг заметил бледную вспышку, скользнувшую по стенкам крошечной кабинки. Он мгновенно выронил книгу и нагнулся в кресле. Световой эффект был нечётким. Несколько мгновений Спик сидел в нерешительности, действительно ли он что-то видел, так как после пятичасового дежурства его глаза иногда играли с ним шутку. Потом его взгляд упал на рефлексный экран датчика энергии. Несколько минут назад там виднелась маленькая, резко очерченная световая точка солнца Исто, а рядом размытое пятнышко планеты История. По мнению учёных и по мнению самого Спика Снайдера, размытость пятнышка вызывала чудовищное энергетическое поле, окружающее планету. На самом деле это поле было тем, что давало странным жителям Истории вечную молодость и, в качестве компенсации, незатуманенную память.
Пятнышко исчезло. Блестела лишь одна точка солнца.
Спик знал, почему это так. Внезапное исчезновение пятнышка было связано со вспышкой, чьё бледное отражение от стен он видел.
Спик сжатым кулаком ударил по клавише сигнала тревоги. После пяти часов однообразия было настоящим наслаждением услышать вой сирен тревоги, наполнивший палубные коридоры научно-технического сектора. Пару секунд Спик слушал его, представляя себе, как в других кабинках, таких же маленьких, как и его, дюжина молодых офицеров и техников облегчённо вздохнула, наслаждаясь тревогой, которая нарушила однообразие часов одинокой вахты.
Потом он взял трубку интеркома, нажал красную аварийную клавишу и в следующее мгновение увидел возбуждённое лицо старшего офицера вахты.
У капитана Эрни Логана был огромный, массивный череп, и казалось, что этот человек постоянно страдает от повышенного кровяного давления. Его редко можно было видеть без капель пота на лбу, и почти всегда казалось, что рядом с ним вот-вот вспыхнет молния.
— Что случилось? — проревел он Спику.
Спик нагнал на лицо скучающее выражение и объяснил ему свои наблюдения.
— И вы сразу же включили тревогу? — фыркнул Логап. — Великое небо, что за пустяки вы тут наблюдали?
— Служебная инструкция, параграф пятнадцать, раздел второй, — со стоическим спокойствием ответил Спик. — Во время частичного или полного состояния тревоги дежурный офицер должен сообщить старшему офицеру обо всем, что он наблюдал и что показалось ему необычным. Этот корабль, сэр, находился в состоянии частичной тревоги.
— Не надо было включать тревогу, — пробурчал Логан.
— Параграф восемнадцать, раздел…
— А, пустяки! Оставайтесь на своём месте. Распорядитесь, чтобы записи ваших приборов были немедленно переданы в измерительную лабораторию.
— Будет сделано, сэр.
Потное лицо Эрни Логана исчезло. Спик с насмешливой гримасой начал сматывать ленты с катушек автоматически записывающих инструментов и запечатывать их в капсулы пневмопочты. Затем он сунул капсулы в трубопровод, устье которого находилось на правом конце пульта. Возле него находилась пластинка примерно с двадцатью различными адресными кнопками. Спик нажал на одну из них и услышал, как капсула с сосущим, чмокающим звуком исчезла в трубопроводе. И на этом для него все закончилось.
Он, лейтенант Спик Снайдер, двадцати двух лет, по своим наблюдениям не знал, что произошло. Его знания о планете История ограничивались такими маловажными вещами, как название, приблизительная величина и радиус орбиты чужого мира. Кроме того, Спик по некоторым слухам знал, что на Истории должны существовать странные создания, которым была дана вечная молодость, и что, вероятно, существовало защитное поле, окутывающее планету и препятствующее старению жителей Истории.
У Спика было живое воображение, и ему нетрудно было связать странное мерцание на рефлексном экране энергодатчика с таинственным защитным полем. Теперь же, когда это мерцание внезапно исчезло, он спросил себя, чем же оно могло быть в действительности? Потом он спросил себя кое о чем ещё. Спик спросил себя, как он, будучи уже офицером в течение года, оказался на расстоянии полутора миллионов световых лет сидящим в маленькой кабинке огромного корабля, окружённого врагами, и имеющим шансы вернуться когда-либо домой 1 к 10. Но так и не смог ответить, почему пошёл на это.
Конечно он знал, что Солнечная империя по соображениям безопасности должна была проникнуть в туманность Андромеды и основать там базу. Каждый знал это, даже школьники на Земле. Но какую особую цель преследовачо настоящее задание, где находился «Крест», как далеко отсюда был противник и что будет сделано дальше — об этом лейтенант не имел никакого представления.
Он удивлялся самому себе, как легко это возбуждает его. До сих пор он был терпеливым и послушным офицером. Его отец был полковником и руководил маленьким флотом охраны на границе восточного сектора родной Галактики. Дядя служил в генеральном штабе, занимая в Террании влиятельный пост. Даже его брат, на три года старше Спика, уже был адъютантом одного из маршалов Солнечной империи.
Спик пошёл следом за ними. По духу он был отнюдь не солдат, поэтому до сих пор его мало заботило, что ему позволено знать, а что нет. Теперь же, после того, как он сделал первое важное наблюдение, Спик изменил своё мнение. Ему захотелось узнать, в чем тут дело, и он сердился на то, что ему никто этого не сказал. Ведь он же был офицером, черт подери! Как он может справляться со своей работой, не зная, что делает?
Спик решил спросить об этом у капитана Логана, как только сменится с вахты. Он был уверен, что Логан знает ненамного больше его, но, может быть, знает кого-то, кто может ему это рассказать. Он должен попытаться выяснить. С каждой секундой он все больше убеждался, что нет ничего хуже, чем блуждать в темноте и трудиться во имя неизвестной цели.
Позже, вспоминая об этих минутах, проведённых в кабинке пеленгатора, Спик не был уверен, не лучше ли ему было остаться незначительным, ничего не знающим лейтенантом, одним из многих. Во всяком случае, волосы у него не так поседели бы.

* * *
Спик сменился в восемнадцать часов по бортовому времени. Человек, заступивший на его пост, был младшим офицером. Началась вторая смена. Спик передал сменщику приборы и стал наблюдать, как он нажимал на клавишу, нанося на главные ленты маркировку, из которой следовало, что во время смены все приборы были в порядке.
После этого Спик отправился на поиски Логана, который заканчивал свою вахту в то же время, что и он. Спик не знал его привычек, но предполагал, что сможет найти капитана за ужином. Он прошёл по узенькому ходу, ведущему из пеленгационной кабинки к коридору главной палубы. Ему встретились два человека, тоже сменившиеся, с усталыми и недовольными лицами.
Главный коридор, широкий, как загородное шоссе первого класса, был оснащён двумя лентами эскалатора. Люминесцентные лампы распространяли с потолка, находящегося на двенадцатиметровой высоте, пёстрый свет такого же вида и яркости, как и на ночных улицах больших городов Земли. Движение здесь было оживлённым. Главный коридор отделял это место научно-технического сектора от сектора логистики. Логистики с ярко-жёлтыми нашивками на рукавах здесь были повсюду. Их служба была легче, чем служба механического персонала, поэтому, сменившись, им было нечего делать, кроме как слоняться повсюду и шуметь. Спик убедился, что кроваво-красная повязка на рукаве, которую он носил как член научно-технического штаба, была хорошо видна, когда он встал на самую быструю ленту скользящего перед ним эскалатора
Проехав восемьсот метров по палубе, он покинул главный коридор и снова вернулся в тишину технического отдела. Шум движения в главном коридоре смолк позади него. Ход, которым он воспользовался, был всего лишь трехметровой ширины, а потолок находился на высоте четырех метров. Освещение было обычным. По обеим сторонам на равномерном расстоянии друг от друга находились двери, за которыми скрывались общественные помещения, предоставленные в распоряжение сменившихся с вахты членов научно-технического сектора, — кинотеатр, плавательные бассейны, спортивные залы, библиотеки, казино. В некоторые часы здесь бывало оживлённое движение, но в настоящее время освободившиеся от вахты освежались, стряхивая с себя усталость шестичасового монотонного дежурства.
Спик миновал перекрёсток коридоров и нашёл на противоположной стороне дверь с вывеской «Офицерский клуб». Сюда заходили после дежурства те, кому это разрешалось по рангу и по должности. До сих пор Спик избегал посещать его, потому что в клубе за еду и напитки нужно было платить, а жалованье молодого лейтенанта было не настолько велико, и Спик предпочитал посещать общественное казино, где предлагался ограниченный выбор напитков за счёт государства.
Войдя в помещение, он с первого взгляда понял, что инстинкт не подвёл его. Огромный зал клуба, пересечённый ровными рядами столиков, был почти пуст. Возле бара в глубине зала находились пять официантов, которым почти нечего было делать, а шестой официант стоял за стойкой бара. Там было два посетителя, один из которых — Эрни Логан. Он в одиночестве сидел за столиком и с удовольствием посвятил себя неестественно огромному бифштексу из натурального мяса.
Спик подошёл к его столику и остановился. Через некоторое время Логан заметил его. Когда он наконец поднял глаза, Спик отдал честь.
— Разрешите мне подсесть к вам? — вежливо спросил он. На полном лице Логана появилась недовольная гримаса. Он не любил, когда ему мешали. Проглотив кусок бифштекса, он неохотно кивнул.
— Садитесь, — пробурчал он. — Места хватит.
На этом беседа временно прервалась. Логан снова углубился в ужин, а Спик заказал блюдо из нижнего конца меню и кружку пива. Когда заказ принесли, Логан уже покончил с бифштексом.
Спику теперь хотелось говорить с Логаном меньше, чем когда-либо прежде, но он сидел и смотрел на него. Возраст Логана было трудно определить. Ему было где-то между тридцатью и сорока. Он был огромным человеком, но большую часть его объёма, казалось, занимал жир. Его водянистые глаза смотрели на мир с выражением постоянного недоверия.
— Ну, что ещё? — грубо осведомился он.
— Что — что? — спросил Спик в ответ, неожиданно засомневавшись в разумности прихода сюда.
— Иначе вы бы не сидели за моим столом, — объяснил Логан. — Что вам угодно?
Спик взял кружку с пивом и сделал огромный глоток.
— У меня есть к вам просьба, — серьёзно сказал он.
— О, нет! — усмехнулся Логан, глядя на Спика с опаской.
— Мне кое-что непонятно, — продолжил Спик, — поэтому хотелось бы знать, что это за предприятие.
— Зачем?
Спик рассчитывал на любой вопрос, только не на этот, поэтому секунду недоверчиво смотрел на Логана.
— Зачем? — повторил он. — Я офицер и выполняю свой долг. Как же я могу всем сердцем быть преданным делу, если не знаю, что оно из себя представляет?
На лице Логана появилось надменное выражение.
— Вам известен Устав безопасности. Мы находимся в зоне влияния противника, которому вынуждены доверять. Если каждый пленный, которого врагу удастся взять из наших рядов, сможет в деталях объяснить ему все наши планы и намерения, мы долго не проживём.
— Я это знаю, — поспешно ответил Спик. — Я не желаю знать весь боевой план, мне нужны лишь общие сведения, а именно: что мы здесь делаем.
Логан улыбнулся улыбкой, в которой заключалось все его самомнение.
— Вы молодой лейтенант, Снайдер. Почему бы вам не подождать четыре-пять лет, пока не станете капитаном? Тогда вам обязательно скажут, в чем тут дело.
Спик откинулся на спинку стула.
— Вы меня неправильно поняли, сэр, — резко сказал он. — Я не собираюсь выкачивать из вас информацию, ибо убеждён, что вы знаете так же мало, как и я, и что вы, в сущности, тоже копаетесь в дерьме, потому что всегда делаете только то что вам говорят, безразлично, знаете ли вы, какой план кроется за этим, или нет. Все, что я хочу от вас, сэр, это чтобы вы поговорили с майором Олсоном о предоставлении младшим офицерам некоторой основополагающей информации. Если мы будем знать, что происходит на самом деле, нам будет легче выполнять свой долг. Устав Безопасности необходим, но без известного минимума доверия к членам младшего офицерского состава, находящегося в непосредственном контакте с экипажем, по моему мнению, ничего сделать не удастся. Мне очень жаль, сэр, если я чего-то недопонимаю.
Позже он сам не понимал, почему так горячо говорил с капитаном. Может быть, из-за жеманства капитана Логана.
Вне себя от гнева, Логан медленно поднялся со стула. Лицо его было неестественно красным, и пот блестящими каплями покрыл лоб. Спик тоже поднялся, как это полагалось младшему офицеру.
— У вас была возможность высказать своё мнение, — прогремел голос Логана так громко, что официанты в баре вздрогнули и стали прислушиваться. — Теперь моя очередь. По моему мнению, вы должны немедленно покинуть бар. Как только время вашего отдыха закончится, немедленно доложите мне. Ясно?
Спик вытянулся в струнку.
— Ясно, сэр, — ожесточённо ответил он.
— Вон! — крикнул ему Логан.
Спик отдал честь и, по уставу щёлкнув каблуками, повернулся. Не оглядываясь, он направился к двери, открыл её и вышел в коридор.
Таким образом, между капитаном Логаном и лейтенантом Спиком Снайдером возникла враждебность, сыгравшая не последнюю роль на протяжении операции «Инкубатор».
Из-за стычки с Логаном Спик вынужден был оставить свою еду, поэтому он пошёл в одно из невзыскательных казино и что-то проглотил. Потом вернулся в свою каюту, которую делил с двумя другими лейтенантами, принял душ и лёг в кровать. Его товарищей по каюте не было.
Такой гигантский корабль, как «Крест», в отсутствие тревоги представлял возможность экипажу в значительной мере самому искать развлечении, поэтому двое других не вернутся, прежде чем в казино и клубах не сыграют отбой для первой смены экипажа. Он увидит их на следующее утро.
Научно-технический штаб был небольшим и состоял не более чем из двухсот человек. Люди здесь находились в более тесном контакте, чем в других секторах корабля. Крад Хоппер и Поэм Ланграж уже слышали о его разногласиях с Эрни Логаном. Когда Спик встал и попытался проскользнуть в душ, они понимающе улыбнулись ему.
Крад Хоппер был среднего роста, но мощного телосложения На первый взгляд казалось, что ему настоятельно необходим курс похудания, но это, как он сам утверждал, только казалось. На самом деле то, что казалось излишним жиром, было мускулами и сухожилиями. Широкое плоское лицо с низким лбом казалось вялым и ничего не выражающим, а длинные волосы, свисающие прядями, только усиливали это впечатление. Каждый разумный человек, увидев его в гражданском, не советовал бы ему вступать в космический флот, потому что там он не продвинется дальше ефрейтора. Но внешнее впечатление было обманчивым После профессоров Крад был самым способным специалистом по роботам из всех, кого когда-либо знал Спик.
Поэм Ланграж, напротив, был совсем иным: изящным и немного ниже Крада, а ум можно было прочитать у него на лице, узком с высоким лбом и голубыми глазами. Его светлые волосы рассыпались, и Крад часто заверял его, что лет через пять Поэм обзаведётся лысиной, если ничею не предпримет против этого.
Впервые Спик встретил Поэма и Крада на космической станции КА-малая, когда составлялся экипаж «Креста», примерно четырнадцать дней назад. С тех пор он жил с ними в общей каюте. Спик, возвышавшийся над Крадом более чем на голову, был худ, мускулист и имел внешность человека, который каждое утро совершает пробежку по краю леса. Но они быстро стали друзьями.
Итак, Спик остановился перед дверью в маленькую душевую, услышав, что Крад и Поэм поднялись, и повернулся к ним.
— Я знаю, что теперь последуют острые замечания, — произнёс он с выражением сожаления. — Так что у вас на уме?
Поэм с упрёком покачал головой.
— Ни в коем случае, друг, — ответил он голосом, странно контрастировавшим с его внешностью. — Мы чувствуем сожаление.
— Да, — прогремел Крад, — именно. Но мы не хотим вмешиваться в твои дела.
Спик скривился.
— Я бы не прочь спихнуть это кому-нибудь, если бы сам не заварил эту кашу.
— Но, в таком случае, мы сочувствуем тебе, — заверил его Поэм.
— Можешь на это положиться, — добавил Крад и снова улёгся в постель.
Спик поспешно закончил туалет и направился к кабинету Логана, так и не позавтракав. Его восьмичасовой отдых закончился. Он чувствовал себя посвежевшим, выспавшимся, но таким же возбуждённым, как и восемь часов назад.
Кабинет Логана находился на перекрёстке двух коридоров. Спик вошёл в прихожую и стал терпеливо смотреть на робота, который выполнял функции ординарца.
— Лейтенант Снайдер, — прокартавил робот, — капитан вас ждёт.
Дверь в задней части маленького помещения открылась, и Спик вошёл в большую комнату, в которой капитан Логан восседал за пластметаллическим столом, и отдал честь. Логан ответил на это с наигранной небрежностью и усмешкой, показывающей, что он наслаждается этой ситуацией.
— Встаньте поудобнее, лейтенант, — предложил он Спику. — Это вам понадобится.
Он подался вперёд и скрестил руки на письменном столе, словно хотел ухватиться за его передний край. В его глазах сверкал триумф и злорадство, он пару раз провёл язьком по губам. У него было красное индюшачье лицо, он почти весело предвкушал то, что должно было произойти и пот выступил у него на лбу. Казалось, его вот-вот хватит удар, и у Спика непроизвольно сжались мускулы.
Неожиданно загудел интерком.
Логан вздрогнул и бросил на аппарат гневный взгляд. Потом он нажал на клавишу и, как только на экране появилось изображение, сел в кресле прямо, как положено. Спик не видел экрана, он также не понял, что сказано Логану, только слышал, как Логан горячо заверил:
— Taк точно, сэр… разумеется… сейчас, сэр.
Отключив ингерком, он одарил Спика взглядом, содержавшим странную смесь ненависти и подавленности. Спик начал постепенно расслабляться.
— Я не знаю, какого черта вам снова так везёт, — хрипло произнёс Логан, — но на этот раз майор Олсон хочет видеть вас как можно быстрее. Доложите мне, как только получите задание от майора Олсона. Понятно?
Спик отдал честь и вышел. Он был доволен, как человек, который во время приёма у зубного врача узнал, что тот уехал.
Кабинет Олсона в административном центре научно-технического сектора находился в главном коридоре палубы. На пути туда Спик ломал голову, что же хочет от нею майор. В прошлый вечер он умолял Логана связаться с ним, чтобы младшие офицеры могли узнать истинное положение вещей, но казалось невероятным, чго после всего происшедшего за это время Логан мог выполнить эту просьбу. Нет, здесь что-то другое. Спик размышлял над этим, но не нашёл никакого решения.
Прихожая Олсона отличалась от прихожей Логана тем, что там сидел настоящий сержант. Он восседал за письменным столом и смотрел на четырех простых солдат, которые сидели по обеим сторонам на неудобных скамейках и ждали, когда он даст им задание. Сержант отметил имя и звание Спика и отправил его в рабочий кабинет Олсона.
Майор Олсон стоял перед экраном, вделанным в стену обширной комнаты, наподобие окна. Его заполняли сверкающие звезды чужой галактики. С потолка лился мягкий жёлтый свет, и пёстрые точки звёзд ярко светились на фоне пустоты космоса.
Услышав шорох открывающейся двери, Олсон не спеша повернулся. Встав по стойке «смирно» и подняв руку, чтобы отдать честь. Спик увидел маленького, немного полноватою мужчину с дружеским, снисходительным выражением глаз, с совсем невоенным жеманством и, вообще, совсем не такого, каким Спик представлял себе непосредственного начальника капитана Логана.
Предложив Спику сесть, он угостил его сигаретой, сам взял другую и только тогда заговорил:
— Из вашего дела я узнал, что вы специалист по технике гипер-полей. У меня для вас есть важное задание, лейтенант. Там, внизу, на Истории недавно произошло что-то, что может иметь значение для планов корабельного руководства.
1 2 3 4 5 6 7
 бренди rudolf jelinek 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я