научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 ванна рока малибу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Я не знал, что ответить, лишь мял в руках свой берет и только и ждал момента, чтобы удрать. Не очень-то я разбираюсь в подобных вещах… И потом… с чего это ему выбрело в голову сделать меня поверенным своих тайн?
А он все продолжал говорить о своей женщине, и говорил с жаром, со страстью, в то время как я стоял у двери, как болван, ничего не понимая и думая о чем-то своем. Я чувствовал себя очень неловко, а он точно этого не замечал. Наконец, когда небу было угодно, он отпустил меня на свободу, и можете представить себе, я каким облегчением я выскочил на палубу.
Две недели нога моя не ступала в его каюту: не дай Бог, он снова начнет задавать мне подобные вопросы или твердить о своих несчастьях, о своих мучительных чувствах к какой-то женщине. Впрочем, он и сам не посылал за мной да редко и появлялся на палубе. А когда появлялся, то был очень бледен и грустен, а в глазах сверкал какой-то странный огонь. Признаться, он пугал меня своим взглядом — было что-то зловещее в его зрачках. Я долго потом не мог забыть этот взгляд: глаза его сверкали передо мной; и я видел их даже ночью горящими на стене или в самых темных углах. Я всерьез начинал бояться, что этот человек каким-то образом околдовал меня или передал мне свое безумие; я и сам побаивался уже сойти с ума.
Папаша Катрам прервался и как-то странно взглянул на нас. В его глазах сверкнула молния, заставившая многих из нас поежиться. Не этот ли огонь он замечал в глазах своего офицера? Во всяком случае он и нас пугал.
Но тут же молния погасла, старик встрепенулся, словно бы просыпаясь, и продолжил усталым, обессиленным голосом:
— Как-то вечером, когда я сидел в трюме, выбирая подходящие канаты на замену одного из вантов, кто-то внезапно ударил меня по плечу. Я обернулся и увидел в полутьме два глаза, которые пристально смотрели на меня в упор. Не разобравшись сразу, чьи это глаза, я почувствовал дикий ужас. Канаты выпали из моих рук, я было кинуться бежать, но железная рука пригвоздила меня к месту, и чей-то голос прошептал прямо в уши:
— Я видел ее!..
Я вскочил и оказался перед Альфредом, страшно возбужденным, с безумно горящими глазами.
— Кого? — спросил я, стиснув зубы.
— Ее!..
Не знаю, что удержало меня, чтобы не послать его подальше. Меня ошеломил этот с цепи сорвавшийся безумец, он все больше начинал внушать мне страх. Видя, что я стою остолбеневший и как воды в рот набрал, он повторил мне с безумной интонацией:
— Говорю тебе, я видел ее.
— Ну и что? — спросил я, пожав плечами.
— Ты не представляешь, как она прекрасна!
— Рад это слышать, — хмуро ответил я.
— И она мне сказала, что все еще любит меня…
— Тем лучше.
— И что вернется ко мне…
— Добрый знак.
— Пойдем выпьем, и я расскажу тебе о ней.
Я почувствовал, что лоб у меня покрылся холодным потом от этого предложения. И не потому, что не хотелось выпить, вовсе нет: но оказаться наедине с этим безумцем! Вот что леденило мне кровь. Я ответил, что я на вахте и потому не могу составить ему компанию. А сам тут же, не дожидаясь его ответа, бегом поднялся на палубу. Встретив на баке знакомого матроса, я послал его в трюм за канатами, боясь снова оказаться там один на один с этим сумасшедшим.
На другой день он велел позвать меня, но я опасался идти в его каюту и передал, что я болен. Не знаю, поверил ли он в мою болезнь или заметил, что я его избегаю, но только он оставил меня в покое, чему я был очень рад. И был бы рад еще больше, если бы он вовсе забыл про меня.
Когда он появлялся на палубе, я старался быть от него как можно дальше и часто прятался в трюме, только бы не встречаться с ним. Он же, не видя меня, спрашивал обо мне; и мои товарищи, которые все знали, отвечали, что я болен или занят по приказу капитана какой-то срочной работой. Тогда офицер, глубоко вздохнув, возвращался в свою каюту еще мрачнее, чем раньше.
Мы уже достигли австралийских берегов и даже видели на горизонте очертания их, когда как-то вечером я столкнулся с этим маньяком. Уверяю вас, что я провел скверные четверть часа, хотя они и были в его жизни последними.
Я стоял в тот момент на юте, ожидая конца своей вахты, чтобы отправиться спать. Помню, мы уже вошли тогда в Бассов пролив, который отделяет австралийское побережье от Тасмании, и находились в нескольких милях от острова Кинг. Я прикрыл глаза и едва не задремал, когда почувствовал, что моего лба коснулась чья-то ледяная рука. Резко подняв голову, я увидел перед собой моего офицера, с вытаращенными глазами, с лицом землистого цвета и волосами дыбом.
— Что вы хотите? — спросил я, обомлев.
— Там!.. Там!.. — воскликнул он прерывающимся голосом, указывая на пенящийся след от корабля.
— Что там? — спросил я его.
— Она!
— Кто она?
— Моя прекрасная!.. Моя единственная!..
— В море? Очнитесь, сударь, это вам приснилось.
— Нет, Катрам, — воскликнул он. — Я видел ее!..
Хоть я ни на йоту не поверил его словам, я все же наклонился над бортом и внимательно посмотрел в пенящийся след; но ничего не увидел, даже головы акулы.
— Успокойтесь, — сказал я, видя, что он весь вне себя. — В море ничего нет.
— Нет есть! — прошептал он мне в ухо горячечным тоном. — Говорю тебе, я видел ее там, посреди пены…
— Это был обман зрения.
Он не ответил; он кинулся вперед в страстном порыве и, перегнувшись через борт, уставился в море своими безумными глазами, которые испускали какие-то странные искры.
— Взгляни на нее!.. Взгляни, как она прекрасна!.. — повторил он.
Я посмотрел еще раз, движимый скорее сочувствием к нему, чем любопытством. Но тут… Вы мне не поверите, но я вдруг увидел в пенистом следе корабля, увидел среди белоснежной пены… голову! Было уже темновато, конечно, но пена была белая, почти светящаяся, и эта голова отчетливо выделялась на ней!.. Я видел, как она два раза всплыла, потом исчезла, и могу поклясться, что слышал звук, какой-то голос, который показался мне человеческим.
Если вы спросите, какая она была: красивая или уродливая, светлая или темная, я ничего не смогу ответить. Я был в таком шоке, изумление, которое я испытал, было столь сильным, что помешало мне разглядеть ее как следует. Но я видел человеческую голову, это несомненно…
Легкий смешок прервал папашу Катрама, это капитан заранее потешался над ним.
Старик пожал плечами и продолжал:
— Несколько минут я стоял, как окаменелый, не зная, что думать, как быть. Из этого столбняка меня вырвал голос офицера:
— Так ты видел ее?..
Я не смог сказать ему «нет», и утвердительно кивнул головой. О, лучше бы я не делал этого! Бедный безумец одним прыжком перемахнул через фальшборт и головой вниз бросился в море, крича:
— Я здесь, Мануэла!..
Вскрикнув от ужаса, одним ударом ножа я перерубил веревку спасательного круга и бросил ему. Капитан тут же приказал лечь на другой галс и спустить на воду шлюпки.
Мы вернулись на то место, но все наши поиски были тщетны: бедный безумец так и не показался на поверхности!..
— Его в самом деле околдовала сирена? — спросили юнги.
— Откуда я знаю? — ответил папаша Катрам. — Я не мог хорошо разглядеть, ночь была темная… Но, может, наши старики и не выдумали сирен!
Капитан наш снова разразился веселым смешком.
— Знаешь, что это была за голова, папаша Катрам? — спросил он потом.
— Откуда мне знать! — резко ответил боцман.
— Это была голова тюленя!
— Может, и так, да что-то не верится.
— Да, старина, это был тюлень из Бассова пролива. Их в этом проливе столько же, сколько карасей в наших прудах, и в сумерках их круглую голову вполне можно принять за человеческую. Ну что, убедил я тебя или нет?
Боцман встал и, ничего не ответив, покинул нас, ворча больше обычного.
МОРСКОЙ ЗМЕЙ
И на девятый вечер боцман Катрам был пунктуален, как бортовой хронометр. Едва пробило восемь, мы увидели, как его берет, возраст которого, наверное, приближался к столетию, поднимается из люка; затем появилась и вся его костлявая, немного скособоченная, но еще крепкая фигура.
Он прошел на бак, чтобы взглянуть, в каком состоянии море и небо, приказал обрасопить фор-марсель, чтобы забрать побольше ветра, и бросил взгляд на компас, чтобы убедиться в точности курса. Потом он зажег трубку и уселся на свое обычное место, «на трон», как шутила команда.
Через минуту вся аудитория была вокруг него. Наше любопытство не только не уменьшилось, а, наоборот, росло из вечера в вечер — все хотели, чтобы капитан продлил «наказание» бедному старику, хотя его мрачные истории и наводили на всю команду немалый страх.
Папаша Катрам, похоже, подготовил уже свою новеллу, поскольку едва усевшись, он без обычных оттяжек и предисловий начал так:
— Сегодня вечером я расскажу вам о встрече с огромным чудовищем, которым давно занимаются так называемые ученые — одни подтверждают его существование, другие безоговорочно отрицают его. Я разумею не то морское чудовище, которое северные народы называют «кракен» и о котором Олаф Магнус, епископ Упсалы, писал, что оно имеет целую милю в длину и похоже больше на остров, чем на рыбу; и не то другое, виденное одним скандинавским священником, на теле которого он служил святую мессу, приняв его за скалу. Нет, папаша Катрам рассудительнее, чем кажется, и не так легковерен, как полагает господин капитан, — таким вздорным выдумкам я не верю.
Я не говорю, что эти два святых человека не могли видеть огромных чудовищ, похожих на того, с которым столкнулся командир пакетбота «Алекто» между Мадейрой и Канарскими островами несколько лет назад и от которого еще хранится кусок хвоста или плавника в Санта-Крус-де-Тенерифе. То был полип, огромнейший, да, но не такой, чтобы принять его за остров. Но оставим чужие рассказы и легенды и займемся нашим чудовищем.
— Ты сам его видел? — спросил капитан, который сразу заинтересовался и слушал с глубоким вниманием.
— Своими собственными глазами.
— Днем?
— Ночью, однако взошла луна, и видимость была довольно хорошая.
— Тогда у меня начинают рождаться сомнения.
— Какие, позвольте узнать? — спросил старик обиженным тоном.
— Я скажу позже. А сейчас продолжай, мы ведь еще не знаем, о каком чудовище ты собираешься говорить.
— Ладно. Слышали вы когда-нибудь о морском змее?
— Да, да, — воскликнули все.
— Верите вы в его существование?
Никто не ответил; матросы переглянулись, не зная, ответить да или нет, но больше склонные, конечно, к чудесному, как все моряки.
— Может, вы и не верите, — снова начал папаша Катрам, — но тогда вы не правы, поскольку, повторяю, я видел его собственными глазами. Не все верят в него. Я слышал сомнения на этот счет даже и от старых моряков. А те, кто видел его или слышал о нем от других, рассказывают разное. Одни говорили, что длиной он больше тысячи метров, другие — пятьсот, а некоторые уменьшали до ста пятидесяти, но не меньше.
Кто говорит, что он обладает такой мощной силой, что может раздавить большой корабль в своих кольцах; другие утверждают, что он студенистый, как моллюск. Одни рассказывают, что он агрессивен и готов к нападению; другие — что он сам от них убегал. Экипаж одного датского судна утверждал, что они разрезали чудовище пополам волнорезом, а его части при этом потеряли столько крови, что море окрасилось на тысячу квадратных метров.
— Ну уж! — воскликнул капитан. — Что у него винный погреб в теле, у этого змея?
— Я знаю об этом не больше вашего, — серьезно ответил папаша Катрам. — Что до меня, то я очень мало доверяю всем этим рассказам. А теперь дайте мне продолжать и не прерывайте, если желаете, чтобы я когда-нибудь кончил, иначе я просто лишусь языка.
Три года я плавал на мальтийском барке, который совершал долгие рейсы в Америку и на Дальний Восток. Хороший был парусник, может, лучший, на котором я плавал, и под командой самого доброго капитана, какого я только знал.
За все три года ничего чрезвычайного с нами не случилось. Мы бороздили океаны, как спокойные пассажиры, а не как бедные матросы: ели хорошо, а пили еще лучше, и не встречали ни одной из тех страшных бурь, от которых волосы встают дыбом и сжимается сердце даже у тех, кому не впервой.
Капитан наш был эпикуреец и любитель попировать. Время от времени он закатывал такие пиры всей команде, которые производили большие опустошения в его погребе. А поскольку они устраивались только в тихую погоду, то после выпивки мы обычно затевали танцы между грот-мачтой и бизанью.
Однажды, когда мы собирались покинуть остров Тонга, вождь туземцев, которому мы сделали подарки, прислал на борт двух крабов-воров.
— Что за крабы-воры? — спросили мы все, за исключением капитана, который, без сомнения, это знал.
— Я вам объясню в двух словах, — ответил боцман. — Это очень большие крабы, с такими мощными клешнями, что способны легко расколоть кокосовый орех. Они водятся на островах Тихого океана, у побережья, чтобы быть поближе к кокосовым пальмам, на которые взбираются, чтобы поесть плодов. Островитяне очень любят их мясо, но вкусное оно или нет, я не знаю — никогда не доводилось пробовать.
— Но, — сказал капитан, — причем тут крабы и где твой морской змей! Ты заблудился, папаша Катрам.
— А при том, сударь, — ответил боцман, запальчиво, — что именно два этих краба и навлекли на наше судно беду.
— Каким же образом?
— Я не знаю, но кок на борту сказал мне, что эти звери приносят несчастье, и он не ошибся: после их появления начались бури, беды, и мы встретились с морским змеем.
— О дьявол! — воскликнул капитан, давясь от смеха.
— Скоро увидите, — ответил боцман также серьезно и веско. — Я не буду рассказывать о затяжных штормах, которые напали на нас после этого, о тех матросах, которые сломали себе руки и ноги по вине этих крабов, которые навлекли на нас гнев морского царя (ведь известно, что они его любимцы), и подхожу к самому интересному моменту.
Мы пересекали тогда участок океана, что простирается между Полинезией и берегами Америки. И вот однажды вечером, когда после плотного ужина с винцом мы весело танцевали на палубе, случилось то, что не только удивило, но и очень напугало всех нас.
Наше судно делало при свежем ветре четыре или пять узлов в час, но вдруг оно постепенно стало замедлять свой бег, пока не остановилось и вовсе.
Сначала мы подумали, что ветер внезапно переменился, но флюгера на верхушках мачт показали, что он все тот же. К тому же паруса были раздуты, а судно не двигалось. Удивленные этим необъяснимым фактом, мы бросились на нос корабля, но ничего не увидели.
Мы бросили лот, чтобы узнать, нет ли тут мели, но вытравили линь на четыреста метров, а свинцовый грузик так и не достал дна. Никто не мог объяснить это странное и удивительное явление. Одни говорили, что какой-то большой полип зацепился за наш киль и остановил нас, другие решили, что, может быть, вода здесь такая густая, что мешает нам двигаться, но все это были глупости, которым никто не верил.
Наш барк оставался почти неподвижным добрую четверть часа, потом вдруг поплыл с прежней скоростью. Однако, когда он двинулся, мы видели с кормы, как море вздувается и кипит, а один матрос уверял даже, что заметил там что-то черное среди пены, похожее на огромную руку или гигантский цилиндр.
Нас остановило какое-то неизвестное морское чудовище, однако в тот вечер мы ничего о нем не смогли узнать.
Всю ночь команда провела на палубе, никто и не думал спать, а несколько человек дежурили у бортов с карабинами в руках.
Ничего не случилось до двух часов утра, когда марсовый, который забрался на фок-мачту, закричал, что видит в миле от нас по ветру какой-то поднявшийся из моря конус, подобный морскому смерчу. Не могу сказать точно, но едва ли он видел смерч, поскольку ветер был слабый, океан спокоен, а на небе ни облачка.
Ближе к рассвету, однако, я сам увидел, как море вздымается под кормой нашего судна, и отчетливо различил что-то вроде свиста, который обыкновенно издает змея. Это новое явление напугало нас еще больше. А капитан приказал лечь на другой галс в надежде, что, если за нами и плывет какое-то морское чудовище, оно потеряет наш след.
И действительно, наш барк плыл на север без всяких происшествий целый день. Мы уже порадовались, что избавились от этой таинственной опасности, когда через два часа после захода солнца наш корабль опять понемногу остановился и закачался довольно сильно с борта на борт.
Тут уж наше изумление сменилось настоящим ужасом, который невозможно описать. От капитана до последнего юнги все дрожали от страха, и я не меньше других.
Мы во все глаза смотрели в море вокруг нашего судна, но ничего не появилось из воды. Тем не менее качка продолжалась, и такая сильная, что с минуты на минуту мы ждали, что вывалимся все в море и пойдем ко дну.
Вскоре наше внимание было привлечено сильным свистом, который раздавался впереди. Мы все побежали на нос, трепеща от страха и сжимая оружие, и что же мы увидели там?..
Всего в двух кабельтовых по курсу плыло огромное чудовище, которое из-за темноты нельзя было отчетливо разглядеть. Оно плыло нам наперерез, испуская что-то вроде дыма или тумана над собой. Оно держалось почти целиком погруженным в воду, но видно было, что за огромной головой, метров в двадцать, тянется его длинное-длинное змеящееся тело, которое терялось затем во мраке. Не знаю, какого размера оно было целиком, поскольку ночь была темная, но мне показалось, что оно превышало милю.
— Лево руля! — загремел капитан срывающимся от волнения голосом.
Тут же рулевой выполнил этот приказ, и наше судно резко свернуло в сторону. Но пройдя шесть или семь кабельтовых, мы оказались перед хвостом чудовища, впрочем, перерезав его с такой легкостью, что никто не ощутил ни малейшего толчка!..
— Он был из масла, этот ваш змей? — спросил наш капитан, с ироническим видом глядя на боцмана Катрама.
— Из масла!.. Не скажите!.. Наутро мы обнаружили в трюме на фут воды, проникшей через две пробоины, совершенно правильной формы, сантиметров восемь-десять в диаметре. Одна по левому борту, немного ниже ватерлинии, другая на корме. Судите сами, какие зубы должен был иметь этот масляный змей.
— И вы пошли ко дну? — спросил кто-то из матросов.
— Нет, — ответил папаша Катрам. — Нам легко удалось заделать эти две пробоины и помпами осушить наш трюм. Но страх, который мы испытали от этой встречи, был таков, что несколько матросов слегли, а веселые попойки на борту прекратились. Уверен, что если бы этих двух крабов не было у нас на борту, владыка морских пучин не послал бы на нас ужасного змея. Хотя само существование его многие еще ставят под сомнение.
Сказав это, старик слез с бочонка и собрался было уходить, но капитан, который чуть призадумался, легким жестом остановил его.
— Вы хотите дать объяснение? — нахмурился старик.
— Возможно.
— Не верите в то, что я вам рассказал?
— Да, не верю в твоего змея, который существует только в мозгу невежд.
Боцман Катрам выпрямил свою сутулую спину, уперся руками в бока и с вызывающим видом посмотрел на своего вечного оппонента.
— Что же, по-вашему, мы все ослепли? — воскликнул он. — Вся команда могла бы вам подтвердить!
— Да, да… — пробормотал капитан, разговаривая как бы сам с собой. — Так, должно быть, и… я уверен в этом… Так вот, — сказал он громко, спокойно выдерживая мрачный взгляд старика, — я все это могу объяснить.
Не знаю точно, по какой причине ваше судно остановилось и раскачивалось; но думаю, что оно было остановлено каким-то гигантским полипом или же спрутом. Эти существа имеют щупальца, которые достигают иногда десяти метров, они наделены необыкновенной силой и могут заставить качаться даже тяжелый корабль. Случай ваш не единственный.
— Допустим, — ответил боцман.
— А насчет морского змея вы все ошиблись, начиная с вашего любимого капитана. Я совершенно убежден, что вы повстречались ни с чем иным как с обыкновенным китом, обедавшим среди скопления планктона. Размеры головы этого предполагаемого змея, которая была на самом деле всем телом кита, облака пара, которые он выпускал из своего дыхала, и громкий свист, издаваемый при этом, убеждают меня, что я не ошибаюсь.
Хвост вашего змея был просто вытянутым скоплением планктона отличной пищи для китов. Будь это не так, ваше судно не разрезало бы хвост так легко. Ты видел, чтобы этот хвост корчился или поднимал волны, когда ваше судно наехало на него?.. Скажи откровенно, папаша Катрам.
— Нет, — ответил боцман, яростно почесывая голову. — Ну а те две пробоины?
— Две пробоины!.. В самом деле, темное место. Полип не смог бы проделать их, кит тоже… Меч-рыба?.. Нет, хотя она нередко атакует корпус судов, ей не удается проткнуть его. Ага!.. Ха-ха!.. Так вот в чем дело!..
— Вы смеетесь! — воскликнул боцман.
— Тут есть над чем посмеяться, папаша Катрам, да еще как!.. — ответил капитан. — Скажи-ка, вы съели тех двух крабов-воров?..
— Двух крабов?.. — прошептал боцман, который, казалось, был поражен. — Да нет, черт возьми!.. Они были заперты в одном ящике и…
— Что ты хочешь сказать?
— Что когда мы осушали трюм, то нашли их спрятавшимися там. Хитрецы сломали ящик, хотя он был тяжелый и прочный.
— Так знай, папаша Катрам, что ваше судно было пробито двумя беглецами. Они хотели пить, и своими мощными клешнями, которые разбивают крепчайшие кокосовые орехи, проделали эти две дыры, чтобы напиться. Ах старина, ну и опростоволосился же ты с этим змеем!.. Иди-ка спать, и к завтрашнему вечеру приготовь что-нибудь получше.
Боцман замер и, казалось, не дышал. Он смотрел на капитана так очумело, что могло прийти в голову, будто он тронулся.
— Нет, не везет, — забормотал он под нос, уходя, — не везет мне с моими рассказами!..
Не знаю уж по какому капризу, но в эту ночь старик не спускался в свою боцманскую, а спал на палубе, среди парусов и канатов, чего не делал до сих пор никогда.
МУРЕНЫ
На следующее утро папаша Катрам проснулся первым и весь день оставался на палубе, прохаживаясь с внушительным видом от носа до нормы и время от времени ворчливым тоном давая другим указания. Он был задумчив, беспрерывно курил и успел отвесить пару звучных оплеух двум юнгам, которые сунулись к нему разузнать, каково будет название десятой истории.
Нетрудно было понять, что настроение у него скверное, а постоянные конфузы, которые случались с ним по вине капитана, унижали и жгли его. Но больше всего, наверное, его тяготило то, что капитан решительно опроверг возможность существования морского змея, в которого сам боцман безусловно верил. Мы, офицеры, пробовали расспрашивать его, но он кивал нам, не отвечая. Чтобы поднять ему настроение и умаслить его, я угостил боцмана сигарой; он взял, поблагодарив меня кивком головы, сунул ее в рот, но продолжал свою прогулку все такой же задумчивый и хмурый.
В час обеда он не сел за стол вместе со всеми, а взял себе свою порцию, стоя проглотил ее в три глотка, и продолжал свое хождение туда-сюда с точностью метронома.
Так прошагал он, не останавливаясь, до самого вечера, когда склянки на борту прозвонили восемь. После этого он решительно уселся на бочонок и стал ожидать слушателей, устремив свой нетерпеливый взгляд прямо на капитанский мостик.
— В голове у папаши Катрама буря, — сказал, усаживаясь перед мачтой, наш капитан. — Ну что ж, мы успокоим ее, удвоив порцию кипрского. Эй, юнга! Две бутылки моему старому боцману! Сегодня вечером я хочу, чтобы он выпил на пару стаканов больше!
Услышав это приказание, папаша Катрам поднял голову и заметно повеселел, издав удовлетворенное ворчание. Он уже пристрастился к кипрскому нашего капитана и, надо сказать, не зря, поскольку оно и в самом деле было хорошим.
— Итак, послушаем, старина, твою десятую историю, — сказал капитан. — Посмотрим, что ты нам наплетешь, и будет ли там, что объяснять, без того чтобы ты опять разъярился.
Боцман Катрам погладил свою седую бороду, кашлянул три раза и, пристально посмотрев на капитана, сказал:
— Сегодня вечером вы ничего не объясните.
— А почему, если позволено будет узнать?
— Потому что история абсолютно достоверная и у нее не может быть другого объяснения, кроме моего.
— О чем же пойдет речь?
— О другом паруснике, который был внезапно остановлен, хотя и шел в открытом море на всех парусах.
— Скалой?
— Нет, рыбой. Стаей рыб, о которых уже много веков известно, что они останавливают морские суда.
— Ох ты, дьявол! — вскричал капитан иронически. — Что же это за рыба такая? Ты раздразнил мое любопытство, папаша Катрам.
Старый боцман, от которого не ускользнул иронический тон капитана, невозмутимо пожал плечами и начал неторопливо свою десятую историю.
— С того времени прошло уже лет пятьдесят, — сказал он, — но то, что случилось со мной тогда, я помню, точно это было вчера. А если хотите знать почему, я покажу вам вот этот шрам на правой руке, шрам, который остался у меня с того дня.
Все вы, наверное, знаете, что такое джонка, а если не знаете, то я скажу вам, что это китайское судно, почти квадратное и тяжелое, по конструкции очень ненадежное, которое несет паруса из сплетенных волокон и две мачты и украшено головами драконов.
По обстоятельствам, которые вам не интересны, я остался в Кантоне, самом богатом китайском городе, без работы и без гроша.
1 2 3 4 5 6 7 8
 вино тринкадейра 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я