https://wodolei.ru/catalog/kuhonnie_moyki/rakoviny-dlya-kuhni/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


«»: ; ;
ISBN
Аннотация

Видар Гарм
Чужое небо Энфера
1
— Оставь мальца в покое, приятель, — тихо, но внятно сказал Юл Элбрайн, пристально разглядывая свои давно нечищенные ботинки.
Огромный, толстый и плешивый венерианин с красной, опаленной близким солнцем, кожей на самодовольном тупом лице и черепе, блестящем, как насосавшийся клоп, удивленно застыл и даже отпустил руку такого же краснокожего мальчишки-венерианина. Мальчишка тут же метнулся в сторону и пропал, Юл даже толком не успел его разглядеть, а толстяк заинтересованно развернулся к Юлу всем корпусом, при этом левая рука толстяка незаметно нырнула в карман.
В баре повисла напряженная тишина.
Юл, между тем, продолжал свое увлекательное занятие, сосредоточив теперь все внимание на шнурках. Шнурки явно требовали замены.
Толстяк кровожадно хрюкнул и вынул руку из кармана — в руке ничего не было, очевидно Юл не произвел на толстяка должного впечатления.
— Мне что, уже начинает мерещится или это наяву: пыльные вешалки для скафандров научились чирикать на интерлинге? — задумчиво спросил толстяк, ни к кому конкретно не обращаясь, и неторопливо, вразвалку, направился к Юлу.
Юл, наконец закончив визуальную ревизию собственной непритязательной амуниции, кротко и доброжелательно посмотрел на толстяка. Толстяк что-то почуял, но что именно — осознать не успел, поэтому, сделав по инерции еще пару шагов, протянул вперед огромные волосатые руки с растопыренными цепкими пальцами. На левой руке пальцев было больше, чем на правой.
В следующее мгновение Юл легко и стремительно нырнул под эти алчные руки и, неожиданно оказавшись у толстяка в тылу, ухватился железной хваткой за широкий брючный ремень. Тут же он дал толстяку такого пинка, что ремень лопнул, и огромная безобразная задница, покинув свою уютную обитель, игриво сверкнула в воздухе. Толстяк грохнулся на четвереньки, умудрившись по пути окончательно расстаться со своими штанами.
Где-то в глубине бара радостно захохотали.
Юл с невозмутимым видом, словно проделывал аналогичную процедуру ежедневно, выудил из левого кармана неожиданно осиротевших штанов армейский 45-зарядный бластер и, неопределенно хмыкнув, сунул его себе за пазуху. Потом, задумчиво окинув отсутствующим взглядом ту часть толстяка, что до недавнего времени была тайной, а теперь вдруг неожиданно сделалась эпицентром всеобщего внимания, спокойным голосом посоветовал:
— Я бы на вашем месте, приятель, все же прикрыл истинное лицо. В конце концов, здесь могут быть дамы.
В глубине бара опять весело «заржали».
Юл, не обращая внимания на бурную реакцию публики, невозмутимо подытожил:
— Все тайное рано или поздно становится явным, но иногда так хочется, чтобы это все же не происходило!
С этими словами Юл швырнул толстяку останки брюк, вероятно, уже отслуживших свое, но толстяк, используя их как набедренную повязку, поспешно обмотал могучие седалище и с ненавистью прошипел:
— Ты еще пожалешшшь об этом! Нашшши пути пересекутся: я с тебя не шшштаны, шшшкуру спущщщщу!!!
Юл вежливо усмехнулся:
— Зачем же откладывать? Мы можем заняться этим прямо сейчас.
Но толстяк резво устремился к выходу, придерживая на ходу свой импровизированный вариант облегченного делового костюма. И лишь на мгновение задержавшись в дверях злобно рявкнул:
— Ир Шир!!! Запомни это имя!
— Обязательно, — миролюбиво кивнул Юл. — Я запишу, чтобы случайно не забыть, — но отвернувшись, тут же полностью позабыл обо всем инциденте, неспешно пробираясь к свободному столику в самом дальнем углу переполненного бара. Бар был полон, но этот столик — его любимый — занять еще никто не успел.
Юл сел, привалился спиной к прохладной, шершавой, сделанной из добротного патриархального бетона, стене и прикрыл глаза.
«В жизни настоящего мужчины есть два воистину трагических момента. Первый, — когда другие тебя начинают считать старым и, например, вышвыривают на пенсию, и второй — когда собственный организм вдруг объявляет себя старым и откалывает не менее сногсшибательное коленце!»
Второе Юлу, вроде бы, еще не грозило, а вот первое…
«Ну и что из того, что мне сорок? В конце концов, почему космодесантником можно быть в тридцать девять и нельзя в сорок один? Это все новый капитан — мальчишка! Думает, что ему вечно будет тридцать. Придет время, и его тоже вышвырнут, как использованный носовой платок», — Юл непроизвольно сжал кулаки, но мысль, о том, что новый капитан корабля, где Юл десять лет «оттрубил» в группе первого контакта, тоже достигнет пенсионного возраста, грела мало.
«Что же мне теперь, наниматься извозчиком на ближние перевозки? Ну уж нет!!!» — Юл грохнул кулаком по столу.
Официант с испуганным лицом вырос как из-под земли, очевидно, инцидент с толстяком был оценен местной публикой по достоинству.
— Два пива… в кредит!
Официант только покорно кивнул и исчез.
Юл беглым взглядом окинул пеструю публику, заполнившую бар. Были тут и краснокожие уроженцы Венеры, известные бродяги родом из родной Юлу галактики, были и крепкие сухие, особо страшные в рукопашном бою, похожие на гигантских богомолов жители Бетельгейзе. Возле стойки «околачивались» вечные любители выпить (особенно даром) спокойные увальни — рептилии с Веги, был даже один паукообразный с Альдебарана (этого-то чего сюда занесло?).
За отдельным столиком сидела группа мужчин с идеально правильными чертами лица (у каждого, естественно, своего собственного, но тем не менее, схожих между собой до отвращения) и не менее идеальными фигурами, цвет лиц тоже у всех был идеальным: мраморно-молочным с младенческим румянцем на щеках — типичные андроиды.
Все, за исключением андроидов, ели и пили, при этом еще умудрялись вести увлекательнейшие беседы, так что в баре стоял ровный гул, будто по степи не спеша шел табун кентавров (кстати, кентавров из созвездия Водолея сегодня почему-то ни одного не было).
Дам, которыми Юл пытался напугать толстяка, естественно, тоже не было. Да и откуда им взяться на этой непутевой планетке с дурацким именем Фикус, болтающейся на полпути между густонаселенными районами и Дальним Космосом.
Здесь оседали в основном мелкие авантюристы всех мастей, тянущиеся в арьергарде истинных Первопроходцев в надежде поживиться, перехватывая крохи из добытого кем-то, где-то на Переднем Крае, да такие же, как Юл, списанные космодесантники. Причем вторых от первых порой было очень трудно отличить.
Дамы же на Фикусе встречались еще реже, чем энфернцы, а энфернца, достоверно, здесь видели лишь однажды, да и то… мертвым. Зато легенд об энфернцах существовала масса, начиная с загадочного местообитания, по поводу которого было несколько предположений, но ни одного более-менее достоверного, и кончая не менее загадочными особенностями организма. Будто бы раса энфернцев, искусственно выведенная в тайных лабораториях военно-промышленного комплекса, обладает уникальной для живых организмов особенностью — замкнутым энергетическим циклом и регенерирующими системами жизнеобеспечения. Что якобы обеспечивает им практическое бессмертие. Что, в свою очередь, вроде бы противоречит третьему закону термодинамики и скорей всего тоже легенда, тем более, что один-то энфернец, который имелся в наличии, был как раз мертвый, а вот с живыми — ассоциировались одни слухи да сплетни.
Но, если честно, то покойничек действительно был, мягко говоря, странненьким. Поначалу обнаружившие его решили, что это, так сказать, только часть организма, но при малейшей попытке произвести с телом какие-либо манипуляции оно совершило целую серию крайне головокружительных метаморфоз, а под конец и вовсе исчезло прямо на глазах у изумленной публики. Остался один только запах: странный, неуловимый, но вызывающий необъяснимое чувство тревоги.
Одна из гипотез, пытающаяся хоть как-то объяснить все это, состояла в том, что энфернцы якобы существа четырех-, а то и пяти— или шестимерные, и то, что они предоставляют взору любопытствующей публики, это лишь трехмерная проекция их «сложной натуры».
А еще была Цель Энфернцев… Тайна Энфернцев…
«Да шут с ними, с энфернцами!!! — Юл залпом допил горькое и уже слегка теплое пиво. — Тут с собой бы разобраться!»
— Официант?!
Официант, с виноватым видом, уже топтался, как токующий тетерев около столика, но руки его были пусты.
— Хозяин просил передать: те два пива — это за его счет, но впредь, до погашения долга, в кредит…
«Этого следовало ожидать!» — Юл мгновенно потерял интерес к официанту и вновь погрузился в невеселые размышления: «Похоже, что пора прийти хоть к какому-нибудь решению…»
— Вы разрешите угостить вас? Пиво сегодня отменное!
Юл медленно поднял голову и увидел длинного сухопарого гуманоида, в ожидании застывшего чуть склонив гордую, совершенно седую голову, хотя возраст гуманоида точно установить не представлялось возможным.
«Лицо точь-в-точь как у андроида. Слишком правильное, и улыбка будто приклеенная… Но не андроид, это точно. Тех я всегда могу „вычислить“ по вечному выражению „неприсутствия“ в глазах, а у этого наоборот глаза такие… словно калейдоскоп…»
— Так как насчет пива?
— Вы активист общества ББ — Бескорыстных Благодетелей?
— Нет, — сдержанно усмехнулся незнакомец, при этом в его глазах промелькнула целая гамма чувств, но столь быстро, что Юл не расшифровал ни единого. — Я просто благодарный зритель. Не каждый день можно наблюдать, как мерзавец получает достойный отпор!
— Ну, не каждый день на пути встречаются и мерзавцы.
— К сожалению, все же чаще, чем хотелось бы…
— Совсем без них жизнь стала бы пресной. Ну как бы народ узнавал своих героев, мужающих в борьбе с негодяями?
— О, — вновь усмехнулся незнакомец, — вы, я вижу, не только смелый и ловкий человек, но к тому же еще и философ.
— А разве эти качества не могут мирно сосуществовать?
— Не так часто, как хотелось, — улыбнулся вновь незнакомец и пригубил пиво.
И опять неуловимая чехарда чувств, тенью мелькнувшая в прищуренных глазах.
«Что же ему от меня надо?» — Юл тоже прищурился, с наслаждением прихлебывая пиво.
На левой руке незнакомца блеснуло кольцо странной многогранной формы. На каждой грани явственно была видна одна и та же закорючка, напоминающая букву "F".
— Вы, кажется, временно оказались не у дел? — доброжелательно поинтересовался незнакомец.
«А вот этого ему не стоило говорить», — Юл широко улыбнулся и неожиданно подмигнул.
Незнакомец недоуменно приподнял брови, а потом тоже широко улыбнулся, но от его слов повеяло холодом:
— Если все же окажется, что свободного времени у вас будет с избытком, не сочтите за труд, вот моя визитная карточка, — возможно, у меня будет к вам деловое предложение, которое сможет заинтересовать человека смелого и ловкого, с философским складом ума, умеющего обходиться без излишних вопросов.
Незнакомец пристально посмотрел Юлу прямо в глаза и совсем уж холодно закончил:
— Особенно мое предложение может заинтересовать какого-нибудь бывшего космодесантника.
— Я подумаю, — спокойно сказал Юл, мысленно прикидывая, в какую авантюру его собираются втравить.
— Я надеюсь на продолжение нашего разговора, — незнакомец кивнул и с достоинством направился к выходу.
ВАШИ ПРАВА — НАША ОБЯЗАННОСТЬ!!!
д-р права Ор-Кар-Рау
Скорпион-отель, номер 217
Юл повертел визитную карточку в руках и сунул ее в карман.
«Скорей всего, он собирался подрядить меня на перевозку какой-нибудь мелкой контрабанды.»
Но какая-то деталь все-таки тревожила. Было какое-то несоответствие — то ли в поведении, то ли в облике доктора права. Какое-то беспокойство словно витало в воздухе…
«Перстень! — вдруг вспомнил Юл. — Когда он протянул мне визитную карточку, на его левой руке не было перстня.»
Хотя Юл мог поклясться, что руки доктора на протяжении всего разговора лежали на столе и перстень он не снимал.
2
«Как же мне надоел и этот кабак, и этот жалкий поселок, с нелепой амбицией присвоивший себе ранг Столицы Неизвестно Чего, и этот несерьезный Фикус, попавший на перекресток Больших Дорог скорей всего по ошибке… — Юл остановился посреди пустынной улицы и с тоской посмотрел по сторонам. — Урбанисты, черт бы их всех побрал! Понастроят небоскребов и думают, что таская за собой привычные мерки по всей Вселенной, словно любимый ночной горшок, можно обеспечить счастливое существование в любом Мире!!!»
Юл так увлекся новым для себя видом деятельности — анализом путей развития цивилизаций, что не сразу обратил внимание на радостное и настойчивое воркование у себя за спиной.
— Юл Элбрайн, мне лгут мои глаза, или мне лгали мои же уши? Дружище, это ты или это лишь твоя тень? Неужели я незаметно для себя переплыл Стикс? Мой папа всегда ставил мне в укор мою невнимательность…
— Шил Шайен, я затрудняюсь ответить на все твои вопросы сразу, но одно могу сказать точно: ты самое большое трепло на подступах к Дальнему Космосу. — Юл тепло улыбнулся: Шил как всегда был неотразим, толстый болтливый ящер — уроженец созвездия Лебедя, лентяй, обжора и прохвост, но тем не менее «классный» специалист по робототехнике и в общем-то неплохой парень, если бы только не ежегодный сезон линьки. В период линьки Шил был абсолютно невыносим.
— Нет, правда, — счастливо осклабился Шил, обнажив два ряда таких зубов, что сразу стало понятно, почему к нему намертво прилипла кличка «Крокодил Данди — 2». — Мне сказали, что ты погиб во время последней экспедиции к Шарму-6.
— Это не такое уж большое преувеличение. По крайней мере, та экспедиция действительно стала для меня последней. — Юл тяжело вздохнул. — Меня отправили на пенсию.
— Куда?!
— На свалку.
— Слушай, а ты не таво… как сказал бы мой папа: не хлеб у меня решил отбивать, по части трепа?
— Какой хлеб, если я уже торчу на Фикусе второй месяц. — Юл задумчиво почесал нос и снова вздохнул. — Сегодня меня уже выставили и из гостиницы… Да шут с ними со всеми! Ты-то как?! Как поживает твой папа?
— Папа, по-видимому, поживает неплохо, если судить по фотографиям в официальной прессе моей очередной «мамы». Скоро у меня появится следующая дюжина братьев и сестер. А если ты имеешь в виду моего Третьего Родителя, инкубатор фирмы «Запорожмоторс», то с ним как раз…
— А ты-то сам как?
Шил задумчиво посмотрел на небо, словно собирался взлететь и очень интересовался метеообстановкой, и вяло пробормотал:
— Да как тебе сказать… Погорел я тут недавно… кажется… по крупному. Выпустили мы, понимаешь, партию андроидов для экспедиции на Карму… Ну ты знаешь, какие там условия. В общем снял я им некоторые ограничители, ну и добавил кое-чего… правда немного! Разбежались мои андроиды, кто куда… Теперь всех ищет полиция: андроидов и… меня. Они, андроиды то есть, оказались малость склонны к авантюрам… разным. Ну, одним словом, как сказал бы мой папа: ошибка эксперимента, с кем не бывает… А эти сразу — полиция, полиция! О!!! Кстати, вот и она, легка на помине. Патруль!
Шил дернулся, но Юл поймал его за шиворот и спокойно улыбнулся:
— Ты только не дури! Больше за тобой ничего нет?
— Так, по мелочам…
— Ну-ну.
— Нет, точно!
Полицейский патруль, состоящий из одного андроида и двух древовидных жителей Эридана, остановился в двух шагах. У всех троих все руки (у эриданцев по две пары на каждого) были на поясе, где расположился целый арсенал, радующий глаз своим разнообразием, от инфразвуковых дубинок до спецбластеров дальнего боя.
Андроид, по-видимому, старший патруля, с ничего не выражающим лицом, сухо объявил:
— Если имеете оружие — предъявите.
— Да нет у нас никакого оружия, — спокойно сказал Юл и тут же с досадой вспомнил о конфискованном бластере. — Точнее, не то чтобы совсем нет, а…
— Предъявите!
— Повежливей нельзя, приятель? Мой папа в таких случаях говорил…
— Меня пока не интересуют лица, не присутствующие в данный момент здесь. Если, конечно, этот гуманоид, что стоит рядом с вами, не является вашим отцом.
— Как же он может быть моим папой, если он гуманоид, а я… Однако, как сказал бы мой папа: хоть ты и андроид, а с логикой у тебя…
— За оскорбление, связанное с расовой принадлежностью, при исполнении служебных обязанностей, вы будете отвечать по закону, — бесстрастно сообщил андроид, немного помолчал и явно злорадно добавил: — И ваш папа тоже.
— Шеф?! — вдруг оживился один из дендроидов. — Чего с ними зря болтать? Жахнем дубинками и спокойно обыщем.
— Э-э-э-й!!! Не валяйте дурака, — мы же братья по разуму. Хотя я — робототехник, а некоторые тут…
Андроид насторожился, а Юл спокойно, но от души наступил Шилу на ногу. Шил сморщился, но все-таки пробубнил сдавленным голосом:
— Как говорил мой…
Юл собрался было наступить и на вторую ногу, но Шил резво отскочил в сторону и на время затих.
— … если вы сейчас же не предъявите оружие, то мы вынуждены будем предъявить свое, — с угрозой сухо сказал андроид, а один из древовидных уроженцев Эридана пробурчал:
— И скажи этому, что если он еще хотя бы раз помянет своего папу, — я плюну на все и остаток жизни положу на то, чтобы сделать его сиротой.
— Кого, папу?
Юл поспешно, стараясь предотвратить очередную вспышку бесплодной дискуссии, достал из за пазухи бластер толстяка.
— Я так и знал!!! — радостно заголосил второй андроид (а может это был все тот же, Юл так и не научился различать дендроидов по лицам). — Шеф, это же та пушка, что числится в розыске!
— Вижу, — самодовольно проворчал андроид и, спрятав бластер в карман, потребовал: — Документы!
— А в чем, собственно, дело?! — встрепенулся Шил и хотел было добавить, что по этому поводу думает его папа, но глянув на бравых дендроидов, не добавил.
— Этот бластер был похищен у нашего коллеги.
— И он это может подтвердить? — не сдавался Шил.
— Он уже ничего не может. Он мертв.
«Так, влип!» — подумал Юл.
— Это не мой бластер.
— Естественно, — ничего не выражающим голосом живо откликнулся андроид, листая документы. — Наверняка вы его подобрали где-нибудь на улице или совершенно случайно обнаружили в собственном кармане.
— Ну, не совсем так, но что-то в этом роде.
— Разберемся, — нехорошо ухмыльнулся андроид. — А пока я вынужден конфисковать вашу кредитную карточку. Тем более, что ваш счет все равно исчерпан.
Юл криво, но вежливо улыбнулся в ответ, внимательно контролируя при этом слабо прогнозируемое поведение Шила.
— Завтра в шестнадцать тридцать в полицейском управлении вас будет ждать следователь О'Хара…
Шил дернулся, но Юл крепко сжал его верхнюю конечность чуть повыше локтя.
— … и он, как сказал бы ваш папа, стопроцентный гуманоид. Надеюсь, это не вызовет у вас возражений? — и андроид растянул губы в искусственной улыбке.
— Зря вы их отпускаете, шеф, — проворчал один из дендроидов, поигрывая инфразвуковой дубинкой, висящей на поясе.
— А куда они денутся? — беззаботно махнул рукой андроид, и весь состав патруля, мгновенно утратив интерес к происходящему, двинулся дальше по пустынной улице.
— Мне положительно не везет с андроидами, — вяло возвестил Шил, отрешенно глядя вслед удаляющемуся патрулю. — Ну и куда теперь? Как сказал бы мой папа…
— Я думаю, твой папа в данной ситуации из вежливости промолчал бы.
— Может быть, но наверняка бы подумал…
— Чем и нам не мешало заняться! — язвительно заметил Юл.
— Я думаю, но наша Судьба, скорей всего, уже все решила за нас. Осталось лишь подождать, когда она соизволит поставить нас в известность о своем Выборе. А пока… предлагаю переночевать у меня. — Шил невесело усмехнулся, демонстрируя свои замечательные зубы и, засунув руки в карманы джинсов фирмы «Зевс и Сын», с независимым видом направился в сторону, противоположную той, где скрылся патруль.
Юл с большим сомнением покачал головой, но, поскольку выбора, похоже, действительно не было (Судьба пока упорно молчала), не спеша двинулся следом.
Ночь уже хозяйничала вовсю, превратив заштатный периферийный поселок в прекрасную и таинственную Столицу Мрака, грязные кривые переулки — в Пути, уводящие Неизвестно Куда, ветхие шестнадцатиэтажные развалюхи — в Древние Королевские Чертоги, а редких напуганных прохожих — в Путников. Ну, а все жизненные невзгоды лишь в пикантную прелюдию к новым захватывающим Приключениям, которые обязательно будут увенчаны Короной Исполнения Самых Заветных Желаний.
— Стой! — резко вскрикнул Юл. — Ложись!!!
— Зачем?
— Ложись!
— Во-первых, это не гигиенично, а во-вторых…
Юл стремительно нагнулся и рванул Шила за толстый цветистый хвост, покрытый радужными чешуйками (семейная гордость Шайенов), а сам поспешно плюхнулся рядом.
— Я не совсем в курсе…
— Пока это несущественно!
— Если бы меня сейчас видел мой папа…
— Сделай доброе дело: заткнись на минуточку!
Шил действительно «заткнулся», потеряв дар речи от столь бесцеремонного обращения, но через секунду, надо отдать ему должное, он готов был даже извиниться перед Юлом, если бы только мог придумать, за что.
Прямо на них встречным курсом плыл огненный шар, мерцавший в ночи мертвенным бледно-зеленым светом.
Юл осторожно пополз в сторону, Шил было дернулся следом, но застыл, завороженный огненным «безобразием». Юл отполз в придорожную канаву и затих, фаталистически ожидая неизбежной развязки.
Шар подплыл к распластанному посреди улицы Шилу, и тот мысленно послал последний привет своему непутевому папе-жизнелюбу, но шар, плотоядно качнувшись, медленно, как бы очень нехотя, поплыл дальше.
— Плазменная мина с инфракрасным спектром наведения и детонации, — возвестил из канавы Юл, слегка приподняв голову.
— А я уже было решил, что мой папа будет счастлив наконец узнать, что ему таки выпала высокая честь — рассчитаться с моими незабвенными кредиторами, ввиду того, что его драгоценный отпрыск, то есть я, не смотря на все его… мое… природное жизнелюбие, полученное, вероятно, по наследству, в итоге оставил сей бренный мир (осиротив его, то есть мир, безвозвратно), в поисках более пристойной обители, где, возможно, мои… его… таланты будут оценены по достоинству, которое он… я… несомненно… а также…
— Трепло, — вяло буркнул Юл выбираясь из канавы. — Скорей всего, эта штука предназначалась не тебе и была настроена на теплокровного.
— Вот! Мой папа всегда говорил, что в любой ситуации необходимо соблюдать хладнокровие…
— Я думаю, — хмыкнул Юл, — что тебе еще предоставится возможность воспользоваться советами своего прозорливого папы.
— Это еще почему? — подозрительно покосился Шил, отряхивая свои «жутко фирменные» джинсы.
— Мне кажется, что те, кто послал нам столь очаровательный и наверняка очень дорогой подарок, скоро разберутся в своей оплошности и попробуют ее исправить, может, не столь экстравагантными, но более надежными средствами, не уповая заранее на теплокровность жертвы.
— Ты так думаешь? А может, мы тогда поторопимся: до моего скромного пристанища осталось не так уж далеко.
Юл в ответ злорадно хихикнул:
— Это напоминает анекдот о маляре, который поспешно красил забор, стараясь завершить работу до того, как кончатся краски.
— Не вижу особого юмора, — буркнул Шил, неуверенно озираясь. — Там речь идет о каком-то заборе, здесь же — о моей личной шкуре, а линять я пока не собираюсь!
— Да? Как сказал бы твой папа…
— Оставь в покое моего папу!!! В данном случае, пример явно неудачный. Моему папе «глубоко начхать» на мою шкуру: у него своя, которая ближе к телу!
— Тише!
— Что, опять ложиться?
— Нет! Похоже, что в этот раз мы так легко не отделаемся. — Юл широко улыбнулся и ободряюще похлопал Шила по толстой спине. — Вот за тем домом нас явно ждут.
— Тогда нам надо свернуть перед этим, — и Шил поспешил воспользоваться собственной рекомендацией, проявляя просто потрясающую для холоднокровного сноровку.
3
Крошечный дворик, напоминающий бездонный бетонный колодец, куда вслед за шустрым Шилом проскользнул и Юл, похоже, был тупиком.
— Это мне напоминает одну историю, которая случилась с моим папой, с той лишь разницей, что мой папа смог об этом потом всем рассказать, а мы, похоже, будем лишены этой чудесной возможности. — Шил затравленно повертел головой и с надеждой посмотрел на невозмутимого Юла.
— Ир Шир, — сказал Юл и слегка пожал плечами.
— Это что, заклинание от Трансгалактической Трясучки?
— Нет, это имя того парня, что так хочет со мной встретиться. Но тебя, я думаю, он не тронет.
— Ага, ты так думаешь, а заодно думаешь, что я сейчас все брошу и спокойненько пошлепаю себе вдаль, а тебя безоружного оставлю здесь од… — бодро начал Шил, но его прервал радостный вопль с сильно плотоядным оттенком:
— Эй, коллекционер чужих штанов, как твои — еще сухие?
Юл напрягся, вглядываясь в беспросветную темноту, но толстяка видно не было, хотя, судя по голосу, он был где-то совсем рядом.
— Ну, где же ты, храбрый портняжка? — не унимался тем временем плешивый венерианин.
— Стррреляй на голоссс!!! — вдруг дурным голосом завопил Шил яростно подергивая своим великолепным хвостом и нетерпеливо пританцовывая на месте.
— Ха-ха-ха! Если твой дружок, который так неэстетично голосит — огнедышащий дракон, то он, конечно, сможет заменить бластер…
— Ты зря так разоряешься, неужели не ясно, что патруль, который нас обезоружил, действовал по наводке?
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я