https://wodolei.ru/catalog/kuhonnie_moyki/iz-nerjaveiki/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мы направились в глубь комнаты. Я двигалась медленно и робко, но все равно чуть не упала, споткнувшись о спящего пса.Эдди следовал за мной по пятам. Я подошла к человеку, который вращал над огнем вертел. На нем были только шорты до колен, сшитые из какой-то грубой бурой материи. Его лоб и обнаженный торс блестели от пота.– Прошу прощения, сэр… – начала я. Незнакомец оглянулся и изумленно вытаращил глаза.– Прошу прощения, – повторила я, – вы не скажете, где находится выход из отеля?Он молча таращился на меня – так, словно никогда не видел двенадцатилетней девочки в джинсах и тенниске.Две девчушки в серых платьях длиной до самого пола подбежали к нам с Эдди и уставились на нас так же ошеломленно, как человек возле очага. Грязные белокурые волосы спутанным клубком спадали им на спину – похоже, девочки никогда в жизни не расчесывали их!Указывая на нас пальцами, девчушки захихикали.Я вдруг заметила, что в комнате воцарилась тишина, словно кто-то отключил звук.У меня заколотилось сердце. В нос бил сильный запах жареного мяса.Обернувшись, я обнаружила, что все присутствующие сидят с вытаращенными глазами и разинутыми ртами, молча глядя на нас с Эдди.– Извините, пожалуйста, что мы вам помешали… – сбивчиво заговорила я тонким, испуганным голосом.И вдруг все сидящие за столом вскочили на ноги, окончательно перепугав меня. Стол опрокинулся, еда посыпалась на пол.Все дети столпились вокруг, тыча в нас пальцами.Даже куры кудахтали так, словно потешались над нами.А потом багроволицый великан в длинном белом балахоне вскинул руку и указал пальцем на нас с Эдди.– Это они! – взревел он. – Это они!– Откуда они нас знают? – прошептал Эдди. 21 Мы воззрились на толпу незнакомцев. Все застыли на своих местах. Человек, к которому мы подошли, перестал вращать вертел. В огромном зале слышалось только потрескиванье дров в каминах.Человек в белом медленно опустил руку. Его лицо налилось кровью, он пристально смотрел на нас.– Мы только хотели узнать, как выйти отсюда, – пробормотала я.Собственный голос показался мне жалким и пронзительным. Никто не сдвинулся с места и не ответил.Глубоко вздохнув, я сделала еще одну попытку:– Кто-нибудь может нам помочь?Снова молчание.Кто эти странные люди? Почему они так смотрят на нас? Почему не отвечают?Вдруг вся толпа начала придвигаться к нам. Мы с Эдди попятились. Люди возбужденно перешептывались и жестикулировали.– Пора уходить отсюда… – шепнула я брату.Я не понимала, о чем говорили эти люди в странных нарядах, но выражение их лиц мне не нравилось. А еще мне не нравилось, как они подкрадывались к нам со всех сторон, словно пытались окружить.– Эдди, бежим! – крикнула я.Мы развернулись и ринулись к открытой двери. Люди разразились сердитыми криками, собаки залаяли, дети расплакались.Выскочив в темный коридор, мы понеслись по нему со всех ног. Я по-прежнему ощущала жар огня, чувствовала пряный аромат жареной оленины.Нам в спину неслись возбужденные, сердитые крики. Переводя дух, я оглянулась, чтобы посмотреть, далеко ли преследователи.Но коридор был пуст.Мы свернули за угол и помчались дальше. По обе стороны от нас мерцали свечи. Половицы поскрипывали под ногами.Призрачный, тусклый свет… Голоса далеко за спиной… Бесконечный коридор, похожий на туннель… У меня возникло ощущение, что я вижу сон.Мы снова повернули за угол и продолжали бежать. Призрачный свет начал меркнуть. Мне казалось, что я плыву в темно-оранжевом облаке.Неужели этот пустой освещенный коридор никогда не кончится?Увидев впереди дверь, мы с Эдди вскрикнули от радости.Этой двери мы прежде не замечали. Она наверняка ведет на улицу!Мы подбежали к двери и с силой толкнули ее. Дверь распахнулась.Нам в глаза ударил яркий солнечный свет.Наконец-то! Мы выбрались из мрачного лабиринта коридоров отеля!Прошло несколько секунд, прежде чем глаза привыкли к ослепительному свету солнца.Я заморгала и с удивлением огляделась.– Не может быть! – воскликнула я, хватая брата за руку. – Этого не может быть! Эдди, в чем дело? 22 – Уже день! – изумился Эдди.Но нас ошеломил не только солнечный свет.Все вокруг изменилось.Мне казалось, что я смотрю спектакль, в котором вдруг поменяли декорации. Похоже, мы неожиданно перенеслись совсем в другое место и другое время.Я понимала, что с тех пор, как мы с Эдди выбежали из отеля, прошло всего несколько секунд. Но за это краткое время изменилось абсолютно все!Прижавшись друг к другу, мы огляделись по сторонам. Нигде не было видно ни машин, ни автобусов. Вместо улицы перед нами тянулась грязная, ухабистая дорога.Высотные здания тоже исчезли. По обеим сторонам дороги виднелись маленькие белые коттеджи с плоскими крышами и низкие хижины без окон и дверей.Возле ближайшего коттеджа возвышался стог сена. По улице бродили куры, останавливаясь перед домами и что-то поклевывая в грязи. Из-за стога высунулась голова рыжей коровы.– Что это? – потрясенно воскликнул Эдди. – Где мы?– Похоже, мы вернулись в прошлое, – осипшим голосом сказала я. – Эдди, посмотри на этих людей!Мимо прошли двое мужчин со связками мелкой серебристой рыбы в руках. У мужчин были густые бороды и косматые, нечесаные волосы, их свободные серые одеяния волочились по земле.Две женщины в длинных платьях грязно-серого оттенка стояли на коленях и чистили какие-то овощи. Мужчина, который вел тощую клячу – у нее под кожей отчетливо выпирали ребра, – остановился и что-то сказал женщинам.– Они похожи на тех людей в отеле, – сказала я Эдди.Вспомнив об отеле, я обернулась, ахнула и позвала брата.Отель исчез.На его месте стояло длинное, приземистое строение из бурого камня, напоминающее трактир или постоялый двор из фильмов о старых временах.– Ничего не понимаю! – Эдди затряс головой. При ярком свете он показался мне особенно бледным. – Сью, нам надо вернуться в отель. Я… совсем запутался.– И я тоже, – призналась я.Я сделала несколько шагов по дороге. Наверное, здесь недавно прошел дождь – под ногами хлюпала скользкая грязь.Где-то поблизости мычали коровы.«Это же почти центр Лондона, – напомнила я себе. – Откуда в Лондоне коровы? Где все высотные здания? Где машины, такси и двухэтажные автобусы?»Я услышала посвистывание. Из-за длинного строения вышел светловолосый мальчишка в черно-коричневых лохмотьях. Он нес вязанку хвороста.Мне он показался ровесником. Увязая в грязи, я поспешила навстречу.– Привет! – крикнула я.Мальчишка обернулся, и его голубые глаза широко раскрылись от удивления. Я обратила внимание на нестриженые и нечесаные волосы, которые спадали ему на плечи и трепетали от ветра.– Добрый день, мисс, – произнес он. Мальчишка говорил с таким непривычным акцентом, что я едва понимала его.– Добрый день, – нерешительно отозвалась я.– Путешествуете? – спросил мальчишка, вскидывая вязанку на плечо.– Да, – кивнула я. – Мы с братом заблудились. Никак не можем найти наш отель.Мальчишка прищурился – судя по всему, он крепко задумался.– Вы не скажете, где находится отель «Барклай»? – продолжала я.– Отель «Барклай»? – с трудом повторил мой собеседник. Я снова кивнула, ожидая ответа. Однако он молча смотрел на меня, щуря глаза и хмурясь.– Таких слов я не знаю, – наконец сказал мальчишка.– Отель – это дом, где останавливаются путешественники, – нетерпеливо объяснила я.– Они останавливаются в аббатстве, – объяснил мальчишка и указал на длинное, приземистое строение за нашими спинами.– Да нет же, я имела в виду… – начала я, но вдруг осознала, что собеседник меня не понимает.– Мне надо отнести хворост домой! – Мальчишка приветливо кивнул и зашагал по дороге.– Эдди, ты только послушай! – воскликнула я. – Этот чудак не знает, что такое отель! Представляешь себе? – Я обернулась. – Эдди!Мой брат исчез. 23 – Эдди! Эдди!Я звала брата все громче и все больше пугалась. Куда же он девался?– Эдди, где ты?Две женщины, которые чистили овощи, подняли головы.– Вы не видели, куда ушел мой брат? – обратилась я к ним.Они покачали головами и вновь взялись за работу.По дороге мимо меня проехала телега, запряженная пофыркивающим волом. Я едва успела отскочить. Возница, тучный мужчина с обнаженным торсом и морщинистой, опаленной солнцем кожей, нахлестывал вола веревками, служившими вместо вожжей. Но вол упорно не прибавлял шагу.Телега прокатилась мимо, ее деревянные колеса оставили глубокие борозды в грязи. Куры закудахтали и разбежались, а обе женщины даже не подняли головы.Я направилась к дверям аббатства.– Эдди, ты здесь?Открыв дверь, я заглянула внутрь. Передо мной тянулся длинный коридор, освещенный свечами. Вдалеке виднелись фигуры в капюшонах.Мы только что выбрались оттуда, поняла я и закрыла дверь. Эдди ни за что не вернулся бы в этот коридор.Так куда же он девался? Почему сбежал, бросив меня? Как он сумел исчезнуть в мгновение ока?Я еще несколько раз позвала брата по имени. Внезапно у меня перехватило горло, во рту пересохло.– Эдди! – слабо воскликнула я.Едва переставляя трясущиеся ноги, я побрела к ближайшему коттеджу. «Не паникуй, Сью, – уговаривала я себя. – Ты непременно найдешь его, только не волнуйся».Но было уже слишком поздно. От страха я стала сама не своя.Эдди не мог просто уйти на разведку, бросив меня. Он же трусишка! Но тогда почему он исчез? Я заглянула в приоткрытую дверь коттеджа. Там пахло чем-то кислым. Я заметила грубый деревянный стол и пару деревянных табуретов. В комнате никого не было.Обойдя коттедж сзади, я очутилась на заросшем густой травой пастбище, спускающемся с пологого склона холма. Неподалеку мирно паслись четыре или пять коров.Приставив ладони рупором ко рту, я снова позвала брата. В ответ послышалось только приглушенное мычание.Тревожно вздыхая, я вернулась на дорогу. «Надо осмотреть все коттеджи, – решила я. – Эдди не мог уйти далеко».Но не успела я сделать и нескольких шагов к соседнему коттеджу, как передо мной на дорогу упала длинная тень.Я испуганно вскинула голову и уставилась на темную фигуру, преградившую мне путь.Черный плащ нашего преследователя трепетал на ветру. Из-под широких полей новой черной шляпы виднелось мертвенно-бледное лицо.Я невольно попятилась, обхватила щеки ладонями и в ужасе воззрилась на незнакомца. 24 – Я же сказал, что нам пора, – негромко сказал он, надвигаясь на меня.– Где Эдди? – с трудом выговорила я. – Вы знаете, куда делся Эдди?Тонкие губы на бледном лице изогнулись в усмешке.– Эдди? – иронически повторил человек в плаще. Почему-то мой вопрос показался ему забавным. – Об Эдди можешь не волноваться, – со смешком заверил он и сделал еще один шаг вперед.Его тень накрыла меня. Я вздрогнула.Оглянувшись, я увидела, что женщины, чистившие овощи, ушли в дом. Улица опустела, если не считать кур и собаки, которая спала на боку перед стогом сена.– Ничего не понимаю… – забормотала я. – Кто вы такой? Зачем преследуете нас? Где мы?Мои беспорядочные вопросы только насмешили незнакомца.– Ты меня знаешь, – заявил он.– Нет, не знаю! – возразила я. – В чем дело?– Вопросами ты не изменишь свою участь, – сообщил зловещий человек.Я пристально вглядывалась в его лицо, пытаясь прочесть по нему ответ. Но незнакомец надвинул на глаза свою черную шляпу.– Вы ошиблись, – заявила я. – Я не та, за кого вы меня принимаете. Мы с вами не знакомы. Я ничего не понимаю!Улыбка на его лице погасла. Он мотнул головой.– Идем со мной сейчас же! – твердо приказал он.– Нет! – крикнула я. – Я не сдвинусь с места, пока вы не объясните, кто вы такой, и не скажете, где мой брат!Отбросив за спину тяжелый плащ, незнакомец шагнул ко мне, разбрызгивая грязь.– Никуда я с вами не пойду! – закричала я, по-прежнему прижимая ладони к щекам.Мои ноги так дрожали, что я чуть не упала.Я быстро огляделась, готовясь сорваться с места и броситься бежать. Далеко ли унесут меня дрожащие ноги?– Не вздумай сбежать, – предупредил человек в черном плаще, словно прочитав мои мысли.Я ахнула.– Ты пойдешь со мной немедленно. Время пришло, – добавил он.Стремительно шагнув вперед, он протянул руки, затянутые в перчатки, и схватил меня за плечи.Я не успела сообразить, что произошло, чтобы начать отбиваться. Земля вдруг затряслась под ногами. Я услышала хлюпанье грязи и скрип.Из-за угла вывернула еще одна повозка, запряженная волом. Возница хлестал его длинной веревкой.Телега катилась на удивление скоро. Вол покряхтывал, колеса скрипели.Незнакомец разжал пальцы и отскочил в сторону. Черная шляпа слетела с его головы. Он оступился в глубокой колее и зашатался, размахивая руками, чтобы удержать равновесие.Я не замедлила воспользоваться шансом. Развернувшись, я бросилась наутек, пригнувшись и прячась за крупом задыхающегося вола. Заметив узкий проулок между двумя коттеджами, я нырнула туда.Убегая, я на миг оглянулась. В этот момент человек в черном плаще наклонился за своей шляпой. Его лысая голова блестела под солнцем, как яйцо. На ней не было ни единого волоска.Я тяжело дышала, у меня кололо в груди, кровь стучала в висках.Пригибаясь к самой земле, я побежала мимо коттеджей. Слева тянулось зеленое пастбище. Там негде было спрятаться.Постепенно ряд коттеджей стал почти сплошным. Я слышала плач детей. Какая-то женщина поджаривала на огне нечто вроде кроваво-красной колбасы. Когда я пробегала мимо, незнакомка окликнула меня, но я не остановилась.За мной вдогонку бросились два тощих черных пса, пытаясь схватить за ноги.– Фу! – крикнула я. – Убирайтесь домой!Оглядываясь, я видела, что мой преследователь легко несется по траве, а его черный плащ развевается за спиной.«Он догонит меня, – поняла я. – Надо где-то спрятаться, и поскорее!»Я проскользнула между двумя сараями и чуть не налетела на полную, рыжеволосую женщину с ребенком на руках. Младенец был завернут в плотное серое одеяло. Испугавшись, женщина прижала его к груди.– Спрячьте меня! – задыхаясь, крикнула я.– Убирайся отсюда! – отрезала женщина скорее испуганно, чем зло.– Прошу вас! – взмолилась я. – За мной гонятся! – И я указала на просвет между двумя коттеджами. В нем как раз показался бегущий человек в черном. – Не отдавайте меня ему! Умоляю, спрячьте меня!Женщина вгляделась в моего преследователя, повернулась ко мне и пожала широкими плечами.– Не могу, – сказала она. 25 От отчаяния силы покинули меня. Я понимала, что далеко не убегу. Человек в черном плаще без труда меня догонит.Прижав к себе ребенка, женщина смотрела на моего преследователя.– Я заплачу вам! – вдруг выкрикнула я, вспомнив про монеты в кармане – те самые, которые отказался взять водитель такси.Возьмет ли их эта женщина?Я сунула руку в карман и вытащила монеты.– Вот, возьмите их! Все до единой! Только спрячьте меня! – И я вложила монеты в руку женщины.Она поднесла монеты к лицу, чтобы рассмотреть их, и вдруг у нее округлились глаза и открылся рот.«Значит, она тоже их не возьмет, – поняла я. – Таксист был прав: это не настоящие деньги».Но я ошиблась.– Золотые соверены! – приглушенно воскликнула женщина. – Я видела их всего раз в жизни, когда была еще девочкой!– Так вы возьмете их? И спрячете меня? – с надеждой спросила я.Женщина сунула монеты в карман и втолкнула меня в открытую дверь своего коттеджа.Внутри пахло рыбой. Возле очага я увидела три низкие лежанки.– Скорее… в корзину для растопки! – приказала незнакомка. – Там пусто. – И она толкнула меня к огромной соломенной корзине с крышкой.С колотящимся сердцем я приподняла крышку и забралась в корзину. Крышка упала, я оказалась в темноте.Я скорчилась в три погибели на жестком соломенном дне. Мне никак не удавалось отдышаться и заставить сердце замедлить бег. Я вспомнила, с какой радостью хозяйка дома приняла монеты. В отличие от водителя такси, она не сочла их фальшивыми.Должно быть, это очень старинные монеты!Вдруг по моему телу пробежал холодок: я поняла, почему все вокруг казалось мне таким странным. Мы и вправду вернулись в далекое прошлое и увидели, каким был Лондон сотни лет назад.Скорее всего, нас перенес сюда с помощью белых камешков зловещий человек в черном плаще. Он с кем-то меня спутал, потому и бросился в погоню. Но как ему объяснить, в чем дело? Как вернуться в свое время?Я отмахнулась от назойливых вопросов и сомнений и прислушалась.Из-за двери коттеджа донесся голос женщины. А потом – гулкий бас моего преследователя.Я затаила дыхание, пытаясь разобрать, что они говорят.– Она здесь, сэр, – сказала женщина. Послышались шаги. Голоса стали громче – очевидно, собеседники приближались. Наконец они остановились возле самой корзины.– Где? – спросил человек в черном плаще.– Я посадила ее в эту корзину, сэр, – объяснила женщина. – Отсюда она не сбежит. Забирайте ее. 26 Мое сердце ушло в пятки. Перед глазами поплыли красные пятна.Я же заплатила этой женщине! Она взяла мои деньги и тут же выдала меня!Как она могла?!Я по-прежнему сидела скорчившись, задыхаясь от гнева и страха. Все тело оцепенело, мне казалось, я не смогу пошевелить даже пальцем.Глубоко вздохнув, я зашевелилась и попыталась приподнять соломенную крышку корзины. И с досадой закусила губу: крышка не сдвинулась с места.Неужели корзина заперта? А может, крышку придерживает этот негодяй?Так или иначе, я оказалась в ловушке и почувствовала себя совершенно беспомощной. Я стала пленницей.Вдруг корзина сдвинулась с места, я пошатнулась. Кто-то волок ее по полу коттеджа.– Эй! – крикнула я, но толстые соломенные стенки корзины приглушили мой голос. – Выпустите меня!Корзина опять качнулась и заскользила.– Мисс! Эй, мисс!Я вскинула голову, услышав, как женщина шепотом зовет меня.– Прости меня! Надеюсь, ты меня поймешь. Я не осмелилась солгать лорду верховному палачу.– Что? – вскрикнула я. – Как вы сказали?Корзина заскользила быстрее, ударилась обо что-то и покачнулась.– Как вы сказали? – возбужденно повторила я.Но мне никто не ответил. Женщина молчала.Спустя несколько минут я услышала конское ржание. Корзина накренилась в одну сторону, затем в другую и выпрямилась, а потом легко затряслась. Я услышала равномерное цоканье конских подков.Беспомощно сидя в соломенной корзине, я поняла, что меня везут в повозке, запряженной лошадьми.Лорд верховный палач! Кажется, так назвала его женщина?Неужели зловещий человек в черном плаще и черной шляпе и в самом деле верховный палач?Я задрожала в своей тесной и темной тюрьме. Мурашки побежали по спине, все тело закоченело.Лорд верховный палач…Эти слова вертелись в голове, словно какое-то страшное заклинание.Лорд верховный палач…Зачем я ему понадобилась? 27 Повозка резко остановилась, но через минуту снова тронулась с места.Сидя в трясущейся корзине, я потеряла счет времени.Куда он меня везет? Что задумал?И самое главное: почему он выбрал именно меня?Еще одна резкая остановка. Я ударилась головой о стенку корзины и задрожала. Лоб покрылся холодным потом.Воздух в корзине давно стал спертым. Я задыхалась.Вдруг крышка поднялась, и я вскрикнула от неожиданности. Ослепительный солнечный свет резал глаза.– Достаньте ее оттуда! – послышался гулкий голос палача.Сильные руки грубо схватили меня и вытащили из корзины. Когда глаза привыкли к свету, я увидела двоих солдат в серых мундирах. Они крепко впились руками в мои плечи.Я уперлась ногами в землю, но от слабости упала.– Поднимите ее, – приказал палач. Щурясь от яркого света, я взглянула на него.Он по-прежнему прятал лицо в тени полей черной шляпы.Солдаты помогли мне встать. Ноги решительно отказывались слушаться. Спина ныла от тряски и неудобной позы.– Пустите! – вскрикнула я. – Что вы делаете?Палач не ответил.Солдаты держали меня до тех пор, пока я не выпрямилась и не встала на ноги.– Вы совершили чудовищную ошибку! – заявила я палачу, дрожа от гнева и страха. – Не знаю, почему я здесь и как сюда попала, но я не та, за кого вы меня принимаете!Палач опять промолчал. Он взмахнул рукой, и стражники куда-то меня повели.Теперь солнце светило мне в спину, а передо мной возвышался мрачный замок. Я увидела стену, двор, темные, высокие башни…Башня Ужаса! Палач приказал отвести меня в башню Ужаса!Туда, где мы с Эдди впервые его увидели. Где он преследовал нас. В двадцатом веке, в наше время. В то время, в котором я жила до сих пор. В далеком будущем.Каким-то образом нас с Эдди перенесли в прошлое, в чужое для нас время. И вот Эдди потерялся, а меня вели в башню Ужаса.Палач обогнал нас и теперь шагал впереди. Солдаты крепко держали меня за плечи, таща по двору ко входу в башню.Двор замка заполняли молчаливые, мрачные люди, одетые в лохмотья. Одни из них хмуро смотрели на меня. Лица других были бесстрастны, глаза пусты – очевидно, их мысли витали где-то далеко. Третьи стояли сгорбившись и рыдали или смотрели в небо.Голый до пояса старик сидел под деревом и яростно чесал обеими руками сальные седые волосы. Какой-то юноша прижимал тряпку к глубокому порезу на ноге, покрытой коркой засохшей грязи.Плакали дети, мужчины и женщины сидели на земле, стонали и что-то бормотали себе под нос.Я поняла, что все эти отчаявшиеся, оборванные люди – узники. Мне вспомнились слова нашего экскурсовода, мистера Старкса, о том, что сначала замок был крепостью, а затем тюрьмой.Я печально покачала головой, жалея, что решила поехать на эту экскурсию – давным-давно, в своем времени, в будущем.Но вскоре я забыла об узниках: меня втолкнули в темный коридор замка и потащили по крутой каменной лестнице.В башне было сыро и холодно. Казалось, влажная прохлада поднимается по лестнице вместе со мной.– Пустите меня! – завизжала я. – Пустите!Когда я попыталась вырваться, солдаты прижали меня к стене и держали, пока я не затихла.Беспомощно зарыдав, я вновь попыталась высвободиться, но солдаты были слишком сильными и рослыми.Каменная лестница взбиралась вверх бесконечной спиралью. Мы прошли мимо камеры на узкой площадке. Я заметила, что камера до отказа забита узниками. Желтолицые, унылые, они стояли, прижавшись к прутьям решетки. Многие из них даже не взглянули в мою сторону.А меня тащили все выше по скользким ступеням. К двери на самом верху башни.– Прошу вас, не надо! – взмолилась я. – Это ошибка! Чудовищная ошибка!Но стражники подняли тяжелый железный засов на двери и распахнули ее.Меня с силой втолкнули в тесную комнату. Я упала, ударившись коленями об пол. Дверь за мной с гулким лязгом захлопнулась. Взвизгнул задвинутый в петли засов.Я оказалась запертой в камере наверху башни Ужаса.– Сью! – вдруг послышался знакомый голос.Приподнявшись на четвереньках, вскинула голову и радостно ахнула:– Эдди! Как ты сюда попал?Мой младший брат сидел на полу, прислонившись спиной к стене. Узнав меня, он помог мне подняться.– Ты не ушиблась? – спросил он.– Нет. А с тобой все хорошо?– Кажется, да, – отозвался Эдди. Его щека была измазана грязью, темные волосы прилипли к мокрому лбу, а испуганные глаза покраснели от слез. – Меня схватил человек в черном плаще, – объяснил он. – Там, в городе, на улице. Пока мимо проезжала телега.Я кивнула.– Да, я обернулась и увидела, что ты исчез.– Я пытался позвать тебя, – сказал Эдди, – но человек в плаще зажал мне рот. Он приказал солдатам увести меня подальше, за коттеджи.Не выдержав, я заплакала.– Один солдат подсадил меня в седло, – продолжал Эдди. – Я пытался вырваться, но не смог. Меня привезли в замок и затащили сюда, в башню.– Знаешь, кто этот человек в плаще? Лорд верховный палач, – объяснила я брату. – Так назвала его при мне одна женщина.Брат ахнул и впился в меня глазами.– Палач?!Я мрачно кивнула.– Зачем же мы ему понадобились? – допытывался Эдди. – Почему он преследовал нас? Зачем запер в этой башне?Из меня сам собой вырвался всхлип.– Не знаю… – еле выговорила я.Я хотела добавить что-то еще, но за дверью послышался шум.Мы с Эдди прижались друг к другу и застыли в центре комнаты.Засов с лязганьем отодвинулся. Дверь начала медленно открываться.Кто-то пришел за нами. 28 В комнату вошел седовласый мужчина. Его длинные, спутанные волосы в беспорядке спадали на плечи, а короткая белоснежная бородка была подстрижена клинышком.Подол лилового одеяния незнакомца волочился по полу. Казалось, у его глаз тот же оттенок, что и у ткани. Прищурившись, незнакомец оглядел Эдди, а потом задержал взгляд на мне.– Вы вернулись! – торжественно произнес он низким, бархатистым голосом, и в его лиловых глазах вдруг отразилась печаль.– Кто вы? – воскликнула я. – Почему нас заперли в этой башне?– Выпустите нас отсюда! – пронзительным голосом потребовал Эдди. – Выпустите немедленно!Шурша одеянием, седовласый незнакомец подошел поближе, печально покачал головой, но не ответил.Через оконце над нашими головами доносились крики и стоны узников. В камеру проникал серый вечерний свет.– Вы не помните меня, – негромко сказал старик.– Разумеется! – воскликнул Эдди. – Мы живем совсем в другом времени!– Вы совершили ошибку, – подхватила я.– Вы не помните меня, – повторил вошедший, поглаживая рукой свою заостренную бородку. – Но скоро вспомните.Этот человек показался мне дружелюбным и добрым – совсем не таким, как палач. Но, едва взглянув в его странные лиловые глаза, я ощутила испуг. Я вдруг почувствовала все могущество этого человека и опасность, исходящую от него.– Отпустите нас! – опять взмолился Эдди. Гость вздохнул.– Будь это в моих силах, я давно отпустил бы тебя, Эдуард, – тихо сказал он. – И тебя, Сюзанна.– Постойте! – спохватилась я и подняла руку. – Меня зовут Сью, а не Сюзанна!Старик сунул обе руки в глубокие карманы своего одеяния.– Похоже, мне пора представиться. Мое имя Моргред. Я придворный чародей.– Вы показываете фокусы?
1 2 3 4 5
загрузка...


А-П

П-Я