https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/s-vannoj/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

..
Вторая сторона происходящих изменений касалась самого социума. На
некоторое время хватило новизны ощущений, связанных с превращением всей
планеты в единый экономико-культурный котел. И не будь искусственного
сдерживания, это само по себе могло бы далеко завести земную цивилизацию.
Довольно мощный психологический переворот вызвала встреча с бетянами. Но и
это со временем улеглось в своей уютной нише массового сознания, чему
способствовало, кроме прочего, близкое сходство культур, облика и даже
внешнего вида человечеств. Наступившее вслед за этими потрясениями
спокойствие было принято благосклонно, и по сей день благодарные населения
превозносят Корпорацию "Виктор" за стабильность и процветание всех и
каждого в отдельности. Не замечая (и не желая замечать), что общественным
отношениям стоять на месте не свойственно.
И сейчас, на рубеже четвертого тысячелетия, мы присутствуем при
появлении на свет удивительного монстра, продукта эволюции почти
тысячелетнего застойного общества. Каков он будет, какими бедами и
потрясениями грозит, что ожидает наших беспечных потомков - вот вопросы,
задаваемые нами, но, я надеюсь, не нам.
Академик Академии Наук Корпорации "Виктор",
Чарльз Л.Кэролл.
2 октября 3000 года, Гринвич-Вилледж."

5. ПЯТЫЙ И ПЯТАЯ
Прежде такие преступники предавались двоякому
наказанию: смертной казни и разрыванию тела пыточными
когтями или выбрасыванию на пожирание диким зверям. Теперь
же они сжигаются, потому что эти преступники - женщины.
Я.Шпренгер, Г.Инститориус
Да... Чтение "семейного" архива Корпорации наводит на странные
размышления. И того, кто допущен к первоисточникам, как наш добрый дядюшка
психоаналитик Чарльз Кэролл. И того, кто наблюдает за наблюдающим, как я
сейчас, например... Какие же эмоции все это должно вызывать у
непосредственного участника и творца этих хроник?!
Неудивительно, что, прожив всю свою двадцатилетнюю жизнь на Альфе, и
пронаблюдав воочию плоды семейного бизнеса, он решил послать все к
чертовой матери и смотал удочки незнамо куда в самый ответственный момент.
Но это все теория. А на практике я сижу в его спальне, где по данным
всемогущего компа он должен сейчас быть, и не знаю где он, куда он, когда
он, и вообще...
Самый надежный метод поиска человека заключается в том, чтобы сесть
неподвижно в одном месте и дождаться, когда он там появится. Метод этот я
уже частично использовал, откушав немного коллекционного "Муската" и
спалив пару настоящих сигарет "Экспресс" из коллекции Виктора Пятого,
читая между делом опус Кэролла, и пытаясь сообразить, где же этого
оболтуса мне теперь искать. Теперь пора бы и перейти к более решительным
методам. Тем более, что по дороге из Англии в Крым поспать немного
успел...
Итак. Пятый знает, что его ищут. Это первое. Пятый не хочет, чтобы
его нашли. Это второе. Пятый, в отличие от меня, имеет опыт общения со
ВСЕЙ структурой Корпорации. Это третье. Пятый имеет выигрыш во времени.
Это четвертое.
Теперь бы еще и пятое - для красоты...
Толку от многочисленных полномочий, разнообразных доступов и
неизмеримой власти, которая на меня сегодня с утра свалилась, ну аж
никакого. В самом деле, объявить бы сейчас по всепланетке: "Разыскивается
Виктор Пятый, особых примет не имеет, на Виктора не похож, на имя Виктор
не откликается. Задержать любыми средствами..." Во повеселимся... Это
пятое.
Но, все-таки, власть, это власть. Тем более, информированная. И к ней
надо во-первых, привыкнуть, во-вторых использовать. Времени у нас еще...
больше двух часов. Уйма.
Начнем по порядку.
Золтан Локкер допил мускат, аккуратно загасил окурок, встал,
потянувшись. Оглядел скупую, даже аскетическую спальню Пятого, которая
как-то не вязалась с великолепием остальных помещений феодосийского дворца
династии.
- Комп. Ты есть тут?
- Ожидаю команды.
- Связь с центральным компьютером ОБ. Пароль - Брандашмыг.
- На связи.
- Комп. Сколько на Земле сейчас бетян?
- 586 персон.
- Установить за каждым негласный надзор на предмет контактов с
неизвестными. Предполагаемый объект - юноша двадцати лет, блондин, рост
около 180 см.
- Предъявите свой сертификат полномочий компьютеру.
- Вот он.
Золтан приложил бляху, нашпигованную всяческими системами защиты, к
считывателю у входной двери.
- Идентифицировано. Команда принята к исполнению.
Простите, ребята, теперь всему отделу побегать придется.
- Приостановить вылет с земных космодромов всех межпланетных
аппаратов.
- Принято к исполнению.
Чего же это мне Дорошин такого в сертификате написал?
- Идентифицировать всех лиц, перемещающихся с континента на
континент... и на архипелаги. Об уклоняющихся от идентификации сообщать
ответственному за проведение операции.
- Принято к исполнению.
- Дальнейшие указания, корректировка плана и оценка результатов - в
компетенции ответственного. Ответственным за проведение операции
назначается... Ричард Браун, уполномоченный ОБ.
- Исполнено.
- Связь с Брауном. Немедленно.
- Исполняю.
И по пути к креслу вспомнил свою недавнюю реакцию на вызов Дорошина.
События развиваются...
Браун, к счастью, был на работе и в рабочем настроении. Правда,
слегка ошарашенный срочным вызовом. И пытался пожирать глазами
новоиспеченное начальство - годы службы в Корпорации даром не проходили.
- Вот что, Ирландец, - начал Золтан, давая понять, что Большим Боссом
становиться не собирается. - Я тут тебя немного повысил в должности...
Управимся - будем на коне. Не успеем - все полетит к... Короче. За час с
небольшим надо найти и доставить к вам одного прохвоста. Я тут отдал уже
некоторые распоряжения, дальше управляйся сам.
Браун переварил сказанное:
- Так в чем же проблема. Найти - это мы...
- Стоп. Ты еще не знаешь - кого. Посмотри-ка на него! - и Золтан
сунул в экран обложку первого попавшегося журнала со столика.
- Так это же... - задохнулся Браун.
- Вот именно. Поэтому найди его мне - и не повреди. Если что будет не
ясно, зайди в зал центрального компа и скажи "Кальвинизм".
- А ты?
- Я все время буду на связи. Остался всего час.
- Я не о том.
- А... Не знаю еще. Придумаю.
- Ну, давай...
- Пока.
И только он выключился, как тут же хлопнула входная дверь. По
ступеням застучали каблучки.
- Ма-акс? Ты дома?
Макс? Какой Макс? Золтан уже стоял за дверью, сжимая в руке "люгер".
Удивленно отметив это, он сразу запихнул его обратно. И тут же в комнату
ворвался огненный вихрь. Так пламя пожара врывается в шахту лифта, так
птица... А, чего там, она сразу понравилась Золтану. Чем - может станет
понятно позднее, а пока - пока просто понравилась.
Девушка влетела в зал, проскочила его, вбежала в спальню, обронив на
пороге плащ.
- Ну где же ты? Телефон ведь был занят!
И, выскакивая обратно, наткнулась на Золтана.
Наверное, он произвел на нее впечатление. Именно он сам, а не
внезапность его появления. Так, во всяком случае, хотелось думать Золтану.
И пока она пыталась набрать воздуху в рот, уставившись на него
расширяющимися глазами, он попробовал сбить зарождающуюся истерику. Учтиво
склонил голову и произнес с приятной хрипотцой в голосе:
- Золтан Локкер к вашим услугам, мадемуазель.
При этом поза его была не лишена мужества, а выражение лица -
обаяния.
Не подействовало.
- Кстати, какого Макса это вы тут искали?
Подействовало.
- Куда вы его дели?! - почти закричала она. Голос тоже был прекрасен.
- Мне будет проще, если я буду знать - кого.
- Макса! Ну, Виктора... Он всегда называл себя Максом... Где он?!
- Я как раз хотел спросить то же у вас!
Глаза. Глаза. Не бывает таких глаз. Где она их взяла... Идиот! Ты на
работе!
- Ага! Так он успел!..
И прикусила язык. Точнее, прелестную нижнюю губку. И ничего умнее в
голову не приходит, как спросить:
- Куда?
- Никуда! От вас смыться успел.
И на меня смотрит, как на мебель, как на андроида из сериала, как на
человекофункцию - скрутить ее обожаемого Максика.
- Пропустите! - Схватила плащ. - А может вы мне врете? - На секунду
задумалась, всмотревшись. - Нет. Непохоже...
- И на том спасибо. Может скажете все же...
- Нет!!! Меня Макс о вас предупреждал!
- ...ваше имя?
Удивленный взгляд, взмах копны волос. Сказать, что она рыжая, значило
не сказать ничего.
- Полицейские штучки? Ладно. Агнетта. Агнетта Кузьма. Все. Мне пора.
И не вздумайте за мной следить. Вы знаете, кто Он?
И простучала каблучками во двор.
Золтан, стряхивая наваждение, вышел на балкон.
Двухместный флайер "Форд-Мустанг" цвета ее волос выруливал из-за
кустов.
Бедное дитя. Вздумаю. Еще как вздумаю. И в браслет на руке:
- Флайер. К балкону.
Впрыгнул.
- Связь с Брауном. Впредь соединять с Брауном без уточнения адресата
по команде "Связь".
- Золтан я тут. Пока ничего. Накручиваем пружину.
- Ясно. Найди мне все, что можешь по Агнетте Кузьме. Она,
по-видимому, Его подружка.
- Понял.
- Пока все.
Осмотрелся.
- Флайер. Курс на восток в пределах видимости красного
"Форд-Мустанга". Не приближаться ближе двух километров. Исполнять.
Значит, есть все-таки смысл в основном способе поиска человека...

6. КЕРЧЬ
Оставляя образцы для подражания и воспроизведения,
мифическое время и мифические герои одновременно источают
магические духовные силы, которые продолжают поддерживать
установленный порядок в природе и обществе. Поддержание
такого порядка является важной функцией мифа.
Е.М.Мелетинский
Внизу стремительно мелькал южный берег ласкового Крыма. На такой
скорости и высоте ничего не разглядишь, но вспоминать-то вполне возможно.
Крым-Крым... Чем же ты так влечешь к себе? Только ли воспоминаниями? Или
же есть нечто большее в твоих лагунах? И откуда же взялись воспоминания?
- Преследуемый флайер идет на снижение.
Ч-черт. Ну и денек. И куда же это она? В Керчь, что ли? Золтан взял
на себя управление, поднажал, чтобы не потерять беглянку. Хорошо, хоть
погнался сразу же - на таком расстоянии точно бы упустил. Но куда она?
Керчь кончилась. Если так пойдет и дальше, плюхнется прямо в море. Золтан
еще поднажал и спустился как можно ниже. Казалось, не флайер он
преследует, а буер. И сам несется над самой водой, которая рябит
бело-зеленым под брюхом аппарата. Не врезаться бы в судно. Но куда она?
Ничего не вижу!
Справа впереди него бежала по воде солнечная дорожка, усложняя и без
того непростое наблюдение. Красный "Форд" круто заложил вправо, полностью
растворяясь в этом сиянии, сбросил скорость... И тут Золтан заметил! Как
он мог забыть?!
Коса. Средняя коса. Тузла. Коса Тузла. Комариная Плешь. Коса
Комариная плешь. Средняя коса Тузла Комариная Плешь. Столько названий для
дохлого куска песка меж двух морей в Керченском проливе - и он о нем
забыл.
Красный флайер скрылся среди островных кустов. Золтан скинул скорость
до самой малой - и стал выискивать место для посадки поукромней. Отсюда
она так быстро не сбежит.
Золтан был тут как-то в юности - и примерно представлял обстановку.
Притормозил и спешился у северного берега, недалеко от каких-то
исторических руин, которые, казалось, были тут всегда. Продрался сквозь
заросли маслин. Вдалеке, почти у самого черноморского берега, маячило
несколько ярких оранжевых пятен. Правее, ближе к Тамани, посверкивал
костер... Тьфу, черт, лицо в паутине завязло... Сдирая липкую паутину,
Золтан прислушался. У костра пели на какой-то древний мотив:
Мы так давно с тобой в Свердловске не бывали,
И "Аэлита" уж успела заскучать.
Ее проведать нам с тобою не пора ли?
Пора, пора! Уже бежим билеты брать!
Еще немного, еще чуть-чуть,
И вот уже вокзал Свердловский,
В "Большой Урал" попасть хочу -
И рядом пусть лежит Горбовский!
Золтан узнал песню - ее исполнение относилось к ритуалам острова и
производилось регулярно. Половина слов в ней была неясна ни Золтану, ни
самим исполняющим. Особенно это относилось к терминам и именам. Так,
легенды, легенды...
Но ноблес, как известно, оближ. Это был не единственный непонятный,
но соблюдаемый ритуал Комариной Плеши.
Стараясь не шуметь и не попадаться на глаза, Золтан переместился
ближе к костру, силясь разглядеть лица поющих.
Который год нам нет житья без братьев фэнов,
Без "Аэлиты" мы утратили покой,
А мне бы в фэночку хорошую влюбиться,
И до фэнзина бы дотронуться рукой...
Еще немного, еще чуть-чуть,
Последний рубль наш фэн истратил -
"На "Аэлиту", в Свердловск хочу,
Я так давно не видел Братьев!"
Особенно тяжело было с термином "Фэн". Дело в том, что все живущие на
острове, или регулярно сюда приезжающие, считали себя фэнами. Но что это
означает на самом деле и, особенно, что это обозначало в древности, было
слабо известно. То есть понятно, что это связано с фантастикой и любовью к
ней. Но как положено себя вести, что делать, о чем говорить?.. Вот
собиравшиеся здесь и пытались реконструировать этот загадочный образ
жизни. А пока же рассуждали от противного - поскольку мы фэны, то и всякий
наш поступок - фэнский.
Агнетты у костра не было. Не виднелось ее и в окрестностях - за
оранжевыми палатками, у тщательно восстановленной полевой кухни... Золтан
решил выявиться. Вышел из кустов, подошел ближе, присел на бревно, щурясь
от жара костра.
Его заметили, но пения не прервали - не положено.
В последний раз сойдемся завтра мы в Советы,
Последний раз фэндому сможем послужить.
И не страшат нас всех противников наветы,
Пусть нету времени фантастику любить...
Еще немного, еще чуть-чуть,
И каждый Фэн - надежда мира!
В "Большой Урал" попасть хочу -
И пусть ко мне зайдет Азимов!
Допели. Кто-то сказал:
- Да-аа... Спели песенку.
И наступило время заметить Золтана официально.
- Монстры! Типа, это, новенький!
- Клянусь Братьями Горбовскими!
- Малоприятный и мерзкий притом!
- У-урод уродский...
- Ты кто?
Золтан, оказывается, запомнил ритуал. И ответил как надо:
- Я - Маленькая Добрая Фея!
- Свой! Свой. Свой...
- В таком случае, позвольте представить: наш новый Це. Его Величество
Комендант Острова Це Менко Тридцать Второй!
На вопли выполз из огромной зеленой палатки внушительных размеров
человек, и слегка кивнув Золтану, обратился животом к народу.
- Уроды! Мы сегодня жрать будем?
Ему радостно ответили, что может быть, кажется, наверное, да. И
убежали ускорять. Це Тридцать Второй пожал Золтану руку, прощупал его
изучающим взглядом и поинтересовался:
- Отдохнуть? Поиграть? Ищешь кого?
И непонятно было, вспомнил ли он его (мог, мог ведь!), или он ко всем
одинаково гостеприимен. Золтан решил рискнуть. Все равно, этот человек
знал столько, что одна лишняя тайна ничего не изменит в его умении
молчать... Не умей он молчать, его давно бы не было.
- Ищу.
Це со спокойным вниманием смотрел на него, ожидая продолжения. Теперь
надо было выбрать, кого же я ищу. То что Агнетта здесь - сомнения не
вызывало. Значит, рано или поздно я ее найду. Но значит ли это, что она
тут из-за Пятого. Не на ложном ли я пути... урод. С другой стороны, если
на ложном, то и Це ничего не поймет. Да и плести интриги нет времени.
Солнце припекало, и у Золтана мелькнула мысль, что тыщу лет назад в
декабре они бы тут так не постояли. Льдины, ураган снежные заносы. Брр...
Есть все же прогресс, есть. Но решать надо, как не увиливай. Что-то я
нерешительный сегодня с утра, задумчивый какой-то. Решил.
- Макс.
Це склонил голову, прищурил глаза. Попал, подумал Золтан.
- Плата?
- Информация.
- Пошли.
И они двинулись вдоль черноморского берега на восток. Лагерь оказался
довольно приличных размеров. И с приличным населением. Народ в плавках и
панамках варил на кострах еду, валялся в тени с книгами, бренчал на
гитарах. Вдоль самой кромки пляжа тянулась главная достопримечательность -
стена из воткнутых в песок бутылок, освобожденных за этот сезон,
естественно. Некоторые из них были заботливо установлены горлышками вверх
- и ветер с моря исполнял на них сложную мелодию.
Дойдя до излучины, Це резко свернул в заросли маслин. Там, в тени,
пряталась еще одна штабная палатка. Возле нее сидели четверо - трое прямо
на траве, а один на решетчатом ящике. Этот что-то вещал. Це остановил
Золтана, сказав:
- Посиди тут, послушай. Я сейчас.
Поприветствовал привставших четверых и скрылся в палатке. Из нее не
доносилось ни звука. Золтан пожал плечами и плюхнулся на траву.
Тот-что-на-ящике продолжал:
- И когда Виктор Первый в третий раз прилетел на Бету, ему было еще
двадцать пять лет, а на Альфе шел уже 2170 год. И тогда-то он и зачал на
Бете ребенка - и назвал его Виктором Вторым. Первый продолжал прилетать на
Бету (как и на Альфу) каждые шестьдесят лет. Но Второго там не было. Ибо
тот по достижении двадцати лет, как и было завещано, отправился вслед за
отцом. Было это в 2190. Так они и продолжали летать в противофазе, не
встречаясь, но поддерживая самую могущественную династию. В 2340 Второму
на Альфе исполнилось 25 лет - и он зачал Виктора Третьего, который вылетел
на Бету впервые в 2360. У него, в свою очередь, в 2510 на Бете родился
Четвертый. И когда Четвертому исполнилось двадцать, наконец-то впервые
закончился один цикл. Гениальный замысел Первого начал сбываться. Ибо к
2530 на Бету прилетел уже 35-летний Виктор Первый - они встретились - и
Четвертый улетел вместо него. А Первый остался - пожинать плоды своего
успеха. У Четвертого в положенный срок (в 2680) у нас на Альфе родился
Виктор Пятый, которому скоро исполняется двадцать, и он должен будет
сменить прилетевшего на покой Второго. У Пятого родится на Бете в...
Золтан почувствовал, что засыпает. Однако, какова память! Он все это
знал давно, но чтобы вот так рассказать, без диаграммы, даже без устных
подсчетов...
Эту классическую схему Гениального замысла знали на Земле все, еще с
детства. Ибо, рано или поздно, каждому бросалось в глаза временное
несоответствие возраста основателей династии - и срока ее владычества.
Понять, правда, удавалось далеко не всем. Однако, чтобы запомнить это и не
требовалось.
Стоп, стоп, стоп. Сегодня я бы сам себя, наверно, уволил. Почему же
все это с таким вниманием слушают эти трое? Золтан с силой сжал веки и тут
же их широко распахнул - сгоняя подкрадывающийся сон - и присмотрелся. Так
и есть. Третьи фаланги длиннее вторых, зрачки запятыми... Бетяне!
Трое из 586-ти.
Теперь Золтан поискал глазами по окрестностям еще осмысленнее. Не
хватало, чтобы сейчас из кустов выскочил кто-то из Отдела и заорал: "Шеф!
Докладываю..."
В кустах никого не виднелось. Не шевелились и холмики песка на пляже.
В небе не реял дельтаплан, маскирующийся под тучку. С ближайшей горы (на
Северном Кавказе) никто не отсверкивал стеклами бинокля. И на
геостационарном спутнике над Керченским проливом никто не болтал
свешенными ножками. Странно, странно все это. Все страньше и страньше...
Не мог же Браун приставить к этим троим меня?!
Придется воспользоваться спецсредствами. Золтан, разомлев от жары,
неуклюже перевалился на правый бок и оперся головой о подставленную руку.
При этом чуть не попал оттопыренным средним пальцем себе в глаз - вот
такой вот я неуклюжий. И утомленно вздохнул, озираясь.
Впрыснутая в глаз капля раствора позволяла увидеть розовым сиянием
изотопные добавки в шампунь из душа Отдела Безопасности. Дешево и сердито.
Только для высших чинов ОБ.
Для начала - тест. Руки Золтана сияли, как новогодняя реклама. Ну да,
недавно ведь мылся...
Ладно. Теперь - по сторонам.
И аж приподнялся от неожиданности. Почти так же ярко сиял еще один
человек на поляне. Фэн. Тот, что сидел на ящике. Ай да Браун, ай да...
кто-там. Хорошенький метод наблюдения.
Ладно. Где же Це? Задерживается что-то.
И в этот момент Це вышел из палатки непривычно стремительным шагом,
рукой позвал Золтана и, не озираясь, ламанулся вглубь острова.
Золтан бросил взгляд на часы - 13:25 - теперь и в самом деле осталось
два часа на поимку - еще ведь и доставить. Включился в темп. И сразу
оказался возле Це.
Бетяне проводили его недоуменными взглядами, гадая, все ли здесь так
перемещаются.
Сияющий-на-ящике и ухом не повел...

7. ИГРА
Играть - проводить время в каком-либо
занятии, служащем для развлечения, отдыха,
соревнования в чем-нибудь.
С.И.Ожегов
От вопросов Золтан решил пока воздержаться. Тем более, что почти
сразу же они вышли к довольно обширной бетонной площадке в центре острова,
на которой стояло несколько флайеров. В одном из них Золтан не без
удивления узнал свой. Видать вся эта патриархальная буколика была лишь
внешней стороной жизни острова. С краю аэродрома торчала бетонная
полутораэтажка, утыканная антеннами и проводами. Подошли к ней. Це резко
остановился, отдуваясь, и заговорил.
- Времени совсем мало. (И как узнал?) Макс включился в Игру. Один
игрок за ним уже пошел. Мы, кажется, успели. Ты пойдешь через одного за
ним. Правила знаешь? Золтан ошарашенно вспоминал.
- Напоминаю. Игроки оставляют все идентификаторы, кроме личного
браслета игрока, подающего кодовые позывные. Охота идет по всей Земле,
охотишься только на предыдущего, сигнал которого принимает твой браслет.
Обезвредив его и отобрав браслет, получаешь сигнал его жертвы. И так
далее. Тебе же на практике, надо поймать двух - первый укажет путь к
Максу. Не забудь только, что и на тебя будут охотиться. Сейчас получишь
браслет и майку игрока - чтобы не сильно тормозили на всяких пропускных
пунктах. Нас, все-таки, знают... Здесь же оставь и свой браслет. Понял?
Золтан кивнул. Вошел в бункер. Сдал сонному дежурному свой браслет.
Получил майку. Другой браслет. Отметился в регистрационном журнале. Вышел
обратно на жару, натягивая майку, с которой радостно ухмылялось некое
двуглавое чудище - традиционная эмблема Игры.
Це Менко Тридцать Второй смотрел на него выжидательно, всем своим
видом давая понять, что свой отрезок пути он прошел, что долг платежом
красен, и вообще, не плюй в колодец, вылетит не поймаешь.
1 2 3 4
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я