https://wodolei.ru/catalog/mebel/Opadiris/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

), то тут меня уже начали покупать. И я не против. И они это
знают. Значит, ход расследования может ой-ей-ей куда завести... А пароль
привилегированного пользования в центральный компьютер вообще имеют
считанные единицы из всего отдела. Правда, это не центральный компьютер
всей Корпорации, а лишь ее Отдела Безопасности, но все равно, там столько
всего... Значит, данных мне понадобится много - и самых непредвиденных.
Гнилое дело. С первичным анализом вроде все.
Золтан встал, швырнул ни в чем не повинную сковороду в утилизатор и
подошел к Брауну. У того, вроде, стало поспокойнее в ближнем космосе - или
где там они что сажали.
- Мистер Ирландец Браун, а у вас факс завис.
- Сам ты, лихой ковбой Золтан. Что за факс?
- Про меня.
Браун приложился пальцем к пульту. Прочел сообщение - и поднял
удивленные глаза на Золтана.
- Поздравляю... И что теперь?
- Сие ведомо лишь Юпитеру.
Кэссин и Молотов профессионально почувствовали, что происходит что-то
необычное и обернулись в их сторону.
- Ну я пошел, - ласково сообщил Золтан.
- Куда? - поинтересовался Кэссин.
- Старший оперуполномоченный Отдела Безопасности Золтан Локкер
отправляется прогуляться после отпуска.
- Хам! - сказал Лешка.
- Обормот! - сказал Кэссин.
- Хуже! - сказал Браун.
Все трое помолчали, обдумывая, что может быть хуже. Такими их и
оставил Золтан, задумчивыми, прикрыв за собой дверь зала. И не услышал,
как его факс спел не прощанье еще одну прощальную мелодию.
В кабине пришлось снова переодеваться - не бродить же на людях в этом
дурацком комбинезоне. Нет, сейчас (как, впрочем и всегда) в моде ретро.
Натягивая джинсы, он запрыгал на одной ноге - и вдруг под нее подвернулось
что-то мягкое и круглое. От неожиданности Золтан попытался отдернуть ту
ногу, на которой стоял - и, естественно, грохнулся на пол. Руки привычно
отработали падение, страхуясь. Но намного легче от этого не стало. Потирая
затылок, встретившийся со стеной, Золтан вслух спросил себя: "Почему аист
стоит на одной ноге?" Закончил натягивать джинсы и ответил: "Потому, что
поджав вторую, он упадет."
А что же это все-таки было? Наклонился поискать глазами. И увидел.
Большой, можно сказать королевский, окурок давешней "Ля Корона".
Поднял его - и еще раз присел, задумавшись. Так-так-так. Вот тебе и
ответ на твой вопрос. Значит, все-таки, можно кое-что перетаскивать из
прошлого. И никакие физические законы тут ни при чем. Да это же... Тут
такое может быть...
Ладно. Обдумаем потом. Аккуратно опустил драгоценную сигару в карман,
обулся, и зашел в лифт. Куда? Надо бы в зал центрального компьютера. Но не
хочется. А хочется к Дороти. Тем более, что на его нестандартные поступки
начальство как раз и сделало ставку.
И как хочется спать. Шутка ли - целый день верхом. Поэтому поедем к
Дороти. Может она дома? Поехали. И задумался. О том, например, кто
придумал официальное название лифтов. "Брокс". Дикая смесь "бокса" и
"броска", хоть и соответствовала нынешней космополитической сумятице в
языке, но понравиться могла лишь ненормальному. Естественно, все называли
броксы в ретростиле - лифтами. И еще о том, например, что голова
совершенно не варит, и надо бы действительно поспать. Ну да ладно. Успею.
Взбодрился привычным усилием воли - и вышел в квартиру Дороти.
Дороти дома не было. Странно... Уж не на работе ли она? Золтан
попытался вспомнить ее рабочий номер. В конце концов пришлось рыться в
груде хлама у нее на столе. Помады, тени, фантики, сувениры, брелоки...
Блокнот... Так. На первой странице когда-то давно Золтан собственноручно
начертал трогательное и сентиментальное стихотворение - периода его
погружения в психологию древности. И сейчас не удержался и перечитал.
Он гнал коня пятнадцать лет,
Как, впрочем, и себя.
Конь не единожды издох,
Трудней загнать себя...
"Ах, как она смотрела вслед,
Как будто бы я жалкий смерд,
Как будто кровь моих побед,
Как будто каждый мой совет -
Все это - для себя!"
Пятнадцать лет в пыли, грязи,
Звон сабель, лязг мечей,
Забыться бы и отдохнуть,
И сбросить взгляд с их плеч...
"Ах, как она... Сказала что!
И умереть готов раз сто,
И горький слов ее настой -
Забыть, и сразу на восток -
К забвению ночей!"
И вот - очередной привал -
Опять без битвы спать?
Делить с конем постель опять,
И снова вспоминать?
"Ах, как она... А было как..."
Но сколько ж мчаться, как дурак?
Послать бы к черту свой бивак,
И заново пройти строй драк?
И повернул он вспять...
Да, услышал бы это старик Холидэй. "Бред пьяной индианки..." Но,
зато, какая сила предвиденья. Интересно, можно ли предвидеть будущее,
сочиняя о прошлом? Что-то у меня настроение сегодня задумчивое. Не уснуть
бы за столом...
Размышляя подобным образом, Золтан, отыскал в блокноте рабочий номер
Дороти, набрал. На экране возникла Она. Как всегда эффектна и великолепна.
- А... Это ты? Привет.
- Привет. Меня вот из отпуска отозвали... И я решил к тебе...
Зайти...
- А, ты опять был у своих индейцев?
"Почему - моих?" - подумал Золтан.
- Мы могли бы встретиться сейчас... Пойти куда-нибудь...
- Где?
- Ну, например... на площади, возле курильных автоматов... там еще
курильщиков толпа всегда...
- Я знаю, где курильные автоматы, - Дороти нахмурилась, и Золтан сам
ощутил, что идея была не из лучших. Ну в самом деле, что она будет делать
возле курильных автоматов?
Впрочем, как выяснилось, хмурилась она не потому.
- Ты, знаешь, Золтан, наверное, я не смогу сегодня... Ты понимаешь...
- Я понимаю...
- И с этими твоими отпусками...
"Да, тут уж точно - с моими."
- И с этими твоими курильными автоматами...
- Автоматы как раз не мои, - не удержался Золтан.
- Не надо мне пока звонить. Ладно? И не шарь на столе.
И экран погас.
- Больно надо! - буркнул Золтан в пустоту. Захлопнул блокнот,
который, оказывается, все еще держал в руке, и швырнул его в кресло. Сжал
зубы и зажмурил глаза - так, что заплясали звездочки, - резко встал.
Ну что ж. Тут нам делать нечего. Домой? Какой там дом? Ночлежка...
Что остается? Работать, работать и работать. Итак, Великий Компьютер,
идущий на смерть приветствует тебя!
И шагнул в лифт.

3. БРАНДАШМЫГ
...и все же человек побивает ее...
Станислав Лем
Центральный компьютер Отдела Безопасности Корпорации "Виктор" был
лапидарен до грубости:
- Имя?
- Старший оперуполномоченный Золтан Локкер.
- Голос идентифицирован. Пройдите. - И только тут распахнул дверь
лифта и соизволил пропустить в помещение.
Центральный компьютерный зал был выполнен, как оказалось, в приятном
ретро-стиле модерн - пластиковые обводы, подпружиненные пневмокресла,
мерцание огоньков процессора. Надежная, старинная техника. Во всем
имуществе Корпорации чувствовались солидность и достаток. А почему бы и
нет?
- Пароль на сегодня? - поинтересовался Золтан, подкатившись в кресле
поближе к терминалу - будет куда закинуть ноги.
- Кальвинизм.
- Хм. Это еще что такое? Ну да ладно. Пароль "Кальвинизм", файл
"Фридмон", каталог файла - на экран.
Увидел и присвистнул.
Файл "Фридмон" являлся, по сути, основным и чуть ли не единственным
файлом центрального компа СБ. То есть он содержал, конечно же, множество
подфайлов - Платежный баланс Корпорации, История Создания, полный Список
Сотрудников - с классификатором, наименования проданных товаров - и так
далее, и тому подобное, от яйца - и до (надо полагать) нового яйца.
Вселенная в миниатюре и с точки зрения Корпорации.
Это надо переварить. Золтан извлек из кармана осчастливившую его
сигару - самое время - раскурил, уперся каблуками в панель недалеко от
экрана, пустил струю дыма в потолок - и задумался.
Так-так-так... Что бы это все значило? Дорошин дает мне понять, что я
теперь агент с максимальной информированностью. Что приятно. Но и чревато.
С другой стороны, толку от всей этой груды данных, как с кота молока...
или с козла? Если что и понадобится, то не сегодня, а когда сменится
пароль, - а мне его забудут сообщить. Значит, надо первым делом
обезопаситься от потери доступа. Запомним.
Дальше. Тот, кто санкционировал допуск меня в это капище наверняка
понимал, что все это я не переварю. Значит? Или мне намекнут, что именно
здесь меня должно интересовать. Или надеются на мой пресловутый метод
ненаучного тыка. Кстати, вот и малюсенький такой подфайлик имеется - от
сегодняшнего числа. Никак, мне послание. Прочтем.
"Не суйтесь в это дело. Мне терять нечего.
Пятый."
Золтан аж умилился. Вот спасибо. За совет, в смысле. А в какое дело
не соваться? Или, наоборот, соваться? И что это за пятый такой?! Которому
терять нече... Пятый? ПЯТЫЙ?!.. ВИКТОР ПЯТЫЙ?!
Золтан инстинктивно подобрался в кресле, сдернув ноги с пульта,
поискал глазами, куда сплавить сигару. Впрочем, он был профессионалом и в
руки взял себя быстро.
Ну, спасибо, шеф. Услужил. Вот теперь с кем работать придется. Хотя,
чего ж ты хотел, после такой информированности, почета и уважения? Ты
думал, тебе дадут прочесть все секреты Корпорации, а после этого поручат
поливать любимые кактусы сторожа склада кукол Барби на Сахалине? Но
все-таки - Виктор! Наследник, владелец, хозяин... Причем, он уже знает,
что с ним будут работать. И, надо полагать, принял меры... Кстати...
- Комп. Местонахождение в настоящий момент Виктора Пятого?
- Резиденция в Феодосии.
Так. Значит с этим компом можно работать и издалека. Тоже надо не
забыть.
Как бы там ни было, и в чем бы задание не заключалось, информация о
наследнике понадобится. Надо вникать.
- Комп. Тема - Виктор пятый. Биография, привычки, высказывания...
И началось...
Через часа два он почувствовал, что сейчас уснет. Или просто умрет.
Хватит, хватит, хватит. Тем более, что он начитался уже достаточно, чтобы
за самим собой устанавливать слежку во избежание разглашения. Как решит
эту проблему Дорошин, думать не хотелось.
Но главное, он, кажется, успел выяснить. Во-первых, сегодня, именно
сегодня ожидается прибытие Его Величества Генри Второго. Который тут
навсегда и останется. Новость ошеломляющая, но не шокирующая. Чего-то в
подобном роде ждали все сотрудники Отдела Безопасности. Это была такая
себе семейная тайна Корпорации - на знал Золтан только, что прямо сегодня.
Прибытие и ассимиляция Второго означали, что в полет вместо него
должен уйти Пятый. И тут-то и пряталось "во-вторых".
По привычкам и изречениям последнего времени выходило, что Пятый ни в
грош не ставит семейный бизнес, в гробу он его видел, - и не исключено,
что в звездолет его придется заталкивать силой. А оставленное Золтану
послание намекало, что это еще не худший исход... Такие дела...
Попутно Золтан прояснил для себя некоторые подробности методов работы
Корпорации, причины ее беспрецедентного тысячелетнего процветания. Нельзя
сказать, чтобы он от этого стал себя лучше чувствовать. Но это были
мелочи.
Пора было идти к шефу получать непосредственные инструкции. Но
сначала - обезопаситься. Хоть немного.
- Комп. Удалить протокол работы начиная с запроса каталога файла
"Фридмон".
- Не подлежит исполнению.
- Почему?!
- Код вашего голоса не совпадает с кодом голоса исполнительного
директора.
Вон оно что. Не такой уж я, оказывается, и привилегированный. Ну что
ж.
- Комп. Какие еще привилегии имеет исполнительный директор?
- Засекречивание данных. Перепоручение пароля. Выключение меня.
Выключать тебя мне пока не надо. Но что же делать? Золтан задумчиво
откинулся на спинку кресла. Окинул взглядом зал. На панели слева оказалась
книга. Настоящая. Старинная. Бумажная!
Протянул руку, бережно взял том. Прочел. Станислав Лем. "Сумма
технологии." Надо же, что тут до меня почитывали. Ну что ж, погадаем. И
открыл книгу на случайной странице.
"За единицу времени машина сможет рассмотреть несравненно больше
операций, чем человек, и все же человек побивает ее потому что он способен
к своеобразной динамической интеграции."
Ага! Вот мы и воспользуемся своим привилегированным правом! И
способностью к интеграции!
- Комп. Анализатор речи в автономный режим.
- Выполнено.
- Комп. Синтезатор речи в автономный режим.
- Выполнено.
Теперь немного возни с кабелями и пару минут работы на клавиатуре -
до чего непривычно. Главное, грамотно составить фразы. Ну...
- Комп. Приведи образец речи исполнительного директора для
запоминания.
Только бы выполнил... Может ведь отказаться... Давай, милый, давай...
- Образец речи исполнительного директора. Выступление на совете
директоров третьего декабря 3000 года. Начало цитаты.
И полилась вдумчивая спокойная речь шефа. Золтан едва успел ткнуть
пальцем в клавишу анализатора.
"Должен обратить внимание на тот факт, что в последнее время
участились случаи..."
- Конец цитаты. Дальнейшая информация засекречена.
Ну и ладно. Нам с анализатором и этого хватит. Еще немного на
клавиатуре - и все готово. И опять многоуважаемая речь шефа, но на этот
раз не из компа, а из синтезатора.
- Комп. Протокол сегодняшней работы Золтана Локкера засекретить.
Пароль - "Брандашмыг". В дальнейшем под этим паролем засекречивать все
протоколы работы Золтана Локкера. Команду об отмене секретности не
выполнять, даже отданную моим речевым кодом. После пароля "Брандашмыг"
осуществлять доступ во все файлы в любое время, минуя текущий пароль
привилегированного пользователя. Все операции с массивом "Брандашмыг"
выполнять только по команде одного человека, Золтана Локкера, сотрудника
ОБ. Его речевой код последует за моей командой. Выполнять.
- Выполнено. Ожидаю речевой код Золтана Локкера.
- Комп. Это я. Запомнил?
- Выполнено.
- То-то. Комп. Анализатор речи подключить в систему. Синтезатор речи
подключить в систему.
- Выполнено.
- Комп. Текущие сообщения на телефоне и факсе Золтана Локкера вывести
на экран.
Так-так-так. Что там у нас? Ничего серьезного? Впрочем, вряд ли я
теперь встречусь с чем-нибудь посерьезней.
И вдруг комп заговорил по собственной инициативе.
- Мистер Локкер. Вас по внутренней связи вызывает мистер Дорошин.
Соединяю.
Золтан вскочил, как мальчишка, сконструировавший взрывпакет из
любимых маминых термобигудей.
- Локкер? - Дорошин возник на экране тенью отца датского принца. -
Разобрались в проблеме? Я так и думал. - Он не ждал от Золтана ни вопросов
ни ответов. - На крыше ваш катер. Там же сертификат полномочий.
Отправляйтесь немедленно.
Он сделал паузу, пронзительно глядя на Золтана. Колоссальным усилием
воли Золтан удержался от вопросов, пытаясь подтвердить высокое мнение
начальства об Отделе Безопасности вообще и о нем лично в частности.
Исполнительный директор не выдержал первым, опустил на мгновение
набрякшие веки и выпалил:
- Виктор Пятый пропал! Второй прибывает на космодром Корпорации через
полчаса. Потом - пресс-конференция. А потом он захочет видеть наследника.
Пятый должен быть здесь до шестнадцати ноль ноль. Ясно?
Золтан обалдел от такого натиска начальства и лишь поедал его
глазами. Дорошин и сам, видно, почувствовал, что больно круто начал
вводить в курс дела свежего сотрудника, и добавил:
- Мы все работали всю жизнь ради этого дня. Понимаешь, мальчик? А
этот... хочет все погубить. Надо, надо его изловить. Фактически, на то
время, пока мы с Генри-21 будем отвлекать да обхаживать Второго, ты
становишься главным лицом Корпорации. Тебе будет подчиняться все.
- То есть, практически вся Земля, - пробормотал про себя Золтан.
- То есть, практически вся Альфа, - пробормотал про себя Дорошин. -
Давай, Локкер, вперед.
И выключился.
Золтан потянулся так, что захрустели мышцы. И чуть не бегом
отправился к выходу. У самой двери спохватился.
- Комп. Конец сеанса. До свидания, Брандашмыг.
- Засекречивание исполнено. До свидания.
И - один распахнул двери, а другой сквозь них прошел.

4. О ПОЛЬЗЕ ЧТЕНИЯ
Народная фантазия обогащается "учеными" измышлениями,
схоластическими ухищрениями и языческой мифологией.
Богословская мысль питается народными суевериями и в свою
очередь сеет в народе...
С.Лозинский

Рег. # 234987/27 М.
Строго для служебного пользования.
За пределы помещений старшего
менеджерского состава не выносить.
Разглашению не подлежит.
"...и когда распад этой последней и крупнейшей империи привел в конце
века к колоссальному экономическому спаду в масштабах всей планеты,
нашлось два типа людей, которые все же предпринимали мужественные попытки
совладать с хаосом. Первый тип - скорее политики, и именно геополитики - в
новом значении этого слова - пытались разнообразными искусственными мерами
остановить развал экономики в Евразии и, тем самым, спасти остальной мир.
Нам знакомы печальные итоги разнообразных финансовых вливаний, перехода на
иждивение развитых стран целых народов и государств, насильственное
втягивание разленившихся социумов в финансово- и трудоемкие проекты,
призванные создать массу рабочих мест и хоть как-то выравнять классическую
структуру производства-потребления. Все было втуне.
Отвыкшие от работы, инициативности, думания народы - вкупе со своими
правительствами - не хотели работать ни под каким видом, ни на себя, ни на
дядю, в том числе Сэма. А потреблять - очень даже хотели. Но не умели.
Казалось, Апокалипсис начинает сбываться.
Но, к счастью, существовал второй тип, назовем их бизнесменами. Когда
распадалась Империя, это, на первых порах, создавало отличные предпосылки
для сколачивания фантастических состояний - тут и юридическая неразбериха,
и бесконтрольность сырьевых и производительных запасов, и разорванность
традиционных экономических связей. Замечательную возможность заработать
давали и лелеемые региональные пожары и пожарники. При таком количестве
возможностей нажить капиталы, капиталы, естественно, наживались. Но были,
в подавляющем большинстве так же эфемерны. Лишь небольшая часть их
обладателей со временем сообразила, что, если мы хотим припеваючи жить
завтра, надо сегодня заглянуть в послезавтра. Имеются в виду
долговременные инвестиции в науку, наукоемкие технологи, поиск новых баз
etc.
Одним из таких провидцев стал, волею судьбы, основатель династии и
корпорации "Виктор".
Конкретный механизм реализации его замысла - тема отдельного
исследования. Так или иначе, когда в 1998 был изобретен Ускоритель
Газизова, а в 2021 запущен первый звездолет, приводимый им в действие, все
принадлежало Виктору. И на корабле улетел его сын, Виктор Первый.
Корпорация "Виктор" к тому времени уже держала в своих руках до 60
процентов торговли антиквариатом на Земле - и цель полета была, в
общем-то, предрешена.
Первоначально идея заключалась в следующем. Корпорация скупает в
огромных количествах предметы обихода своих современников, запечатывает во
всенепроницаемую "капсулу времени", и выводит с помощью звездолета на
гелиоцентрическую засекреченную орбиту. После этого, звездолет
отправляется в обычный исследовательский полет - как это и планировалось в
угоду общественности. За время полета происходит, как водится,
релятивистское сжатие времени, и, молодой и полный сил Виктор Первый,
подобрав капсулу с барахлом, которое стало за это время антиквариатом,
приступает к семейному бизнесу. Однако Первому необычайно повезло. В
первом же полете они открыли в системе Проксима планету, населенную
гуманоидной цивилизацией, до удивления похожей на земную. Прибытие земного
звездолета опередило их собственные изыскания в этой области буквально на
десятки лет. Экипаж корабля во главе с Виктором были людьми довольно
практичными, и, оправившись от первого шока, тут же подошли к проблеме по
деловому. Технология Ускорителя Газизова была продана - за большую кучу
тамошних денег, принцип торговли антиквариатом с помощью "капсул времени"
запатентован во всех мыслимых и немыслимых формах и вариантах, куча денег
потрачена на изготовление капсулы и ее наполнение, а уж оставшееся время -
на установление дружеских связей и углубление взаимопонимания.
Возвращение Первого домой в 2080 стало всемирным праздником и
переломом всей земной истории. На фоне чествования героев как-то
незамеченным прошел тот факт, что корпорация "Виктор" захватила рынок
антиквариата полностью и существенно залезла в другие отрасли экономики.
Тем более, что Ускоритель Газизова принадлежал ей уже на двух планетах.
Чего может желать самая могущественная фирма за всю историю
цивилизации, предметом бизнеса которой является старина? Вопрос
риторический. Она желает сохранения своего рынка, то есть интереса к
старине, то есть, чтобы цивилизация не сильно отрывалась от своего
прошлого и антиквариат оставался нужен, полезен и, главное, ценен. В
масштабах двух планет это вылилось в полную стагнацию, искусно
поддерживаемую таким образом, что два человечества если и замечали ее, то
считали благом и венцом развития. Идея благословенности золотого прошлого
всячески культивировалась, поощрялась, внедрялась в обиход, моду, мысли,
чувства. Быть старомодным означало быть передовым.
Разумеется, некоторый прогресс все же происходил. Но, в первую
очередь, дозволенный и удобный. Никаких революций в технологии, науках и
социумах. Лишь незначительные улучшения, касающиеся быта, повседневной
практики и развлечений. И делалось это довольно умело. Со временем, по
крайней мере. Давно стало общим местом, что цивилизацию вперед движут
единицы. Остальная масса лишь более или менее успешно использует их
озарения. И вот этих избранных стали выявлять - и загружать работой -
престижной, интересной, высокооплачиваемой, но не имеющей к прогрессу
никакого отношения. Так и случилось, что почти за тысячелетие
существования Корпорации - и ее владычества на Альфе и Бете - самые яркие
страницы истории так и остались написанными в начале XXI века - Ускоритель
Газизова, Антиграв Биссона, Машина Времени, Всепланетная интеграция,
Контакт с Бетой.
1 2 3 4
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я