смеситель на кухню 

новая информация для научных статей по истории: теория гражданских войн,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   национальная идея для русского народа  и  ключевые даты в истории Руси-России
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Александр КАБАКОВ
Роль хрусталя в семейной жизни

От автора

Тех, кто готов читать пьесы, среди вообще читателей немного. Пьеса – текст служебный, заготовка для спектакля.
Тем не менее, я решил составить эту книжку. Потому что смысл ее, на мой взгляд, не в драматургических приемах и технологии, не в «Марья Ивановна (входя): – Ах, я не ожидала вас здесь увидеть!..», а в исторической принадлежности этих сочинений.
Дело в том, что между первой и двумя другими прошло двадцать пять лет, четверть века. На сцене так не бывает, а в жизни случилось. За это время у нас появились компьютеры (первая пьеса написана еще на машинке «Москва»), мобильные телефоны (во второй и третьей пьесе они существенно участвуют в действии), автомобилей стало больше раз в сто (вспомните московские улицы вашего детства), зато исчезла советская власть. И вместе с нею сгинули тихие лирические трагедии, маленькие, уютные личные драмы, тонкая ирония безнадежности и долгие беседы обо всем сразу.
Все эти пьесы одинаково далеки от бытового реализма, в большей или меньшей степени они сказочные. Но время отразилось в них, потому что даже сказки меняются вместе со временем. Вероятно, прежде всего дело в том, что меняется автор. Я надеюсь, что сам тон, неторопливость и осторожная усмешка старой пьесы погрузят вас в ранние восьмидесятые, а нервная резкость и тотальное пересмешничество новых вернут в текущие дни. Такое путешествие может подействовать как контрастный душ – взбодрит.
Вот, глядишь, и не заметите, как дочитаете до конца книжку пьес, читать которые мало кто любит.

Роль хрусталя в семейной жизни
Скандал в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Е.Л. ШВАРЦУ
Принцесса Сандрильона, в девичестве Золушка.
Принц.
Король, ее свекор.
Переживающая сестра
Пережившая сестра
Мачеха
– ее родственники.
Дровосек
Утютюшечка – ее сын (и Принца).
Принцесса на горошине – кузина Принца.
Учитель танцев – друг дома.
Служанка.
Сапожник.
Голоса – Бабы Яги, сказочной нечисти и прочих невидимых персонажей.
Фанфары.
Г о л о с г л а ш а т а я. «Во вторник на будущей неделе! Бал! В честь седьмой годовщины свадьбы Принца и Принцессы! Семь лет счастья! Принцесса Сандрильона будет на балу в исторической обуви! Явка всех неприглашенных обязательна! Во вторник на будущей неделе!»
Сцена освещается.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Обычный королевский дворец. Посередине почему-то стоит музейный стенд. На стенде, под стеклянным колпаком – женские туфельки из хрусталя. С л у ж а н к а метет пол. Удостоверившись, что никто ее не видит, снимает колпак и примеряет туфельку. Неожиданно входит П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а.
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Опять?! (Топает ногой.)
Служанка роняет туфельку.
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Так я и знала, что рано или поздно ты ее разобьешь! Ну, довольна? Померила? Не понимаю, как можно! Всем известно, что в королевстве такой размер только у меня. И нечего мерить! Вот, теперь ты ее разбила…
С л у ж а н к а. Туфелька цела, ваше высочество.
П р и н ц е с с а. Не ври! То есть, я имею в виду – это невероятно. Это же чистый хрусталь… (Поднимает, рассматривает туфельку.)
С л у ж а н к а скрывается.
П р и н ц е с с а. Действительно, цела (оглядывается), черт ее побери! Надо же, хрусталь раньше делали! Небьющийся, а ведь натуральный.
Садится в кресло, задумчиво разувается, шевелит уставшими пальцами, подносит туфельку к ноге, воровато оглядывается и что было сил швыряет ее об пол. Туфелька остается цела. Принцесса ставит ее под колпак. Входит П р и н ц.
П р и н ц. Ты опять кричишь на прислугу, Сандрильона? Неужели ты не можешь запомнить: люди слушаются только тех, кто говорит, не повышая голоса.
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. А ты меня не стыди! Подумаешь, демократ нашелся… Сами королевствуете тысячу лет, палец о палец не ударите на всем готовом, а за прислугу попрекаете. И папаша твой…
П р и н ц. Я же просил тебя не называть отца папашей…
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. А ты не учи меня, как говорить. Слава Богу, говорить я умею. Лучше скажи, почему ты всегда заступаешься за эту служанку, у которой все из рук валится? Думаешь, я дурочка?! (Плачет.) Думаешь, надо мной можно издеваться? (Рыдает.) Думаете, мне уйти некуда? Все, ухожу к папе, к сестричкам милым, к мамочке приемной! (Ревет.) Хватит меня унижать! Самодержцы проклятые! Дураки!! (Истерика.)
П р и н ц. Сандрильона! Прекрати! Ну, прекрати же… Ну, не сердись, успокойся…
Входит У ч и т е л ь т а н ц е в. За руку он ведет с ы н а П р и н ц а и П р и н ц е с с ы.
У ч и т е л ь т а н ц е в (заметив конфликт, смущается). Простите, ваши высочества…
П р и н ц. Пожалуйста, Учитель танцев. Мы вас слушаем. Что-нибудь случилось?
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Ну, в чем у вас там дело? Чего вам? (Сыну.) У-тю-тю, Утютюшечка мой хрустальненький, мой наследничек бедненький. Кто Утютюшечку обидел? Сейчас мы нехороших побьем, головки им отрубим. Плохой Учитель Утютюшечку обидел? Сейчас…
П р и н ц. Подожди, Сандрильона. В чем же дело, Учитель танцев?
У ч и т е л ь т а н ц е в. Видите ли, очаровательная Принцесса и милый Принц, этот чудесный мальчик совсем не хочет учиться танцам. А ведь вы знаете, что человек, не умеющий танцевать, никогда не будет счастлив. Во время танцев мы учимся всему, что необходимо для жизни – и уступать желаниям партнера, и давать дорогу другим, и слушать мелодию, под которую двигаются все вокруг… В наше время…
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Ну, завел… «В наше время, в наше время…» Чего мальчик-то сделал?
У ч и т е л ь т а н ц е в. Он требует после каждой фигуры кадрили порцию мороженого и стакан заморского лимонада.
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Что же, ребенок не имеет права попить?! Утютюшечка мой бедненький…
У т ю т ю ш е ч к а. Сейчас как уроню что-нибудь себе на ногу! Сейчас как простужусь! Как съем что-нибудь несвежее! Тогда узнаете…
П р и н ц. Замолчи немедленно! Сейчас же отправляйся на танцы, потом на фехтование, потом на верховую езду и гимнастику. И немедленно снимите с него эти шубки и теплые чулки! Что из него растет? Увалень, обжора, плакса и хлюпик. В нашем роду еще не было таких мужчин.
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Подумаешь, в нашем роду… Иди сюда, Утютюшечка. Давай поправим шубку, сейчас мамочка тебе даст мороженого. Не слушай папу, он ничего не понимает…
П р и н ц. Сандрильона, опомнись, что ты говоришь ребенку? Ты хочешь, чтобы он стал…
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Да уж не таким, как ты! Посмотри на себя – кто ты? Ты сын короля, но это даже не должность. Чего ты добился в жизни? Твои ровесники уже успели завоевать чужие земли, а многие даже погибли в войнах, о них все говорят. Даже свинопас за это время получил полцарства, а ты? Ты – никто. У тебя все было с самого начала, и тебе ничего не было нужно, и ты ничего не получил. А тот, кто ничего не получает, – тот ничтожество!
Сандрильона сама пугается сказанного. Принц молча в бешенстве приближается к Принцессе. Учитель танцев уводит вопящего Утютюшечку. В дверях они сталкиваются с Королем.
У т ю т ю ш е ч к а. Как обожгусь обо что-нибудь! Как заражусь чем-нибудь! Мороженого!..
К о р о л ь. Добрый день, Учитель танцев. Здравствуй, Утютюшечка. Ты чем-то расстроен?
У т ю т ю ш е ч к а. Как ударюсь об угол!
К о р о л ь. Но ведь это же вздор, милый дружок. Зачем же ты будешь сам ударяться об угол? Я, например, всегда ударяюсь нечаянно. И зачем тебе мороженое? Если тебе жарко, сними лучше шубу. И кстати, отправляйся танцевать – это лучшее средство от капризов.
Продолжающего вопить У т ю т ю ш е ч к у уводят.
К о р о л ь. Сегодня прекрасная погода для семейных скандалов, не правда ли, молодые люди?
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Не вмешивайтесь, папа.
П р и н ц. Черт возьми, не называй отца папой. Называй его «ваше величество». Или по имени-отчеству…
К о р о л ь. Ничего, можете называть меня как угодно. В конце концов, в Риме живет человек, которого все, даже абсолютно чужие люди называют папой…
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Конечно, я же вам чужая.
П р и н ц. Да не придирайся к словам. Ведь он старый человек, у него свои причуды.
К о р о л ь. Да, у меня свои причуды. Скоро я окончательно выживу из ума, и вы сможете сдать меня в дом престарелого короля…
П р и н ц. Папа, прекрати эти нелепые разговоры.
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Вот вы спрашиваете, что случилось, а небось и сами отлично понимаете, что все дело в жилье. Если бы вы думали о счастье своего сына и внука, давно бы уже выделили полкоролевства. Приходили бы к нам в гости, мы бы вас навещали… Да за наше королевство два таких полкоролевства получить можно!
К о р о л ь (растерянно и одновременно капризно). Но я привык к своему королевству. Я здесь родился, и все короли вокруг – мои ровесники и друзья, вместе драконов в детстве гоняли… Нет уж, лучше сдайте меня в дом преста…
П р и н ц. Папа, прекрати!
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Эгоисты, все эгоисты!
У т ю т ю ш е ч к а (за сценой). Мороженого! Сейчас как схвачу что-нибудь острое! Как выбегу раздетым! Эгоисты!
С л у ж а н к а (входя, торжественно). Родственники ее высочества Принцессы!
Входят М а ч е х а, П е р е ж и в а ю щ а я с е с т р а, П е р е ж и в ш а я с е с т р а, Д р о в о с е к.
М а ч е х а. Ваше высочество доченька! (Целует и обнимает Принцессу Сандрильону.) Ваше величество сват! Как здоровье? Не хуже? (Обнимает Короля, он пытается вырваться.) Твое высочество зять… Что, все гуляешь? (Протягивает руку Принцу.) Почему Зо… почему Сандрильона плакала? Опять в семье допускаешь неправильное поведение? А вы, ваше величество, куда смотрите? Вы человек пожилой, могли бы уму-разуму сына поучить, свою-то жизнь протанцевали, так хоть Принца серьезным человеком сделайте…
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Ах, мамочка моя почти родненькая!
П е р е ж и в а ю щ а я с е с т р а. Милая Зо… Ой, извини, Сандрильоночка! Я так переживаю за тебя! (Шепотом, но громко.) Конечно, он красивый парень, для тебя это большая удача, но вы совсем не пара. Я так переживаю из-за вашего будущего развода, так переживаю…
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Какого развода?! Иди ты…
П е р е ж и в ш а я с е с т р а (Принцу). Я так много пережила за эти годы… Мы все столько пережили, когда вы с Золуш… то есть с Сандрильоной поженились. Вы же интеллигентный мужчина, как вы с ней живете? Если бы вам встретилась женщина опытная, много пережившая…
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Пережившая? А ну, иди отсюда…
Д р о в о с е к (неожиданно). Ваше величество сват! Здоровье-то, спрашиваю, как? На отдых не собираетесь? Вы с какого года? Ну, я-то помоложе буду, а с января на пенсию. Слышь, бери ты себе полцарства рядом с моим лесочком, ей-богу! Я тебе такие места рыбные покажу, а на них (понижает голос), на молодых, на баб, плюнем, ну?
К о р о л ь (изумленно). Но, господин Дуболом…
Д р о в о с е к. Че-е-го?!
М а ч е х а. Как вы назвали моего мужа?!
К о р о л ь. О, простите, господин Дровокол, я никак не могу уйти на пенсию. Разве вы не знаете, что в нашем государстве короли никогда не уходят на пенсию?
М а ч е х а. Конечно! А о детях подумать вам и в голову не приходит. У вас внук растет, а Принц еще в принцах ходит. Нашли невесту-дурочку, вместо прислуги… (С угрожающими рыданиями в голосе.) А ты, дочь, не смогла себя сразу поставить!.. Но у тебя есть мать, не бойся, мы тебя с Утютюшечкой всегда примем. Мы, конечно, люди простые, зато не эгоисты…
П е р е ж и в а ю щ а я с е с т р а. Я так переживаю…
П е р е ж и в ш а я с е с т р а. Я столько пережила…
Д р о в о с е к. Плюнь на них, дочь, на всех, поедем на рыбалку!
К о р о л ь. Что ж, отправьте меня в дом для престарелых королей…
У т ю т ю ш е ч к а (за сценой). Как останусь безотцовщиной!
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Вы все ничего не понимаете! Оставьте нас в покое!
П р и н ц. Да! Оставьте нас, наконец, в покое!
Принц и Принцесса Сандрильона бросаются к дверям. Принц сталкивается со С л у ж а н к о й, Принцесса Сандрильона – с П р и н ц е с с о й н а г о р о ш и н е.
С л у ж а н к а. Ее высочество кузина его высочества, Принцесса на горошине!
П р и н ц е с с а н а г о р о ш и н е. Здравствуйте, Золушка. А вы с Принцем опять ссоритесь на людях? (Принцу.) Что с тобой стало, кузен? Ведь ты был неплохо воспитан…
П р и н ц е с с а С а н д р и л ь о н а. Ах, я Золушка?! Меня зовут Сандрильона, запомни, чучело гороховое!
П р и н ц. Что ты этим хочешь сказать? Если ты считаешь, что я растерял воспитание под влиянием Зо… тьфу, дьявол! В общем, держи свое мнение при себе!
М а ч е х а. Ноги моей больше не будет в доме, где оскорбляют мою почти родную дочь!
П е р е ж и в а ю щ а я и П е р е ж и в ш а я с е с т р а (вместе). Мы столько пережили и так переживаем…
Д р о в о с е к. На пенсию – и на рыбалку!
П р и н ц е с с а н а г о р о ш и н е. Что за убогая фантазия у этих золушек – обязательно им надо стать сандрильонами. Как будто перевод меняет сущность… Впрочем, меня, кажется, оскорбили.
У т ю т ю ш е ч к а (за сценой). Сейчас как подниму температуру!
У ч и т е л ь т а н ц е в (появляясь). Наследник опять отказывается танцевать!
К о р о л ь. М-да, это называется спокойная старость. А я-то собирался сесть за воспоминания, уже между сочинителями придворными главы распределил… И подумать только, что все это из-за нашей наследственной слабости к маленькой ножке! Неужели такая милая сказка закончится скандалом?
Гаснет свет. Музыка. Освещается левая половина сцены.
На опушке леса стоит стекляшка на курьих ножках. Объявление сообщает: «Вас обслуживает Баба Яга. С 11 до 7 к лесу задом, с 7 до 11 к лесу передом». На златом крыльце сидит С а п о ж н и к. Появляется П р и н ц.
П р и н ц. Привет.
С а п о ж н и к. Здорово, твое высочество! Как жизнь?
П р и н ц. Жизнь… Да как тебе оказать… Жизнь как жизнь.
С а п о ж н и к. А чего грустный такой? Дома-то все в порядке? Батя как? Наследник? Хозяйка? Чего насчет войны слышно? Не намечается? Что министры говорят?
П р и н ц. Какая еще война?! Ты же знаешь, мы с отцом в таких делах не участвуем. Война… Тут бы у себя во дворце разобраться… Слушай, сколько сейчас, а то мои солнечные часы отстают что-то? Долго еще ждать?
С а п о ж н и к. А в моих песочных песок отсырел, стоят. Да, наверное, скоро уж повернется. Давай по паре золотых, как раз на полбочонка мальвазии выйдет.
П р и н ц. Давай…
С а п о ж н и к. Вчера турнир смотрел? Видал, как Роланд с угла врезал? Во, неистовый! Опять рыцари зеленого плаща из второго тура вылетят… Нет, что ни говори, не тот сейчас турнир пошел. Вот до столетней войны был турнир!.. А нынешние рыцари что? Пару раз его копьем ткнули – и готов, к секундантам бежит, мол, грубость… Тьфу, сарацины!
П р и н ц. Да я в этом ничего не понимаю, ты же знаешь. Я даже в детстве в крестовые походы не играл, а уж тем более смотреть… Еще самому на лошади поскакать, мечом помахать – туда-сюда, хоть для здоровья польза, да и отвлечешься немного… А смотреть, как друг другу здоровые рыцари забрала гнут – ну, скучно мне, не понимаю я этого азарта. Знаешь, мне кажется, это все от скуки: крики эти на турнирах, цвета своего ордена рыцарского на шарфе… А ты спроси такого, с зеленым или, допустим, с бело-голубым плюмажем на шляпе, когда он сам-то на лошадь садился? И не вспомнит… Знай, орет: «Крестоносцы, дави! Храмовники, жми!» Фанатики, больше ничего…
С а п о ж н и к. Эх, твое высочество, ничего ты, действительно, в жизни не понимаешь! Целый день сидишь, подошвы к драным ботфортам приколачиваешь или, допустим, с вассалами разбираешься. А потом что? С домочадцами у окна сидеть? А тут отдушина, друзей старых встретишь, поорешь вместе…
П р и н ц. Может, ты и прав. Но я музыкой увлекаюсь…
С а п о ж н и к. Музыкой… Я, твое высочество, вижу, какая у тебя сейчас музыка в ушах. Неприятности у тебя в личной жизни, вот что. Что случилось? Я ж тебя не со вчера знаю, говори прямо. Ты же меня уважаешь?
П р и н ц. Уважаю.
С а п о ж н и к. Ну и выкладывай все, как есть. Может, посоветую чего.
П р и н ц. Да что выкладывать-то? Во дворце все нормально. Отец здоров, танцует каждый вечер…
С а п о ж н и к. Неужели все танцует? Ну, молодец старик! Я ведь много его моложе, а заставь меня сейчас плясать…
П р и н ц. Так ведь он закаленный, всю жизнь танцует, каждый день. Да и наследственность хорошая. Сын капризничает…
С а п о ж н и к. А не пробовал… того… пониже мантии? А?
П р и н ц. Ты что?! Где же ты видел, чтобы сейчас в приличном дворце с наследниками так поступали? Жена и без того…
Стекляшка на курьих ножках со скрипом поворачивается к лесу задом. Сапожник и Принц подходят к окошку. В руках у Сапожника авоська с пустым бочонком. Из окошка раздается голос – по-видимому, Б а б ы Я г и.
Г о л о с. Посуду не приму, Ивашка проклятый тару не приготовил! Не приму, и не стойте! Я вообще сейчас закроюсь да к лесу повернусь – Ивашку варить буду!
С а п о ж н и к. Права не имеешь!
Г о л о с. А не ты мне права давал, не тебе их и знать! Ишь, сапожник! Правильно добрые-то люди говорят – пьет как сапожник…
П р и н ц. Почему вы кричите? Что мы вам сделали? Вот ведь здесь написано: с одиннадцати до семи к лесу задом. Вот и будьте добры…
Г о л о с. Ишь ты, доброй мне быть! Ты иди на мое место, в мою ступу, в мою стекляшку на курьих ножках, на мою костяную ногу, тогда я на тебя посмотрю. А то учить все мастера, а сюда небось никто не пойдет… Доброй быть! Да как же я могу доброй быть, если я человеческого духа не перевариваю?! У меня работа вредная с людьми… Нет, пойду Ивашку варить, на базу полечу… Куда помело-то делось?
С а п о ж н и к. Да ладно тебе кричать! Возьми бочонок бесплатно.
П р и н ц. Конечно… Так бы сразу и сказали…
Сапожник протягивает в окошко пустой бочонок, получает полный. Вместе с Принцем отходит, садятся на крыльцо. Сапожник достает из-за пазухи кубок.
С а п о ж н и к. Вот ведь вредная баба, настоящая яга… Ну, будь здоров!
П р и н ц. Спасибо.
С а п о ж н и к. Да… Значит, говоришь, жена? Ну и что жена? Порядка не знает?
П р и н ц. Что ж, я расскажу… Тебе ведь, наверное, известно, что я женился семь лет назад…
С а п о ж н и к. Критический срок, твое высочество…
П р и н ц. …Женился на очаровательной девушке по имени Золушка. Вышла у нас с ней довольно романтическая история. С обувью там получилось очень интересно, да не в этом теперь дело. Сын у нас есть, дворец хороший, старик мой к ней вроде хорошо относится – чего еще надо? И действительно, сначала все было нормально. Хозяйка она замечательная! Мы ведь раньше, с отцом, как жили? Одни мужики, утром яичница, вечером яичница… А она как взялась готовить! Как начала дворец прибирать! К работе она приучена, это не отнимешь, и сшить может, и все такое…
С а п о ж н и к. Да чего ты расписываешь, я ж ее с детства знаю. Работящая была девушка, и внешне симпатичная.
П р и н ц. …Так все и шло, пока не сменила она имя и не стала называться Сандрильоной. Та же Золушка, но на иностранном. И потребовала, чтобы обращались к ней «принцесса». Хотя жена принца, между прочим, – совсем не обязательно принцесса. А дальше поехало. (Заметно пьянеет.) Начала она, честно скажу, ребята, наглеть. Значит, я ей ничтожество, поняли? А почему? Потому что земли чужие не завоевываю. Потому что паркет во дворце скрипит, а мне наплевать. Потому что полкоролевства у отца никак не выбью. А мне, может, жалко старика полкоролевства лишать! Это ж его королевство, в конце концов…
С а п о ж н и к. Во прорва!
П р и н ц. Не смей так говорить о моей жене!
С а п о ж н и к. Извини, твое высочество, не хотел обидеть. Я тебя уважаю…
П р и н ц. Ничего ты, старик, понять не можешь. А я ее все-таки понимаю. Потому что люблю. Да, люблю, и сейчас люблю, ничего не поделаешь. (Обращается к Сапожнику уже во множественном числе.) Ее понять нужно, мужики. Что у нее было? Теща… мачеха ее то есть – ну, это вообще… Хуже Бабы Яги!
Г о л о с. Я тебе покажу хуже! Женился на мещанке, теперь мучайся, а на людей пальцем не показывай!
П р и н ц (упрямо). Да, хуже! Какое она воспитание могла дать Золушке? Папаша – дуболом, сестры – гадины завистливые… У нее в детстве игрушек не было, можете представить?
С а п о ж н и к. М-да, биография.
П р и н ц. Конечно, теперь ей всего хочется, чего раньше не имела. Хорошо моей сеcтрице двоюродной рассуждать – это не интеллигентно, то не культурно… На тридцати перинах cпала всю жизнь, да еще горох на нее изводили. А Золушка моя (всхлипывает) теперь всего хочет. А я…
С а п о ж н и к (тоже пьянея). Не переживай так. Мы тебя уважаем…
П р и н ц. Нечего меня уважать! Правильно Золушка говорит: ничтожество я. Тридцатник разменял, а чего сделал хорошего? Ну, чужих земель не завоевал – и не надо, перебьемся без них. А может, я в своей земле что-нибудь полезное сделал? Может, я заколдованных расколдовал? Может, я спящих разбудил? Может, я дракона победил?
За сценой голоса – это cходится пьющий народец к стекляшке. Очевидно, что голоса эти принадлежат З м е ю Г о р ы н ы ч у, К о щ е ю Б е с с м е р т н о м у, С о л о в ь ю – р а з б о й н и к у, ц а р е в и ч а м, ц а р я м и прочим сказочным персонажам. Стекляшка поворачивается к лесу боком. Пьющих не видно, только слышно: «Эх, хорошо! До смерти компанию люблю!», «Ишь, до смерти, а сам-то бессмертный… Сейчас как свистну, все попадаете!», «А кто там с драконами развоевался? С родней моей? А ну, пустите мою первую голову без очереди, я сейчас со всеми разберусь…»
С а п о ж н и к. Ты, твое величество, потише. Слышь, нечисть здешняя появилась – Змей, Кощей и Соловей. Вон, им Яга сбоку отпускает. Не шуми про драконов-то, а то Змей сразу на скандал полезет…
П р и н ц (не слушая). Может, я хоть дворец золотой Золушке построил? Нет, и этого не сумел, как была двухсоткомнатная халупа, так и есть. А она молодая, ей, конечно, хочется… Знаете, какая она красивая? Самая маленькая ножка в королевстве – это ценить надо! Эх…
С а п о ж н и к. Я, конечно, извиняюсь…
П р и н ц (совершенно пьяный). Вы не пирожник дворцовый? Простите, не узнаю.
С а п о ж н и к. Да нет, сапожник я. По индивидуальному пошиву обуви. Извиняюсь, конечно… Вот я тебя слушаю, молодой человек…
П р и н ц. Я Принц.
С а п о ж н и к. Вот я и слушаю, молодой человек, что твое высочество говорит, и думаю, что интересно тебе было бы узнать насчет одного случая. Я, конечно, извиняюсь, но ты мне друг…
П р и н ц. Ну, скажи мне, кто твой друг? Да заодно скажи, кто ты?
С а п о ж н и к. Я ж и говорю – сапожник я. Ты вот принц, а я тебе прямо скажу – я в нашем деле индпошива обуви. Сапог сошью – от настоящего не отличишь, хоть семимильный, хоть надувной…
П р и н ц. Надувной – это что?
С а п о ж н и к. Ну, надувной – сейчас их и рыцари, и дамы прекрасные носят, удобно… Да не в том дело. Я говорю – мастер я.
П р и н ц. Что значит – сапог, как настоящий? А другие разве игрушечные сапоги шьют?
С а п о ж н и к. Ну, Принц, даешь! Настоящий – как заграничный, значит. Сам-то, небось, какие носишь? (Принц удивленно рассматривает свою обувь.) Вот и все так же стараются. А у меня и товар всегда привозной имеется, и колодки один волшебник делает. Чародей то есть столярного ремесла. И поэтому записываются ко мне на прием за месяц, а то и за два. Все подряд записываются, самые могущественные в королевстве люди: и министры, и фрейлины, и Учитель танцев твой бальных туфель двенадцать пар как-то заказывал, в общем, все. (Понижает голос, кивает на стекляшку на курьих ножках.) Вон уж на что Баба Яга при деньгах, на золотом деле распивочном сидит, да и клиенты со связями, из-за моря что хочешь привезут – и та у меня как-то на ступу набойки делала.
П р и н ц. Зачем ты мне это все рассказываешь, а, отец? Мне сапоги не нужны…
С а п о ж н и к. Сегодня не нужны – завтра понадобятся. Да сейчас не о том речь. Приходит однажды, а если точно – на той неделе во вторник, одна дамочка. Я в лицо-то ее сразу узнал… Разворачивает она пакет, а в пакете, я поначалу подумал, ваза небольшая…
После этих слов Сапожник наклоняется к уху Принца и продолжает рассказ шепотом.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы и  идеальная школа


загрузка...

А-П

П-Я