научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/akrilovye_vanny/Ravak/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Тени войны - 11

Алекс Орлов Бросок Саламандры
1
Семь дней и семь ночей прошло с того самого момента, когда компания Эдди Кларка прошла окончательную проверку в разрешительном департаменте.
Разработка новейших образцов оружия – дело нешуточное, и для исполнения этой работы требовались люди только с безупречной репутацией.
Именно таковым был Эдвард Кларк. В его послужном списке стояло только одно слово – «Ульрик», и это слово гипнотизировало любого проверяющего.
Они могли придраться к бывшим сотрудникам ПАСЕК, к высокопоставленным чиновникам министерских криминальных отделов, но слово «Ульрик» было вне их компетенции, «Ульрик» говорило – лучший, и уже не требовалось никаких дополнительных объяснений.
Подробнее об этом подразделении знали только посвященные специалисты да несколько пронырливых журналистов. Впрочем, и те и другие были связаны письменными обязательствами «не разглашать». В противном случае никто не гарантировал бы им безопасность...
Кларк вытер лицо нагретым полотенцем и, обмотав его вокруг бедер, вышел из кабинки.
– Джерри, выходи, пойдем попьем чего-нибудь холодненького, – позвал он своего напарника, – а то у меня, кажется, даже из костей вся вода выпарилась.
– Подожди еще минуту, у меня не пройдены все режимы.
Кларк усмехнулся и, отойдя к стене, присел на деревянную скамейку. Здесь было намного прохладнее и можно было перевести дух.
Из кабинки Джерри Райли доносились слоновьи вздохи. Чрезмерный вес заставлял его подвергать свое большое тело бесчисленным испытаниям.
Все свободное время Райли посвящал похуданию и одновременно состоял в нескольких клубах. Он сбрасывал лишние килограммы голоданием, плаванием в ледяной воде, прыганьем со скакалкой и десятком иных способов.
Со временем такая жизнь нравилось Джерри все больше, и если бы он вдруг похудел, то весь его мир сразу бы рухнул. Джерри потерял бы смысл жизни – единственно верную путеводную звезду.
– О-а-х-х! – донеслось из кабинки, и Кларк знал, что это означает предпоследний температурный режим с перегретым паром.
Пока Райли парился, рядом с Эдди открылась кабинка и оттуда вышел сухощавый и жилистый мужчина. Кларк заметил, что тело этого человека даже не покраснело, а в его кабинке совсем отсутствовал пар.
«Какой смысл сидеть просто так и пропитываться сыростью?..» – удивился Эдди, провожая щуплого взглядом.
Натренированный глаз фиксировал каждую мелочь в незнакомом человеке – вес, рос, походку, небольшой шрам на правом боку.
«Зачем мне это?.. – про себя усмехнулся Кларк. – Я уже четыре года как в отставке...»
Наконец кабинка Джерри распахнулась, и он выпрыгнул оттуда, раскаленный, как чугунное ядро.
– Все!.. Я выдержал!... – радостно сообщил он и своей неподражаемой рысью заспешил к бассейну.
Эдди пошел за ним следом и, едва завернув за угол, успел увидеть Джерри в момент падения. Это было незабываемо – полет ста пятидесяти килограммов красной разогретой плоти.
Джерри грохнулся в воду, подняв такую волну, что пара посетителей в конце бассейна поспешила выбраться на борт, видя, какой на них катится вал.
Райли преодолел под водой половину бассейна и, показавшись на поверхности, перевернулся на спину.
– Я уж думал, что ты не всплывешь до самого залива Лонгвэй, – сказал Кларк, осторожно погружаясь в студеную воду.
– Только не сегодня, Эдди. Сегодня я какой-то расслабленный, – отозвался Райли и поплыл обратно к лесенке.
– Это последствия полуторамесячного марш-броска с этой регистрацией. Весь отдел у нас спал по три часа в сутки.
– Да, и теперь этот кошмар позади, – Джерри без видимых усилий выбрался на бортик и удовлетворенно вздохнул. – Все, теперь я могу выпить пива, а ты как?..
– Не вижу препятствий, только сначала посидим в сушилке.
– Само собой, Эдди, все по науке.
2
Спустя полчаса Кларк и Райли уже сидели в баре.
– Никогда не думал, что мы сумеем обойти «Орион», – признался Джерри, оставляя второй бокал пустым. – Они существуют уже двадцать пять лет и до этого выполняли несколько правительственных программ.
– Их подвела история с утерей секретной боеголовки, два года назад недалеко от Джидамана, – сказал Кларк, – Подозревают, что это была не случайная пропажа.
– Что-то я об этом не слышал.
– Об этом никто ничего не слышал. Правительственного подрядчика подставлять нельзя.
– Неужели мы получим этот заказ? – расплылся Джерри в мечтательной улыбке.
– Теперь он, считай, в нашем кармане. Увидев высокую блондинку, Джерри отставил пиво в сторону и заметил:
– Смотри, какая хорошенькая. И как обидно, именно таким девушкам я не нравлюсь...
Эдди оглянулся на блондинку и, пожав плечами, сказал:
– Все зависит от того, Джерри, насколько ты в себе уверен. Женщины, даже самые неприступные, обожают уверенных мужчин. Уверенность для них – все.
– Или деньги... – добавил Райли.
– Это почти одно и то же.
– Согласен. – Джерри вздохнул и снова принялся за пиво, но неожиданно отставил бокал в сторону и спросил: – Послушай, а чего ты ушел с военной службы? На какого-то неполноценного ты не похож. Сейчас тебе сорок один, значит, когда ты ушел, тебе было...
– Тридцать семь.
– Во! Мне сейчас тоже тридцать семь, и я чувствую себя, как тот еще огурец!... Так зачем же ты ушел?
– Ты какой раз меня об этом спрашиваешь?
– Десятый?
– Нет, четырнадцатый.
– Ты что, считал, что ли? – удивился Райли и снова посмотрел на блондинку. – Ты не поверишь, Эдди, она мне подмигнула... – торжественным шепотом сообщил он.
«Действительно, неужели я специально считал, сколько раз Джерри задавал мне этот вопрос?..» – подумал Кларк. Он по-прежнему фиксировал все, что видел, и непонятно зачем заносил это в свой архив.
Так уж был устроен его мозг, что Эдди мог практически всегда отмотать события в своей памяти и вспомнить все, что с ним происходило в тот или иной день. Вплоть до мельчайших подробностей. Человеку постороннему это казалось бы удивительным, но Эдвард Кларк жил с этим уже не один год и давно привык к своим необыкновенным способностям. Если ему нужно было что-то вспомнить, он «перематывал» события в обратную сторону и просто подсматривал.
Об этих своих возможностях Кларк никому не сообщал и вообще старался вести себя как обычный человек и не возбуждать в окружавших излишнее любопытство.
– Как ты думаешь, стоит мне к ней подойти? – спросил Райли, не сводя с блондинки глаз.
– Раз она первая тебе подмигнула, конечно, подойди.
Джерри отер с губ пену и, поднявшись из-за стола, направился к стойке, где стояла длинноногая крашеная девица.
Эдвард даже не смотрел, что там предпринимает Райли, и спокойно потягивал свое пиво, пока не почувствовал на себе чей-то взгляд.
Приученный к спокойной реакции, он осторожно скосил глаза влево, туда, где в углу сидела молодая парочка. Парень располагался к Эдди спиной и не мог его видеть, а девушка о чем-то увлеченно рассказывала своему другу.
Понаблюдав, Кларк сообразил, что смотрит на него именно парень, используя как зеркало грань декоративного бокала.
Совершенно непроизвольно рука Эдди коснулась нагрудного кармана, где когда-то постоянно находился четырехмиллиметровый «сторм».
«Этих привычек не изжить, – подумал Кларк. – Не стоит обращать внимание на такой пустяк, может, этот парень больной или педик...»
Эдди приходилось видеть геев, гулявших с девушками.
– Старик, познакомься – это Джоанна!... – как всегда, слишком громко произнес Джерри.
Кларк поднял на Райли глаза и увидел стоявшую рядом с ним блондинку – высокую, под стать Джерри.
Встав из-за стола, как того требовали приличия, Эдди поклонился и с приятной улыбкой представился:
– Эдди...
– Ой, какой вы церемонный! – воскликнула девушка и захохотала, привлекая внимание окружающих.
– Старик, мы пойдем с Джоанной... э-э... погуляем, а на игру с тобой мы сходим в следующий раз. Согласен?..
– О чем разговор, Джерри. Конечно, – легко согласился Кларк, и Райли тут же потащил Джоанну к двери.
«А вблизи она очень даже недурна... – подумал Эдди, провожая взглядом светящегося от счастья Джерри и его новую знакомую. – Спокойно, Эдвард, у тебя есть светлоокая Марго», – напомнил себе Кларк. В его планы входило обручиться с Маргарет через пару месяцев, а может, и раньше. Они знали друг друга достаточно долго, и ждать чего-то еще не было смысла.
Очень кстати, в качестве подарка, подвернулся небольшой домик на побережье, в окрестностях городка Фарнбру. Кларк дважды выезжал туда с Маргарет, и они предавались любви до изнеможения, а затем строили планы на будущее.
Провожая глазами Джерри, Кларк не заметил, как ушла та пара, с углового столика. Должно быть, они воспользовались вторым выходом, иначе память Эдди наверняка их «записала» бы,
Видя, что клиент сидит задумавшись, к нему подошел официант: – Что-нибудь еще, сэр?
– Нет, спасибо.
– С вас тридцать шесть кредитов, – произнес официант с улыбкой, и Эдди понял, что его выпроваживают. Сегодня был обычный день, и поэтому заведение закрывалось достаточно рано.
– Вот, пожалуйста, – сказал он, протянув две двадцатки, – сдачи не надо.
– Благодарю вас, сэр, – поклонился официант и, заметив в руках Кларка билеты, которые тот вытащил вместе с деньгами, воскликнул: – О, сэр, да вы поистине счастливчик!... Билеты на финал!...
Видя, какими глазами официант смотрит на вожделенный пропуск на стадион, Эдди запросто бросил билеты на стол и сказал:
– Бери, они твои.
– Да вы что, сэр? Так нельзя! Я вам заплачу!
– Бери, парень, я тебе их дарю.
– Нет, сэр, мы сделаем так. – Официант забрал билеты и положил перед Эдди пятьдесят кредитов.
Спорить Кларк не стал, поскольку это была номинальная стоимость, а возле стадиона билеты продавались уже по сотне.
Забрав деньги, Эдди покинул бар и, когда оказался на улице, заметил, что уже почти стемнело.
Уличные фонари только включились и едва тлели, собираясь с силами, чтобы разгореться во всю мощь.
Машины подмигивали огнями и отражали блестящими боками яркие картины рекламных панно. Кларк любил это время суток, и они с Марго частенько гуляли возле парка или даже по главной улице, прежде чем отправиться на квартиру к Эдди.
«Пойду в сторону парка», – подумал Кларк.
Иногда ему было просто необходимо побыть одному.
3
Свернув на небольшую улочку, ведущую в тихий район одноэтажной застройки, Эдди невольно замедлил шаг и потянул носом. Здесь, в двух шагах от транспортной магистрали, пахло цветущим плющом, которым были увиты все стены небольших домиков.
Мимо прошел человек, выгуливающий своего пса. Почуяв за забором кошку, собака залаяла, и хозяин недовольно сказал:
– Будет тебе, Кинг, ты ведь только что поел...
Эдди перешел на другую сторону улицы, и в этот момент его обогнал автомобиль. Его стекла были затемнены, и оттого он выглядел опасным. Машина медленно проехала мимо и исчезла за углом.
Позади загремела консервная банка. Эдди невольно вздрогнул и обернулся. Освещение на улочке было слабым, но Кларку удалось разглядеть большущего кота, сидевшего на мусорном баке.
– Ну ты разбойник, – произнес Эдди и, вместо того чтобы идти в глубь этого тихого сумеречного района, повернул обратно, к сияющей огнями шумной улице.
«Пойду прямо домой, для гулянья сегодня неподходящее настроение...» – оправдался перед собой Кларк.
Потом он вспомнил о Джерри Райли, который сейчас наверняка пребывал наверху блаженства и, уж конечно, не вспоминал о пропущенном финале.
Выйдя на залитый ярким светом тротуар, Эдди почти обрадовался и, мурлыча под нос бравурный марш, направился в сторону галереи «Абрис», от которой до его дома было рукой подать.
Мимо проносились автомобили, и казалось, что их становилось все больше. Они создавали ветер, который гнал по тротуару бумажки и подталкивал Эдди, заставляя его идти быстрее.
Заглушив сиренами шум автомобильного потока, пролетели две полицейские машины.
Должно быть, у них был повод мчаться куда-то сломя голову, и Кларк невольно вспомнил прошлые времена, когда ему точно так же приходилось исполнять роль «скорой помощи». Возникло даже подобие легкой ностальгии, но Кларк тут же себя одернул:
«Нет, Эдди, больше никогда. Теперь ты только сотрудник исследовательской компании и без пяти минут женатый человек...»
У длинной опорной стенки, возле самой галереи он остановился, чтобы посмотреть на новую афишу – открывалась выставка братьев Олди. Кларк слышал, что у них какая-то необыкновенная техника живописи, возможно, из-за того, что они писали картины вдвоем.
«Интересно, как выглядит их совместный творческий процесс, – подумал Эдди. – Один рисует горизонтальные линии, а другой вертикальные?.. Или как-то иначе?»
Дав себе обещание посетить выставку, Кларк решил пойти домой, но едва он сделал шаг, как послышался непонятный треск и его глаза запорошило каким-то мусором.
Эдди выругался и, присев возле стены, стал осторожно моргать, стараясь восстановить зрение. Сегодняшний день был явно не самым удачным.
Вспомнив, что напротив входа в галерею есть небольшой фонтанчик, Эдди почти на ошупь поднялся по ступеням и, добравшись до воды, стал промывать глаза.
Вскоре все уже было в порядке, не считая небольшого остаточного жжения в глазах. Что это было? Песок с колеса машины? Но вся улица вылизана дочиста.
Так и не поняв, что с ним произошло, Кларк пошел домой, а спустя час он уже лежал в своей постели.
Засыпал Эдди с приятной мыслью, что оставалось еще целых два выходных дня, выделенных компанией тем сотрудникам, кто отличился при регистрации.
4
Непонятно почему, но в выходные дни Кларк не мог долго валяться в постели, и в семь сорок он уже жарил себе яичницу. По кухне распространялись вкусные запахи, среди которых особенно выделялся аромат крепкого кофе.
Утро было солнечное, теплое и радостное.
Через открытое окно, с противоположного конца улицы, доносилось коровье мычание. И это были не галлюцинации, а самые настоящие коровы.
На крыше тридцатиэтажного здания, принадлежавшего радиотехнической корпорации «Ришар-Электро», выходили на подросшую за ночь травку буренки мистера Левандера.
Это от его милостей на столе Эдди Кларка никогда не переводились свежие сливки, еще не тронутые излучением стерилизаторов. Мистер Левандер не только поставлял Эдди свежие продукты, но и позволял подниматься на тридцатый этаж, чтобы посмотреть, как пасутся его коровы.
Это был знак высокого доверия, поскольку, как утверждал Левандер, от посторонних взглядов у его коровок пропадало молоко.
Покончив с завтраком, Эдди задумался. Ему предстояло решить, чем сегодня заняться. Марго предупредила, что до конца недели должна разобраться с отчетностью в своем антикварном магазинчике, а Джерри как пить дать будет отсыпаться поле бурной ночи.
Можно было, конечно, воспользоваться случаем и съездить в свой домик на побережье. Эдди делал в нем небольшой ремонт, и оставалось покрасить пару дверей и стену.
На секунду представив себя в заляпанной рубашке и с пульверизатором в руках, Эдди решительно покачал головой. Заниматься сегодня ремонтом ему совершенно не хотелось. К тому же куда приятнее работать на глазах у Марго, лишний раз доказывая ей, что ты настоящий мужик и руки у тебя растут откуда надо. А что толку геройствовать, если тебя никто не видит?
Зазвонил телефон. Кларк снял трубку и очень удивился, услышав голос Джерри:
– Привет старик, я тебя не разбудил?..
– Нет, я уже давно встал и даже позавтракал.
– Тогда, может, рванем на острова? Там сегодня в обед гонки в классе "А", а потом пивко на воздухе возле ресторанчика «Барбекю». Знаешь такой?..
– Знаю, – сказал Эдди. – Только это для тебя не слишком тяжело после ночи любви?..
– Никакой ночи любви не было, – признался Райли и вздохнул.
– Как это не было?! – удивился Кларк. – Ты что, опять напился?
– Да какое там напился. Я как из бара вышел, так даже в рот не брал. Сразу посадил ее в такси и повез к себе.
Дальше все чинно, охлажденное шампанское, немного стихов...
– Ты читал ей свои стихи?!
– Совсем немного, Эдди, только поэму... – И она это выдержала?
– Что значит «выдержала», Эдди? – возмутился Райли. – Отрывки этой поэмы, между прочим, напечатали в «Литературном вестнике»...
– Ну ладно, что было дальше?
– Потом я начал ее раздевать, и, уже когда собирался приступать, зазвонила трубка в ее сумочке. Ты бы видел, Эдди, как эта королева во всей своей красе достала телефон и сказала «алло».
– Это звонил ее муж? – попытался угадать Кларк.
– Нет, кто-то из родственников. Я не понял, кто именно. Она сказала: «Извини, я должна уходить. Заболела моя мама».
– И все?
– Нет, сказала, что позвонит.
– Так-так, – задумчиво произнес Кларк. Ему с самого начала не верилось, что у Джерри с этой красоткой что-то получится. Она просто играла с ним. – Ну ладно, старик, тогда встречаемся через два часа на площади. Хорошо?
– Хорошо, Эдди, – согласился Райли, и помолчав спросил: – Эдди, а можно задать тебе личный вопрос?
– В пятнадцатый раз – почему я ушел со службы?
– Нет, я хотел спросить – у вас с Марго серьезно?
– Думаю, что да.
– Счастливые вы. А у меня все как-то не ладится.
– Еще наладится, Джерри. Вот стукнет сороковник, и все пойдет как по маслу. У меня раньше тоже не вязалось – поверь.
– Правда?
– Правда, – соврал Кларк, чтобы успокоить приятеля.
– Ну ладно. – По голосу Джерри чувствовалось, что ему немного полегчало.
Поговорив с Райди, Кларк положил трубку и пошел бриться. Остановившись перед зеркалом, он оттянул веки и внимательно изучил свои глаза. Они выглядели все еще красноватыми.
Энди решил осмотреть платок, которым вытирал глаза, и полез в корзину для белья.
– Так-так, – произнес он, заметив на платке красно-коричневые крупинки. Это означало, что вчера вечером ему запорошило глаза кирпичной крошкой. Возможно, кирпич в стене просто разрушился – иного объяснения Кларк не находил. Он бросил платок обратно в грязное белье и приступил к бритью, решив не забивать голову разными пустяками.
Побрившись, Эдди наскоро оделся и собрал сумку, не забыв положить в нее плавки. На островах, куда собирался он с Джерри, были отличные пляжи, и следовало воспользоваться случаем и немного позагорать.
Хорошее настроение снова вернулось к Кларку, и он почти вприпрыжку добежал до лифта и в последний момент проскочил между закрывающимися дверями.
Кроме него в кабине оказалась только одна пассажирка, сухая старуха с тяжелым недоверчивым взглядом.
– Ну вот, – недовольно пробурчала она, ни к кому не обращаясь.
– Как поживаете, мадам? Как ваши внуки? – приветливо спросил Эдди.
– Какие внуки? У меня собаки, а не внуки...
– Не стоит огорчаться, они еще исправятся – дети всегда шалят, – по-своему истолковал слова старухи Эдди, однако та его не слушала и продолжала:
– Четыре большие собаки и еще пять кошек... И еще две...
Наконец лифт остановился на первом этаже, и Эдди первым вышел в вестибюль.
– Доброе утро, Бодмер! – поздоровался он с консьержем.
– Доброе утро, мистер Кларк!... На службу?
– Нет, у меня еще два дня в запасе, – похвалился Эдди, ощущая свое превосходство над каждым, кто вынужден ждать конца рабочего дня.
Кларк уже вышел на улицу, когда к консьержу подошла старуха и стала жаловаться:
– Чуть не убил меня – нахал... Так влетел в лифт, что я думала – бандиты...
– Как ваши собачки, мадам Леру? Не болеют? – спросил Бодмер, чтобы поменять тему.
– То-то и оно, что болеют. Вот иду в аптеку, потому что у Снуфи диарея, a Coco плохо ест... Ох-хо-хо...
5
Как и накануне вечером, улица гудела под колесами сотен машин, которые неслись к центру города.
Они спешили добраться до места и встать на дневных стоянках, чтобы до самого вечера терпеливо ждать своих хозяев.
Словно соревнуясь с машинами, в том же стремительном темпе по тротуарам двигались потоки пешеходов.
На лицах большинства из них отражалось недовольство и хроническое недосыпание. Это были типичные лица жителей большого города.
«В обычные дни я выгляжу точно так же», – подумал Кларк, шагая вдоль подпорной стенки, где накануне ему запорошило глаза. Возле того места, где висели новые афиши галереи, стояли двое рабочих в перепачканных комбинезонах. Они занимали все ширину тротуара, и некоторые особенно нервные прохожие высказывали свое недовольство.
Игнорируя их реакцию, работяги всматривались в афишу, как будто видели ее впервые. Эдди невольно замедлил шаг.
– Менять надо, чисто нам не замазать... – сказал один рабочий.
– Понятное дело – менять. Вопрос в том – сколько менять? – высказался другой.
– Один сверху, один снизу, ну и этот, само собой.
Присмотревшись, Кларк понял, о чем говорят эти люди. Примерно на уровне его роста в кирпичной стене красовалось отверстие. Кроме продырявленного кирпича пострадали и соседние – по ним пошли трещины.
Эдди смотрел на разбитые кирпичи и чувствовал, что ему становится жарко, а совершенная память услужливо прокрутила все вчерашние события.
Шум автомобилей, запах пыли и звонкий щелчок, после того как Эдди сделал шаг в сторону.
«За что?! За что?! – недоумевал Эдди. – Я не у дел уже четыре года!...»
Обернувшись, он проводил подозрительным взглядом одного прохожего, потом другого.
В одно мгновение окружающий мир стал враждебным, и даже проносившиеся машины теперь представляли для Эдди потенциальную угрозу.
«Стреляли вот оттуда, – автоматически определил он, – по ходу автомобиля, чтобы угловая скорость была поменьше».
Стрелок сделал свое дело безупречно, но он не мог предугадать, что в последний момент мишень сделает шаг в сторону.
«Я тогда подумал, что пора идти домой...» – вспомнил Эдди и, как вчера, непроизвольно притронулся к карману, где раньше носил пистолет.
– Тебе чего? – спросил один из рабочих, повернувшись к Кларку.
– Ничего, – ответил тот и пошел прочь от нехорошего места.
В голове Эдди все еще роилась масса всяческих предположений «кто и почему?» Он перебирал все последние дни, но не находил в них ничего подозрительного, а главное, предосудительного – такого, за что обычно убивают.
Еще до отставки Кларку приходилось участвовать в секретных операциях, но это были совершенно «слепые» действия с точки зрения осведомленности. Каждый знал только свою роль и больше никаких общих-деталей.
«Значит, это ошибка...» – пришел к выводу Эдди, и ему стало немного легче.
Дойдя до станции подземки, он огляделся и прошел через стеклянные двери. Стоявший в вестибюле полицейский окинул Кларка подозрительным взглядом и переключил свое внимание на следующего пассажира.
Наличие на станции полицейского внушило некоторую уверенность в безопасности, и Эдди вернулся к невеселым размышлениям.
Все говорило о том, что это была ошибка. В полумраке возле галереи его могли принять за кого угодно. За какого-нибудь торговца наркотиками или проштрафившегося сутенера. Но могло быть и так, что эти люди ошиблись не только вчера и до сих пор мечтают посчитаться с «этой сволочью», имея в виду именно Кларка.
Когда Эдди вышел на площадь, он увидел Джерри на старом месте. Тот стоял возле памятника герою Сорокалетней войны генералу Паккарду.
Увидев приятеля, Райли приветливо помахал рукой и пошел навстречу.
– Что у тебя за майка? – с ходу спросил Кларк.
– Маечка фаната команды «Каллахерд», – с довольным видом пояснил Джерри.
– У тебя что, проблемы с буквами? Читай внимательнее, здесь написано «Калхерд», а это уже не команда, фирма, продающая замороженных устриц.
– Иди ты, – не поверил Джерри и стал рассматривать свой живот. – Точно, а я, дурак, польстился на дешевизну.
– Она дешевая потому, что это рекламный товар, – резко произнес Кларк и почувствовал, что в его голосе прозвучали злые нотки.
«Успокойся, Джерри не виноват в том, что тебя пытались убить», – одернул себя Кларк.
– Ты чего такой нервный? – заметил непорядок Райли.
– Да нет, я в норме. Как поедем? На такси или с набережной – на катере?
– Давай лучше на катере. Там пиво продают прямо на палубе.
– Нет, лучше на такси, – возразил Кларк, – через полчаса будем на месте и попьем пива прямо возле ресторанчика.
– Возле «Барбекю»?
– Ну да... – Эдди кивнул и посмотрел через плечо Джерри на стоящего неподалеку подозрительного субъекта. Этот человек стоял в напряженной позе и держал руку в раскрытой сумке, висевшей на плече.
– Что, знакомого увидел? – спросил Райли и хотел повернуться, но Кларк его удержал:
– Стой... Стой на месте...
– Да в чем дело, Эдди? Ты какой-то не такой сегодня.
– Все в норме, пойдем ловить такси.
В это время прямо на середину площади выехал большой автобус. Он остановился, и из его дверей посыпались галдящие туристы. Увидев памятник генералу, они загомонили еще громче, наводя на достопримечательность объективы своих камер.
– А теперь мы видим памятник герою войн за независимость генералу Паккарду, – услышал Кларк писклявый голос экскурсовода.
– Пойдем, – коротко скомандовал он и потянул за собой Джерри.
– Эй, осторожнее, ты мне руку выдернешь! – возмутился тот.
– Как же, выдернешь такие окорока, – ответил Кларк, продолжая буксировать Райли.
1 2 3 4
 красное вино верона 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я