научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/rakoviny_s_tumboy/75/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Сергей Михайлов
Охотники за мраком


Михайлов Сергей
Охотники за мраком

Сергей Михайлов

Охотники за мраком


Посвящаю моей дочери Елене

Мы охотники за мраком,
Что торгует тучей всякой
И чернит миры вокруг.
Мы шумим... С твоим ненастьем
И мое бушует счастье,
О, всех вольных духов дух!

Фридрих Ницше,
"Песни принца Фогельфрай"


Часть первая

СЛЕД В СЛЕД

Глава первая
"ИЗБРАННИКИ СУДЬБЫ"

- Я сейчас лопну от любопытства, если не узнаю всей правды.
Что он от нас хочет? Неужели тебе ничего не сообщили, Крис?
Крис Стюарт не ответил. Его взгляд был прикован к широкой ленте магистрали, рука небрежно покоилась на панели рулевого управления.
- Клянусь крылом архангела Гавриила, - усмехнулся Флойд О'Дарр, - другого такого любопытного парня, как наш Джералд, не сыскать во всем Обозримом Космосе! Ты что же, старик, находишь странным этот вызов к шефу?
- Ты попал в точку, Флойд. Именно нахожу странным. Напряги мозги, приятель, и вспомни, часто ли вызывал нас к себе Роберт Гамильтон?
- Раза два-три, не больше. Для сношений с "избранниками судьбы" он обычно прибегал к помощи меж-канала.
- Вот именно. Не часто космолеты Батальона оказывались в пределах Солнечной системы, гонять же нас через всю Галактику лишь за тем, чтобы ввести в курс очередной операции, шеф считал непозволительной роскошью. Согласись, Флойд, когда Ведомством заправлял старик Гамильтон...
- Роберт Гамильтон мертв, - резко перебил его Крис Стюарт.
- Новая же метла, как известно, метет по-новому. Но в главном Джералд прав: вызов на Землю всегда означал нечто чрезвычайное, по крайней мере, зря тратить и время, и дорогое ракетное топливо прежний шеф не любил. Возможно, этот Крамер желает лично познакомиться с вверенным ему Батальоном.
- Сэр Чарльз Крамер, - многозначительно заметил Герцог.
- О да! Сэр Чарльз Крамер, новый шеф Ведомства Космической Безопасности, - мрачно усмехнулся Крис.
- Не следует исключать и другого варианта, - возразил Флойд.
- Только на Земле "избранник судьбы" может получить Галактическую Визу.
Крис Стюарт с сомнением покачал головой.
- Галактические Визы выдают лишь в экстремальных случаях, когда в предстоящей акции предполагается задействовать либо весь состав Особого Батальона, либо большую его часть. Вы не хуже моего знаете, что в истории Батальона таких случаев насчитывается от силы два, самое большее три. Не похоже, что где-нибудь в Обозримом Космосе в данный момент складывалась ситуация, требующая экстренного вмешательства всего Батальона.
- Не спеши с выводами, Крис, - заметил Герцог. - Мы слишком долго пропадали в пограничных областях Галактики, чтобы верно оценивать нынешнюю ситуацию здесь, на Земле. Три года, согласись, немалый срок.
Стюарт пожал плечами и ничего не ответил. Их было пятеро в салоне вместительного "паккарда". Крис Стюарт - признанный лидер с насмешливыми серыми глазами и железным характером; Джералд Волк убежденный анархист-любитель, страстный поклонник князя Петра Кропоткина, отмеченный печатью непреходящего изумления на худом лице лже-аскета; Флойд О'Дарр - язвительный рыжеволосый ирландец, составляющий с Волком неразлучный дуэт и до посинения готовый спорить с последним по самому ничтожному поводу; Филипп де Клиссон, или Герцог - гордый потомок древнего нормандского рода, обладатель неоспоримого права на ношение золотой герцогской короны де Клиссонов и готовый отстаивать честь славного рода со шпагой, бластером или гамма-излучателем в руках; и наконец, Коротышка Марк - флегматичный гигант шести с половиной футов ростом, предпочитающий крепкий здоровый сон трепотне, зубоскальству и словесным перепалкам, которым зачастую предавалась остальная четверка.
Помимо многолетней дружбы, всех пятерых связывала служба в Особом Батальоне Ведомства Космической Безопасности - том самом Батальоне, о котором издавна ходили легенды и слагались удивительные мифы. Круг проблем, возложенных на батальон, был весьма и весьма широк. Согласно специальной ведомственной инструкции, этот круг очерчивал целый набор так называемых "нестандартных критических ситуаций", на локализацию и возможную ликвидацию которых и была направлена деятельность этого необычного полувоенного формирования.
Что именно подразумевалось под "нестандартными критическими ситуациями", никто толком не знал - никто, кроме самого шефа ВКБ.
Никакие ведомственные инструкции не способны были пролить свет на три магические слова, интерпретировать которые мог себе позволить лишь глава упомянутого Ведомства. Что он, собственно, и делал весьма успешно, вкладывая в эту расплывчатую формулу вполне определенный, конкретный смысл.
Давно уже канули в прошлое те благословенные времена, когда Особый Батальон укомплектовывался исключительно из парней, именуемых расхожим словечком "супермен". Летели годы, сменялись десятилетия, становилось шире, многограннее, объемнее само понятие "нестандартных критических ситуаций" - сменились и акценты у требований, налагаемых на кандидатов в Батальон. Центнеры стальных мускулов, молниеносная реакция, универсальное владение любым видом оружия весь этот "джентльменский набор" вдруг признан был недостаточным для решения специфических задач ОБ ВКБ. И тогда на смену туповатым костоломам и пресловутым суперменам пришло новое поколение поколение интеллектуалов. Союз крепкого тела и ясного ума не замедлил сказаться самым благоприятным образом на деятельности всего Ведомства.
Следует отдать должное отчаянным парням из Особого Батальона
- они работали безупречно. Бесспорно, этому способствовал не только жесткий отбор кандидатов, производимый специальной ведомственной комиссией, но и высокие "гонорары" - так именовали в Ведомстве плату за свои труды сами исполнители, с полным на то основанием считая свою работу истинным искусством.
Их нарекли "избранниками судьбы" - то ли в насмешку, то ли боготворя...
Пятерка "избранников судьбы" из группы Криса Стюарта - а таких групп в Батальоне насчитывалось более четырех десятков являла собой крепкое содружество тех самых отважных сорви-голов, которые в буквальном смысле были цветом нового поколения космических разведчиков. Каждый член группы имел отличный послужной список "отличный" в свете тех критериев, которыми обычно руководствовалось в своих действиях Ведомство Космической Безопасности и которые зачастую сильно отличались от критериев господствующей в общества морали. Крис Стюарт с десяток лет прослужил в межгалактических "зеленых беретах" в районе Скопления Прокаженных Бедуинов; Флойд О'Дарр прошел прекрасную боевую выучку в отрядах ирландских боевиков, затем, преследуемый правосудием, канул в безбрежные просторы Обозримого Космоса, откуда доносились порой фантастические слухи об отчаянном рыжем контрабандисте и его дерзких сотоварищах; подвиги Джералда Волка были чисто земными и ограничивались безупречной службой в Иностранном Легионе; Филипп де Клиссон, как истинный аристократ, слыл едва ли не лучшим охотником за двуглавыми бурыми львами-оборотнями в саваннах Малой Бездны и шестимерными саблезубыми кроликами-людоедами на призрачном астероиде У-Му-ТуруЛай-35, что в созвездии Кривоногих Обезьян. Что же касается Коротышки Марка, то в течение семи лет он был признанным королем профессионального марсианского ринга. Правда, бокс ему пришлось оставить: за нанесенное рефери оскорбление он был бессрочно дисквалифицирован. "Швырнул я этого продажного подонка за канат, оправдывался потом Марк перед ухмыляющимися друзьями, - так ведь за дело же! Заявил, мерзавец, что я под допингом..." Лишь близкие друзья его знали, что понятия чести, тем более чести спортивной, всегда были для флегматичного экс-боксера превыше всего. Допинг и Коротышка Марк были понятиями несовместимыми.
Потом судьба свела их воедино - они стали ее "избранниками"...
Свинцовая мгла нависла над шоссе, воздух был густым и липким, словно кисель, едкий пот стекал по их лицам, шеям, рукам...
- Говорят, этот Крамер никогда не снимает темных очков, сказал Флойд. - Даже в постели.
- Не имел удовольствия лицезреть его в постели, - ответил Стюарт, - как, впрочем, и в иной, менее интимной обстановке. Но ручаюсь, скоро нам такая честь выпадет.
- Что, заглянуть к нему в постель? - Флойд скорчил брезгливую гримасу.
- Вряд ли он допустит тебя в свою спальню, - ухмыльнулся Джералд Волк. - Но ты не теряй надежды, дружище Флойд, если твоя рыжая шевелюра придется шефу по вкусу, то у тебя появится весьма реальная возможность стать его фаворитом.
Флойда передернуло от "заманчивой" перспективы, обрисованной Волком.
- Клянусь всеми девятью кругами ада, я скорее сяду голой задницей в гигантский меркурианский муравейник!
Глаза Джералда Волка лукаво блеснули.
- Я всегда подозревал у рыжих патологическую склонность к изощренному мазохизму. Хочешь, я ударю тебя чем-нибудь тяжелым? вкрадчиво спросил он, заглядывая приятелю в глаза. - По дружбе?
- Полегче на поворотах, идиот, - угрожающе зарычал Флойд О'Дарр. - Не забывай, что от изощренного мазохизма всего лишь шаг до не менее изощренного садизма. Я с детства любил мучить кошек и анархистов. Подолгу и с наслаждением.
- Может, высадить эту парочку вон у того перекрестка? спросил Герцог у Криса Стюарта. - У меня уже в печенках сидят бесконечные дуэли этих болтунов.
- Пожалуй, вы правы, мсье де Клиссон, - в тон ему ответил Крис Стюарт, - этим двум петухам не мешало бы прошвырнуться пешком.
Уверен, Коротышка Марк поможет им выйти.
Он демонстративно притормозил у перекрестка.
- Эй, Марк, проснись! - тряхнул спящего гиганта Герцог. Пора тебе малость поразмяться.
- А? Что? - спросонья заворчал Коротышка Марк.
- Погоди, Герцог, - взмолился Флойд, с опаской поглядывая на экс-боксера, - не буди этого буйвола. Клянусь копытом бешенного бизона, я осознал, раскаялся и чертовски сожалею, что сцепился с этим болва...
- С кем, с кем? - угрожающе переспросил Джералд.
- С самым выдающимся анархистом во всем Обозримом Космосе.
Виват Джерри Волку!
- Раскаяние принимается, - резюмировал Герцог. - Чем ответит противная сторона?
- Несмотря на то, что противной стороне крайне противен и омерзителен рыжий цвет... - начал было Джералд.
- Сейчас я его ударю, - внятно произнес Флойд.
- ...я все же готов сделать исключение, - невозмутимо продолжал Джералд, - для старика Флойда. Удивительно, но среди рыжих тоже попадаются неплохие парни. Правда, крайне редко.
- Ла-адно, - протянул Герцог, - на этот раз, ребята, вам удалось избежать справедливой кары. Что скажешь, капитан?
Крис Стюарт нажал на педаль акселератора, и мощный "паккард" рванул вперед.
- Прощены, - сказал он с видом самого Господа Бога, - но в следующий раз ничто уже не сможет помешать вам, мсье де Клиссон, разбудить Коротышку Марка. Клянусь глоткой арктурианского вампира!
Флойд О'Дарр с восхищением посмотрел на Стюарта.
- Капитан, я тебя обожаю! - воскликнул он. - Разрази меня гром, если среди твоих предков не было хоть одного ирландца!
Минут десять все пятеро хранили нейтралитет. Наконец Герцог нарушил молчание.
- Уверен, встреча с Крамером не сулит нам ничего хорошего.
Может быть, кто-нибудь что-либо слышал об этом типе? Откуда он взялся? В бытность старика Гамильтона в Ведомстве о Крамере никто и слыхом ни слыхивал.
Крис Стюарт пожал плечами.
- Личность довольно-таки темная, подстать своим очкам. Для нас, простых смертных, закулисные правительственные игры всегда оставались за семью печатями. При раздаче должностей и министерских портфелей нашим мнением почему-то не интересуются.
- Потому что подобные ситуации не попадают в разряд "критических нестандартных", - усмехнулся Джералд, - и лежат вне сферы нашей компетенции.
- Пожалуй, это единственные ситуации, которые не являются "критическими нестандартными", - в тон ему ответил Герцог.
- Вот не думал, что таковые существуют, - зло проворчал Флойд.
Стюарт бросил взгляд на циферблат часов. Затем притормозил у небольшого кафе.
- До встречи с шефом осталось три часа. Я думаю, вы неплохо проведете время в этой забегаловке.
- Ты не останешься с нами? - спросил Герцог.
Стюарт покачал головой.
- Хочу повидаться с Бертом Джервисом.
- Берт Джервис? Это тот дотошный сыскник, что раскручивал дело с убийством владельца фирмы "Монт и сыновья"?
- Он самый, Филипп. Заметь, он таки раскрутил это дело, хотя оно и казалось совершенно безнадежным.
- Потому я и назвал его дотошным. Зачем он тебе понадобился, Крис?
Стюарт кивнул на лежавшую возле его сидения газету.
- Здесь все сказано.
Взгляд Герцога скользнул по газете и внезапно замер на небольшой заметке с броским заголовком "Необычная смерть сэра Роберта Гамильтона". Герцог быстро пробежал статью глазами.
- А, так этот Джервис взялся теперь за Гамильтона! воскликнул он.
- Ему поручено расследование смерти сэра Роберта, и, я уверен, Берт докопается до истины.
- До истины? О какой истине ты говоришь?
- Ты плохо читал статью, Филипп. Берт полагает, что дело не обошлось без убийства.
Флойд округлил глаза.
- Убийство? - громким полушепотом повторил он. - Старик Гамильтон убит?
Стюарт пожал плечам.
- Я знаю не больше вашего. Потому-то я и хочу потолковать с Джервисом.
- Так он тебе все и расскажет! - усомнился Герцог.
- Поживем - увидим. В свое время мы с ним были друзьями.
Надеюсь, он не забыл об этом. Я заеду за вами к шести. Толкните Марка. Мне кажется, у него начался период зимней спячки.
- Этот период у него тянется круглый год, - ухмыльнулся Джералд Волк.
Разбуженный боксер долго хлопал осоловелыми глазами, с трудом возвращаясь в мир реальности. Наконец четверо "избранников судьбы" покинули автомобиль. Коротышка Марк расправил богатырские плечи и громко хрустнул суставами.
- А быстро мы добрались, - прорычал он, прочищая горло.
- Что ты, дружище Марк, мы еще и не думали трогаться, возразил Джералд, подмигнув Флойду.
Марк метнул в него добродушный взгляд и хлопнул приятеля по плечу. Тот едва удержался на ногах.
- Шутник ты, Джерри, - осклабился боксер.
- Да уж куда моим шуткам до твоих, Коротышка, - отозвался Джералд, потирая ушибленное плечо. - В твоих и весу-то на добрый центнер больше.
Коротышка Марк расхохотался.
- Куда это наш командир намылился? - недоуменно спросил он, провожая взглядом уносящийся "паккард".
- На аудиенцию к римскому папе, - бросил через плечо Джералд, толкая дверь в кафе.


Глава вторая
БЕРТ ДЖЕРВИС

Берт Джервис сидел в своем кабинете и тупо смотрел в пол, обильно усеянный окурками. Сквозь плотный туман сигаретного дыма лицо его казалось слепком с погребально-церемониальной маски туземцев Великого Хвоста. Пальцы левой руки выбивали мерную дробь по полированному подлокотнику кресла. Пожалуй, иных признаков жизни в этом теле заметно не было.
Таким и застал его Крис Стюарт, когда вошел в кабинет инспектора сыскной полиции. Кинув взгляд на сидящую в кресле безмолвную фигуру, он молча подошел к окну и настежь распахнул обе створки.
- Какого дьявола! - взорвался Джервис, оставаясь неподвижным.
- Я к тебе по делу, Берт, - ответил Стюарт, садясь на краешек стола и в упор глядя на инспектора.
- Стюарт? - в безжизненных глазах Джервиса вспыхнула искра интереса.
- Он самый, Берт.
- Ты не вовремя, Стюарт, мне нужно кое-что обмозговать.
- А я было решил, что ты надышался "альпассийского тумана",
- усмехнулся Стюарт. - По правде говоря, видок у тебя был не из лучших.
Джервис тряхнул головой.
- Ладно, выкладывай.
- Признаться честно, я надеялся услышать кое-что от тебя.
Сигаретный туман в комнате заметно поредел. Джервис метнул в Стюарта быстрый пронизывающий взгляд.
- Об этом деле ты не услышишь от меня ни слова, - сухо произнес он.
- Но, Берт...
- Повторяю, - загремел Джервис, яростно вращая глазами, - я тебе ничего не скажу, Стюарт.
- Возможно, ты хочешь что-нибудь услышать от меня? Как никак, Гамильтон был моим шефом целых двенадцать лет.
- Нет, - упрямо мотнул головой Джервис.
- Да пошел ты к черту, старый кретин! - взорвался Крис Стюарт. - Или ты все выложишь начистоту, или я поведу собственное расследование.
Едва заметное подобие улыбки мелькнуло на губах инспектора.
- Узнаю прежнего Стюарта. - Он в упор смотрел на капитана "избранников судьбы". - Ты хочешь жить, Крис?
- Очень. Но еще больше я хочу знать правду.
- Я бы тоже хотел ее знать.
- Сообща мы докопаемся до истины, Берт. Я помогу тебе.
- Не поможешь. Да и зачем тебе это?
- Роберт Гамильтон был из тех людей, ради которых стоит кое-чем пожертвовать. Если он убит, мой долг распутать этот клубок.
- Долг? Чушь собачья... - криво усмехнулся Джервис.
- Не валяй дурака, Берт. Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы поверить, что ты стал циником.
- Я им стал, Стюарт.
- Так ты расскажешь мне о Гамильтоне?
- Я не хочу потерять единственного друга.
- Ты потеряешь его, если промолчишь.
- Психологическая обработка, да? Ты прекрасно ее провел, Стюарт. Я сдаюсь. Но с этого момента я не дам за твою жизнь и ломаного гроша.
- А как же ты, Берт?
- Я давно уже обречен, - безнадежно махнул рукой Джервис и понизил голос до шепота: - Слушай же.
- В чем дело, Берт? Эти стены имеют уши?
- Стены? Не-ет, Стюарт. - В глазах инспектора вспыхнул какой-то странный огонь. - Стены - это слишком примитивно. - Он провел руками перед глазами, словно ощупывая что-то невидимое. Сам воздух - одно большое ухо... возможно...
Стюарт внимательно посмотрел на Джервиса. От того не ускользнул взгляд капитана. Он снова усмехнулся.
- Ты решил, что я спятил, не правда ли? - Джервис уставился на свои руки. - Будь я верующим, я бы молил Бога, чтобы это так и было. Но спятил не я, Стюарт...
- У меня нет времени исповедывать тебя, Берт, - нетерпеливо прервал его Стюарт. - Мне нужны факты.
- Факты. Гм... У меня нет фактов.
- Нет фактов? - Брови Стюарта удивленно взметнулись вверх.
- Ты же утверждаешь, что Гамильтон убит!
- Он убит, - убежденно произнес Джервис, - и это единственный факт, которым я располагаю.
- Откуда такая уверенность?
Джервис с минуту молчал. Когда он заговорил снова, в голосе его звучал металл.
- Роберт Гамильтон найден мертвым в собственном кабинете неделю назад. Опрос возможных свидетелей ничего не дал: никто ничего не видел, не слышал, не знает и знать не желает. Каждый забился в свою нору и боится оттуда нос высунуть. - Джервис зло сплюнул на пол. - Теперь-то мне известно, что они действительно ничего не знают. Единственная, кто смог немного пролить свет на истину, была Джейн Гросби, личный секретарь Роберта Гамильтона. В течение того злополучного дня, утверждает она, в кабинет к шефу никто не входил и никто из него не выходил. Она же и была последней, кто видел его в живых, и именно она чуть позже обнаружила труп. Я тщательно обследовал кабинет и приемную и пришел к выводу, что ни одна живая душа, действительно, не смогла бы проникнуть к сэру Роберту без ведома секретаря. Джейн Гросби же я склонен верить. Далее, никаких следов явного насилия или других следов насильственной смерти на теле твоего шефа не обнаружено.
- И тем не менее ты утверждаешь, что Роберт Гамильтон убит!
- И останусь при своем убеждении даже под страхом смертной казни, - твердо произнес Джервис.
- Откуда такая уверенность, Берт?
Джервис вынул из пачки сигарету и закурил. Пальцы его слегка подрагивали от волнения.
- Бытует такое выражение: естественная смерть, - продолжал он. - Считается, что естественной смертью человек умирает либо от какой-нибудь болезни, либо просто от старости. Организм изношен до предела - и все, баста. Напротив, смерть от руки маньяка, упавшего на голову кирпича или луча бластера принято называть неестественной, ибо причина ее как бы привнесена извне. Все это чушь! Я всегда придерживался взгляда, что всякая смерть естественна, поскольку вызывается необратимыми процессами внутри организма. Смерть наступает не от ножа убийцы, а от остановки сердца, нож лишь включает механизм смерти, рождает ту причину, которая в конце концов приводит к летальному исходу. Аналогичным образом действует и вирус.
Разница здесь лишь в скорости процессов, суть же их одна: некие необратимые изменения в естественном функционировании организма.
Смерть всегда естественна, ибо ее вызывают естественные причины. Так я думал до недавнего времени. Результаты вскрытия тела Роберта Гамильтона коренным образом изменили мои воззрения на смерть. Я пришел к парадоксальному выводу: смерть не всегда бывает естественной. Неестественной я называю такую смерть, для наступления которой не имеется очевидных причин. Такова смерть Роберта Гамильтона. Его организм полностью работоспособен, и хотя хорошим здоровьем он не отличался, все органы его накануне смерти функционировали нормально. Смерть от болезни, даже внезапной, исключается, на том же основании следует исключить и известные виды насильственной смерти, как то: смерть от яда, пули, ножа, электрического тока и так далее. Суть парадокса в том, что Гамильтон не должен был умереть, смерти как таковой не было.
- Однако он мертв, - заметил Стюарт.
- Сейчас он безусловно мертв, а тогда... Тогда его организм просто перестал функционировать, без видимых на то причин. Словно кончился завод часов - стоит их лишь завести, как они пойдут вновь.
Медицинские эксперты считают, что подоспей помощь вовремя, тело можно было бы реанимировать.
- Но как все это увязать с убийством, Берт? - пожал плечами Стюарт.
- Неужели ты до сих пор не понял? - Джервис закурил вторую сигарету. - Поскольку Роберт Гамильтон мертв - а то что он мертв, не вызывает никаких сомнений - должна, понимаешь, должна существовать причина, вызвавшая смерть. Иначе мы дойдем до абсурда или до клиники для умалишенных. У смерти всегда должна быть причина, и если мы не знаем этой причины, это еще не значит, что ее нет вовсе. Я назвал смерть Роберта Гамильтона неестественной, так как не существует ни одной из известных естественных причин, способных ее вызвать.
- А страх? Он мог умереть от внезапного испуга.
- Содержание адреналина в крови Гамильтона было не только выше, но даже несколько ниже нормы. Нет, испуг отпадает. Повторяю, Стюарт, естественные причины приходится исключить, и с ними вместе болезнь, старость, обычные способы убийства.
- Стало быть, есть еще и необычные?
- Вот именно. Роберт Гамильтон убит неведомым нам способом, в обход обычным законам природы. Потому я и называю его смерть неестественной. Он не должен был умереть - если исходить из устоявшихся представлений о смерти и причинах, ее вызывающих. Но он все-таки умер.
В помещении воцарилась гнетущая тишина. Крис Стюарт с трудом переваривал услышанное.
- Ты убедил меня, Берт, - наконец сказал он. - Роберт Гамильтон убит. Осталось совсем немного - отыскать убийцу. Ты что-нибудь предпринял на этом пути?
Джервис усмехнулся и выпустил кольцо дыма.
- Я никогда не охотился за призраками, Стюарт. Но что-то говорит мне, что призрак уже начал охоту за мной. - Он как-то странно посмотрел на Стюарта и добавил чуть слышно: - И за тобой, старина Крис. Очень жаль, что я наболтал тебе лишнего.
Стюарт пожал плечами.
- Признаюсь, я не вижу причин для беспокойства.
- Оно и к лучшему, Стюарт. Ты слишком долго не был на Земле.
Джервис тяжело поднялся с кресла и подошел к окну.
Тусклый сумеречный свет струился в распахнутое окно. Воздух был тяжелым, мутным, пыльным, лишенным движения и жизни. Серое свинцовое небо давило на город, вершины небоскребов тонули в гигантском море низко нависших туч. Что-то зловещее чудилось в этом безмолвии небесной стихии, словно ждущей своего часа, чтобы низринуться на землю и затопить ее вязкой киселеобразной массой.
- Как тебе вид из окна, Стюарт? Неплох, не правда ли?
Особенно если учесть, что сейчас начало июля.
Стюарт подошел к инспектору.
- Мерзкая погода. И давно это началось?
- Два месяца. Обложило всю планету за одну ночь. Метеорологи так и не смогли докопаться до сути этого явления.
Стюарт задумчиво потер подбородок.
- Мы едва пробились сквозь атмосферу на своем "Скитальце", сказал он. - Меня чуть было не вывернуло наизнанку от вибрации.
- Ты что-нибудь слышал о Мраке?
Голос Джервиса слегка дрогнул от напряжения, хотя внешне он оставался спокойным и невозмутимым. Стюарт внимательно посмотрел на него.
- Я ничего не слышал о Мраке, - внятно произнес он.
1 2 3 4 5
 херес андалусия 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я